Сочинение анализ рассказа окаянные дни бунина

Рефераты, дипломные, курсовые работы — бесплатно: Библиофонд!

“Окаянные дни” Бунина

Бунин, как мы знаем, решительно отвечает на Февральскую, а затем и Октябрьскую революцию 1917 года. В пору братоубийственной гражданской войны он занял недвусмысленную позицию противника большевизма.

Бунин характеризует революцию как начало безусловной гибели России в качестве великого государства, как развязывание самых низменных и диких инстинктов, как кровавый пролог коэффициент неисчислимым бедствиям, какие ожидают интеллигенцию, трудовой народ, страну.

Мыслью о трагической судьбе России подсвечено с большей или меньшей силой вес бунинское творчество эмигрантской поры.

Обратите внимание

21 октября 1928 года в Грасе Галина Кузнецова, последняя любовь Бунина, записала: “В сумерки Иван Алексеевич вошел ко мне и дал свои “Окаянные дни”.

Как тяжел этот дневник!! Как ни будь он прав – тяжело это накопление гнева, ярости, бешенства временами. Коротко сказала что-то по этому поводу – рассердился! Я виновата, конечно.

Он это выстрадал, он был в известном возрасте, когда писал это….”

Эту книгу, как я уже говорил, у нас обходили молчанием, или бранили.

Между тем, при всем накоплении в ней “гнева, ярости, бешенства”, а может быть, именно поэтому, книга написана необыкновенно сильно, темпераментно, “личностно”.

Он крайне субъективен, тенденциозен, этот художественный дневник 1918-1919годов, с отступлением в предреволюционную пору и в дни Февральской революции.

Политические оценки в нем дышат враждебностью, даже ненавистью коэффициент большевизму и его вождям.

Но без “Окаянных дней” трудно понять Бунина.

Книга проклятий, расплаты и мщения, пусть словесного, она по темпераменту, желчи, ярости не имеет ничего равного в “больной” и ожесточенной белой публицистике. Потому что и в гневе, аффекте, почти исступлении Бунин остается художником: и в односторонности великой – художником. Это только его боль, его мука, которую он унес с собой в изгнание.

Предельная чувствительность честность и порядочность Бунина, его чувство независимости, собственного достоинства, неспособность лгать, притворятся, идти на компромисс со своей совестью и своими убеждениями – все это было жестоко попрано в хаосе гражданской войны.

Он увидел ее только с одной стороны. Однако ведь красный террор был такой же реальностью, что и белый, и даже ему предшествовал. Производились массовые расстрелы заложников, уничтожались сдавшиеся в плен офицеры и юнкера.

Лейтмотив “Окаянных дней” очень мрачный, можно сказать – беспросветный.

Важно

На страницы Бунина выплескивается улица; митингуют, спорят до хрипоты или же ропщут, жалуются, угрожают разношерстные лица – коренные москвичи и сошедшиеся в российскую столицу рабочие, солдаты, крестьяне, барыни, офицеры, “господа”, просто обыватели.

Источник: https://www.BiblioFond.ru/view.aspx?id=83256

45 Анализ публицистических текстов М. Горького и И. Бунина (несвоевременные мысли и окаянные дни) » Шпоры для студентов

Книга окаянные дни построенная на дневниковых записях периода революции и гражданской войны была опубликована на западе в 1935 года, а в россии спустя 60 лет. Некоторые критики 80-х годов писали о ней лишь как об отражении ненависти автора к большевистской власти: «Нет здесь ни России, ни ее народа в дни революции, ни прежнего Бунина-художника. Есть лишь одержимый ненавистью человек.

«окаянство» — недостойная жизнь во грехе. Акаткин (филологические записки) находит в книге не только гнев, но и жалость, подчеркивает непримиримость писателя к лицедейству: «повсюду грабежи, еврейские погромы, расстрелы, дикое озлобление, но об этом с восторгом пишут: «народ объят музыкой революции».

«Окаянные дни» представляют большой интерес сразу в нескольких отношениях. Во-первых, в историко-культурологическом плане «Окаянные дни» отражают, порой с фотографической точностью, эпоху революции и гражданской войны и являются свидетельством восприятия, переживаний и раздумий русского писателя-интеллигента этого времени.

Во-вторых, в историко-литературном отношении «Окаянные дни» представляют собой яркий образец бурно развивавшейся с начала XX века документальной литературы.

Сложное взаимодействие общественной мысли, эстетических и философских исканий и политической обстановки привело к тому, что дневники, воспоминания и произведения, основанные непосредственно на реальных событиях, заняли видное место в творчестве самых разных авторов и перестали быть, по терминологии Ю. Н. Тынянова, «фактом быта», превратившись в «литературный факт».

В-третьих, с точки зрения творческой биографии И. А. Бунина «Окаянные дни» являются важной частью наследия писателя, без учета которой полноценное изучение его творчества представляется невозможным.

«Окаянные дни» впервые печатались с большими перерывами в 1925-1927 гг. в парижской газете «Возрождение», созданной на деньги нефтепромышленника А. О. Гукасова и задуманной «как «орган национальной мысли».

В своем дневнике, озаглавленном «Окаянные дни», Иван Алексеевич Бунин выразил свое резко отрицательное отношение к революции, свершившейся в России в октябре 1917 г.

Он хотел в «Окаянных днях» столкнуть осеннюю, увядающую красоту прежнего и трагическую бесформенность нынешнего времени. Писатель видит, как «горестно и низко клонит голову Пушкин под облачным с просветами небом, точно опять говорит: «Боже, как грустна моя Россия!».

Этому малопривлекательному новому миру, как образец уходящей красоты, представлен новый мир: «Опять несет мокрым снегом. Гимназистки идут облепленные им — красота и радость… синие глаза из-под поднятой к лицу меховой муфты…

Что ждет эту молодость?» Бунин боялся, что судьба красоты и молодости в советской России будет незавидной.

«Окаянные дни» окрашены грустью предстоящего расставания с Родиной.

Совет

Глядя на осиротевший Одесский порт, автор вспоминает свой отъезд отсюда в свадебное путешествие в Палестину и с горечью восклицает: «Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили, не понимали, — всю эту мощь, богатство, счастье…

» За распадом российской дореволюционной жизни Бунин угадывает распад мировой гармонии. Единственное утешение он видит в религии.

И неслучайно «Окаянные дни» завершаются следующими словами: «Часто заходим в церковь, и всякий раз восторгом до слез охватывает пение, поклоны священнослужителей, каждение, все это благолепие, пристойность, мир всего того благого и милосердного, где с такой нежностью утешается, облегчается всякое земное страдание.

И подумать только, что прежде люди той среды, к которой и я отчасти принадлежал, бывали в церкви только на похоронах!.. И в церкви была все время одна мысль, одна мечта: выйти на паперть покурить.

А покойник? Боже, до чего не было никакой связи между всей его прошлой жизнью и этими погребальными молитвами, этим венчиком на Костяном лимонном лбу!» Писатель ощущал свою ответственность «месте со значительной частью интеллигенции за то» что в стране произошла, как ему казалось, культурная катастрофа.

Он корил себя и других за прошлое равнодушие к делам религии, полагая, что благодаря этому к моменту революции пуста была народная душа. Глубоко символичным представлялось Бунину, что русские интеллигенты бывали в церкви до революции только на похоронах. Вот и пришлось в результате хоронить Российскую империю со всей ее многовековой культурой! Автор «Окаянных: дней» очень Верно заметил; «Страшно сказать, но правда; не будь народных бедствий (в дореволюционной России. — Б. С.), тысячи интеллигентов были бы прямо несчастнейшие люди. Как же тогда заседать, протестовать, о чем кричать и писать? А без этого и жизнь не в жизнь была». Слишком многим в РОССИИ протест против социальной несправедливости был нужен только ради самого протеста* только затем, чтобы не скучно было жить.

Крайне скептически относился Бунин и к творчеству тех писателей, что в той или иной степени приняли революцию. В «Окаянных днях» он с излишней категоричностью утверждал: «Русская литература развращена за последние десятилетия необыкновенно. Улица, толпа начала играть очень большую роль. Всё — то и литература особенно — выходит на улицу, связывается с нею и подпадает под ее влияние.

И улица развращает, нервирует уже хотя бы по одному тому, что она страшно неумеренна в своих хвалах, если ей угождают. В русской литературе теперь только «гении». Изумительный урожай! Гений Брюсов, гений Горький, гений Игорь Северянин, Блок, Белый.

Как тут быть спокойным, когда так легко и быстро можно выскочить в гении? И всякий норовит плечом пробиться вперед, ошеломить, обратить на себя внимание». Писатель был убежден, что увлечение общественно-политической жизнью пагубно сказывается на эстетической стороне творчества.

Обратите внимание

Революция, провозгласившая примат политических целей над общекультурными, по его мнению, способствовала дальнейшему разрушению Русской литературы. Начало же этого процесса Бунин связывал с декадентскими и модернистскими течениями конца XIX — начала XX века и считал далеко

Не случайным, что писатели соответствующего направления оказались в революционном лагере

Писатель понимал, что последствия переворота уже необратимы, но смириться и принять их ни в коем случае не желал. Бунин приводит в «Окаянных днях» характерный диалог старика из «бывших» с рабочим: «У вас, конечно, ничего теперь не осталось, ни Бога, ни совести», — говорит старик. «Да, не осталось». — «Вы вон пятого мирных людей расстреливали».

— «Ишь ты! А как вы триста лет расстреливали?» Ужасы революции народом воспринимались как справедливое возмездие за трехсотлетнее угнетение в царствование дома Романовых. Бунин это видел. И еще видел писатель, что большевики «ради погибели «проклятого прошлого» готовы на погибель хоть половины русского народа».

Оттого таким мраком веет со страниц бунинского дневника.

Бунин характеризует революцию как начало безусловной гибели России в качестве великого государства, как развязывание самых низменных и диких инстинктов, как кровавый пролог коэффициент неисчислимым бедствиям, какие ожидают интеллигенцию, трудовой народ, страну.

Между тем, при всем накоплении в ней “гнева, ярости, бешенства”, а может быть, именно поэтому, книга написана необыкновенно сильно, темпераментно, “личностно”.

Он крайне субъективен, тенденциозен, этот художественный дневник 1918-1919годов, с отступлением в предреволюционную пору и в дни Февральской революции.

Политические оценки в нем дышат враждебностью, даже ненавистью коэффициент большевизму и его вождям.

Книга проклятий, расплаты и мщения, пусть словесного, она по темпераменту, желчи, ярости не имеет ничего равного в “больной” и ожесточенной белой публицистике. Потому что и в гневе, аффекте, почти исступлении Бунин остается художником: и в односторонности великой – художником. Это только его боль, его мука, которую он унес с собой в изгнание.

Защиту культуры после победы революции, М. Горький смело выступал в печати против власти большевиков, он бросал вызов новому режиму. Эта книга была под запретом вплоть до “перестройки”.

А между тем она без посредников представляет позицию художника в канун и во время Октябрьской революции.

Она является одним из самых ярких документов периода Великой Октябрьской революции, ее последствий и установления новой большевистской власти.

«Несвоевременные мысли» — это серия из 58 статей, которые были опубликованы в газете «Новая жизнь», органе группы социал-демократов. Газета просуществовала чуть больше года — с апреля 1917-го по июль 1918-го, когда она была закрыта властями как оппозиционный орган печати.

Важно

Изучая произведения Горького 1890–1910-х годов, можно отметить наличие в них высоких надежд, которые он связывал с революцией. О них Горький говорит и в «Несвоевременных мыслях»: революция станет тем деянием, благодаря которому народ примет “сознательное участие в творчестве своей истории”, обретёт “чувство родины”, революция была призвана “возродить духовность” в народе.

Но вскоре после октябрьских событий (в статье от 7 декабря 1917 года), уже предчувствуя иной, чем он предполагал, ход революции, Горький с тревогой вопрошает: “Что же нового даст революция, как изменит она звериный русский быт, много ли света вносит она во тьму народной жизни?”. Эти вопросы были адресованы победившему пролетариату, который официально встал у власти и “получил возможность свободного творчества”.

Читайте также:  Образ и характеристика кирсанова в романе что делать чернышевского сочинение

Главная цель революции, по Горькому, нравственная — превратить в личность вчерашнего раба.

А в действительности, как с горечью констатирует автор «Несвоевременных мыслей», октябрьские события и начавшаяся гражданская война не только не несли “в себе признаков духовного возрождения человека”, но, напротив, спровоцировали “выброс” самых тёмных, самых низменных — “зоологических” — инстинктов. “Атмосфера безнаказанных преступлений”, снимающая различия “между звериной психологией монархии” и психологией “взбунтовавшихся” масс, не способствует воспитанию гражданина, — утверждает писатель.

«За каждую нашу голову мы возьмём по сотне голов буржуазии»”. Идентичность этих заявлений свидетельствует о том, что жестокость матросской массы была санкционирована самой властью, поддерживалась “фанатической непримиримостью народных комиссаров”. Это, считает Горький, “не крик справедливости, а дикий рёв разнузданных и трусливых зверей”.

СЛедующее принципиальное расхождение между Горьким и большевиками кроется во взглядах на народ и в отношении к нему. Вопрос этот имеет несколько граней.

Прежде всего Горький отказывается “полуобожать народ”, он спорит с теми, кто, исходя из самых благих, демократических побуждений, истово верил “в исключительные качества наших Каратаевых”.

Вглядываясь в свой народ, Горький отмечает, “что он пассивен, но — жесток, когда в его руки попадает власть, что прославленная доброта его души — карамазовский сентиментализм, что он ужасающе невосприимчив к внушениям гуманизма и культуры” .

Но писателю важно понять, почему народ — таков: “Условия, среди которых он жил, не могли воспитать в нём ни уважения к личности, ни сознания прав гражданина, ни чувства справедливости, — это были условия полного бесправия, угнетения человека, бесстыднейшей лжи и зверской жестокости”.

Следовательно, то дурное и страшное, что проступило в стихийных акциях народных масс в дни революции, является, по мысли Горького, следствием того существования, которое в течение столетий убивало в русском человеке достоинство, чувство личности.

Совет

Значит, революция была нужна! Но как же совместить необходимость в освободительной революции с той кровавой вакханалией, которой революция сопровождается? “Этот народ должен много потрудиться для того, чтобы приобрести сознание своей личности, своего человеческого достоинства, этот народ должен быть прокалён и очищен от рабства, вскормленного в нём, медленным огнём культуры”.

В чем же состоит суть расхождений М. Горького с большевиками по вопросу о народе.

Опираясь на весь свой предшествующий опыт и на свою многими делами подтверждённую репутацию защитника порабощённых и униженных, Горький заявляет: “Я имею право говорить обидную и горькую правду о народе, и я убеждён, что будет лучше для народа, если эту правду о нём скажу я первый, а не те враги народа, которые теперь молчат да копят месть и злобу, чтобы… плюнуть злостью в лицо народа…”.

Рассмотрим один из самых принципиальных расхождений Горького с идеологией и политикой “народных комиссаров” — спор о культуре.

Это стержневая проблема публицистики Горького 1917–1918 годов. Не случайно, издавая свои «Несвоевременные мысли» отдельной книгой, писатель дал подзаголовок «Заметки о революции и культуре». В этом заключается парадоксальность, “несвоевременность” горьковской позиции в контексте времени.

Приоритетное значение, которое он придаёт культуре в революционном преображении России, могло показаться многим его современникам чрезмерно преувеличенным.

В подорванной войной, раздираемой социальными противоречиями, отягощённой национальным и религиозным гнётом стране самыми первостепенными задачами революции представлялось осуществление лозунгов: “Хлеб голодным”, “Землю крестьянам”, “Заводы и фабрики рабочим”.

А по мнению Горького, одной из самых первостепенных задач социальной революции является очищение душ человеческих — в избавление “от мучительного гнёта ненависти”, “смягчение жестокости”, “пересоздание нравов”, “облагораживание отношений”. Чтобы осуществить эту задачу, есть только один путь — путь культурного воспитания.

Однако писатель наблюдал нечто прямо противоположное, а именно: “хаос возбуждённых инстинктов”, ожесточение политического противостояния, хамское попрание достоинства личности, уничтожение художественных и культурных шедевров.

Во всём этом автор винит в первую очередь новые власти, которые не только не препятствовали разгулу толпы, но даже провоцировали её. Революция “бесплодна”, если “не способна… развить в стране напряжённое культурное строительство”, — предупреждает автор «Несвоевременных мыслей».

И по аналогии с широко распространённым лозунгом “Отечество в опасности!” Горький выдвигает свой лозунг: “Граждане! Культура в опасности!”

Обратите внимание

В «Несвоевременных мыслях» Горький подвергает резкой критике вождей революции: В. И. Ленина, Л. Д. Троцкого, Зиновьева, А. В. Луначарского и других.

И писатель считает нужным через голову своих всевластных оппонентов непосредственно обратиться к пролетариату с тревожным предупреждением: “Тебя ведут на гибель, тобою пользуются как материалом для бесчеловечного опыта, в глазах твоих вождей ты всё ещё не человек!”.

Жизнь показала, что эти предупреждения не были услышаны. И с Россией, и с её народом произошло то, против чего предостерегал автор «Несвоевременных мыслей». Справедливости ради надо сказать, что сам Горький тоже не оставался последовательным в своих воззрениях на происходившую в стране революционную ломку

Источник: http://shporiforall.ru/otechestvennaya-literatura-20-veka/45-analiz-publicisticheskix-tekstov-m-gorkogo-i-i-bunina-nesvoevremennye-mysli-i-okayannye-dni.html

Статьи

№ 4 ' 2013Скачать весь номер

Содержание:

  • Колонка редактора«Поколение безработных»<\p>—Ключевые слова: поколение безработных, колонка редактора
  • История журналистики«Содержание и формы военной пропаганды в советской печати для женщин (1920—1930-х гг.)»<\p>В статье анализируется содержание и формы военной пропаганды в советских журналах для женщин в 1920-1930-е гг. Это исследование позволяет проследить, как создавались образы героинь этой эпохи, как транслировались ценностные установки для женщин. Тема военной подготовки женщин была актуальна весь указанный период, она связана с пропагандой борьбы за равноправие женщин, за овладение «мужскими» профессиями. Кроме того, формировалось представление о том, что женщина может и должна с оружием в руках защищать свою страну.Ключевые слова: история советской печати, военная пропаганда для женщин, советские журналы для женщин, образы женщин 1930-х гг.
  • ««Окаянные дни»: особенности работы И.А. Бунина с фактическим материалом»<\p>В основе статьи лежит доклад, прочитанный автором в мае 2012 г. в Казани в рамках IV Международной научной конференции «Синтез документального и художественного в литературе и искусстве». На примере «Окаянных дней» в статье рассматриваются основные принципы и приемы работы И.А. Бунина с фактическим материалом, в качестве которого у писателя выступают тексты чужих газетных публикаций, а также собственные дневниковые записи 1915—1922 гг. и публицистические произведения периода Гражданской войны и первых лет эмиграции. Сопоставляя первоисточники с их «эквивалентами» в «Окаянных днях», автор выявляет характер литературных трансформаций, которым Бунин подвергал исходный фактический материал.Ключевые слова: И.А. Бунин, «Окаянные дни», фактический материал, художественная переработка
  • Язык СМИ«Вербальный континуум «гипотетичность/недостоверность» в массово-информационном дискурсе»<\p>В статье анализируются языковые единицы, которые привносят в массовый информационный дискурс семантику гипотетичности/недостоверности (маркеры неточности, приблизительности). Делается вывод о том, что использование таких единиц подготавливает почву для манипулирования сознанием массовой аудитории.Ключевые слова: гипотетичность, недостоверность, семантическое поле, манипулирование, гипотетическая реальность
  • «Об особенностях стилистических ошибок в рерайтерских новостных интернет-сообщениях (на примере материалов агентств newsru.com и lenta.ru)»<\p>Автор исследует рерайтерское направление создания новостных интернет-сообщений, их специфику, обусловленную как способом производства информационного продукта, так и требованиями потребителя. Автор рассматривает стилистические ошибки в новостных материалах агентств, наиболее последовательно специализирующихся на рерайтерстве.Ключевые слова: интернет-текст, мультимедийное сообщение, рерайтинг, стилистические ошибки
  • Зарубежная журналистика«Британские таблоиды в электоральном процессе: пример медиакратии или «слабая сила»?»<\p>Автор реконструирует имеющиеся в атлантической медиаполитологии доказательства электорального влияния таблоидной прессы (на примере газет Великобритании). Делается вывод о наличии ограниченного «эффекта газеты “Сан ”». Выдвигается гипотеза о символическом значении визуально выраженных «таблоидных поворотов» в предвыборных кампаниях.Ключевые слова: медиаполитология, медиакратия, всеобщие выборы, пресса Великобритании, таблоидная журналистика
  • Теория журналистики и СМИ«Медийность в текстах СМИ и понятие медийного модуля »<\p>В статье ставится вопрос о взаимодействии коммуникативистики и теории СМИ в создании и интерпретации медийных текстов. Медийность трактуется в содержательно-событийном аспекте с позиций информационно-кулыпурологического анализа текстов и дискурсов в СМИ. Подчеркивается роль медийных текстов в непрерывном самообразовании потребителей инфопродукции. Сделаны выводы о необходимости внедрения новой терминологии в теорию журналистики и защиты миссии журналистики в пространстве массовой культуры.Ключевые слова: масс-медиа, медийность, медийный модуль, теория массовых коммуникаций, противоречия медиапотребления, массовая культура, СМИ
  • Экономика СМИ«Бизнес-процессы в новостной журналистике»<\p>В статье авторы представляют результаты исследования бизнес-процессов, протекающих при подготовке новостного материала в деловых СМИ. Приводится описание концептуального и методологического аппарата, необходимого для декомпозиции процесса создания новостного материала. Авторы приводят разбор реальных примеров работы над материалом с точки зрения принципов операционного управления.Ключевые слова: операционное управление СМИ, бизнес-процессы, декомпозиция, типичные процессы, оптимизация, стандартизация, кодификацияВырковский А.В., Борисяк Д.А. 90

Источник: http://vestnik.journ.msu.ru/books/2013/4/okayannye-dni-osobennosti-raboty-i-a-bunina-s-fakticheskim-materialom/

Иван Бунин “Окаянные дни” (1926)

Писать о нынешней ситуации стоит всегда, чтобы оставить потомкам точку зрения на происходящие события от лица очевидца.

Подумать только, Иван Бунин скрупулёзно записывал свои мысли в дневник, часть из которых позже опубликовал, а другую – потерял, надёжно спрятав и так и не отыскав, спешно покидая Одессу и навсегда уезжая из России. Его мнение было и останется личным пониманием того времени.

Годы прошли, поменялись границы, на карте появились другие страны, а прошлое осталось в прошлом, да на страницах очевидцев, чья боль ощутимее информации из учебников по истории и плодов вымысла беллетристов в реконструкции утраченных страстей.

Царь отрёкся от Империи, большевики взяли власть: понеслась круговерть событий. Поступить правильно не сможешь в любом случае, так как не знаешь – как поступить так, чтобы оказалось правильно.

Переступить через себя и согласиться на новые правила игры? Принять смену календарного стиля, основ орфографии – разве можно? Ждать немцев-освободителей или надеяться на успешное продвижение войск белых, с переменным успехом одолевающих красных, тут же теряющих захваченные позиции? А может всерьёз рассчитывать на коренной перелом в сознании людей, готовых не сегодня-завтра взорвать Кремль, родив нечто уродливое и непонятное?

Окаянные и тревожные дни нависли над Россией. Бунин болеет душой, не находя себе места. Его выводы из каждого момента – соединение чувств и эмоций: всплеск взбудораженной пены. В силу своей натуры Бунин язвительно отзывается о действительности, не питая надежд на светлое будущее, но и не вгоняя себя в чёрную хандру.

Он пребывает в подвешенном состоянии, готовый покинуть страну в любой момент, для начала переехав из Москвы в Одессу. Он уподобился сарафанному радио, помещая на страницы любые слухи, служащие хоть малой возможностью успокоить его метания.

Большевики сдают власть, Россия снова на пороге перемен, Ленин подкуплен немцами? Брожение в обществе отзывается брожением мыслей у Бунина.

В такой уж век родился Бунин. Спокойного времени не существует – человека постоянно сопровождают социальные потрясения: в центре бури всегда штиль. Бунин сожалеет; только было бы ему спокойней, живи он на пятьдесят или сто лет раньше? Будто тогда ситуация могла выглядеть иначе.

Не будь он Буниным, был бы Тургеневым и примерял на себя маску эпистолярного борца, а то и Радищевым, страдая за желание показать своё время с максимальной достоверностью. Можно пенять на свой век, называя его окаянным и взывая к утраченным надеждам на спокойное пребывание на данном свете.

Важно

Отнюдь, трещина от внутреннего разрыва проходит через все слои, поражая органы и больше всего сказываясь на психическом состоянии.

Энергия большевиков не сбавляла обороты, тогда как заряд людей старой формации, убыстряясь, сходил на нет. Бунин навсегда потерял Родину, ничего не сделав для её сохранения. Он отражает происходящее, осознаёт и печалится.

За бездействием следует крах. И когда на улицах людей расстреливают на месте, когда лютый голод наваливается, тогда Бунин принимает собственный исход за необходимость.

Его всё пуще одолевает тоска и боль – утраченного действительно уже не вернуть.

Позже в творчестве Бунина не раз возникнут аналогичные моменты, где действующие лица будут жить неспешной жизнью, понимая неотвратимость перемен, в итоге смиряясь с неизбежным и продолжая плыть по течению. В этом и есть точка зрения Бунина.

Он также всё понимал и осознавал задолго до того, как революция свершилась. А свершившись, революция стала набирать обороты. Обновляться Бунин не пожелал, не имея для этого ни сил, ни желания.

Он цинично отразил в дневнике пессимистический настрой: и теперь его мысли доступны потомкам.

Дополнительные метки: бунин окаянные дни критика, бунин окаянные дни анализ, бунин окаянные дни отзывы, бунин окаянные дни рецензия, бунин окаянные дни книга, Ivan Bunin, Cursed Days, Jours maudits

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Лабиринт | ЛитРес | Ozon | My-shop

Это тоже может вас заинтересовать:
– Стихотворения и рассказы
– Повести и рассказы
– Митина любовь
– Жизнь Арсеньева
– Воспоминания. Под серпом и молотом
– Тёмные аллеи

Источник: http://trounin.ru/bunin26/

Окаянные дни в жизни И.А. Бунина

Литвинова В.И.

(Методические рекомендации по изучению публицистики писателя в школе)

Государственный комитет РФ по высшему образованию

Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова

Абакан, 1995

В настоящей работе анализируется очерк И. А. Бунина «Окаянные дни» с учетом требований программ по литературе средней школы и филологических факультетов вузов. Ее цель — помочь изучающим филологию разобраться в сложностях литературного процесса 1918-1920-х гг., проследить судьбу русского интеллигента в революции, вникнуть в суть проблем, поднимаемых публицистикой начала века.

«Несвоевременные мысли» М. Горького и «Окаянные дни» И. Бунина относятся к числу тех художественных и философско-публицистических произведений, в которых по живым следам исторических событий запечатлен «русский строй души» времен революции и гражданской войны 1917-1921 г. г., о котором говорил А. Блок: «Он спутан и темен иногда, но за этой тьмой и путаницей…

вам откроются новые способы смотреть на человеческую жизнь…» Поэт призывал «перестать прозевывать открывающий новые дали» русский строй души. Литература 1917-1920 годов живо откликалась на все события, происходящие в России, вспомним хотя бы некоторые имена в связи с этим. В. Короленко, А. Блок, С. Есенин, В. Маяковский, Е. Замятин, А. Платонов, И. Бунин…

Но «прозевывание» — таки состоялось, оно началось после революции, когда под запретом оказались произведения, объявленные антисоветскими. Их не разрешалось печатать потому, что произведения указывали на негативные стороны революции, предупреждали об их опасности для будущего России.

Совет

Из литературы и общественной жизни были вычеркнуты роман «Мы» Е. Замятина, сборник «Из глубины», письма В. Короленко к А. Луначарскому, «Несвоевременные мысли» М. Горького. И можно только предполагать, каково было бы их воздействие на общественное и индивидуальное сознание людей.

Возможно, знание этих произведений в свое время приостановило бы массовое одурманивание людей идеей строительства коммунизма.

Постижению состояния души русского интеллигента в революционную эпоху мешает еще и то, что литература тех лет мало кем читается и исследуется, плохо изучена.

В результате идеологического промывания мозгов мы лишались возможности знать свою литературу, а значит и себя, особенности своего национального характера, своеобразия психологии своего народа.

За такое равнодушие к происходящему в революционные годы, за социальную, духовную, эстетическую слепоту наш народ заплатил дорогой ценой: уничтожением лучших людей, пробуждением низменных инстинктов, крушением высоких идеалов.

Видимо, надо было разобраться в так называемой «новой эре», эре отказа от общечеловеческих ценностей в пользу классовой борьбы; разобраться в «рождении нового человека».

Это, вероятно, было под силу таким личностям, которые оказались способны сопротивляться идеологическому нажиму.

Жизненный опыт убеждает нас, что человек может строить прогнозы, делать серьезные предсказания, если он умеет глубоко проникнуть в предшествующую историю страны, найти в ней вектор развития, тогда он может судить о будущем.

Пожалуй, таким миросозерцанием обладал И. А. Бунин. Вся его жизнь и деятельность выражены в словах, которые мы берем для эпиграфа работы.

РОССИЯ! КТО СМЕЕТ УЧИТЬ МЕНЯ ЛЮБВИ К НЕЙ?

В последний год своей жизни, в одну из бессонных январских ночей И. А.

Обратите внимание

Бунин написал в тетрадке: «Замечательно! Все о прошлом, о прошлом думаешь и чаще всего все об одном и том же в прошлом: об утерянном, пропущенном, счастливом, неоценимом, о непоправимых поступках своих, глупых и даже безумных, об оскорблениях, испытанных по причине своих слабостей, своей бесхарактерности, недальновидности и неотмщенности за эти оскорбления, о том, что слишком многое прощал, не был злопамятен, да и до сих пор таков. А ведь вот-вот все, все поглотит могила!». (1)

Эта краткая исповедь приоткрывает тайну характера И. А. Бунина, подтверждает сложность противоречивой его натуры, ярко обнаружившейся в «Окаянных днях». Окаянными назвал Бунин дни революции и гражданской войны.

КАКОВ ОСНОВНОЙ МОТИВ КНИГИ ?

Автор размышлял о России, русском народе в напряженнейшие годы его жизни, поэтому преобладающей становится интонация подавленности, униженности происходящим. Бунин передает читателю ощущение национальной катастрофы, не соглашается с официальной характеристикой вождя, исторических деятелей, писателей.

КАК МОГЛА ТАКАЯ КНИГА, РАЗОБЛАЧАЮЩАЯ ТОРЖЕСТВО ОКТЯБРЯ. ПОЯВИТЬСЯ В СТРАНЕ РАЗВИТОГО СОЦИАЛИЗМА ?

Официальному советскому литературоведению «Окаянные дни» были известны, и исследователи творчества И. А. Бунина должны были как-то увязывать признания автора с социалистической действительностью. Самое «простое» решение приняло «Литературное обозрение», сократив «нестерпимо грубые выпады в адрес Ленина», — и не надо ничего комментировать.

Более смелые критики пытались обойти вниманием «Окаянные дни», не заметив или не придав им должного значения. К примеру, А. Нинов утверждал, что «Окаянные дни» с художественной стороны не имеют никакой ценности: «Нет здесь ни России, ни ее народа в дни революции. Есть лишь одержимый ненавистью человек.

Эта книга правдива лишь в одном отношении — как откровенный документ внутреннего разрыва Бунина со старой либерально-демократической традицией». (2)

О. Михайлов сравнивал Бунина с юродивым; который, «шевеля вершами, под звон дурацкого колокольчика исступленно кричит хулы… проклинает революцию» (3).

Важно

Но была и подборка материала к 120-летию со дня рождения «Неизвестный Бунин» в литературно-художественном и общественно-политическом журнале Слово», в которой утверждались «пророческие мысли незабвенного Бунина, не дрогнувшего произнести высокую правду об Октябрьской революции и ее вождях», и было мнение М. Алданова, считавшего, что в «Окаянных днях» есть страницы лучшие из всего написанного писателем.

Такое разноликое отражение «Окаянных дней» в современной нашей литературной критике заставляет внимательнее отнестись к книге, составить свое мнение о писателе, преодолевшем в своей судьбе грань революции и гражданской войны.

Почему эти дни стали для И. А. Бунина окаянными? Как он воспринял революцию? Почему его судьба не стала похожей на судьбу, скажем, Есенина или Маяковского?

Попытаемся ответить на эти вопросы и другие с ними связанные, открыв для анализа полный текст бунинской книги — Собрание сочинений И. А. Бунина, т. X, Окаянные дни, «Петрополис», Берлин, 1935г. (репринтное издание).

«Окаянные дни» написаны одной из «самых прекрасных литературных форм» — дневниковой. Именно в личных записях автор предельно искренен, лаконичен, правдив. Все, что происходило вокруг него в первые дни 1918 и до июня 1919 г. нашло отражение на страницах книги.

КАКОВО ОТНОШЕНИЕ И. А. БУНИНА К РЕВОЛЮЦИИ ?

В целом «революционные времена не милостивы: тут бьют и плакать не велят».

Писатель размышлял о сути революции, сопоставляя эти события в разных странах в различное время и пришел к выводу о том, что они «все одинаковы, все эти революции!» Одинаковы в своем стремлении создать бездну новых административных учреждений, открыть водопад декретов, циркуляров, увеличить число комиссаров — «непременно почему-то комиссаров», — учредить многочисленные комитеты, союзы, партии.

https://www.youtube.com/watch?v=xsMAtIf1gD0

Бунину грустно замечать, что революции создают даже новый язык, «сплошь состоящий из высокопарнейших восклицаний в перемешку с самой площадной бранью по адресу грязных остатков издыхающей тирании». (4)

Пожалуй Бунин применил самое точное определение сути революций: «одна из самых отличительных черт революции — бешеная жажда игры, лицедейства, позы, балагана». (5)

Для человека, далекого от политики, становятся необъяснимыми многие обычные еще вчера явления жизни, он озлобляется, замыкается в своем мирке, культивирует в себе явные пороки. Все это Бунин выразил одним предложением: «В человеке просыпается обезьяна».

Совет

Как видим, человек в дни революции действительно входит в новый мир, но по Бунину — это не «светлое завтра», а палеолит.

От 9 июня Бунин записывает высказывание Наполеона о революции: …»честолюбие породило и погубит революцию. Прекрасным предлогом дурачить толпу остается свобода. Революция одурачила Россию.

Не случайно в 1924 г.

Бунин подробно остановился на сути революции и пытался доказать, что в силу революционных преобразований произошло великое падение России, а вместе с тем и вообще падение человека». (4)

По мнению Бунина, не было необходимости преобразовывать жизнь, «ибо, несмотря на все недостатки, Россия цвела, росла, со сказочной быстротой развивалась и видоизменялась во всех отношениях…

Была Россия, был великий, ломившийся от всякого скарба дом, населенный огромным и во всех смыслах могучим семейством, созданный благословенными трудами многих и многих поколений, освященный богопочитанием, памятью о прошлом и всем тем, что называется культурою. Что же с ним сделали?»

С болью и горечью Бунин констатирует, что свержение старого режима было осуществлено «ужасающе», над страной поднято интернациональное знамя «то есть претендующее быть знаменем всех наций и дать миру взамен синайских скрижалей и Нагорной проповеди, взамен древних божеских уставов, нечто новое и дьявольское. Основы разрушены, врата закрыты и лампады погашены. Но без этих лампад не бывать русской земле — и нельзя преступно служить ее тьме». (5)

Бунин не отрицает того факта, что идеологом социалистической революции был В. И. Ленин.

КАКУЮ ОЦЕНКУ ДАЕТ И. А. БУНИН ПРОЛЕТАРСКОМУ ВОЖДЮ В «ОКАЯННЫХ ДНЯХ»?

2 марта 1918 года он делает короткую запись: «Съезд Советов. Речь Ленина. О, какое это животное!» [с. 33] И как бы сверяя свои впечатления от знакомства с этим человеком, делает еще две записи.

Обратите внимание

От 13 марта: зафиксировал в дневнике слова Тихонова, «человека очень близкого им»: » Ленин и Троцкий решили держать Россию в накалении и не прекращать террора и гражданской войны до момента выступления на сцену европейского пролетариата. Они фанатики, верят в мировой пожар… им везде снятся заговоры…

трепещут и за свою власть и за свою жизнь…»[с. 39] Неоднократно зафиксирована в дневнике мысль о том, что большевики «не ожидали своей победы в октябре». [с. 38, 39].

Вторая запись, ночь на 24 апреля: «Еще одно торжество случилось тогда в Петербурге — приезд Ленина. «Добро пожаловать!», — сказал ему Горький в своей газете. И он пожаловал в качестве еще одного притязателя на наследство. Богатейшая Россия умерла в октябре 1917, и тотчас объявились толпы «шальных от забот, распоряжений» наследников покойницы, Бунин причисляет

к ним и Ленина. «Притязания его были весьма серьезны и откровенны. Однако встретили его на вокзале почетным караулом и музыкой и позволили затесаться в один из лучших петербургских домов, ничуть, конечно, ему не принадлежащий». [с. 83]

Ирония и откровенная неприязнь к Ленину передается через подбор эмоционально окрашенных глаголов — «пожаловал», «позволили затесаться». Через пять лет эмоции уступят место продуманным и выстраданным выводам: «Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру нечто чудовищное, потрясающее; он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек…»(б)

Сравнивая вождей французской революции с российской, Бунин замечает: «Сен-Жюст, Робеспьер, Кутон… Ленин, Троцкий, Дзержинский… Кто подлее, кровожаднее, гаже ? Конечно, все-таки московские. Но и парижские были не плохи». [с.

125] Бунин считает безумием называть Ленина благодетелем человечества, он полемизирует с теми, кто настаивает на гениальности теории вождя пролетариата, не прощая его даже мертвого: «На своем кровавом престоле он уже стоял на четвереньках; когда английские фотографы снимали его, он поминутно высовывал язык: ничего не значит, спорят! Сам Семашко брякнул сдуру во всеуслышанье, что в черепе этого нового Навуходоносора нашли зеленую жижу вместо мозга; на смертном столе, в своем красном гробу, он лежал с ужаснейшей гримасой на серо-желтом лице: ничего не значит, спорят! А соратники его, так те прямо так и пишут: «Умер новый бог, создатель Нового Мира!»(7)

Бунин не может простить Ленину, «бешеному и хитрому маньяку», ни красного гроба, ни известия «о том, что Град Святого Петра переименовывается в Ленинград, то охватывает поистине библейский страх не только за Россию, но и за Европу». Для Бунина Петербург был особенным городом, связующим его представления о современной России с ее историческим прошлым.

Важно

Еще недавно город был понятным, привычным, а уже потому родным. Революция внесла в него свои коррективы, и Бунин не приемлет «ленинских градов, ленинских заповедей» не может ради России претерпеть большевика: «Можно было претерпеть ставку Батыя, но Ленинград нельзя претерпеть».

С голосом Ленина в России стал слышен «голос хама, хищника и комсомольца да глухие вздохи». (7)

Ленина Бунин называет «планетарным злодеем», который осененный знаменем с издевательским призывом к свободе, братству и равенству, высоко сидел на шее русского дикаря и весь мир призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие, в прах дробить скрижали Моисея и Христа, ставить памятники Иуде и Каину, учить «Семь заповедей Ленина»(8).

Такой неприкрытой ненависти к Ленину читать прежде приходилось. Можно ли сегодня эти строки Бунина о Ленине считать истиной в последней ее инстанции?

Наверное, долго еще не найдется защитников Ленина, охотников поднять медицинское заключение экспертов, чтобы объяснить «зеленую жижу» в черепе Ленина или его «ужаснейшую гримасу на серо-зеленом лице». Но нам, учителям, не будет прощения, если мы оставим эти фразы Бунина без комментариев. Все-таки за словом «Ленин» жил конкретный человек В. И.

Ульянов, было в его судьбе, вероятно, и хорошее, и плохое, как и у всех людей.

Обойдемся с памятью о человеке по-христиански, простим мертвому, объясним накал эмоциональности Бунина особенностями полемики, его субъективным восприятием происходящего в России: для себя отметим, что любой человек имеет право на любовь и ненависть и формы проявления этих чувств остаются на совести каждого. Отринув Ленина, отвергнув революцию, И.

А. Бунин внимательно вглядывается в жизнь города. В » его дневнике представлены Москва, Петербург, Одесса Городские мотивы определяют весь настрой «Окаянных дней». Люди, лица, поступки передают революционный накал времени и нервозность восприятия Буниным всего происходящего.

КАКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ЖИЗНЬ ГОРОДА ВНОСИТ РЕВОЛЮЦИЯ ПО МНЕНИЮ БУНИНА ?

Город представляют с 1917 года «белые», «красные», «уличные лица» в их сложных взаимоотношениях. Бунин отмечает самое различное отношение горожан к революции. Слуга Андрей двадцать лет «был неизменно мил, прост, разумен, вежлив, сердечен… Теперь точно с ума спятил.

Совет

Служит еще аккуратно, но, видно, уже через силу, не может глядеть на нас, весь внутренне дрожит от злобы…»(10). Черный, с сальными волосами, полотер сокрушается о том, что «царя ссадили, а теперь этих большевиков не сопрешь. Народ ослаб.

Их и всего-то сто тысяч наберется, а нас сколько миллионов и ничего не можем»[с. 26].

Бунин пытается ответить на вопрос, что же такое случилось? «Пришло человек 600 каких-то кривоногих мальчишек во главе с кучкой каторжников и жуликов, кои взяли в полон миллионный, богатейший город. Все помертвели от страха…» [с. 48].

Страх сковал многих людей, потому что к управлению страной пришли вчерашние кухарки, внешний вид которых наводит тоску по вчерашним прекрасным лицам, столь дорогим Бунину. Вот выступает известный оратор, и Бунин с отвращением разглядывает его слушателей: «Весь день праздно стоящий с подсолнухами в кулаке, весь день механически жрущий эти подсолнухи дезертир.

Шинель внакидку, картуз на затылок. Широкий, коротконогий. Спокойно-нахален, жрет и от времени до времени задает вопросы и не единому ответу не верит, во всем подозревает брехню. И физически больно от отвращения к нему, к его толстым ляжкам в толстом зимнем хаки, к телячьим ресницам, к молоку от нажеванных подсолнухов на молодых, животно-первобытных губах»[с. 57].

Малосимпатичный Бунину новый хозяин страны не требователен к еде, хотя и кричит от коликов в животе после «ужасного горохового хлеба», а если ест колбасу, то «отрывает куски прямо зубами», он требует запретить буржуям ходить в театры, потому что «мы вот не ходим»(9).

«На манифестациях знамена, плакаты, музыка — и кто в лес, кто по дрова в сотни глоток: «Вставай, подымайся, рабочий народ!» Голоса утробные, первобытные, лица все как на подбор преступные, иные прямо сахалинские» [с. 28].

Бунин считает, что «как только город становится «красным», тотчас резко меняется толпа, наполняющая улицы». На лицах нет обыденности, простоты. Все они, почти сплошь, отталкивающие, пугающие злой тупостью, каким-то угрюмо-холуйским вызовом всем и всему» [с. 73].

Источник: http://diplomba.ru/work/96569

Бунин окаянные дни анализ — Бунин. «Окаянные дни». Не читали? Это о ком? См. внутри: — 22 ответа



В разделе Общество, Политика, СМИ на вопрос Бунин. «Окаянные дни». Не читали? Это о ком? См. внутри: заданный автором Прирост лучший ответ это Русская революция не могла не вспыхнуть в России. Когда народ доводят до состояния бесправного рабства-
никакая интеллегентская мразь этого не «замаскирует» своей писаниной.

Ответ от Европеоидный[гуру]Это статья. О революции.
Ответ от способ[гуру]В СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ, состоявший из 22 двух высших руководителей страны, входили 3 русских (Ленин, Чичерин, Луначарский) , 1 армянин (Протиан) и 1 грузин (Сталин) , остальные 17 человек, были евреи.

О них что ль? О большинстве? Об отцах «Русской» революции?

Ответ от Ironie[гуру]Такое противоречивое истолкование «Окаянных дней» в литературной критике, как и другие причины, заставляет внимательнее отнестись к этой книге — свидетельнице революции и гражданской войны, ставшей для ее автора книгой раздумий, горестных и тяжелых воспоминаний.«Окаянные дни» И. Бунина многими нитями связаны со всем творчеством писателя, в связи с этим представляется актуальным изучение этого произведения в контексте всего творчества писателя. При этом важно подчеркнуть, что для Бунина не существовало строго разграничения между документальной и художественной литературой, между прозой и лирикой: «…Я никогда не писал под воздействием привходящего чего-нибудь извне, но всегда писал «из самого себя». <…> Свои стихи, кстати сказать, я не отграничиваю от своей прозы» [1. Т. 1. С. 17]. Поэтому тот факт, что некоторые сцены, отдельные фрагменты, мотивы и идеи «перекочевали» из «Окаянных дней» , по мнению Д. Риникер и К. Ошар, в роман-воспоминание «Жизнь Ар-сеньева» , позволяет выдвинуть гипотезу, что и в «Окаянных днях» ключевой является тема воспоминания. Исходя из этого, гипотетически можно предположить, что произведение, в котором Бунин возвращался к революционному времени, можно назвать «дневником-воспоминанием» . В пользу этой версии говорит и то, что под «воспоминанием» психологи понимают воспроизведение субъектом локализованных во времени и пространстве образов прошлого. Воспоминания при этом «связаны со сложной умственной деятельностью, необходимой для осознания содержания воспроизводимых событий, их последовательности, причинной связи между ними. Содержание воспоминанийдинамично, оно реконструируется в связи с эволюцией направленности личности. Воспоминание всегда сопровождается эмоциями» [112. С. 297].На страницах «Окаянных дней» изображаются события мировой важности, составляющие эпоху в истории человечества. Причастность писателя к этим событиям, обостренное ощущение связи личности художника с народом, с историей привело к мысли о том, что «без этого произведения невозможно понять Бунина» [53. С. 312].Писатель выказывает самую непосредственную реакцию на сущее и былое, неретушированные, никому не передоверенные оценки людей, событий. Пронзительность и острота первоначального восприятия тех исторических событий, резкость жизненных впечатлений, властная сила прозрения художника-гражданина, определяющая атмосферу произведения — вот отличительные черты «Окаянных дней» .Вместе с тем эмоциональный заряд, особенная концентрация человеческих переживаний, сопряженная с крутыми переломами истории, авторский голос обращены не только к единомышленникам своего времени. Дневник полон предчувствий, предположений, озарений. Он интересен не только сиюминутностью впечатлений, изначальностью эмоций, но и предвосхищением будущего: «Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили, не понимали, — всю эту мощь, сложность, богатство, счастье …» [7. С. 47].Большинство записей «Окаянных дней» представляют собой своеобразные авторские размышления или «вневременные» отступления авторского характера, в которых Бунин осмысливает произошедшие в России события в их исторической перспективе. Авторские размышления в «Окаянных днях» невидимыми нитями связаны не только с главными чертами поэтики Бунина, но и с ведущими темами его творчества: перед читателем предстают вечность и история, прошлое и его воссоздание в настоящем, в памяти (прапамя-

ти, генетической памяти) , загадка «русской души» , полифония «западных» и «восточных» черт характера русского человека.

Ответ от Petr kurow[гуру]Бунин потомок польского дворянина Симеона Буньковского из знатной семьи Детство провел в Орловской губернии на хуторе. Его восприятие россииской действитеьности больше связано с насталгией о прекрасном для него прошлом мне кажеться он мог осуждать, но не предлогал ничего взамен. как говорил Симонов-он не мыслил вообще никаких перемен для России, а любая страна не может стоять на месте. Другое дело хороши или плохи перемены. Но Россия была беременна революцией. Писатель был не плохой. Я например не понимаю, что он хотел сказать в рассказе Танька когда старик берет себе маленькую девочку.
Ответ от Alexander Fisch[гуру]eto Super!
Ответ от Brigita-Baiba Kruminya[гуру]Nu vot, Vi sami vsyo ponyali — Bunin vsegda o nas pisal, dazhe kogda mi yescho ne podilisy
Ответ от DeVo4k@-LeTo[гуру]Всегда любила люблю и буду любить Бунина, за его тврорчество и мысли!
Ответ от Vsemoe[гуру]Есть в жизни у каждого роза ветровДуши направлений незримый компасОт штилей полнейших и сильных штормов

Фарватер житейский и правильный галс

Ответ от Svetty[гуру]Ульянов не очень похож на русского, и биография это подтверждает.

А на -ский тоже большинство еврейских фамилий заканчивается.

Ответ от Зося[гуру]Всё это надо рассматривать в контексте того времени, а не с позиции сегодняшнего дня, когда мы знаем что и чем кончилось…
Ответ от Ольга Афанасьева[новичек]Окаянные дни — это этапное произведение о революционных и послереволюционных событиях в России. В дневнике «Окаянные дни» говорится о том, что происходило на его глазах в послереволюционное время, все то, что он чувствовал, выстрадал-неимоверную боль за свою Родину, страну!
Окаянные дни на Википедии
Посмотрите статью на википедии про Окаянные дни

Источник: http://22oa.ru/bunin-okaiannye-dni-analiz/

Ссылка на основную публикацию