Анализ рассказа один день ивана денисовича солженицына (сочинение)

А.И. Солженицын «Один день Ивана Денисовича» анализ произведения

В рассказе «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солжени­цын показывает, до какой степени изощренные формы экс­плуатации человека может разработать тоталитарная государ­ственная машина.

На первый взгляд Иван Денисович напоминает персонаж из романа Е. Замятина «Мы». Многое из того, что родилось в художественном воображении Е. Замятина, реализовалось на практике. Герой А.И. Солженицына, вопреки истязаниям, су­мел сохранить человеческое достоинство, но для государства он прежде всего бесправный заключенный Щ-854, а не чело­век, не гражданин.

В рассказе под особым углом рассматривается проблема времени. Будучи осужденными незаконно, многие арестанты расплачиваются за ошибку следствия или чей-то преступный умысел своей жизнью и свободой. В лагере тема времени при­обретает особую остроту. Не случайно Шухов никогда не про­сыпал подъема, потому что до развода у него оставалось пол­тора часа свободного времени.

ActionTeaser.ru – тизерная реклама

Обратите внимание

Второй важной проблемой, с которой сталкивается чело­век, попадая в заключение, является проблема сохранения собственного достоинства. Автор подчеркивает, что нельзя ни в коем случае опускаться до животного состояния и начинать лизать миски. Нужно в любых обстоятельствах оставаться че­ловеком.

Заключенные в рассказе «Один день Ивана Денисовича» строят «Соцбытгородок». Сначала натягивают сами для себя колючую проволоку, а потом приступают к застройке. Сол- женицынская ирония здесь заставляет невольно сравнивать образ городка со всей страной, окруженной железным зана­весом.

Тонкой деталью подчеркивает А.И. Солженицын зыб­кость границ между миром свободных, обласканных властью людей и заключенных: в лагере один из узников — бывший Герой Советского Союза. Словно мимоходом упоминает А.И. Солженицын о том, как лошадей в колхозы сгоняли.

А ведь за одним этим историческим фактом стоят слезы сотен тысяч людей.

Социальную несправедливость обнажает даже улыбка Шухова, когда тот показывает прореженные цингой зубы. Больной заключенный моет полы в надзирательской, а на него еще покрикивают, учат, как надо выполнять эту нехитрую ра­боту. Образам осужденных в рассказе А.И. Солженицына по­стоянно противопоставляются надзиратели. На их примерах А.И.

Солженицын убедительно показывает, как страшен чело­век, имеющий бесконтрольную, безраздельную власть над другим. Один из таких начальников считает, что заключенные «хлеба того не стоят, что им дают. Дерьмом бы их кормить».

И никто из надзирателей даже не задумывается, что от сво­бодного человека до заключенного в тоталитарной стране — один шаг.

А.И. Солженицын рассматривает в рассказе вопрос об от­ношении человека к труду. Противоречие заключается в том, что если делаешь для людей, то требуется качество, а началь­ству нужна только показуха. Неслучайно один из надзирате­лей предлагает Ивану Денисовичу просто легонько протереть пол, чтобы он мокрым был, и уйти.

После этого заявления читатель понимает, что больной Шу­хов из последних сил выполняет никому, по сути, не нужную ра­боту. Из глубинной потребности человека преобразовывать мир работа превращается в очередное средство эксплуатации.

Важно

Детальное описание быта заключенных помогает автору ярче отобразить в произведении их бедственное положение. Даже каша в лагере имеет весьма странный вид: не оставляет ни вкуса, ни сытости.

Жизнь заключенных, как эта китайская каша из магары, превращена в бесцветное существование. Многие мысли и действия Шухова на первый взгляд кажутся непонятными.

Например, когда герой не успевает получить в бараке пайку хлеба, он думает о том, что если съест пайку от­дельно, то она покажется сытнее.

Самые обычные предметы быта (ложка, ботинки) в тюрь­ме становятся дороже. Автор подчеркивает, как бережно хра­нит Шухов ложку, которую сам отлил из алюминиевого про­вода.

Баня, самосад — все эти нехитрые бытовые реалии в лагере приобретают особую ценность. Они воплощают в себе все скупые радости жизни заключенных. Любопытна в расска­зе такая деталь: заключенным не положено иметь часы.

За распорядком в лагере следит начальство. Эта деталь еще раз подчеркивает рабское бесправие осужденного человека.

Постепенно А.И. Солженицын вводит в произведение но­вых действующих лиц — обитателей лагеря.

Среди них бап­тист Алешка, который в свободные минуты читает евангелие, и фельдшер Вдовушкин, на самом деле не имеющий медицин­ского образования: он исключен с литературного факультета и пишет стихи между приемом больных.

Совет

Читатель понимает, что именно за вольнодумство и религиозность попали эти лю­ди в лагерь. Но и здесь они остались верны своим убеждени­ям. Именно с баптистом Алешкой ведет Шухов разговор о душе.

Алешка говорит, что не о лишней пайке хлеба надо ду­мать, а о том, чтобы злобы не было в сердце. Свое заключение герой воспринимает как духовный подвиг. В одном из эпизо­дов рассказа Шухов недоумевает, на что рассчитывали люди, посадившие Алешку в лагерь, ведь вера в нем настолько силь­на, что он никогда не сломится.

Наряду с персонажами, к которым автор относится с ис­кренней симпатией и даже жалостью, в рассказе изображены и подлецы, такие, как Пантелеев, который стучит начальству на других заключенных. За это его не выводят на работу и запи­сывают заболевшим. А Шухов, например, хотя он действи­тельно болен, вынужден идти работать.

Есть в рассказе герои, которые пытаются в лагере права отстаивать. Капитан Буйновский, например, кричит надзира­телям, что те права не имеют людей на морозе раздевать.

Од­нако все эти протесты приводят лишь к дальнейшему ужесто­чению наказания: он получает десять суток карцера, после которого практически невозможно остаться здоровым челове­ком. У каждого в лагере своя трагическая история.

Из писем узнают заключенные сведения о жизни на воле: о том, что по- обрезали крестьянам огороды по самые избы, что молодежь из деревни рвется в город, колхозы обречены, промыслы народ­ные (плотницкое дело, корзиногшетение) никому не нужны.

Мужики деревенские приладились ковры красить да по всей стране продавать. Так крепкое, веками отлаженное хозяйство гибнет на глазах, а единственным способом заработать денег становится спекуляция.

Дискуссионным в литературоведении остается вопрос о жанровой принадлежности произведения. Одни исследователи считают его рассказом, другие, исходя из широты проблемати­ки, называют повестью. Появившийся рассказ мгновенно стал известен широкой читательской общественности.

Он был од­ним из первых произведений в истории русской литературы XX века, поднявших тему сталинских репрессий. Обнажив горькую правду о ГУЛАГе, в определенной степени произведе­ние реабилитировало в глазах общественности тысячи ни в чем неповинных заключенных, показало всю чудовищность репрес­сий, их пагубный итог.

Обратите внимание

Ведь многие люди даже не могли пове­рить в то, что человека в нашей стране могли арестовать и об­винить в тяжком преступлении, абсолютно не имея никаких весомых доказательств. Произвол карательных органов дости­гал такого масштаба, о котором никто из посвященных и не по­дозревал.

Наряду с важным социально-политическим значени­ем рассказ А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» имеет и художественную ценность: на примере судьбы одного человека автор смог показать судьбу целого поколения. Вместе с «Реквиемом» А. Ахматовой, «Колымским циклом» А.В.

Жи­гулина и многими другими произведениями этот рассказ стал самым настоящим памятником безвинно погибшим и постра­давшим в годы сталинских репрессий людям.

    • Оптимистичное по духу и весьма категоричное по содер­жанию стихотворение B.C. Высоцкого «Я не люблю» является программным в его творчестве. Шесть из восьми строф начи­наются фразой «Я не люблю», а всего этот повтор звучит в тексте одиннадцать раз, завершаясь еще более резким отрица­нием «Я это никогда не полюблю». С чем же никогда не сможет смириться лирический герой стихотворения? Какие же…
    • Песня «Зарыты в нашу память на века…» написана B.C. Вы­соцким в 1971 году. В ней поэт вновь обращается к событиям Великой Отечественной войны, ставшим уже историей, но еще живы их непосредственные участники и свидетели. Произведение поэта обращено не только к современникам, но и к потомкам. Главная идея в нем — стремление предупре­дить общество от ошибок переосмысления истории. «Осто­рожно с…
    • Стихотворение B.C. Высоцкого «Здесь лапы у елей дрожат на весу…» яркий образец любовной лирики поэта. Оно навея­но чувствами к Марине Влади. Уже в первой строфе явствен­но звучит мотив препятствия. Его подчеркивает особое худо­жественное пространство — заколдованный дикий лес, в котором живет возлюбленная. Путеводной нитью в этот ска­зочный мир является любовь. Образный ряд произведения…
    • Военная тема является одной из центральных в творчестве B.C. Высоцкого. Поэт помнил войну по детским воспомина­ниям, но ему часто приходили письма фронтовиков, в которых они спрашивали его, в каком полку он служил, так реалистич­но удавались Владимиру Семеновичу зарисовки из военной жизни. Текст песни «Мерцал закат, как блеск клинка…» (извест­ной также под названиями «Военная песня» и…
    • «Песня о друге» — одно из наиболее ярких произведений в творчестве B.C. Высоцкого, посвященное центральной для авторской песни теме — теме дружбы как наивысшей нравст­венной категории. Образ дружбы воплощает в себе и альтруизм — неотъем­лемое качество человека с высокими моральными принципа­ми, и антимещанскую позицию, столь характерную для фли­бустьерского духа эпохи шестидесятничества. B.C….
    • «Песня о земле» B.C. Высоцкого написана для кинофиль­ма «Сыновья уходят в бой». В ней подчеркивается жизнеут­верждающая сила родной земли. Ее неисчерпаемые богатства выражает поэтичное сравнение: «Материнство не взять у зем­ли, Не отнять, как не вычерпать моря». Стихотворение содержит риторические вопросы, которые привносят в него полемические ноты. Лирическому герою приходится доказывать свою…
    • В стихотворении «Вечерние часы перед столом…» А.А. Ах­матова приоткрывает завесу над таинством творчества. Лириче­ская героиня пытается передать на бумаге свои жизненные впе­чатления, но при этом находится в таком душевном состоянии, что сама пока еще не может разобраться в своих чувствах. Образ непоправимо белой страницы свидетельствует о глубине творче­ских мук и эмоциональных переживаний…
    • Стихотворение А.А. Ахматовой «Я пришла к поэту в гос­ти…» имеет автобиографическую основу: в одно из воскресе­ний 1913 года А.А. Ахматова принесла А.А. Блоку его стихи на Офицерскую улицу, 57, расположенную неподалеку от устья Невы, чтобы он их подписал. Поэт сделал лаконичную надпись: «Ахматовой — Блок». Первая строфа произведения тонко передает атмосферу этого визита. Для А.А. Ахматовой важно подчеркнуть…
    • Поэма «Двенадцать» написана А.А. Блоком в 1918 году и навеяна революционными событиями. Уже в зимнем пейзаже поэмы подчеркнут контраст черного и белого, мятежная сти­хия ветра передает атмосферу общественных перемен. Дву­смысленно звучит строчка в первой главе произведения: «На ногах не стоит человек». В контексте поэмы ее можно истол­ковать как буквально (ветер сбивает путника с ног, лед под…
    • Сюжет цикла «На поле Куликовом» имеет историческую основу — вековое противостояние Руси татаро-монгольскому нашествию. Лиро-эпический сюжет совмещает конкретно- историческую событийную канву: битвы, военные походы, картину овеянной пожарищем родной земли — и цепь пережи­ваний лирического героя, способного осмыслить весь многове­ковой исторический путь Руси. Цикл создан в 1908 году. Это время…

Источник: https://www.shollklass.ru/literatura/analiz-proizvedenij-11-klass/2412-a-i-solzhenitsyn-odin-den-ivana-denisovicha-analiz-proizvedeniya

Анализ произведения Один день Ивана Денисовича сквозь призму личностей автора и его героя

Сочинения › Солженицын А.И. › Один день Ивана Денисовича

Готовые Домашние Задания

“Один день Ивана Денисовича” — это произведение прямого столкновения.

Бывают взрывы, их называют “направленными”, таким вот “направленным взрывом”, в смысле выхода энергии, был этот рассказ, заряженный от русской жизни, будто от гигантской живой турбины, которую во вращение приводили и реки, и ветра, и вся людская, меренная на лошадиную, сила. Этой машиной, махиной, молохом был уподобленный миру лагерный барак.

Распад мира — это еще не распад человека, человеческой личности, но если мир распадается, то распадается он на атомы и эти атомы — люди.

Или эти атомы все разрушают, жизнь лишается смысла — и “все завалилось в кучу бессмысленного сора”, когда “будто вдруг выдернута была та пружина, на которой все держалось и представлялось живым” (Л.Толстой), или же все-таки что-то дает жизни смысл, ту самую пружину.

Писатель, как проводник, воплощается в одном из атомов человеческого вещества — в том, где он чувствует, что энергия распада претворяется этим атомом, этой человеческой личностью в энергию жизни. Потому для русской литературы есть неизбежный герой.

Этот герой был неизбежным для Солженицына в том смысле, как неизбежно русский писатель становится проводником национальной метафизической энергии катастрофы распада, сопротивляясь которой духовно он неизбежно добудет этот атом восстановления мира.

Образ Ивана Денисовича сложился из облика и повадок солдата Шухова, воевавшего вместе с Солженицыным в советско-германскую войну (но никогда не сидевшего), из общего опыта послевоенного потока “пленников” и личного опыта автора в Особом лагере каменщиком Остальные герои рассказа — все взяты из лагерной жизни, с их подлинными биографиями.

Человек ли? . Этим вопросом задается читатель, открывающий первые страницы рассказа и будто окунающийся в кошмарный, беспросветный и бесконечный сон.

Важно

Все интересы заключенного Щ-854, кажется, вращаются вокруг простейших животных потребностей организма: как “закосить” лишнюю порцию баланды, как при минус двадцати семи градусах не запустить под рубаху стужу на этапном шмоне, как сберечь последние крохи энергии в ослабленном хроническим голодом и изнуряющей работой теле — словом, как выжить в лагерном аду

И это неплохо удается сноровистому и смекалистому русскому крестьянину Ивану Денисовичу Шухову.

Подводя итог пережитому дню, главный герой радуется достигнутым удачам: за лишние секунды утренней дремы его не посадили в карцер, бригадир хорошо закрыл процентовку — бригада получит лишние граммы пайка, сам Шухов купил табачку на два припрятанных рубля, да и начавшуюся было утром болезнь удалось перемочь на кладке стены ТЭЦ.

Все события рассказа как будто убеждают читателя, что все человеческое осталось за колючей проволокой. Этап, отправляющийся на работу, представляет собой сплошную массу серых телогреек. Имена утеряны. Единственное, что подтверждает индивидуальность, — лагерный номер. Человеческая жизнь обесценена.

Читайте также:  Сочинение по картине кустодиева масленица для 5-7 класса описание

Рядовой заключенный подчинен всем — от состоящих на службе надзирателя и конвоира до повара и старшины барака, таких же узников, как и он. Его могут лишить обеда, посадить в карцер, обеспечив на всю жизнь туберкулезом, а то и расстрелять.

И однако же за всеми нечеловеческими реалиями лагерного быта выступают человеческие черты.

Они проявляются в характере Ивана Денисовича, в монументальной фигуре бригадира Андрея Прокофьевича, в отчаянной непокорности кавторанга Буйновского, в неразлучности “братьев”-эстонцев, в эпизодическом образе старика интеллигента, отбывающего третий срок и тем не менее не желающего отказываться от приличных человеческих манер.

Что удивительно, барством не веет от конвоя, от начальства, но шибает от Цезаря, хоть он в бараке такой же арестант, как и Иван Денисович. Шухов же притягивается именно к Цезарю как магнитом; как магнитом притягивает во тьме кромешной барака мужика к барину.

Совет

Между двумя этими людьми, этими атомами есть такая вот притягательная сила даже в лагере, потому что Цезарю “разрешили” носить чистую городскую шапку, и барин очень важен становится мужику, ведь только через него может просыпаться и ему крошка табачку: манит запрещенное, манит та действительная явная свобода, воля, которая на самом деле есть только тайное действие. Цезарь делает то, на что Иван Денисович, работяга, не способен уже нравственно: Цезарь устроил себе и в бараке полубарскую жизнь тем, что “смог подмазать начальству”, а еще потому, что вовсе-то не постыдился взять в услужение себе подобных, поставить себя во всех смыслах выше .таких же, как он сам, собригадников — выше шуховых. А на каком основании? А на том, даже внешнем, что ему “не о чем было с ними говорить”, что он с ними общих не имел мыслей, скажем, об искусстве, и прочее. Из всех Цезарь близок только с кавторангом, остальные — не ровня, и если даст он Ивану Денисовичу окурочек, то за службу, а не по душе.

Где находит успокоение, согласие духовное с миром русский человек, где ж его главный “счастливый день”? А что, если в другой раз не обманет Иван Денисович вертухая, пронося что-то запретное на зону? Круги расходятся и расходятся — недаром замысливал Достоевский “Житие великого грешника”, потому что никогда в судьбе русского человека первым кругом ничего не кончалось, а скорее даже наоборот — первый круг только давал разгона рокового судьбе. “Красное колесо” должно было провести нас всеми этими кругами, но круги расплылись дальше и дальше, стоило одолеть один круг истории, как трещали узлы и возникал на горизонте тот, что и не предполагался — колесо не катилось, а охватывало обручем своего рокового бесконечного кольца.

Солженицын в “Одном дне Ивана Денисовича” показал то, что кроется внутри этих кругов. Он же осмелился показать всю несостоятельность власти духовной, двуличность интеллигентства, что налагает моральные запреты на естество, чтобы себя же в моральном и социальном положении возвысить над естество простонародья.

Солженицын не создал духовного учения, потому что его энергия сопротивления и его одиночество человека непримирившегося никак не могли обрасти толпой ревнителей и сподвижников. Литература — это главное дело его жизни, сфера его долга и ответственности как художника, но не вершина для влияния…

Человек верующий, обретший веру, он не проповедовал духовную власть Церкви. Не преломилась в личности его и сама Власть. Он остался от нее в отдалении, не сближаясь с ней даже для борьбы.

“Письмо к вождям”, “Как нам обустроить Россию”, его политическая проза — это не заявка на Власть, а гражданское к ней послание человека, далекого в силу своей любви к России от всякой политики.

Солженицын и есть русский человек в XX веке, и не один он был таков; тот русский человек, что отыскал в том веке и правду, и свободу, и веру. Отыскал, будто лучик света, свой ясный да прямой путь.

Сочинения по теме:

  • Обобщенный образ советского зэка, в котором бывшие осужденные по той же пресловутой статье узнавали себя и свои судьбы. сочинение
  • Иван Денисович и день его жизни -какими видит их Солженицын сочинение
  • Создание характера как спектр таланта сочинение
  • История отечественной литературы через восприятие произведения Один день Ивана Денисовича сочинение

Источник: http://1soch.ru/soljenicyn-ai/odin-den-ivana-denisovicha/analiz-proizvedeniya-odin-den-ivana-denisovicha-skvoz

Анализ рассказа “Один день Ивана Денисовича” | Инфошкола

Открытие лагерной темы в русской литературе связано с именем Александра Солженицина, с его рассказом «Один день Ивана Денисовича» (1959 г.).

Писатель избирает главным героем своего повествования человека «из гущи народной» (Матрена Солженицина позже станет своеобразным продолжением образа Ивана Денисовича, его «женским» вариантом).

В условиях традиционно-аграрной России судьба крестьянина-землепашца — это судьба всего народа.

Обратите внимание

И образ безропотного, безобидного, бессловесного Ивана Денисовича (Щ-854), позволяет Солженицину показать колоссальные масштабы того процесса, поражающий до глубины все слои государственного строя.

Считалось по делу, что Шухов сел за измену родине (русский солдат, попавший в окружение, а после бежавший из немецкого плена).

В контрразведке били Шухова много, и пришлось подписать бумаги, где говорилось, что Иван Денисович сдался в плен, желая изменить родине, а вернулся из плена потому, что выполнял задание немецкой разведки.

«Какое же задание — ни Шухов сам не мог придумать, ни следователь. Так и ославили просто — задание».

В своей работе я хотел бы опустить «тему Плутона». А именно — анализ расчеловечивания бытом и самые душераздирающие подробности лагерной жизни, коими изобилуют многие авторы. Оставим разговор о противозаконности тоталитарного лагеря. В конце концов, все это следует понимать a priori.

Иван Денисович и многие герои лагерной прозы не поддались процессу расчеловечивания даже в лагере. Они остались людьми. Итак, что помогло им устоять?

В рассказе Солженицына (да и вообще, в принципе) зона — это самое здоровое в «правовом» и человеческом отношении общество. В плане принятия и исполнения «законов» оно более, подчеркну, здоровое, чем общество, которое находится за проволокой.

Первый бригадир Шухова Кузьмин (старый был лагерный волк) как-то на голой просеке у костра сказал:

— Здесь, ребята, закон — тайга. Но люди и здесь живут. В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется, да кто к куму ходит стучать.

Жизнь регулируется в этом перевернутом мире (Лев Самойлов). Регулируется неписаными, но строго соблюдаемыми правилами. Одна часть из них бессмысленна, как древнее табу, другая беспощадна и аморальна (цепкий дух уголовного мира), третья актуальна на воле, как, например, слова бригадира.

Важно

Этот негласный кодекс поведения безусловно понимал Шухов и крепко его запомнил. Ивану Денисовичу доверяют, потому что знают: честен, порядочен, живет по совести. Цезарь со спокойной душой прячет у Шухова продуктовую посылку. Эстонцы дают в долг табаку, УВЕРЕНЫ — ОТДАСТ.

И «ДА» его было настоящим «ДА», а «НЕТ» настоящим «НЕТ». Честно говоря, мир «зоны» уже в одном только этом выигрывает у остального мира, где люди, как правило (!), говорят, говорят — и не делают.

Шухову и его собригадникам в высшей степени присуще то умение жить, не роняя себя и «слов зря никогда не роняя».

Не считая сна, лагерник живет для себя только десять минут за завтраком утром, да за обедом пять, да пять за ужином. Остальное время — мучительная изматывающая работа. Казалось бы, советской властью созданы все условия, чтобы начать «филонить», халтурить, отлынивать и опуститься до уровня «доходяги».

Но не таков христианин Шухов. С трогательной заботой он припрятывает свой мастерок и железную пилку (с чьей помощью потом, в бараке можно будет починить башмаки: подзаработать). «Мастерок — большое дело для каменщика, если он по руке и легок». Озноб его бил с утра, но обо всем забыл Шухов во время кладки кирпичной стены.

ему даже жаль, что пора кончать работу: «Что, гадство, день рабочий такой короткий? Только до работы припадешь — уж и съем!» В этой работе — радость матера, свободно владеющего своим делом, ощущающего вдохновение, прилив энергии. Как ни парадоксально звучит — это и есть внутренняя свобода, свобода даже в несвободном лагере.

И, наконец, поистине замечателен эпизод, иллюстрирующий ЗДОРОВОЕ отношение ко всякому начальству. В бригаде, где трудился Шухов кладка кирпича была в самом разгаре, когда внезапно ВСЕ заметили, как по трапу прется еще один дозорщик, еще один начальник Дэр. Москвич.

— А — а!— отмахивается Кильдигс. — Я с начальством вообще дела не имею. Только если он с трапа свалится, тогда меня позовешь.

«Сейчас станет сзади каменщиков и будет смотреть. Вот этих наблюдателей пуще всего Шухов не терпит. В инженеры лезет, свинячья морда! А один раз показывал, как кирпичи класть, так Шухов обхохотался. По-нашему, вот построй один дом своими руками, тогда инженер будешь».

Источник: https://info-shkola.ru/analiz-rasskaza-odin-den-ivana-denisovicha/

Анализ рассказа Солженицына “Один день Ивана Денисовича”

Александр Исаевич Солженицын – выдающийся русский писатель. общественный деятель, публицист, один из не многих, кто в условиях тоталитарного режима КПСС смог не молчать, а активно высказывать свою гражданскую позицию.

Произведения Солженицына затрагивают острые социально политические вопросы, они насыщены объективными осуждениями политики властей СССР, и коммунистической идеологии в целом. Творчество Солженицына напоминает кристалл, в котором отображается вся горькая правда истории нашего народа.

В начале своей писательской деятельности, Солженицына затрагивали темы Первой мировой войны и революции. Во время участия в Великой Отечественной войне, Солженицын активно осуждает личность Сталина, в личной переписке со своим другом сравнивает коммунистический режим с крепостным правом. Последствиемэтого стала десятилетняя ссылка писателя.

В ссылке, Александр Исаевич еще больше укрепляется в своих антикоммунистических принципах.

Совет

После выхода в 1974 году книги “Архипелаг ГУЛАГ”, о принудительных работах в трудовых лагерях Советского Союза, писатель был вынужден эмигрировать из страны.

Спустя двадцать лет, в 1994 году писатель получил возможность вернуться на Родину. Многие произведения Солженицына основаны на достоверных фактах, на самих воспоминаниях писателя о своей лагерной жизни.

“Один день Ивана Денисовича” – повесть о жизни простого человека, в условиях лагерной зоны.

Произведение освещает не только тему лагерного быта, но и многих социальных проблем, спровоцированных коммунистическим режимом.

Так в рассказе бригадира Тюрина упоминается последствиях коллективизации в русской деревне. Заключенные обсуждают деградацию искусства, вызванную вмешательством в него коммунистической идеологии

В основу сюжета положен рассказ Шухова Ивана Денисовича, лагерного заключенного, который вспоминает свою жизнь перед арестом.

Образ Ивана Денисовича это собирательный образ всех русских заключенных, которые по ложным либо же мнимым обвинениям разделили с Солженицыным горькую участь политических репрессий. Шухов с первых дней героически воевал на фронтах Великой Отечественной войны.

Он попал в плен, с которого ему удалось бежать. Как и многих людей бежавших с плена, Ивана Денисовича обвинили в измене Родине и заключили в каторжные лагеря. В произведении присутствует достаточно широкий спектр персонажей. Автор выделяет индивидуальность каждого из них: это были люди многогранной индивидуальности, которых объединяло одно невыносимое настоящее лагерной жизни.

Не смотря на довольно сжатую форму произведения, автор смог показать на примере одной отдельно взятой личности судьбу всего русского народа, который стал жертвой Сталинского террора.

Источник: http://schoolessay.ru/analiz-rasskaza-solzhenicyna-odin-den-ivana-denisovicha/

Краткое содержание повести “Один день Ивана Денисовича” А. И. Солженицына

 Повесть (1959, опубл. 1962 в искаженном виде. Полн. изд. 1973)

Крестьянин и фронтовик Иван Денисович Шухов оказался «государ­ственным преступником», «шпионом» и попал в один из сталинских лагерей, подобно миллионам советских людей, без вины осужденных во времена «культа личности» и массовых репрессий. Он ушел из дома 23 июня 1941 г.

(на второй день после начала войны с гитле­ровской Германией), «…в феврале сорок второго года на Северо-За­падном (фронте. — П. Б.) окружили их армию всю, и с самолетов им ничего жрать не бросали, а и самолетов тех не было.

Дошли до того, что строгали копыта с лошадей околевших, размачивали ту рого­вицу в воде и ели», то есть командование Красной Армии бросило, своих солдат погибать в окружении. Вместе с группой бойцов Шухов оказался в немецком плену, бежал от немцев и чудом добрался до своих.

Неосторожный рассказ о том, как он побывал в плену, привел его уже в советский концлагерь, так как органы государственной без­опасности всех бежавших из плена без разбора считали шпионами и диверсантами.

Обратите внимание

Вторая часть воспоминаний и размышлений Шухова во время долгих лагерных работ и короткого отдыха в бараке относится к его жизни в деревне.

Из того, что родные не посылают ему продуктов (он сам в письме к жене отказался от посылок), мы понимаем, что в деревне голодают не меньше, чем в лагере.

Жена пишет Шухову, что колхозники зарабатывают на жизнь раскрашиванием фальшивых ков­ров и продажей их горожанам.

Если оставить в стороне ретроспекции и случайные сведения о жизни за пределами колючей проволоки, действие всей повести зани­мает ровно один день. В этом коротком временном отрезке перед нами развертывается панорама лагерной жизни, своего рода «энцик­лопедия» жизни в лагере.

Во-первых, целая галерея социальных типов и вместе с тем ярких человеческих характеров: Цезарь — столичный интеллигент, бывший кинодеятель, который, впрочем, и в лагере ведет сравнительно с Шухо­вым «барскую» жизнь: получает продуктовые посылки, пользуется неко­торыми льготами во время работ; Кавторанг — репрессированный морской офицер; старик каторжанин, бывавший еще в царских тюрь­мах и на каторгах (старая революционная гвардия, не нашедшая общего языка с политикой большевизма в 30-е гг.); эстонцы и латыши — так называемые «буржуазные националисты»; сектант-баптист Але­ша — выразитель мыслей и образа жизни очень разнородной религиоз­ной России; Гопчик — шестнадцатилетний подросток, чья судьба показывает, что репрессии не различали детей и взрослых. Да и сам Шухов — характерный представитель российского крестьянства с его особой деловой хваткой и органическим складом мышления. На фоне этих пострадавших от репрессий людей вырисовывается фигура иного ряда — начальника режима Волкова (явно «говорящая» фамилия), рег­ламентирующего жизнь заключенных и как бы символизирующего бес­пощадный коммунистический режим.

Во-вторых, детальнейшая картина лагерного быта и труда. Жизнь в лагере остается жизнью со своими видимыми и невидимыми страстями и тончайшими переживаниями. В основном они связаны с проблемой добывания еды. Кормят мало и плохо жуткой баландой с мерзлой капу­стой и мелкой рыбой.

Читайте также:  Сочинение анализ рассказа спать хочется чехова

Своего рода искусство жизни в лагере состоит в том, чтобы достать себе лишнюю пайку хлеба и лишнюю миску балан­ды, а если повезет — немного табаку. Ради этого приходится идти на величайшие хитрости, выслуживаясь перед «авторитетами» вроде Цеза­ря и других.

При этом важно сохранить свое человеческое достоинство, не стать «опустившимся» попрошайкой, как, например, Фетюков (впрочем, таких в лагере мало). Это важно не из высоких даже сообра­жений, но по необходимости: «опустившийся» человек теряет волю к жизни и обязательно погибает.

Важно

Таким образом, вопрос о сохранении в себе образа человеческого становится вопросом выживания. Второй жизненно важный вопрос — отношение к подневольному труду.

Заклю­ченные, особенно зимой, работают в охотку, чуть ли не соревнуясь друг с другом и бригада с бригадой, для того чтобы не замерзнуть и свое­образно «сократить» время от ночлега до ночлега, от кормежки до кормежки. На этом стимуле и построена страшная система коллек­тивного труда.

Но она тем не менее не до конца истребляет в людях естественную радость физического труда: сцена строительства дома бригадой, где работает Шухов, — одна из самых вдохновенных в по­вести. Умение «правильно» работать (не перенапрягаясь, но и не от­лынивая), как и умение добывать себе лишние пайки, тоже высокое искусство.

Как и умение спрятать от глаз охранников подвернувший­ся кусок пилы, из которого лагерные умельцы делают миниатюрные ножички для обмена на еду, табак, теплые вещи… В отношении к ох­ранникам, постоянно проводящим «шмоны», Шухов и остальные за­ключенные находятся в положении диких зверей: они должны быть хитрее и ловчее вооруженных людей, обладающих правом их наказать и даже застрелить за отступление от лагерного режима. Обмануть ох­ранников и лагерное начальство — это тоже высокое искусство.

Тот день, о котором повествует герой, был, по его собственному мнению, удачен — «в карцер не посадили, на Соцгородок (работа зимой в голом поле. — П. Б.

) бригаду не выгнали, в обед он закосил кашу (получил лишнюю порцию. — П. Б.), бригадир хорошо закрыл процентовку (система оценки лагерного труда. — П. Б.

), стену Шухов клал весело, с ножовкой на шмоне не попался, подработал ве­чером у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся.

Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый.

Таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три.

Из-за високосных годов — три дня лишних набавлялось…».

В конце повести дается краткий словарь блатных выражений и специфических лагерных терминов и аббревиатур, которые встреча­ются в тексте.

Источник: https://www.lang-lit.ru/2014/01/blog-post_4796.html

Сочинение по рассказу Солженицына “Один день Ивана Денисовича”

Александр Исаевич Солженицын – человек непростой судьбы, как творческой, так и человеческой. Он воевал, прошел всю Великую Отечественную; был осужден на 8 лет; после публикации на Западе первого тома “Архипелага ГУЛАГа” был выдворен из страны и только после перестройки смог вернуться на родину. И всю дорогу он писал и оставался верен себе.

В 1962 году, за 8 лет до получения писателем Нобелевской премии по литературе, журнал “Новый мир” опубликовал рассказ “Один день Ивана Денисовича”. Рассказ этот во многом автобиографичен, он написан во время пребывания Солженицына в Экибастузском особом лагере зимой 1950-51 гг. Главный герой рассказа – Иван Денисович Шухов, обычный узник сталинского лагеря.

В этом рассказе автор от лица своего героя повествует о всего одном дне из трех тысяч шестисот пятидесяти трех дней срока Ивана Денисовича. Но и этого дня хватит чтобы понять то, какая обстановка царила в лагере, какие существовали порядки и законы, узнать о жизни заключенных, ужаснуться этому.

Лагерь — это особый мир, существующий отдельно, параллельно нашему. Здесь совсемдругие законы, отличающиеся от привычных нам, каждый здесь выживает по-своему. Жизнь в зоне показана не со стороны, а изнутри человеком, который знает о ней не понаслышке, а из своего личного опыта.

Именно поэтому рассказ поражает своим реализмом.

“Слава тебе, Господи, еще один день прошел!” — заканчивает свое повествование Иван Денисович, — “Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый”.

В этот день Шухову действительно повезло: бригаду не выгнали на Соцгородок тянуть проволоку на морозе без обогрева, миновал карцер, отделался лишь мытьем полов в надзирательской, получил в обед лишнюю порцию каши, работа досталась знакомая — стену класть на ТЭЦ, клал весело, миновал благополучно шмон и пронес в лагерь ножовку, подработал вечером у Цезаря, купил у латыша два стакана самосаду, а самое главное то, что не заболел, перемогся.

Иван Денисович Шухов был осужден на десять лет по сфабрикованному делу: его обвинили в том, что он вернулся из плена с секретным немецким заданием, а какое конкретно оно было — так и не смог никто придумать.

Шухова постигла та же судьба, что и миллионы других людей, воевавших за Родину, но по окончанию войны из пленников немецких лагерей оказавшихся пленниками сталинских лагерей ГУЛАГа. Как человек он не может не вызывать уважения, несмотря на все условия он сумел сохранить доброту, благожелательное отношение к людям, не обозлился, не потерял человечности.

Совет

Шухов готов поделиться последним с хорошим человеком даже просто для того, чтобы доставить тому удовольствие. Иван Денисович угощает печеньем Алешку-баптиста чтобы хоть чем-то побаловать, поддержать его, ведь тот “всем угождает, а заработать не может”. А как Иван Денисович относится к Гопчику! Для него Гопчик почти как родной сын.

Это человек мне глубоко симпатичен, в отличие, например, от Фетюкова, бывшего высокого начальника, привыкшего командовать, который не брезгует даже доставать окурки из плевательницы. Это настоящий шакал, живущий за счет объедков других. Лизать чужие тарелки, смотреть человеку в рот в ожидании того, что ему что-нибудь оставят — для него обычное дело.

Он не может не вызывать отвращения, даже зэки отказываются с ним работать, называя его м-ом. В зоне у него не осталось даже капли мужской гордости, он открыто плачет, когда его бьют за лизание тарелок. Действительно, каждый выбирает для себя путь выживания, но наиболее недостойный путь — это путь стукача Пантелеева, живущего за счет доносов на других зэков.

Под предлогом болезни он остается в зоне и добровольно стучит оперу. В лагере ненавидят таких людей, и тот факт, что были зарезаны трое, никого не удивил. Смерть здесь обычное дело, а жизнь превращается в ничто. Это пугает больше всего.

В отличие от них, Иван Денисович “не был шакал даже после восьми лет общих работ – и чем дальше, тем крепче утверждался”. Он не выпрашивает, не унижается. Все старается заработать только своим трудом: шьет тапочки, подносит бригадиру валенки, занимает очередь за посылками, за что и получает честно заработанное.

У Шухова сохранились понятия о гордости и чести, поэтому он никогда не скатится до уровня Фетюкова, ведь он именно подрабатывает, а не старается услужить, “подмазаться”.

Как и любой крестьянин, Шухов человек на удивление хозяйственны й: он не может просто так пройти мимо куска ножовки, зная, что из него можно сделать нож, а это возможность дополнительно заработать.

Уважения заслуживает и бывший капитан второго ранга Буйновский, который “на лагерную работу как на морскую службу смотрит: сказано делать – значит делай”.

Он не старается увильнуть от общих работ, привык все делать на совесть, а не для показухи. Шухов говорит, что “осунулся крепко за последний месяц, а упряжку тянет”.

Буйновский не может смириться с произволом караула, поэтому заводит спор с Волковским о статье уголовного кодекса, за что и получил десять суток карцера..

Обратите внимание

Симпатичен бригадир Тюрин, попавший в лагерь только лишь потому, что его отец был кулак. Для бригады он как отец родной, всегда старается отстоять интересы бригады: получить больше хлеба, выгодную работу.

Утром Тюрин дает кому надо, чтобы его людей не выгнали на строительство Соцгородка.

Слова Ивана Денисовича о том, что “хороший бригадир вторую жизнь даст”, полностью подходят для характеристики Тюрина как бригадира.

Эти люди, несмотря ни на что, выживают за счет своего труда. Они бы никогда не смогли избрать для себя путь выживания Фетюкова или Пантелеева. Жалость вызывает Алешка-баптист.

Он очень добрый, но очень слабодушный – “им не командует только тот, кто не хочет”. Заключение для него – это воля Бога, в своем заключении видит только хорошее, он сам говорит, что “здесь есть время о душе подумать”.

Но Алешка не может приспособиться к лагерным условиям и, по мнению Ивана Денисовича, долго здесь не протянет.

Хваткой, которой не хватает Алешке-баптисту, обладает Гопчик, шестнадцатилетний паренек, хитрый и не упускающий возможности урвать кусок. Он был осужден за то, что носил молоко в лес бендеровцам. В лагере ему прочат большое будущее: “Из Гопчика правильный будет лагерник меньше как хлеборезом ему судьбы не прочат”.

На особом положении находится в лагере Цезарь Маркович, бывший режиссер, который не успел снять своей первой картины, когда попал в лагерь.

Важно

Он получает с воли посылки, поэтому может себе позволить многое из того, что не могут остальные заключенные: носит новую шапку и другие запрещенные вещи, работает в конторе, избегает общих работ.

Хоть Цезарь находится уже довольно долго в этом лагере, его душа все еще в Москве: обсуждает с другими москвичами премьеры в театрах, культурные новости столицы.

Он сторонится остальных заключенных, придерживается только Буйновского, вспоминая о существовании других только тогда, когда он нуждается в их помощи. Во многом благодаря своей отрешенности от реального мира, на мой взгляд, и посылкам с воли ему удается выживать в этих условиях. Лично у меня этот человек не вызывает никаких чувств. Он обладает деловой хваткой, знает кому и сколько надо дать.

Рассказ Солженицына написан простым языком, он не прибегает к каким-либо сложным литературным приемам, здесь нет метафор, ярких сравнений, гипербол. Рассказ написан языком простого лагерного заключенного, именно поэтому используется очень много “блатных” слов и выражений. “Шмон, стучать куму, шестерка, придурни, падла” — все это нередко можно встретить в повседневной речи зэков.

В рассказе в изобилии встречаются и непечатные слова. Некоторые из них изменены Солженицыным в написании, но смысл у них остается тот же: “…бальник, …яди, грёбаный”. Особенно много их употребляет завстоловой, когда старается столкнуть напирающих зэков с крыльца столовой.

Я думаю, что для того, чтобы показать жизнь в лагере, царящие порядки и атмосферу, просто нельзя было этого не использовать. Время уходит, а выражения остаются, и, к сожалению, многие люди благополучно пользуются ими не только в современных зонах, но и обычном общении.

Солженицын рисует лагерный быт просто и обыденно, без показного драматизма – но это и не нужно, потому что скрытый драматизм присутствует там в каждом факте.

Мне кажется, сейчас такие произведения особенно нужны, потому что в последние годы усилилась тенденция идеализации прошлого. С одной стороны старое, советское поколение идеализирует те годы.

Совет

Это вызвано отчасти тем, что вопиющая социальная несправедливость, существовавшая и советское время – с теми же пенсионерами – не только не устранена, но и усилилась, а огромное социальное расслоение подчеркивает эту несправедливость.

К тому же огромная часть населения отказалась признавать беспощадную правду, не в силах поверить в то, что прекрасные идеалы их молодости были пропитаны ложью.

Эти люди и сейчас считают произведения, подобные роману “Архипелаг ГУЛАГ”, бессовестной клеветой и верят в то, что Сталин был народу родным отцом.

Отчасти способствует идеализации и то, что со старым временем люди ассоциируют свою молодость, мечты, надежды.

С другой стороны, молодое поколение, зачастую уже не представляющее всего ужаса советского времени, подпадает под обаяние умелых идеологов.

Вот потому я и считаю, что нужно читать произведения того времени – ведь нам, в нашей устроенной повседневности, не понять, каково это – лагерь, не понять, каково жить на свободе, но постоянно бояться, что на тебя напишут донос и за тобой придут, каково следить за каждой своей фразой и про каждого приятеля спрашивать себя – не предатель ли он? Все это трудно и страшно даже представить – но представлять надо, чтобы помнить свою историю, чтобы не допустить повторения ошибок прошлого.

Источник: https://school-essay.ru/rasskaz-solzhenicyna-odin-den-ivana-denisovicha.html

История создания и анализ повести «Один день Ивана Денисовича» — Сочинение по произведению А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Страница: [ 1 ] Крупные эпические произведения Солженицына сопровождаются как бы сжатыми, сгущенными их вариантами — рассказами и повестями. Сжатие времени и концентрация пространства — один из основных законов в художественном мире писателя.

Читайте также:  Почему часто говорят: бойся своих желаний? сочинение (егэ 11 класс итоговое)

Вот почему его талант тяготеет к жанру рассказа и повести. Однако это рассказ особого типа: его содержанием становится не эпизод из жизни человека, но вся жизнь этого человека, увиденная «сквозь призму» такого эпизода.

Можно сказать, что это рассказ, «помнящий» о своем родстве с эпопеей.

« Один день Ивана Денисовича » был написан в 1959 г. за сорок дней — в перерыве между работой над главами романа «В круге первом».

Обратите внимание

Жизнь русского мужика в лагерной зоне — та непосредственная реальность, с которой знакомится читатель повести. Однако тематика произведения не сводится к лагерному быту.

В «Одном дне…» помимо подробностей «выживания» человека в зоне содержатся пропущенные через сознание героя детали современной жизни в деревне.

В рассказе бригадира Тюрина — свидетельства о последствиях коллективизации в стране. В спорах лагерных интеллигентов — обсуждение некоторых явлений советского искусства (фильма С. Эйзенштейна «Иоанн Грозный», театральной премьеры Ю. Завадского). Многие подробности советской истории упоминаются в связи с судьбами солагерников Шухова.

Таким образом, главной темой повести, как и всего творчества Солженицына, является тема судьбы России. Частные, локальные темы повести органично вписаны в ее общую тематическую «карту».

Показательна в этом отношении тема судеб искусства в тоталитарном государстве. Так, лагерные художники «пишут для начальства картины бесплатные, а еще в черед ходят на развод номера писать».

По мысли Солженицына, искусство советской эпохи стало частью аппарата угнетения.

Мотив деградации искусства поддержан и эпизодом размышлений Шухова о деревенских кустарях, производящих крашеные «ковры». Сюжет повести — хроникальный. Но хотя сюжетную основу повести составили события всего лишь одного дня, воспоминания главного героя позволяют представить и его предлагерную биографию.

Вот ее канва: Иван Шухов родился в 1911 г. и провел довоенные годы в деревне Темгенево. В его семье — две дочери (единственный сын рано умер). На войне Шухов — с ее первых дней. Был ранен. Попал в плен, откуда сумел бежать.

Был осужден в 1943 г. по сфабрикованному делу за «измену родине». На момент сюжетного действия отсидел восемь лет (действие рассказа происходит в один из январских дней 1951 г. в каторжном лагере в Казахстане). Система персонажей. Хотя большая часть персонажей повести обрисована лаконичными средствами, писатель сумел добиться пластической выразительности образов солагерников Шухова.

Здесь мы видим богатство человеческих типов, разноцветье индивидуальностей. Порой писателю достаточно одного-двух фрагментов, нескольких экспрессивных зарисовок, чтобы в памяти читателя надолго остался тот или иной персонаж. Солженицын чуток к сословной, профессиональной и национальной специфике человеческих характеров.

Важно

Даже периферийные персонажи обрисованы с тем точно рассчитанным нажимом, который позволяет во внешности человека разглядеть суть его характера. Процитируем две контрастные по общему тону зарисовки. Вот первая: «Темный, да длинный, да насупленный — и носится быстро.

Вынырнет из барака: «А тут что собрались?» — Не ухоронишься. Поперву он еще плетку таскал, как рука до локтя, кожаную, крученую. В БУРе ею сек, говорят» (начальник режима лейтенант Волковой). Вторая: «Изо всех пригорбленных лагерных спин его спина отменна была прямизною, и за столом казалось, будто он еще сверх скамейки под себя что подложил.

… Зубов у него не было ни сверху, ни снизу ни одного: окостеневшие десны жевали хлеб за зубы.

Лицо его все вымотано было, но не до слабости фитиля-инвалида, а до камня тесаного, темного» (старый заключенный Ю-81, о котором Шухов знает, «что он по лагерям да по тюрьмам сидит несчетно, сколько советская власть стоит»).

Система образов «Одного дня Ивана Денисовича» отражает композиционное мастерство писателя. Отношения между персонажами подчинены строжайшей лагерной иерархии.

Между заключенными и лагерной администрацией — непроходимая пропасть. Обращает на себя внимание отсутствие в повести имен, а порой и фамилий многочисленных надсмотрщиков и охранников (их индивидуальность проявляется лишь в степени свирепости и формах насилия над заключенными).

Напротив, вопреки обезличивающей системе номеров, присвоенных лагерникам, многие из них присутствуют в сознании героя с их именами, а иногда и отчествами. Это свидетельство сохранившейся индивидуальности не распространяется на так называемых фитилей, придурков и стукачей.

В делом, показывает Солженицын, система тщетно пытается превратить живых людей в механические детали тоталитарной машины.

В этом отношении особенно важны в повести, помимо главного героя, образы бригадира Тюрина, его помощника Павло, кавторанга Буйновского, латыша Кильгаса и баптиста Алешки. Главным героем Солженицын сделал русского крестьянина, «обыкновенного» мужика.

Совет

Хотя обстоятельства лагерной жизни — заведомо «исключительные», из ряда вон выходящие, писатель намеренно акцентирует в своем герое « нормальность », внешнюю неброскость поведения.

По мысли писателя, в чем-то созвучной толстовским взглядам, судьба страны зависит от природной стойкости и врожденной нравственности простого человека.

Главное в Шухове — неистребимое внутреннее достоинство. Даже прислуживая своим более образованным солагерникам, Иван Денисович не изменяет вековым мужицким привычкам и «себя не роняет».

Народный характер Шухова — в неумении и нежелании жаловаться на тяготы, в способности «обустроиться» даже в заведомо неблагоприятной обстановке.

В характеристике Ивана Денисовича очень важны подробности его рабочей сноровки: и то, как Шухову удалось обзавестись собственным удобным мастерком; и то, как он припрятывает куски алюминиевой проволоки, чтобы позднее отлить из нее ложки; и упоминание о складном ножичке, который был выточен и умело припрятывается Шуховым.

Далее на первый взгляд незначительные подробности существования героя, его бытовые привычки, своеобразный крестьянский этикет и манера держаться — все это получает в контексте повести значение ценностей, позволяющих сохраниться человеческому в человеке.

Так, например, Шухов всегда просыпается за полтора часа до развода. Именно в эти утренние минуты он принадлежит сам себе.

Герою важны эти мгновения фактической свободы и потому, что «всегда можно подработать», и потому что они позволяют ему побыть собой, выжить как личности.

Обратите внимание

Категории времени и пространства в повести. Особенности предметной детализации. Проза Солженицына обладает качеством особой убедительности в передаче жизненных явлений — тем, что принято называть пластичностью образного строя. Рассказанная писателем история об одном дне из жизни заключенного воспринималась первыми читателями «Ивана Денисовича» как документальная, непридуманная.

Действительно, образы большей части персонажей повести созданы на основе реальных прототипов — подлинных, из жизни взятых натур. По признанию самого писателя, таковы, например, образы бригадира Тюрина, кавторанга Буйновского, многих других заключенных и охранников.

А вот главный герой повести Иван Денисович Шухов, по свидетельству автора, — образ составной: он сложен из портретных примет и деталей биографии солдата-артиллериста той батареи, которой командовал на фронте будущий автор повести, но его лагерная специальность, строй чувств и мыслей переданы ему от заключенного №854 — А. И.Солженицына.

Приметами непридуманной реальности наполнены описательные фрагменты повести. Кажется, что они перенесены сюда из жизни напрямую, «без обработки».

Таковы портретная характеристика самого Шухова (бритая, беззубая и будто усохшая голова; его манера двигаться; искривленная ложка, которую он заботливо прячет за голенище валенка и т. п.

); ясно нарисованный план зоны с вахтой, санчастью, бараками; психологически убедительное описание чувств заключенного при обыске.

Любая деталь поведения узников или их лагерного быта переданы почти физиологически конкретно.

Значит ли это, что писатель всего лишь добросовестно воспроизвел здесь картины реальной жизни? При внимательном прочтении повести выясняется, что эффект жизненной убедительности и психологической достоверности — результат не только сознательного стремления писателя к максимальной точности, но и следствие его незаурядного композиционного мастерства. Удачная формулировка о художественной манере Солженицына принадлежит литературоведу Аркадию Белинкову: «Солженицын заговорил голосом великой литературы, в категориях добра и зла, жизни и смерти, власти и общества…

Он заговорил об одном дне, одном случае, одном дворе… День, двор и случай Солженицына — это синекдохи добра и зла, жизни и смерти, взаимоотношений человека и общества».

Важно

В этом высказывании литературоведа точно подмечена взаимосвязь формально-композиционных категорий времени, пространства и сюжета с нервными узлами проблематики Солженицына.

Один день в повести писателя содержит сгусток судьбы человека, своего рода выжимку из его жизни.

Нельзя не обратить внимание на чрезвычайно высокую степень детализации повествования: каждый факт дробится на мельчайшие составляющие, большая часть которых подается крупным планом.

Солженицын любит «кинематографические» композиционные приемы (в эпопее «Красное колесо», например, он введет в качестве композиционной единицы текста понятие «экран»).

Необыкновенно тщательно, скрупулезно следит автор, как его герой одевается перед выходом из барака, как он надевает тряпочку-намордник или как до скелета объедает попавшуюся в супе мелкую рыбешку.

Даже такая, казалось бы, незначительная «гастрономическая» деталь, как плавающие в похлебке рыбьи глаза, удостаивается в ходе повести отдельного «кадра». Такая дотошность изображения должна была бы утяжелить повествование, замедлить его, однако этого не происходит. Внимание читателя не только не утомляется, но еще больше обостряется, а ритм повествования не становится монотонным.

Дело в том, что солженицынский Шухов поставлен в ситуацию между жизнью и смертью: читатель заражается энергией писательского внимания к обстоятельствам этой экстремальной ситуации. Каждая мелочь для героя — в буквальном смысле вопрос жизни и смерти, вопрос выживания или умирания.

Поэтому Шухов (а вместе с ним читатель) искренне радуется каждой найденной вещице, каждой лишней крошке хлеба.

Совет

Кроме того, монотонность тщательных описаний искусно преодолевается писателем благодаря использованию им экспрессивного синтаксиса: Солженицын избегает растянутых периодов, насыщая текст стремительными рублеными фразами, синтаксическими повторами, эмоционально окрашенными восклицаниями и вопросами.

Любая частность описания, любой взгляд или оценка, опасение или облегчение — все передано через восприятие самого героя.

Потому-то и нет в описательных фрагментах ничего нейтрального, чисто описательного: все заставляет помнить о чрезвычайности ситуации и о подстерегающих героя ежеминутно опасностях.

День — та «узловая» точка, через которую в повести Солженицына проходит вся человеческая жизнь.

Вот почему хронологические и хронометрические обозначения в тексте насыщаются символическими значениями.

Такова, например, одна из производственных сцен на строительстве ТЭЦ: Шухов по солнцу определяет время полдня, однако кавторанг Буйновский поправляет его, упоминая принятый по этому поводу Советской властью декрет.

Речь идет о постановлении советского правительства 1930 года, согласно которому вводилось декретное время: к поясному времени конкретной местности прибавлялся один час. Цель нововведения — более рациональное использование светлого времени суток.

В тексте, однако, этот факт соотносится с важным мотивом противоестественности всей лагерной практики и — шире — всей советской системы.

Обратите внимание

Насилие над жизнью оказывается всеохватным, вот почему герой задается вопросом: «Неуж и солнце ихим декретам подчиняется?» Внешне нейтральные хронологические «метки», упоминаемые в разговоре о том или ином персонаже, — один из способов проявления авторской позиции.

Солженицыну важно «незаметно» сообщить читателю, когда были арестованы и начали лагерную жизнь первый бригадир Шухова Куземин и нынешний его бригадир Тюрин. Это, соответственно, 1931 г. (к 1943 г. Куземин сидит уже двенадцать лет) и 1932 г. ( к январю 1951 г. Тюрин уже девятнадцать лет в зоне). Отсчет эпохи тоталитаризма автор ведет не с 1937 г., а уже с первых лет советской власти.

В этом отношении позиция Солженицына была на фоне «оттепельных» шестидесятых годов необыкновенно смелой: в отличие от критиков «культа личности», писатель сумел сказать всю правду о советской эпохе.

Особенно важно, что в тексте сближаются друг с другом, порой почти становясь синонимами, понятия «день» и «жизнь».

Такое семантическое сближение осуществляется через универсальное в рассказе понятие «срок».

Срок — это и отмеренное заключенному наказание, и внутренний распорядок тюремной жизни, и — самое важное — синоним человеческой судьбы и напоминание о самом главном, последнем сроке человеческой жизни.

Тем самым временные обозначения приобретают в повести глубинную морально-психологическую окраску. Важность категории времени в повести отражается в том, что его первая и последняя фразы посвящены именно времени.

Само движение стрелки часов — важный фактор движения сюжета (обратите внимание на частоту упоминаний о времени в тексте).

Важно

Событийный и предметный материал в повести компонуется будто с использованием метронома. Место действия также необычайно значимо.

Пространство лагеря враждебно узникам, особенно опасны открытые участки зоны: каждый заключенный торопится как можно быстрее перебежать участки между помещениями, он опасается быть застигнутым в таком месте, спешит юркнуть в укрытие барака.

В противоположность героям русской литературы, традиционно любящим ширь, даль, ничем не стесненное пространство, Шухов и его солагерники мечтают о спасительной тесноте укрытия. Барак оказывается для них домом, — со скрытой иронией показывает автор.

Пространство в повести выстраивается концентрическими кругами: сначала описан барак, затем очерчена зона, далее рисуется переход по степи, стройка, после чего пространство снова сжимается до размеров барака. Замкнутость круга в художественной топографии повести получает символическое значение. Обзор узника ограничен обнесенной проволокой окружностью.

Заключенные отгорожены даже от неба: пространственная вертикаль резко сужена. Сверху их беспрерывно слепят прожектора, нависая так низко, что будто лишают людей воздуха.

Для них нет горизонта, нет неба, нет нормального круга жизни.

Но есть еще внутреннее зрение заключенного — пространство его памяти; а в нем преодолеваются замкнутые окружности и возникают образы деревни, России, мира. Особенности повествования.

Воссоздавая образ простого русского человека, Солженицын добивается почти полного слияния авторского голоса и речи героя. В композиционном отношении интересно, что вся повесть выстроена как несобственно-прямая речь Ивана Денисовича. Страница: [ 1 ]

Источник: http://sochbox.com/istoriya-sozdaniya-i-analiz-povesti-quot-odin-den-ivana-denisovicha-quot-sochinenie-po-proizvedeniyu-a-i-solzhenicyna-odin-den-ivana-denisovicha/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector