Сочинение человек в тоталитарном государстве

Сочинение: Человек в тоталитарном государстве по произведениям русских писателей 20 века

Автор: Разное

Человеку свойственно заглядывать в будущее, пытаться распознать его очертания. Сколько писателей разных исторических эпох пытались приоткрыть завесу, за которой скрывается будущее, пытались предугадать то, что не дано знать никому: Кампанелла в “Городе Солнца”, Жюль Верн в своих романах, Оруэлл в “1984”, Н.Г.Чернышевский в “Что делать” и другие. Таким писателем-фантастом был и Е.Замятин.

В романе “Мы” в фантастическом и гротесковом облике предстает перед читателем возможный вариант общества будущего. К сожалению, в нем нет ничего, что не предвещала бы уже современная писателю реальность. Перед нами разворачивается жизнь Единого Государства.

Символический образ чуда технической мысли и одновременно орудия жесточайшего порабощения, открывает книгу. Бездушные орудия вместе с деспотической властью превратили человека в придаток машины, отняли у него свободу, воспитали в добровольном рабстве. Мир без любви, без души, без поэзии.

Обратите внимание

Роман Замятина – предупреждение о двойной опасности, грозящей человечеству: власти машин и власти государства. Однотипность безраздельно и неусыпно властвует над жизнью всех членов общества. Это обеспечивается совершенной техникой.

Возможно вы искали – Курсовая работа: Правящая партия в тоталитарном государстве

Отношение к политике военного коммунизма стало камнем преткновения для писателя. Эта политика, предусматривающая сугубую централизацию политической и экономической жизни в стране, ряд жестоких мер, была временной и вынужденной в условиях гражданской войны и хозяйственной разрухи.

Но Замятину представлялось, что другого выбора не будет и что людям навязана единственная модель дальнейшего движения – новый вариант тоталитаризма.

Роман Замятина приобрел особую цену и поучительность в следующем смысле: как предупреждение о возможных искажениях социализма, об опасности уклонений от демократического пути и злоупотреблений, насилия над человеческой личностью.

Последующие события отечественной и мировой истории показали, что тревоги писателя не были напрасными. Наш народ пережил и горькие уроки коллективизации, и сталинизм, и репрессии, и всеобщий страх. и застой. Очень многие сцены романа заставляют вспомнить недавнее прошлое.

В свое время роман не был принят. Очень дорого обошлись нам легкомыслие и обидчивость тогдашних идеологов по отношению к сомнениям Замятина. Автор на своих “запретных” страницах выстраивает непрерывную цепочку времени, не прослеживая которую, нельзя понять ни настоящего, ни будущего.

Россия богата не только безграничными просторами, плодородными землями, фруктовыми садами, но и незаурядными личностями, одарёнными чистой, божественной энергией. Они смотрят на нас ясными глазами, будто заглядывают в душу так, что ничего от них не скроешь.

Праведники жертвуют многими материальными ценностями ради чистоты души, помогают окружающим достойно преодолеть все невзгоды, выйти победителем из борьбы с самим собой, духовно очиститься.

Важно

И что бы о них ни говорили, сколько бы ни удивлялись их неприхотливости, на русской земле всегда найдётся место таким людям, которые живут вопреки всему.

Железная дорога чёрной змейкой убегает за горизонт, по ней проносятся поезда, где-то быстрее, где-то медленнее. Только машинисты знали и помнили, отчего это всё.

“Матренин двор” — это повествование о беспощадности человеческой судьбы, злого рока, о глупости советских послесталинских порядков, о жизни простых людей, далёких от городской суеты и спешки. Этот рассказ, как замечал сам автор, “полностью автобиографичен и достоверен”.

Похожий материал – Доклад: Винсент Ван Гог. Биография. Жизнь и творчество

Действие происходит в 1956 году, через три года после смерти тирана. Люди ещё не знают, как жить дальше.

Из “пыльной горячей пустыни” они попадают в Россию, чтобы навсегда затеряться где-нибудь в средней полосе. Ещё год назад, вернувшись из неволи, человек мог устроиться только грузчиком.

Даже электриком на порядочное строительство его бы не взяли. А теперь можно учительствовать. Воздух был просто пропитан свободой.

В тот год быстрых перемен рассказчик возвращается в новый мир из тех краёв, откуда ещё недавно живым мало кто мог вернуться. Устроился он учителем в Высоком Поле. Ночью лишь слышно тихий шелест ветвей по крышам, а днём всё молчит.

Но человек нуждается каждый день в завтраке и обеде, а хлеб здесь не пекли, да и ничем съестным не торговали. Благородные работники отдела кадров смилостивились над рассказчиком и направили его в Торфопродукт, куда легко можно было приехать, но уехать — невозможно.

Совет

В этом посёлке смешались две эпохи: однообразные бараки тридцатых годов и домики пятидесятых, с остеклёнными верандами. Но все жители в равной степени вдыхали вонь и копоть из фабричной трубы.

Вот куда может завести мечта о тихом уголке России! А ведь там, откуда приехал Игнатич, дул свежий ветер ночами и звёздный свод распахивался над головой.

На этом скитания бывшего заключенного не закончились. Судьбе было угодно, чтобы остановился он в соседней деревушке Тальново. Избу, где он жил, построили на большую семью, а жила в ней теперь одинокая женщина лет шестидесяти, с незатейливым, деревенским именем.

Она много работала, несмотря на болезнь, причем бесплатно: “не за деньги — за палочки”. Пенсию ей не платили. У Матрёны в избе жили колченогая кошка, подобранная из жалости, мыши и тараканы. Солженицын описывает деревенский быт с изрядной долей иронии.

Желание выполнить работу лучше, чтобы потом не пришлось переделывать, оборачивается многочисленными неудобствами для живущих в этой избе.

Героиня отличалась трудолюбием: вставала в четыре-пять утра, топила русскую печь, ходила доить козу, варила в трёх чугунках. Наверное, Матрёне Васильевне выпал жребий жить в то время, когда люди работали бескорыстно, не думая о пенсии.

А награды получал тот, кто докладывал о высоких результатах. Григорьева никому не могла отказать: без неё ни одна пахота огорода не обходилась. Денег она не брала, получала удовольствие, прилив сил от труда. Матрёнина покорность шла от сердца.

Она не прислуживала, но служила окружающим, всегда была готова поделиться последним.

Первоначально рассказ назывался “Не стоит село без праведника”. Крестьянка жила в окружении недоброжелательных и корыстных колхозников.

Обратите внимание

Их убогая и несчастная судьба мало чем отличалась от существования лагерных узников. Даже после смерти Матрёны соседи не особенно переживали.

И только в конце повествования рассказчик говорит о том, что без таких тружениц не стоит село, ни город, ни вся земля наша.

Очень интересно – Реферат: Мазовский, Николай Николаевич

Произведение Солженицына “Один день Ивана Денисовича” было задумано автором в лагере зимой 1950—1951 гг.

Образ Ивана Денисовича возник на основе реального прототипа, которым стал солдат Шухов, воевавший вместе с Александром Исаевичем в советско-германскую войну (но никогда не отбывавший наказание), а также благодаря наблюдениям за жизнью пленников и личному опыту писателя, приобретенному в лагере, где он работал каменщиком. Остальные персонажи взяты из жизни заключенных с их подлинными биографиями.

Солженицын говорит о чем-то давно и прочно существующем, имеющем свой будничный свод правил выживания, свой фольклор, свою “мораль” и устоявшуюся дисциплину.

Легко заметить, что в повествовании как бы два рассказчика, активно помогающих друг другу. Мы слышим голос автора и самого Ивана Денисовича, то лежащего утром под одеялом и бушлатом, то бегущего на мороз и думающего о том, куда их погонят работать.

Писатель передает ему значительную часть своего жизненного опыта: так, вся знаменитая сцена кладки стены — это явно эпизод из биографии Солженицына.

Помыслы героя, его поступки утверждают его нравственное величие и представление Александра Исаевича о красоте и идеальном человеке, живущем “не по лжи”.

Важно

Уже первые мгновения жизни Ивана Денисовича на страницах рассказа говорят о независимости героя, мудром покорстве судьбе и о непрерывном созидании особого духовного пространства. Весь лагерь и работа в нем — это растлевающий путь в обход всему естественному. Здесь царствует не труд, а его имитация. Все жаждут безделья.

Вам будет интересно – Реферат: Голубев, Николай Николаевич

Шухов приспособился в мире ГУЛАГа, изучил его законы, выработал массу приспособлений для выживания. Он и здесь продолжает работать с энтузиазмом, не осознавая абсурда в окружающем мироустройстве.

Дар мастера и умельца, рачительность хозяина – всё это служит укреплению системы, приумножению её владычества над миллионами таких же людей.

Иван Денисович принимает свою судьбу как данность, молча несёт свой крест.

Читатель, проживший один день с персонажем, испытывает ужасное потрясение. Рассказы Солженицына помогают осмыслить роль простого человека в тоталитарном государстве. Русская действительность ХХ века была настолько страшна, что требовала преобразования. Писатель документально запечатлел в памяти своих современников и потомков всё, что стало школой для целой страны.

Источник: https://cwetochki.ru/ref-sochinenie-chelovek-v-totalitarnom-gosudarstve-po-proizvedeniiam-russkikh-pisatelei-20-veka.html

Человек в тоталитарном государстве (по произведениям А. Солженицына)

Человеквтоталитарномгосударстве (попроизведениямА. Солженицына)

Жизненный и творческий путь Александра Солженицына

Имя Александра Исаевича Солженицына, долгое время бывшее под запретом, теперь по праву заняло свое место в истории русской литературы советского периода.

Творчество Солженицына притягивает читателя правдивостью, болью за происходящее, прозорливостью. Писатель, историк, он все время предупреждает нас: не потеряйтесь в истории.

Читайте также:  Характеристика героев повести капитанская дочка пушкина

“Архипелаг ГУЛАГ” был издан в 1989 году. После этого события ни в русской, ни в мировой литературе не осталось произведений, которые представляли бы большую опасность для советского режима. Книга Солженицына раскрывала сущность тоталитарного сталинского государства. Пелена лжи и самообмана, все еще застилавшая глаза многим нашим согражданам, спала.

“Архипелаг ГУЛАГ” это и документальное свидетельство, и художественное произведение. Здесь запечатлен чудовищный, фантастический мартиролог жертв “строительства коммунизма” в России за годы советской власти.

Александр Исаевич родился в декабре 1918 года в г. Кисловодске. Отец происходил из крестьян, мать дочь пастуха, ставшего впоследствии зажиточным хуторянином. После средней школы Солженицын оканчивает в Ростове-на-Дону физико-математический факультет университета, одновременно поступает заочником в московский институт философии и литературы.

Не окончив последних двух курсов, уходит на войну. С 1942 по 1945-й годы командует на фронте батареей, награжден орденами и медалями.

В феврале 45-го в звании капитана арестован из-за подслеженной в переписке критики Сталина и осужден на восемь лет, из которых почти год провел на следствии и в пересылке, три в тюремном НИИ и четыре самых трудных на общих работах в политическом Особлаге.

Затем А. И. Солженицын жил в Казахстане в ссылке “навечно”, однако с февраля 1957 г. последовала реабилитация. Работал школьным учителем в Рязани. После появления в 1962 г.

повести “Один день Ивана Денисовича” был принят в Союз писателей. Но следующие работы вынужден отдавать в “Самиздат” или печатать в зарубежье.

В 1969-м Солженицын был исключен из Союза писателей, в 70-м удостоен Нобелевской премии по литературе.

В 1974 году в связи с выходом первого тома “Архипелага ГУЛАГ” Александр Исаевич был насильственно изгнан на Запад. Его посадили в самолет и переправили в Германию. До 1976 г. Солженицын жил в Цюрихе, затем перебрался в американский штат Вермонт, природою напоминающий среднюю полосу России.

Совет

В преддверии своего 60-летия Солженицын начал издавать собрание сочинений, к 1988 г. вышли в свет уже 18 томов. Сам писатель и утверждает, что наиболее влекущая его в литературе форма “полифоническая с точными приметами времени и места действия”.

Романом в полном смысле является “В круге первом”, “Архипелаг ГУЛАГ” согласно подзаголовку это “опыт художественного исследования”, эпопея “Красное колесо” “повествование в отмеренных сроках”.

“Раковый корпус” по авторской воле, повесть”, а “Один день Ивана Денисовича” даже “рассказ”.

Источник: https://www.studsell.com/view/200355/

Трагическая судьба человека в тоталитарном государстве:

Самостояние человека — залог величия его.

А. С. Пушкин

Эпоха тоталитаризма — величайшая трагедия в истории страны. Построенный Сталиным «казарменный социализм», опираясь на командно-административную систему и культ личности, превращал людей в машины, раскидывал их по лагерям, ломал человеческие судьбы, цена людской жизни стала ничтожно малой.

Но, как и во все времена у всех народов, находились люди, которые осмеливались писать и думать иначе, поэтому в литературе тридцатых-соровых годов появляются произведения, направленные против существующего строя.

Такие литераторы заранее обрекали себя на нечеловеческие условия жизни, а порой лишались этого бесценного дара — машина ГПУ работала безотказно.

Живой пример тому — судьба поэта О. Мандельштама, который в своих стихах отразил всю безысходность, ужас и пустоту своего времени. «Мы живем, под собою не чуя страны», — писал поэт. Вполне естественно, что итогом творчества поэта стала ссылка в Воронеж, где в условиях полунищенского существования он продолжал писать.

Главной темой его творчества в ссылке становятся размышления о свободе и неволе. Мандельштам продолжает писать о запретном, за что подвергается еще большим гонениям, за которыми последовал транзитный лагерь, где поэт умер от голода и болезней. Судьба О. Мандельштама — пример существования человека в тоталитарном государстве.

Поэт до конца остается верен своим принципам, что и приводит его к трагической гибели.

Судьба человека в тоталитарном обществе — это только одна из многочисленных граней участи свободолюбивой личности в условиях диктата государства. Наиболее полно отразил эти грани А. И.

Обратите внимание

Солженицын в романе «В круге первом», в котором описаны совершенно разные люди, показано, как государство контролирует своих граждан во всех сферах личной и общественной жизни.

Главное, говорит писатель, что ни у кого нет никакой гарантии, никакой уверенности в том, что завтра «великая рука террора» и «всевидящее око ГПУ» не остановятся на твоей кандидатуре, будь ты министр или рядовой советский человек.

Люди живут в постоянном страхе, напряжении, потому что каждый второй в этом обществе — доносчик, способный в случае «необходимости», при малейшей оплошности написать донос, содержащий самые невероятные, но неизменно порочащие сведения о конкретном «кандидате» на место в ГУЛАГе. И в этой ситуации люди ведут себя по-разному: одни просто стараются быть тише воды, ниже травы и не замечать происходящего, другие стремятся выслужиться перед режимом, а третьи становятся на тернистый путь сопротивления.

По этому пути пошел главный герой романа «В круге первом» Глеб Нержин. Он прослыл в шарашке главным защитником интересов арестантов.

Его непримиримость с существующим положением вещей наиболее ярко выявляется в спорах с Львом Рубиным, где Нержин предстает перед читателем в качестве ярого противника советского строя, «казарменного социализма». Герою Солженицына гораздо ближе и понятнее либеральные идеи Западной Европы и Америки.

Он понимает, что, попав раз в сети ГУЛАГа, непросто, точнее, практически невозможно, снова вернуться к нормальной полноценной жизни, и поэтому Глеб Нержин еще упорнее, еще яростнее доказывает свои убеждения, отстаивает свои права.

В этом случае оказывается справедливым высказывание А. С. Пушкина: «Самостояние человека — залог величия его». Самостояние Глеба Нержина как раз и явилось «залогом его величия». Он оказывается в нравственном отношении сильнее своих притеснителей и остается верен своим убеждениям, не сгибаясь ни перед какими ударами и поворотами судьбы.

Говоря о самостоянии человека, нельзя забывать о том, что каждого жизнь проверяла на прочность в годы войны. Примеров тому в истории русской литературы последних десятилетий довольно много.

Так, в произведении Василя Быкова «Сотников» оказываются неразрывно связанными темы подвига и самостояния личности, ведь совершить подвиг невозможно, не оказывая сопротивления чему-либо или кому-либо, будь то психологическое состояние или конкретные люди.

Важно

Сотников совершает подвиг благодаря своей силе духа, верности и твердости своих убеждений, позволяющих ему противостоять собственному страху и боли, и подвиг служит «залогом величия» героя Быкова.

Таким образом, литература второй половины XX века лишний раз подтверждает мысль: именно в том, насколько внутренне силен человек, и заключаются его величие и значимость в этом мире.

Похожие сочинения

Источник: https://sochineniya.info/publ/1/drugoe/tragicheskaja_sudba_cheloveka_v_totalitarnom_gosudarstve/25-1-0-11657

Человек в тоталитарном государстве (сочинение) | Свободный обмен школьными сочинениями 5-11 класс

В своей знаменитой повести «Один день Ивана Денисовича» Александр Исаевич Солженицын описал только один день заключенного – от подъема до отбоя, но повествование построено так, что читатель может представить себе лагерную жизнь сорокалетнего крестьянина Шухова и его окружения во всей полноте. Ко времени написания повести ее автор был уже очень далек от социалистических идеалов. Эта повесть – о противозаконности, противоестественности самой системы, созданной советскими руководителями.

Образ главного героя – собирательный. Основным прототипом Шухова часто называют Ивана, бывшего солдата из артиллерийской батареи Солженицына.

При этом сам писатель был заключенным, который каждый день своего пребывания в лагере наблюдал тысячи сломанных людских судеб и трагедий. Материалом для его повести стал результат страшного беззакония, который не имел ничего общего с правосудием.

Солженицын уверен, что советские лагеря были такими же лагерями смерти, как фашистские, только убивали там собственный народ.

Иван Денисович давно понял, что для выживания недостаточно ощущать себя советским человеком. Он избавился от идеологических иллюзий, бесполезных в лагере. Это его внутреннее убеждение ярко демонстрирует сцена, когда кавторанг Буйновский объясняет герою, почему солнце в зените бывает в час дня, а не в 12 часов.

Декретом правительства время в стране перевели на час вперед. Шухов удивлен: «Неуж и солнце ихним декретам подчиняется?» С советской властью у Шухова теперь другие отношения. Он – носитель общечеловеческих ценностей, которые не удалось в нем разрушить партийно-классовой идеологии.

В лагере это помогает ему выстоять, остаться человеком.

Судьба заключенного Щ-854 похожа на тысячи других. Он честно жил, пошел на фронт, но попал в плен. Из плена ему удалось бежать и чудом пробиться к «своим». Этого было достаточно для серьезного обвинения. «В контрразведке били Шухова много. И расчет был у Шухова простой: не подпишешь – бушлат деревянный, подпишешь – хоть поживешь малость. Подписал».

Совет

Что бы ни делал Шухов, он преследует ежедневно одну цель – выжить. Заключенный Щ-854 старается следить за каждым своим шагом, по мере возможности подрабатывать и вести сносное существование. Он знает, что обычная практика при таком серьезном обвинении, как у него, – добавлять срок заключения.

Читайте также:  Сочинение по картине лесистый берег левитана 6 класс описание описание

Поэтому Шухов не уверен, что окажется на свободе в назначенное время, но запрещает себе сомневаться. Заключение Шухов отбывает за измену родине. В документах, которые его заставили подписать, значится, что Шухов выполнял задания фашистов. Какие именно – не смогли придумать ни следователь, ни подследственный.

Не думает Шухов и о том, почему сидит он и еще много всякого народа, не терзается вечными вопросами без ответов.

По натуре Иван Денисович принадлежит к природным, естественным людям, которые ценят сам процесс жизни. И у зека есть свои маленькие радости: выпить горячей баланды, выкурить папиросу, спокойно, с наслаждением, съесть пайку хлеба, приткнуться, где потеплей, и минуту подремать, пока не погнали на работу.

Получив новые ботинки, а позже валенки, Шухов радуется, как ребенок: «…житуха, умирать не надо». За день у него случилось много удач: «в карцер не посадили, на Соцгородок бригаду не выгнали, в обед он закосил кашу, с ножовкой на шмоне не попался, подработал вечером у Цезаря и табачку купил.

И не заболел, перемогся».

В лагере Шухова спасает труд. Работает он увлеченно, жалеет, когда кончается смена, припрятывает себе на завтра удобный для каменщика мастерок.

Он принимает решения с позиции здравого смысла, опираясь на крестьянские ценности. Труд и отношение к работе не дают Ивану Денисовичу потерять себя. Он не понимает, как можно относиться к работе недобросовестно.

Иван Денисович «умеет жить», мыслить практически, не бросать слов на ветер.

В разговоре с Алешкой-баптистом Шухов высказывает свое отношение к вере и Богу, руководствуясь опять-таки здравым смыслом. «Я ж не против Бога, понимаешь, – объясняет Шухов. – В Бога я охотно верю. Только вот не верю я в ад и рай.

Зачем вы нас за дурачков считаете, рай и ад нам сулите?» На вопрос, почему он не молится Богу, Шухов отвечает: «Потому, Алешка, что молитвы те, как заявления, или не доходят, или в жалобе отказать». Вот он, ад, – лагерь.

Как же Бог такое допустил?

Есть среди героев Солженицына и те, кто, совершая маленький подвиг выживания каждый день, не теряет достоинства. Старик Ю-81 сидит по тюрьмам и лагерям, сколько советская власть стоит.

Обратите внимание

Другой старик, Х-123, – яростный поборник правды, глухой Сенька Клевшин, узник Бухенвальда. Пережил пытки немцев, теперь в советском лагере. Латыш Ян Кильдигс, еще не потерявший способности шутить.

Алешка-баптист, который свято верит, что Бог снимет с людей «накипь злую».

Капитан второго ранга Буйновский всегда готов вступиться за людей, он не забыл законов чести. Шухову с его крестьянской психологией поведение Буйновского кажется бессмысленным риском.

Капитан резко возмутился, когда надзиратели на морозе приказали заключенным расстегнуть одежду, чтобы «перещупывать, не поддето ли чего в обход устава». За это Буйновский получил «десять суток строгого».

Все знают, что после карцера он навсегда лишится здоровья, но вывод заключенных такой: «Залупаться не надо было! Обошлось бы все».

Повесть «Один день Ивана Денисовича» была опубликована во времена «хрущевской оттепели» в 1962 году, вызвала большой резонанс в читательской среде, открыла миру страшную правду о тоталитарном режиме в России. Солженицын показывает, как терпение и жизненные идеалы помогают Ивану Денисовичу выжить в нечеловеческих условиях лагеря день за днем.

Источник: http://resoch.ru/chelovek-v-totalitarnom-gosudarstve-sochinenie/

Судьба человека в тоталитарном государстве. Сочинение по литературе

Тема тоталитаризма в литературе появилась только в двадцатом веке, когда изменилось сознание человека, когда прогрохотали две мировые войны. Причем, описывая некоторые явления, литература не следовала за действительностью, а даже предваряла её.

Так, роман «Мы» Евгения Замятина написан в двадцатые годы, автор просто довел до логического завершения те тенденции, которые видел в современном ему обществе. Особенно популярным в двадцатом веке стал жанр антиутопии.

Антиутопия — это стремление в художественной форме рассказать о том, до чего могут довести те процессы, которые во время написания произведения только-только намечаются. Но если одни пишут о последствиях тоталитаризма, то другие пытаются разобраться в его истоках.

Важно

Как возникает тоталитарная система, рассказывает роман Холдинга «Повелитель мух». Мысль автора проста; человек по сути своей — зверь, и пленка цивилизации и культуры настолько тонка, что сорвать её может любая экстремальная ситуация.

Замкнутая группа людей, не обладающих твердыми нравственными принципами и не имеющих никакого понятия о внутренней дисциплине, очень быстро приходит к полному и безоговорочному подчинению сильнейшему. И власть, и рабство дают одинаковую свободу от ответственности, но властвует только один, а остальные неизбежно становятся рабами.

Итак, как говорил О’Брайен в романе Оруэлла «1984», целью существования тоталитарной системы является власть, а свою власть над человеком можно почувствовать только одним способом — заставив его страдать. Следовательно, система изначально направлена против большинства населения.

И вот Оруэлл, Замятин и многие другие пишут о маленьком человеке, который не создавал этой системы, не стремился ни к свободе, ни к рабству, которого просто угораздило родиться в этом жутком обществе.

Его с детства оболванивают и внушают стадные чувства, он живет ненавистью (в романе «1984» даже регулярно проводятся «двухминутки ненависти») и страхом сделать что-то не так. Культура в этом мире не нужна, литература имеет только утилитарное значение, любовь (как и вообще всякое живое чувство) уничтожена.

Человек перестает быть собой, теряет свою личность и ощущает себя только винтиком огромной машины. Уничтожь машину — и погибнет он. И самое страшное в том, что он начинает любить эту машину.

Нумер D-503 из романа Евгения Замятина «Мы» сначала восхищен обществом, в котором живет, но в конце концов приходит к неподчинению ему. Путь Уинстона из романа «1984» — обратный. От внутреннего противостояния он идет к любви, точнее, его ведет система.

Противопоставляя себя системе, он остается абсолютно один. А тоталитаризм властен над всей остальной реальностью, он крушит действительность и доказывает, что дважды два — не четыре, а пять. В одиночку, без опоры, с таким монстром бороться нельзя — и Уинстон сдается.

Но роман Оруэлла — антиутопия. Как показала практика, сильный человек может победить систему. Скажем, Зыбин из романа Домбровского «Факультет ненужных вещей» сумел не подчиниться и сохранить свое достоинство.

Советская лагерная проза ставит преимущественно практические проблемы: как выжить и остаться личностью в условиях лагеря, который по сути является все той же тоталитарной системой. И все пишут о том, что сохранить себя можно, но для этого человек должен быть невероятно силен духом.

Сейчас много говорят об опасностях тоталитаризма, и порой кажется, что следует почаще перечитывать произведения Замятина, Хоксли, Оруэлла и В.Шаламова, чтобы не забывать о них…

Источник: http://litera.su/learner/all-works/review-theme/destiny-of-man-in-a-totalitarian-state

Тема судьбы человека в тоталитарном обществе

        Произведения литературы о судьбе человека в тоталитарном обществе (список): Е. Замятин «Мы», А.Платонов «Котлован», «Чевенгур», А. Солженицын «Один день Ивана Денисовича», «Архипелаг ГУЛАГ», «В круге первом», «Раковый корпус», В.Шаламов «Колымские рассказы», В.Гросссман «Жизнь и судьба», А. Рыбаков » Дети Арбата» и др., Г. Владимов «Верный Руслан», Ю.Даниэль»Искупление»

Тема человека и тоталитарного государства в литературе

Осмысление темы человека в тоталитарном обществе началось в 20-е годы с появлением  жанра антиутопии — романом Е.Замятина «Мы». Написанный в годы военного коммунизма роман Замятина стал предупреждением человечеству. Человек в тоталитарном обществе  лишен имени, а значит, индивидуальности, он обозначен буквой и цифрами.

Вся деятельность его регламентируется государством, вплоть до сексуальных отношений. Для того чтобы проверять правильность течения жизни, необходима целая армия наблюдателей. Жизнь героя и его сограждан проникнута верой в Благодетеля, который лучше других знает, как сделать жизнь прекрасной.

Выборы Благодетеля превращаются во всенародный праздник.

Неотъемлемая черта тоталитарного общества — убеждение человека, что то, что ему дает государство, — благо, что нет страны лучше на свете.

Совет

Тоталитарному государству необходимы ученые, которые помогли бы усилить его мощь, но не нужны люди с фантазией, потому что фантазия заставляет человека думать, видеть то, что государство предпочитало бы скрыть от своего гражданина. Именно любовь заставляет героя бунтовать, но бунт его сломлен: пассивно наблюдает он  убийство своей возлюбленной, он, лишенный фантазии.

Именно любовь становится врагом тоталитаризма, потому что она делает человека индивидуальностью, заставляет его забыть образ Благодетеля. Материнская любовь О-90 заставляет ее протестовать, бежать из государства, чтобы сохранить ребенка, а не отдавать его государству.

Роман «Мы» имеет общечеловеческое значение, он — отражение любого тоталитарного режима, основанного на подавлении человеческой личности.

Романы Солженицына

Произведения А.Солженицына основаны на материале, пережитом самим автором. Писатель — ярый противник Советской власти как власти тоталитарной. Он пытается показать характеры людей, судьбы которых изломаны обществом.

Так ситуация в романе «Раковый корпус» — модель разных представителей советского мира, собранных в больнице одной бедой — болезнью (раком).

Каждый образ — это стойкая система убеждений: Олег Костоглотов, бывший зек, ярый противник системы, понимающий весь ее антигуманизм; Шулубин, русский интеллигент, участник революции, внешне принимает официальную мораль, страдая от ее несоответствий; Русанов — человек номенклатуры, для которого все предписанное партией и государством принимается безоговорочно, он не мучит себя нравственными вопросами, но подчас извлекает выгоду из своего положения. Главный вопрос споров — нравственная ли существующая система. По мнению автора и его героя, Олега, ответ однозначен: система безнравственна, она отравляет души детей еще в школе, приучая их быть как все, лишая их личности;, она низводит литературу до обслуживания своих интересов (воссоздать образ прекрасного завтра), это система со смещенной шкалой ценностей, которая требует того же от человека. Судьба же человека зависит от того выбора, который он сделает.

Несколько иначе напишет об этом А.Солженицын в «Архипелаге»: он скажет, что в тоталитарном обществе от судьбы человека зависит и его прозрение (рассуждение о том, что и он мог оказаться не зеком, а офицером НКВД).

Читайте также:  Алена дмитриевна в поэме песня про царя ивана васильевича и купце калашникове

Произведения Г.Владимирова

Тоталитарный строй искажает лучшие черты человеческого характера, оставляет след на всю жизнь. «Верный Руслан» — история лагерной собаки.

Г. Владимов показывает, что даже после роспуска лагерей лагерные собаки продолжают ждать исполнения своего долга — больше они ничего не умеют. И когда на станцию приезжают молодые строители, которые колонной идут на место стройки, собаки окружают их, что сначала кажется молодежи смешным, а потом ужасным.

Тоталитарный строй учит человека любить хозяина и беспрекословно подчиняться ему.

Но есть в романе сцена, которая показывает, что подчинение не безгранично: зеки отказываются выйти из барака на мороз, тогда начальник лагеря приказывает открыть двери и поливать внутренность барака ледяной водой, и вот тогда одни из овчарок, самая талантливая, зажимает шланг зубами: так зверь протестует против бесчеловечности людей. Умирающему Руслану снится мать, та, которую государство отняло у него лишив его подлинных чувств. И если сам Руслан вызывает сочувствие, то образ его хозяина отвратителен в своей примитивности, жестокости, бездушии.

Ю.Даниэль и роман об оттепели

Ужас тоталитаризма и в том, что даже души людей достаточно благополучной судьбы изломаны тоталитарным режимом. Действие повести Ю.Даниэля «Искупление» происходит в период хрущевской оттепели. Главный герой повести — талантлив, честен, счастлив, у него много друзей, его любит замечательная женщина.

Но вот на него  обрушивается обвинение: мимолетный давнишний знакомый героя возвращается из лагеря: он убежден, что его посадили по доносу героя. Но писатель изначально утверждает, что герой не виновен.

И вот без суда и следствия, без объяснений герой оказывается в изоляции: от него отвернулись не только коллеги, но и друзья, не выдержав, уходит  любимая. Люди привыкли к обвинениям, они верят всему; неважно, что в данном случае меняются полюса (враг народа — стукач).

Обратите внимание

Герой сходит с ума, но перед этим он понимает, что в этом обществе виновны все, даже те, кто прожил спокойную жизнь. Все отравлены ядом тоталитаризма. Изжить его, как изжить из себя раба, — процесс жизни не одного поколения.

         Судьба человека в тоталитарном обществе трагична — таков вывод всех произведений на эту тему, но отношение к тем или иным людям у разных отечественных писателей различно, как различны и из позиции.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость – поделитесь

Источник: http://velikayakultura.ru/gotovye-sochineniya/tema-sudbyi-cheloveka-v-totalitarnom-obshhestve

Тема трагической судьбы русского человека в тоталитарном государстве

Эта тема возникает в романе “Мы”, в образе Единого Государства, в котором человек с его индивидуальностью почти уничтожен, сведен к “нумеру”, где все одеты в одинаковые одежды и обязаны быть счастливыми, хотят они того или нет. Роман Е.

3амятина прозвучал предупреждением, которое не дошло до советского читателя. Государство вскоре начало активно вмешиваться в его жизнь, в чем-то воплощая в жизнь мрачную фантазию Е. Замятина, в чем-то далеко от нее отступая.

Общим было одно – отношение к личности как к строительному материалу, обесценивание человека, его жизни.

Особенно трагический оборот все это приобретало в годы, когда шло массовое истребление целых слоев населения по различным признакам – уничтожали дворян, организовывали расказачивание, раскулачивание или “ликвидацию кулачества как класса”, наконец, 1937-1938 годы – пик “большого террора”, страшные годы ежовщины, которые сменились долгими десятилетиями бериевщины.

В русской литературе все эти трагические события долгие годы были абсолютно запретной темой. До читателя так и не дошло в свое время написанное еще в 30-х годах стихотворение О.

Мандельштама, разоблачающее Сталина, стихотворения о трагедии матерей, которые растили детей “для плахи, для застенка и тюрьмы”, А. Ахматовой и ее поэма “Реквием”, повесть Л.

Чуковской “Софья Петровна” и многие другие произведения, которые только в последние десятилетия возвращены нам.

Важно

Попыткой нарушить вынужденный заговор молчания, сказать читателю правду о страшных годах террора, о трагедии личности стало творчество писателей, таких как Юрий Домбровский, автор романа “Хранитель древностей” и его продолжения – романа “Факультет ненужных вещей”.

К этой теме обращается писатель Варлам Шаламов, человек трагической судьбы, долгие годы проведший в страшных колымских лагерях. Писатель стал автором потрясающих по силе психологического воздействия произведений, своеобразного колымского эпоса, показавшего беспощадную правду о жизни людей в лагерях.

Человек в нечеловеческих условиях – так можно обозначить сквозную тему “Колымских рассказов” В. Шаламова. Попадая в лагерь, человек как бы теряет все, что связывает его с нормальной человеческой средой обитания, с прежним опытом, который теперь неприменим. Так у В.

Шаламова появляются понятия “первая жизнь” (долагерная) и вторая жизнь – жизнь в лагере.

Писатель не щадит читателя, в его рассказах появляются страшные подробности, которые невозможно понять без душевной боли – холод и голод, порой лишающие человека рассудка, гнойные язвы на ногах, жестокий беспредел уголовников, считавшихся в лагерях “друзьями народа” в отличие от политических заключенных, прежде всего интеллигентов, которых называли “врагами народа” и которые были отданы в полную власть уголовникам. В своих рассказах В. Шаламов показывает то, что было страшнее холода, голода и болезней – человеческое унижение, низводившее людей до уровня животных.

Оно просто погружает их в состояние небытия, когда из человека уходят все чувства и мысли, когда жизнь замещена “полусознанием, существованием”. В рассказе “Сентенция” автор с почти научной точностью анализирует состояние человека в этой нечеловеческой жизни, когда единственным его чувством остается злоба.

Когда смерть отступает, а к человеку возвращается сознание, он с радостью замечает, что его мозг начинает работать, из глубин памяти всплывает давно забытое научное слово “сентенция”. В рассказе “Тифозный карантин”, Шаламов показывает другую грань человеческого унижения: готовность служить главарям воровского мира, стать их лакеями и холопами.

Этих главарей окружает “толпа услужающих”, готовых на что угодно, лишь бы им отломили корочку хлеба или налили супчику.

Совет

И когда в этой толпе герой рассказа видит знакомое лицо, капитана Шнайдера, немецкого коммуниста, знатока Гете, образованного человека, который прежде поддерживал дух товарищей, а в лагере исполняет унизительную роль “чесальщика пяток” у вора Сенечки, ему не хочется жить. Автор описывает переживания Андреева, героя рассказа: “Хотя это было небольшое и нестрашное событие по сравнению с тем, что он видел и что ему предстояло увидеть, он запомнил капитана Шнайдера навек”. Рассказы В. Шаламова – не просто художественный документ.

Это целостная картина мира, скорее, антимира, абсурда, в который брошен человек страшным монстром террора, переламывающего миллионы людей. В этом антимире все перевернуто. Человек мечтает из лагеря попасть не на свободу, а в тюрьму. В рассказе “Надгробное слово” так и сказано: “Тюрьма-это свобода.

Это единственное место, которое я знаю, где люди, не боясь, говорили все, что думали. Где они отдыхали душой”. Творчество B. Шаламова стало и историческим документом, и фактом философского осмысления целой эпохи.

В целом русская литература XX века раскрыла судьбу человека в тоталитарном государстве с позиций гуманизма, в традициях русской классической литературы.

После издания “Архипелага ГУЛАГа” (а это произошло лишь в 1989 году) ни в русской, ни в мировой литературе не осталось произведений, которые представляли бы большую опасность для советского режима. Эта книга раскрывала всю сущность тоталитарного режима. Пелена лжи и самообмана, все еще застилавшая глаза многим нашим согражданам, спадала.

После всего, что было собрано в этой книге, что было раскрыто с поразительной силой эмоционального воздействия, с одной стороны, документального свидетельства, с другой искусства слова, после того, как в памяти запечатлелся чудовищный, фантастический мартиролог жертв “строительства коммунизма” в России за годы советской власти уже ничего не удивительно и не страшно!

В преддверии своего 60-летия Солженицын начал издавать собрание сочинений с подзаголовком “Восстановленные подлинные доцензурные тексты, заново проверенные и исправленные автором. Иные произведения печатаются впервые”. К 1988 г. Вышли в свет уже 18 томов.

Источник: https://ege-russian.ru/tema-tragicheskoj-sudby-russkogo-cheloveka-v-totalitarnom-gosudarstve/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector