Образ петербурга в поэме медный всадник пушкина сочинение

Образ Петербурга в поэме Пушкина “Медный всадник”

Пушкин А. С.Образ Петербурга в поэме Пушкина “Медный всадник” rel=”nofollow”>| Печать |

Поэма “Медный всадник” – живой образный организм, не терпящий однозначных толкований. Все образы здесь многозначны, символичны. Образы Петербурга, Медного всадника, Невы, Евгения имеют самостоятельное значение, но в рамках поэмы тесно взаимодействуют друг с другом.

Историю и современностью поэт объясняет через емкий и символический образ Петербурга.

Обратите внимание

Поэма открывается “Вступлением”, в котором образ города занимает господствующее место. Петербург здесь – глубоко символический памятник плодотворности единства миллионов людей.

Обратите внимание

Эта плодотворность в том, что был создан город, нужный для России, город для людей, город, отдающий добро, заложенное в нем его строителями.

Поэтому в описание Петербурга нередко вторгается автор с выражением своей любви к нему:

Люблю тебя, Петра творенье…

Петру принадлежит сама идея создания этого города, идея в масштабе целой России, а построил его народ для людей. Все в нем прекрасно, гармонично, преисполнено величия, красоты и добра. “Человечность” города раскрывается в утверждении благоприятствования Петербурга творчеству:

…Твоих задумчивых ночей Прозрачный сумрак, блеск безлунный, Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады…

В дальнейшем описание читателю открываются все новые и новые стороны города. Перед нами предстает славный города, новая столица могучей России, которую любит поэт. И он увлекает читателя своей приверженностью к дорогим ему местам Петербурга.

Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создается впечатление, что он какой-то неподвижный, даже отчасти неестественный. Поэт видит “спящие громады пустынных улиц”, слышит “шипенье пенистых бокалов”, но людей на улицах нет, как нет и их лиц на фоне бокалов.

Во “Вступлении” намечен главный принцип изображения города, реализованный в двух частях “петербургской повести”, – контраст. В первой части облик Петербурга меняется, это уже не пышный “юный град”, а “омраченный Петроград”.

Город превращается в крепость, осажденную Невой. Нева – тоже часть города, и это стоит отметить.

Важно

Беда приходит как бы изнутри, сам город берет себя приступом; наружу выходит все то, что было недостойно изображения, скрыто за описанием парадности:

Лотки под мокрой пеленой, Обломки хижин, бревны, кровли, Товар запасливой торговли, Пожитки бледной нищеты, Грозой снесенные мосты, Гробы с размытого кладбища

Плывут по улицам!

И только теперь появляется на улицах народ, “теснится кучами” на берегах Невы. Бушующая Нева сложно соотнесена со стихией народного возмущения: она то мечется, “как больной в своей постеле беспокойной”, то рвется “к морю против бури” и, встретив преграду, бунтует, то ропщет “пени…как челобитчик у дверей”.

Вся первая часть – картина народного бедствия, и именно в этот момент впервые появляется фигура “кумира на бронзовом коне”, который невозмутим, в отличие от живого царя, бессильного противостоять стихии.

После наводнения городские противоречия не только не исчезли, но еще более усилились.

Петербургская окраина, куда устремился Евгений, напоминает “поле боевое”, смытый бурной стихией домик возлюбленной Евгения Параши является олицетворением всеобщей трагедии; но уже на следующее утро все возвращается к прежнему порядку – город вновь равнодушен к человеку. Вновь он становится городом торговцев, чиновников и “злых детей”, бросающих камни в безумного Евгения.

Совет

Петербург предстает как твердыня русского самовластья, как центр самодержавия, и он враждебен человеку. Столица России, созданная народом, обернулась враждебной силой для него самого и для отдельного человека.

Пушкин как бы подчеркивает, что город, не возникший постепенно, не выросший из деревни, как подавляющее большинство других городов, а насильно построенный на этом месте вопреки плавному течению истории, если и будет стоять, то жителям его придется расплачиваться за то, что основатель практически пошел против законов природы.

Совет

В центре города – памятник его основателю, а сам Петербург является огромным памятником личности Петра; и противоречия города отражают противоречия его основателя.

Похожие сочинения: Основной конфликт в трагедии Пушкина “Борис Годунов” Народ и его роль в трагедии Пушкина “Борис Годунов” Конфликт личности и государства в поэме “Медный всадник” Рекомендуем: Образ Евгения в поэме Пушкина “Медный всадник” Образ Петра в поэме А. С. Пушкина “Медный всадник”

евгений онегин””>Следующая страница

Источник: http://www.school-essays.info/obraz-peterburga-v-poeme-pushkina-mednyj-vsadnik/

Образ Петербурга в поэме Л. С. Пушкина «Медный всадник» – 8 Декабря 2013 – Литература

Образ Петербурга, созданный Пушкиным в по­эме «Медный всадник», является не просто фо­ном, на котором происходит действие, а прямым участником конфликта человеческой личности и истории.

Именно в образе Петербурга проявляет­ся неоднозначность решения этого конфликта.

Оценка этого города в конечном счете восходит к двум противоположным точкам зрения на лич­ность и преобразовательную деятельность Петра Великого.

С точки зрения классицистов, Петербург по­могли создать божественные силы, вдохновляв­шие Петра и руководившие им. Своими деяния­ми он возвысил Россию.

Другая версия заключа­ется в том, что Петр — это деспот, закабаливший свой народ и покушавшийся на свободу других народов, а Петербург — это город, созданный дьявольскими силами, так как на его строитель­стве погибло много людей.

Как и в трактовке образа Петра, Пушкин не отдает предпочтения ни одной из этих версий о Петербурге, Его отноше­ние к городу и Петру I, построившему его, неод­нозначно.

Во вступлении поэмы Пушкин с любовью от­зывается о Петре и его творении, Петербурге, ко­торый воспринимается им как воплощение твор­ческих замыслов великого человека:

Люблю тебя, Петра творенье, Люблю твой строгий, стройный вид…

Строительство Петербурга оценивается поэтом как торжество исторической необходимости, как возможность для России «прорубить окно в Ев­ропу и стать полноправным участником общения европейских стран.

Также, по замыслу Петра, Петербург становится оплотом России, ее торго­вым, морским и военным центром. Пушкин, верный литературной традиции первой трети XIX века, показывает парадный Петербург: Не­ву, гранит, дворцы, Адмиралтейство.

Автор по­эмы любуется архитектурной красотой юного го­рода, выросшего из тьмы лесов, из топи блат, его дворцами и башнями, построенными на месте убогих лачуг, богатыми пристанями, гранитной набережной Невы, мостами, «нависшими над во­дой», садами и парками северной столицы.

Обратите внимание

Он восхищается воинственной живостью Марсовых полей, красотой пехотных и конных полков, вы­шедших на военный парад, грозным видом про­славленных боевых знамен.

Пушкин также описывает атмосферу жизни северной столицы: официальную жизнь города, представлявшую государство, светский Петер­бург, который славился своими блестящими ба­лами, и Петербург дружеских встреч и холостых пирушек.

Петербургский мир предстает в поэме как не­кое замкнутое пространство. Город живет по своим законам, начертанным его основателем Это как бы новая цивилизация, противопоставлен­ная и дикой природе, и прежней России. «Мос­ковский период ее истории, символом которого является ^старая Москва» — «порфироносная вдова, ушел в прошлое.

Однако величественный образ города, создан­ный во вступлении, внутренне противоречив, Пушкин подчеркивает двойственность Петербур­га, который «вознесся пышно, горделиво, но «из тьмы лесов, из топи блат». Это город-колосс, под которым болотная топь.

Чем больше Пушкин говорит о пышной красоте города, тем больше соз­дается впечатление, что он какой-то неподвиж­ный, призрачный. В гордом облике младшей сто­лицы скрывается что-то тревожное. Тревога зву­чит в пожелании «граду Петра»: «Красуйся, град Петров, и стой / Неколебимо, как Россия. / Да усмирится же с тобой / И побежденная сти­хия..

» Красота города-т вер дыни не вечна: он стоит прочно, но может быть разрушен стихией, В самом сравнении города со стихией — двойст­венный смысл: здесь и признание неколебимости России, и ощущение зыбкости города. Впервые появляется образ неукрощенной до конца водной стихии: она предстает могучим живым сущест­вом. Стихия побеждена» но не «усмирилась».

«Волны финские, оказывается, не забыли «вражду и плен старинный свой». Город, осно­ванный «на зло надменному соседу», сам может быть потревожен «тщетной злобою стихии.

Если во вступлении поэмы Петербург — сим­вол Петровской эпохи» «петербургского» периода в русской истории, то в первой части это обыч­ный город, терпящий бедствие и занятый повсе­дневной суетой.

Контраст — главный принцип изображения города, намеченный во вступлении, реализуется в двух частях «петербургской повести, Петербург в поэме полон резких конфликтов, неразре­шимых противоречий, В первой части облик го­рода меняется, с него словно спадает мифологи­ческая позолота.

Исчезают «золотые небеса», их сменяет «мгла ненастной ночи и «бледный день». Это уже не пышный «юный град», «пол­нощных стран краса и диво», а «омраченный Петроград». Он во власти «осеннего хлада, вою­щего ветра, «сердитого» дождя. Город превраща­ется в крепость, осажденную Невой, которая то­же часть города.

Важно

В нем затаилась злая энергия, которую освобождает «буйная дурь» финских волн. Нева, прекращая свое «державное теченье» в гранитных берегах, вырывается на волю и раз­рушает «строгий стройный вид Петербурга. Словно сам город берет себя приступом, разры­вая свое чрево.

Обнажается все, что было скрыто за парадным фасадом «града Петра» во вступле­нии.

Народ появился на улицах, «теснился куча­ми» на берегах Невы, на балкон Зимнего дворца вышел царь. Он «печален» и «смутен. Живой царь бессилен противостоять «Божьей стихии». Вся первая часть — картина народного бедствия. Осажден Петербург чиновников, лавочников, ни­щих обитателей хижин. Нет покоя мертвым. Впервые появляется фигура «кумира на бронзо­вом коне».

Во второй части показан Петербург после на­воднения. Но городские противоречия не только сняты, а еще более усилены. Умиротворение и покой таят в себе угрозу, возможность нового конфликта со стихией:

Но, торжеством победы полны, Еще кипели злобны волны, Как бы под ними тлел огонь…

Петербургская окраина, куда устремился Ев­гений, напоминает «поле боевое» — «вид ужасный>, зато на следующее утро «в порядок преж­ний все вошло». Город стал холодным и равно­душным к человеку.

Это город чиновников, расчетливых торговцев, «злых детей, бросаю­щих камни в безумного Евгения, кучеров, сте­гающих его плетьми.

Но это по-црежнему дер-жавный город — над ним парит «кумир на брон­зовом коне».

Если строительство Петербурга сыграло поло­жительную роль в исторических судьбах России, то отдельному человеку с его маленькими житей­скими мечтами оно только приносит горе, С этим связана тема Евгения, бедного молодого чело­века, надежда которого на тихое семейное счастье была сокрушена враждебной стихией по­топа. В противопоставлении Петра и Евгения выразился конфликт человека и власти, личнос­ти и государства — вечная проблема, одно­значное решение которой Пушкин считает невоз­можным.

Источник: http://vsedli.ucoz.ru/news/obraz_peterburga_v_poehme_l_s_pushkina_mednyj_vsadnik/2013-12-08-46

Сочинение на тему «Образ Петербурга в поэме «Медный всадник» А. С. Пушкина»

В русской литературе к тридцатым годам XIX века закрепляется одическая традиция изображения Петербурга и его основателя. В «Медном всаднике», который менее связан с одической традицией, чем даже «Полтава», имеет место феномен: автор избегает прямого называния Петра по имени.

Читайте также:  Сочинение дуэль базарова и павла петровича кирсанова анализ эпизода

При анализе текста «Медного всадника» можно найти ряд параллелей, связующих описание Петербурга и Вавилона. Например, строки «громады стройные теснятся дворцов и башен» еще во «Вступлении» к петербургской повести вызывают у читателя ряд ассоциаций, связанных со знаменитой башней.

А основание Петербурга, сопровождающееся обузданием морской стихии (это изображается с помощью метафоры «в гранит оделася Нева») соотносимо с основанием Вавилона и попыткой покорить небо, построив башню. Такое сопоставление дает возможность увидеть мотив Божьего гнева в «Медном всаднике» (в Библии бог Яхве наказывает вавилонян).

Это подтверждает и название Петербурга на греческий манер, и упоминание античного морского божества («И всплыл Петрополь, как Тритон»).

В изображении северной столицы прослеживаются и фольклорные мотивы, народные предания о Петре-Антихристе. Пушкин называет монарха и «кумиром на бронзовом коне», и «кумиром с простертою рукою», и «горделивым истуканом», и, наконец, «Всадником Медным на звонко-скачущем коне…».

Эпитеты «кумир», «истукан» с точки зрения писателя-христианина совсем не те, которые могут способствовать возвышению, возвеличиванию личности. Пушкин скорее изображает культ Петра как идолопоклонство Петербурга своему кумиру-основателю, которое сродни предсказанному поклонению Антихристу.

Тема города, обреченного на гибель за идолопоклонство, пронизывает многие книги библейских пророков.

Совет

В «Медном всаднике» поэт изображает не расцвет петербургской культуры, а ее начало и падение. Во «Вступлении» поэмы основатель Петербурга показан как создатель мира из небытия. Здесь автор подчеркивает, что изображается «начало». На этой детали заостряют внимание читателя сравнения:

А в первой части изображается падение города. Сравнение наводнения в Петербурге с бунтом происходит во второй части поэмы. Это сравнение можно понять так: жители «града Петрова», потеряв нравственные ориентиры (в творчестве Пушкина мотив наводнения, метели означает буйство не только природных, но и социальных сил), не могут служить примером для своих крепостных.

И в первой, и во второй главах читатель встречает ряд устойчивых сравнений петербургского наводнения со «злом», «злым бедствием» и определенную цепочку эпитетов: «злые волны», «злые дети». Думается, это закономерно.

Учитывая пословицу «что аукнется, то и откликнется», попробуем найти отправную точку для всех бед Петербурга. Как раз по «Вступлении» ее и находим. «Отсель грозить мы будем шведу. Здесь будет город заложен назло надменному соседу» — так думал Петр.

Он именно «назло» воздвигает город, из-за политических убеждений.

«Петра творенье» карается Богом, и это особо подчеркивается: поэт называет наводнение «божьей стихией», «потопом». Нева у него — олицетворение высшей силы, справедливости, которая повергает изначально обреченный на гибель город.

Образ Петербурга начертан автором многогранно. В изображении этого города Пушкин соединяет литературную традицию с народным преданием, фольклорным началом, городским бытом (в Петербурге ходили слухи об оживлении статуи Петра, существовали целые легенды на эту тему) и, конечно же, с библейскими мотивами.

Действие повести «Медный всадник» происходит в Петербурге, в новой столице России. Однако в произведении есть описание как бы трех совершенно разных городов: «старой» Москвы, богатого Петербурга и бедных районов «юного града». Пушкин противопоставляет их друг другу.

До Петербурга столицей России была Москва, старый город, строившийся в течение веков. Однако у Петра I, российского государя, возник замысел построить новую столицу. И «на берегу пустынных волн» Невы, где было только несколько изб чухонцев, был основан город. Нева была закована в гранит.

На пустынном месте возник город, названный в честь Петра I. С появлением Петербурга значение Москвы уменьшилось.

Однако новый город двойствен. Композиция повести построена таким образом, чтобы подчеркнуть этот контраст. Во вступлении стих льется свободно, спокойно и восторженно, Петербург показан прекрасным городом. В нем живет царская семья. Этот город, с его «строгим, стройным видом», с «державным течением Невы», с «оград узором чугунным», хорош для жителей:

Во вступлении прославляется и утверждается победа Петра над стихией.

В первой и второй главах показан другой Петербург. Это город, где есть место страданию, город бедных чиновников, «маленьких людей». Таких людей много: таков Евгений, такрв поэт, которому сдали внаем освободившуюся комнату Евгения. По отношению к обоим этим персонажам автор употребил слово «бедный». Этим людям очень плохо:

Именно эти простые люди страдают, становятся жертвами в результате конфликта государя и стихии, так как «с Божией стихией царям не совладеть». Действительно, Петр победил Неву, но временно: происходит наводнение, которое разрушает, поглощает город.

Обратите внимание

Народ воспринимает это стихийное бедствие как Божье наказание, как Судный день. За что же так сурово Господь наказывает Петербург? Не за то ли, что он, как и Вавилон, был полон соблазнов? Многие люди гибнут, другие теряют разум, не говоря уже о материальных потерях.

По наводненным улицам плывут «грозой снесенные мосты», обломки, бревна, вещи, домашняя утварь, «гроба с размытого кладбища».

Повесть заканчивается описанием того же пейзажа, которым началась: «взморье», «рыбак», кругом так же пустынно. Это возвращение к первоначальному хаосу. Таким образом, читатель видит, что природа, созданная Богом, неизменна во времени, а человек и его творения, неважно, поделка это или целый город, «вечности жерлом пожрутся».

Источник: https://schoolsochinenie.ru/obraz-peterburga-v-pome-medny-vsadnik-a-s-pushkina.html

Сочинение «Образ Петербурга в поэме Пушкина «Медный всадник»»

Поэма «Медный всадник» – живой образный организм, не терпящий однозначных толкований. Все образы здесь многозначны, символичны. Образы Петербурга, Медного всадника, Невы, Евгения имеют самостоятельное значение, но в рамках поэмы тесно взаимодействуют друг с другом.

Историю и современностью поэт объясняет через емкий и символический образ Петербурга.

Поэма открывается «Вступлением», в котором образ города занимает господствующее место. Петербург здесь – глубоко символический памятник плодотворности единства миллионов людей.

Обратите внимание

Эта плодотворность в том, что был создан город, нужный для России, город для людей, город, отдающий добро, заложенное в нем его строителями.

Поэтому в описание Петербурга нередко вторгается автор с выражением своей любви к нему:

Люблю тебя, Петра творенье…

Петру принадлежит сама идея создания этого города, идея в масштабе целой России, а построил его народ для людей. Все в нем прекрасно, гармонично, преисполнено величия, красоты и добра. «Человечность» города раскрывается в утверждении благоприятствования Петербурга творчеству:

…Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады…

В дальнейшем описание читателю открываются все новые и новые стороны города. Перед нами предстает славный города, новая столица могучей России, которую любит поэт. И он увлекает читателя своей приверженностью к дорогим ему местам Петербурга.

Важно

Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создается впечатление, что он какой-то неподвижный, даже отчасти неестественный. Поэт видит «спящие громады пустынных улиц», слышит «шипенье пенистых бокалов», но людей на улицах нет, как нет и их лиц на фоне бокалов.

Во «Вступлении» намечен главный принцип изображения города, реализованный в двух частях «петербургской повести», – контраст. В первой части облик Петербурга меняется, это уже не пышный «юный град», а «омраченный Петроград».

Город превращается в крепость, осажденную Невой. Нева – тоже часть города, и это стоит отметить.

Важно

Беда приходит как бы изнутри, сам город берет себя приступом; наружу выходит все то, что было недостойно изображения, скрыто за описанием парадности:

Лотки под мокрой пеленой,

Обломки хижин, бревны, кровли,

Товар запасливой торговли,

Пожитки бледной нищеты,

Грозой снесенные мосты,

Гробы с размытого кладбища

Плывут по улицам!

И только теперь появляется на улицах народ, «теснится кучами» на берегах Невы. Бушующая Нева сложно соотнесена со стихией народного возмущения: она то мечется, «как больной в своей постеле беспокойной», то рвется «к морю против бури» и, встретив преграду, бунтует, то ропщет «пени…как челобитчик у дверей».

Вся первая часть – картина народного бедствия, и именно в этот момент впервые появляется фигура «кумира на бронзовом коне», который невозмутим, в отличие от живого царя, бессильного противостоять стихии.

После наводнения городские противоречия не только не исчезли, но еще более усилились.

Петербургская окраина, куда устремился Евгений, напоминает «поле боевое», смытый бурной стихией домик возлюбленной Евгения Параши является олицетворением всеобщей трагедии; но уже на следующее утро все возвращается к прежнему порядку – город вновь равнодушен к человеку. Вновь он становится городом торговцев, чиновников и «злых детей», бросающих камни в безумного Евгения.

Совет

Петербург предстает как твердыня русского самовластья, как центр самодержавия, и он враждебен человеку. Столица России, созданная народом, обернулась враждебной силой для него самого и для отдельного человека.

Пушкин как бы подчеркивает, что город, не возникший постепенно, не выросший из деревни, как подавляющее большинство других городов, а насильно построенный на этом месте вопреки плавному течению истории, если и будет стоять, то жителям его придется расплачиваться за то, что основатель практически пошел против законов природы.

Совет

В центре города – памятник его основателю, а сам Петербург является огромным памятником личности Петра; и противоречия города отражают противоречия его основателя.

Источник: http://litsochinenie.ru/obraz-peterburga-v-poeme-pushkina-mednyiy-vsadnik.html

Образ Петербурга в поэме А. С. Пушкина “Медный всадник”

Поэма “Медный всадник” – живой образный организм, не терпящий однозначных толкований. Все образы здесь многозначны, символичны. Образы Петербурга, Медного всадника, Невы, Евгения имеют самостоятельное значение, но в рамках поэмы тесно взаимодействуют друг с другом. Историю и современностью поэт объясняет через емкий и символический образ Петербурга.

Поэма открывается “Вступлением”, в котором образ города занимает господствующее место. Петербург здесь – глубоко символический памятник плодотворности единства миллионов людей. Эта плодотворность в том, что был создан город, нужный для России, город для людей, город, отдающий добро, заложенное в нем его строителями.

Поэтому в описание Петербурга нередко вторгается автор с выражением своей любви к нему:

Люблю тебя, Петра творенье…

Петру принадлежит сама идея создания этого города, идея в масштабе целой России, а построил его народ для людей. Все в нем прекрасно, гармонично, преисполнено величия, красоты и добра.

“Человечность” города раскрывается в утверждении благоприятствования Петербурга творчеству: … Твоих задумчивых ночей Прозрачный сумрак, блеск безлунный, Когда я в комнате моей Пишу, читаю без лампады… В дальнейшем описание читателю открываются все новые и новые стороны города.

Читайте также:  Сочинение идея, суть и смысл романа лермонтова герой нашего времени

Перед нами предстает славный города, новая столица могучей России, которую любит поэт. И он увлекает читателя своей приверженностью к дорогим ему местам Петербурга. Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создается впечатление, что он какой-то неподвижный, даже отчасти неестественный.

Поэт видит “спящие громады пустынных улиц”, слышит “шипенье пенистых бокалов”, но людей на улицах нет, как нет и их лиц на фоне бокалов.

Во “Вступлении” намечен главный принцип

изображения города, реализованный в двух частях “петербургской повести”, – контраст. В первой части облик Петербурга меняется, это уже не пышный “юный град”, а “омраченный Петроград”. Город превращается в крепость, осажденную Невой. Нева – тоже часть города, и это стоит отметить.

Беда приходит как бы изнутри, сам город берет себя приступом; наружу выходит все то, что было недостойно изображения, скрыто за описанием парадности: Лотки под мокрой пеленой, Обломки хижин, бревны, кровли, Товар запасливой торговли, Пожитки бледной нищеты, Грозой снесенные мосты, Гробы с размытого кладбища Плывут по улицам! И только теперь появляется на улицах народ, “теснится кучами” на берегах Невы. Бушующая Нева сложно соотнесена со стихией народного возмущения: она то мечется, “как больной в своей постеле беспокойной”, то рвется “к морю против бури” и, встретив преграду, бунтует, то ропщет “пени… как челобитчик у дверей”. Вся первая часть – картина народного бедствия, и именно в этот момент впервые появляется фигура “кумира на бронзовом коне”, который невозмутим, в отличие от живого царя, бессильного противостоять стихии. После наводнения городские противоречия не только не исчезли, но еще более усилились. Петербургская окраина, куда устремился Евгений, напоминает “поле боевое”, смытый бурной стихией домик возлюбленной Евгения Параши является олицетворением всеобщей трагедии; но уже на следующее утро все возвращается к прежнему порядку – город вновь равнодушен к человеку. Вновь он становится городом торговцев, чиновников и “злых детей”, бросающих камни в безумного Евгения. Петербург предстает как твердыня русского самовластья, как центр самодержавия, и он враждебен человеку. Столица России, созданная народом, обернулась враждебной силой для него самого и для отдельного человека. Пушкин как бы подчеркивает, что город, не возникший постепенно, не выросший из деревни, как подавляющее большинство других городов, а насильно построенный на этом месте вопреки плавному течению истории, если и будет стоять, то жителям его придется расплачиваться за то, что основатель практически пошел против законов природы.

Совет

В центре города – памятник его основателю, а сам Петербург является огромным памятником личности Петра; и противоречия города отражают противоречия его основателя.

(No Ratings Yet)
Loading…

Проблеми твору мини мазайло.

Ви зараз читаєте: Образ Петербурга в поэме А. С. Пушкина “Медный всадник”Краткое содержание Борис Годунов – Пушкин Александр Сергеевич »

Источник: https://ukr-lit.com/obraz-peterburga-v-poeme-a-s-pushkina-mednyj-vsadnik/

Образ Петербурга в поэме Пушкина “Медный всадник”

Поэма “Медный всадник” – живой образный организм, не терпящий однозначных толкований. Все образы здесь многозначны, символичны. Образы Петербурга, Медного всадника, Невы, Евгения имеют самостоятельное значение, но в рамках поэмы тесно взаимодействуют друг с другом.

Историю и современностью поэт объясняет через емкий и символический образ Петербурга.

Поэма открывается “Вступлением”, в котором образ города занимает господствующее место. Петербург здесь – глубоко символический памятник плодотворности единства миллионов людей.

Обратите внимание

Эта плодотворность в том, что был создан город, нужный для России, город для людей, город, отдающий добро, заложенное в нем его строителями.

Поэтому в описание Петербурга нередко вторгается автор с выражением своей любви к нему:

Люблю тебя, Петра творенье…

Петрупринадлежит сама идея создания этого города, идея в масштабе целой России, а построил его народ для людей. Все в нем прекрасно, гармонично, преисполнено величия, красоты и добра. “Человечность” города раскрывается в утверждении благоприятствования Петербурга творчеству:

…Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады…

В дальнейшем описание читателю открываются все новые и новые стороны города. Перед нами предстает славный города, новая столица могучей России, которую любит поэт. И он увлекает читателя своей приверженностью к дорогим ему местам Петербурга.

Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создается впечатление, что он какой-то неподвижный, даже отчасти неестественный. Поэт видит “спящие громады пустынных улиц”, слышит “шипенье пенистых бокалов”, но людей на улицах нет, как нет и их лиц на фоне бокалов.

Во “Вступлении” намечен главный принцип изображения города, реализованный в двух частях “петербургской повести”, – контраст. В первой части облик Петербурга меняется, это уже не пышный “юный град”, а “омраченный Петроград”.

Город превращается в крепость, осажденную Невой. Нева – тоже часть города, и это стоит отметить.

Важно

Беда приходит как бы изнутри, сам город берет себя приступом; наружу выходит все то, что было недостойно изображения, скрыто за описанием парадности:

Лотки под мокрой пеленой,

Обломки хижин, бревны, кровли,

Товар запасливой торговли,

Пожитки бледной нищеты,

Грозой снесенные мосты,

Гробы с размытого кладбища

Плывут по улицам!

Важно

И только теперь появляется на улицах народ, “теснится кучами” на берегах Невы. Бушующая Нева сложно соотнесена со стихией народного возмущения: она то мечется, “как больной в своей постеле беспокойной”, то рвется “к морю против бури” и, встретив преграду, бунтует, то ропщет “пени…как челобитчик у дверей”.

Вся первая часть – картина народного бедствия, и именно в этот момент впервые появляется фигура “кумира на бронзовом коне”, который невозмутим, в отличие от живого царя, бессильного противостоять стихии.

После наводнения городские противоречия не только не исчезли, но еще более усилились.

Петербургская окраина, куда устремился Евгений, напоминает “поле боевое”, смытый бурной стихией домик возлюбленной Евгения Параши является олицетворением всеобщей трагедии; но уже на следующее утро все возвращается к прежнему порядку – город вновь равнодушен к человеку. Вновь он становится городом торговцев, чиновников и “злых детей”, бросающих камни в безумного Евгения.

Совет

Петербург предстает как твердыня русского самовластья, как центр самодержавия, и он враждебен человеку. Столица России, созданная народом, обернулась враждебной силой для него самого и для отдельного человека.

Пушкин как бы подчеркивает, что город, не возникший постепенно, не выросший из деревни, как подавляющее большинство других городов, а насильно построенный на этом месте вопреки плавному течению истории, если и будет стоять, то жителям его придется расплачиваться за то, что основатель практически пошел против законов природы.

Совет

В центре города – памятник его основателю, а сам Петербург является огромным памятником личности Петра; и противоречия города отражают противоречия его основателя.

Источник: http://home-task.com/obraz-peterburga-v-poeme-pushkina-mednyj-vsadnik/

Образ Петербурга в поэме Медный всадник Помощь по литературе

Петербург — удивительный город, оставивший значительный след в русской истории. Как сильно и многообразно повлиял он на наше общество, на нашу жизнь! И как тема, и как образ Петербург оставил глубокий след в русской литературе. Грозная стихия, закованная в гранит, вдохновила многих писателей.

Такие гении, как Ломоносов, Державин, Батюшков, Гоголь, Лермонтов и многие другие, раскрывали образ Петербурга, но именно Пушкин создал целостный и завершенный образ города, описал духовное начало Петербурга, придал городу силу самостоятельного бытия, живущего своей жизнью, то тихой и спокойной, то полной наводнений и бедствий.

Величественное, ужасающее творение, построенное на болоте и на костях, раскинулось грозно и прекрасно. Город живет своей жизнью. И никто не может бороться со стихией — даже самодержцы: «с Божией стихией царям не совладеть».

Совет

Важность темы Петербурга в русской литературе определяется центральной ролью города в отечественной истории: именно этот город стал для России «окном в Европу». Поэма «Медный всадник» начинается с истории создания города.

На месте, где он был построен, царствовали стихии: ветер и вода, но именно здесь царь Петр решает заложить новую столицу. Назло природе город возносится «пышно, горделиво». Казалось бы, ничто уже не напомнит о царившем здесь когда-то хаосе: «в гранит оделася Нева», «мосты повисли над водами».

Все вокруг говорит о торжестве человека над силами природы, но это впечатление обманчиво: во время наводнений Петербург предстает не победителем, а своеобразным сообщником стихий. Одна из них, вода, персонифицированная в образе Невы, врывается и нарушает спокойствие, явившись одной из сил «побеждаемой стихии».

Сначала автор сравнивает ее с больным: «Нева металась, как больной». Но потом она предстает в образе разбойника, даже зверя: река крушит, сметает все подряд на своем пути. Последствия разрушений похожи на последствия бунта, «бессмысленного и беспощадного»:

…Так злодей, С свирепой шайкою своей В село ворвавшись, ломит, режет, Крушит и грабит; вопли, скрежет, Насилье, брань, тревога, вой.

Судьбы людей оказываются зависимы от сил и буйства стихии. Наводнение с его слепой неразборчивостью отнимает у Евгения самого близкого человека, и жизнь героя лишается смысла. Разум Евгения теряет свою силу, молодой человек не выдерживает несчастья и сходит с ума.

Судьба Евгения отразила закономерность и роковую обреченность судеб «маленьких людей»: их жизнь зависит от власти и геополитических устремлений царей. В момент основания города Петр думал о государстве и о народе вообще, но не о конкретном человеке.

Таким образом, в теме Петербурга появляется одна из ее составляющих — «маленький человек», возможная униженность и зависимость его положения. (Впоследствии в гоголевской «Шинели» история Акакия Акакиевича тоже разворачивается на фоне города.) Образ Петербурга тесно связан с образом Петра I.

Во вступлении автор не называет царя по имени, пользуясь местоимением он: «На берегу пустынных волн стоял он, дум великих полн…» Именно по единоличной воле Петра трудом огромного количества безымянных работников, «на костях» был построен город.

И образ Петра все время присутствует на страницах поэмы, переплетаясь с образом города. Во время наводнения Медный всадник как будто стоит и смотрит на вытворяемые Невой бесчинства, словно одобряя их:

Стоит с простертою рукою Кумир на бронзовом коне.

Не случайно Пушкин и в названии памятника опускает имя царя. Автор называет его «мощным властелином судьбы», «кумиром на бронзовом коне», «медным всадником», поэтому образ основателя Петербурга становится мрачным, зловещим и даже ужасающим.

Читайте также:  Образ и характеристика лизы в комедии горе от ума грибоедова

При создании поэмы Пушкин использовал различные легенды, связанные с Петербургом: например, существовал миф о появлении в Михайловском замке привидения Павла I. И в помрачневшем мозгу Евгения тоже является призрак царя,…Петра I. Герой бросает вызов грозному владыке: «Ужо тебе!», и грозный царь начинает его преследовать.

(Вообще, мотив ожившей статуи характерен для творчества Пушкина и встречается еще в «Маленьких трагедиях».) Памятник оказывается воплощением беспредельной власти, беспощадной и неумолимой воли. Таким образом, в поэме «Медный всадник» Санкт-Петербург предстает городом, который губит людей и подавляет их волю, загадочным и таинственным, городом оживших статуй и проснувшихся стихий.

Обратите внимание

А царь Петр — это непостижимое и недосягаемое божество, грозное и могучее, окутанное «священным покровом „основателя города»». Петербург двойствен, он предстает в поэме и в положительном, и в зловещем ореоле. Это величественный, красивый град, полный изящных форм и очертаний, и в то же время бушующий тиран, неугомонная стихия, закованная в цепи «владыки полумира».

Город поражает нищетой и великолепием одновременно. С одной стороны, это город бедный: «забор некрашеный, да ива и ветхий домик…». С другой стороны, Петербург величественно прекрасен своими холодными грациозными очертаниями:

По оживленным берегам Громады стройные теснятся Дворцов и башен; корабли Толпой со всех концов земли К богатым пристаням стремятся; В гранит оделася Нева; Мосты повисли над водами…

Среди многочисленных характеристик неповторимых особенностей Петербурга как северного города можно отметить удивительные по совершенству отточенного слова описания белых ночей:

Твоих задумчивых ночей Прозрачный сумрак, блеск безлунный…

Этот образ неразрывно связан с Северной столицей. Для того чтобы описать белую северную ночь, Пушкин нашел слова, неповторимые по отчетливости сравнений. Надо признать, что во времена Пушкина архитектурный облик Петербурга был куда более совершенен.

И повезло же пушкинским современникам, которые не только видели своими глазами таинственный и прекрасный облик нашего города, но и узнавали его воссозданным, претворенным в совершенных стихах, только что вышедших из-под пера Пушкина.

Для нас же прежний образ утонул в «преданьях старины», и только пушкинские творения служат путеводителем по тому городу, каким он был при поэте и каким мы захотели бы его увидеть снова.

Конечно же, современникам Пушкина было легче утверждать, что поэту удалось воссоздать облик любимого ими города на Неве ярче, чем это могли сделать за него многие другие поэты. Но, вглядываясь в наследие поэта, мы сможем понять его величие на тех страницах, которые посвящены Петербургу.

Важно

Все, что описано в «Медном всаднике», является истинным бытием Северной столицы. Гений Пушкина отразил всю духовную и материальную жизнь города в непревзойденных стихах, которые и по сей день являются лучшим гимном нашему городу. Многогранный Петербург предстает разнообразно прекрасным:

Люблю тебя, Петра творенье, Люблю твой строгий, стройный вид, Невы державное теченье, Береговой ее гранит…

Все олицетворяет близкие образы нашего города: прекрасные «громады дворцов и башен», «чугунная ограда» Невы, «Адмиралтейская игла», чугунные узоры дивных решеток Летнего сада, Казанского собора. И всегда присутствует Нева как неразделимое целое, как сердце Северной Пальмиры. Поэма «Медный всадник» тесно связана с самим Петербургом.

Без нее не было бы духовного завершения образа города, который показан в различное время года, дня, в разнообразных своих частях: в центре и предместьях. Здесь можно найти различные черты города: бедного и богатого, безмолвного и бушующего, прекрасного и угрожающего.

Вообще, весь образ Петербурга говорит о трудности его рождения, о деспотическом характере Петра, создавшего его, о рабстве народа. Поистине Петербург — город на костях человеческих. Все эти особенности, характерные черты города нашего отразил Пушкин в своей гениальной поэме «Медный всадник». И закончить свое сочинение я бы хотел словами Н. П.

Анциферова: «Пушкин создал из Петербурга целый мир. С наследием Пушкина должны были считаться все, пытавшиеся сказать свое слово о Петербурге».

Источник: http://pomosh-po-literatyre.imysite.ru/4761_obraz_peterburga_v_poeme_mednyy_vsadnik.htm

Образ Петербурга в поэме «Медный всадник» А.С. Пушкина

Имя города Санкт-Петербурга запечатлено в российской истории. Но не только на жизнь русского народа он повлиял, но оставил и глубокий след в русской литературе.

Бурлящая и грозная река, которую сковали в гранит, стала прекрасной темой для многих произведений талантливых писателей: Батюшкова, Державина, Гоголя и других. Все они пытались раскрыть этот город, показать его силу и мощь. Но только А.

Пушкин смог в своей поэме «Медный всадник» раскрыть более полно образ этого города, показав его духовное и природное развитие.

Жизнь Петербурга в изображении поэта различна: то она спокойная, молчаливая и очень тихая, но потом вдруг может резко закипеть и стать некой неуправляемой стихией, которая проявляется в виде бедствий и страшных наводнений.

Петербург — это творение Петра I, которое было построено на костях, но оно оказалось не только величественным, но и ужасным. Поэтому так грозно и торжествующе возвышается город надо всем. У этого города есть и своя повседневная и мирная жизнь.

Но когда начинается стихия, то с ней никто, даже царь, не может с ней справиться.

Из истории известно, что именно Петербург — «окно в Европу». Поэтому поэма «Медный всадник» имеет и историческое значение. С самого начала своего произведения Александр Сергеевич упоминает нам о том, как этот город создавался.

Совет

Некогда на этом месте гуляли лишь только ветер, да быстрая вода несла свои шумные волны. Однако царь Петр I, увидев это место, решил заложить здесь новый город, побеждая силы стихии.

И как бы природа не сопротивлялась, но все равно гордый и пышный город величаво вырос на берегах Невы.

Местность сильно меняется: природный хаос заменяется порядком и гранитными оковами. Петербург становится неким символом торжества человека над природными силами. Но это впечатление неправильное, так как нужно смотреть глубже.

Наводнение показывает, что человек не победитель, становится не только жертвой этой стихии, но и ее сообщником. Вода — это тоже стихия, но в Петербурге она представлена покоренной рекой Невой.

Это мнение о покоренной стихии обманчиво, так как эта же вода в поэме врывается в жизнь людей и самого города, нарушая их спокойствия и принося смерть.

Пушкин сравнивает разливающуюся реку с больным, который мечется, пытаясь найти себе покой и утешение.

Но уже скоро это сравнение сменяется следующим: разбушевавшиеся река, как разбойник, несется по улицам города, уничтожая, словно зверь, все, что ей попадается по дороге.

И все, что натворила Нева, беспомощно и жестоко, можно сравнить с теми последствиями, которые обычно остаются после бунта. Автор использует для описания последствий много разных глаголов: ломит, режет, крушит, грабит и другие.

Обратите внимание

Теперь судьба людей, живущих в Петербурге, оказываются зависимы от стихии. Главный герой поэмы при наводнении теряет свою любимую девушку, которой собирался делать предложение.

Так Евгений теряет свою цель в жизни и поэтому его жизнь становится пустой, и он начинает опускаться на самое дно жизни. Молодой человек перестает воспринимать действительность, он просто сходит с ума.

Судьба Евгения — это судьба в России «маленьких людей», жизнь которых бесценна и она сильно зависит от властей и от того, каковы цели самодержавной власти.

Когда возводился Петербург, то царь думал лишь о том, что будет основан новый город, и что его появление буде полезно для всего народа, но вот конкретно о каждом человеке, его судьбе Петр Великий думать не мог. Поэтому тема Петербурга тесно связана с темой «маленького человека», которого в этом городе унижает и уничтожает даже сама природа.

Образ города на Неве связан и с темой Петра Великого. О нем автор начинает говорить уже во вступлении к поэме. Поэтому, возведя этот город, царь — самодержавец соединил навеки свою судьбу с ним. Когда происходит наводнение, то царь Петр тоже здесь присутствует. Он — медный всадник, который возвышается над городом и внимательно смотрит на то, что происходит.

Пушкин описывает этот памятник, называя Петра кумиром, который восседает над городом на коне из бронзы. Но автор поэмы старательно обходит имя своего кумира, понимая, что его поэтический образ мрачен и зловещ. Так, во вступлении, когда идет прославление дел Петра, автор использует местоимение «он».

При описании наводнения, то это уже и кумир на коне, сильный властелин судеб, всадник из меди. Вспомнил автор и те легенды, которые связаны с этим великолепным городом на Неве: миф о появлении призрака Павла Первого в одном из городских замков.

И этот миф автор использует для того, чтобы показать помутнение сознания главного героя, у которого в голове тоже появляется призрак Петра, который его и преследует.

Важно

Памятник Медному кумиру — это воплощение власти, которая не только не имеет границ, но и беспощадна. Следовательно, Петербург — это город, который подавляет волю человека, губит их жизнь, подавляет человека.

Но с другой стороны город на Неве – это место, где таится много тайн и загадок, где бушуют стихии и неожиданно оживают памятники.

Образ Петра в поэме — это грозное божество, которое окутано святым покрывалом и его высота недосягаема.

Петербург в изображении поэта имеет двойственную характеристику: положительную и зловещую. Положительная характеристика: прекрасный город, величественный град с изящными формами. Зловещее описание: бушует стихия как тиран, которую невозможно успокоить. Читатель видит не только очарование и великолепие этого города, но и его нищету.

Пушкин описывает, что заборы некрашеные, а домики «ветхие». Но ведь в этом городе построены огромные башни и дворцы, корабли со всего мира сюда съезжаются, а река обрамлена гранитом, прекрасные мосты были возведены над нею. Описывает с восхищением автор и северные ночи, используя эпитеты: задумчивые, прозрачные, безлунные. Чтобы описать всю красоту белых ночей поэт использует сравнения.

Поэма Пушкина — это гимн городу Петербургу, который, как признается сам автор, вошел и в его жизнь, и не любить его невозможно. Город у автора показывается не только в разные времена года, но и все его потаенные местечки.

Источник: http://sochinyalka.ru/2016/11/obraz-peterburga-v-pojeme-mednyj-vsadnik-pushkin.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector