История создания поэмы медный всадник пушкина (прототипы героев, история публикации)

История создания поэмы «Медный всадник» Пушкина: прототипы героев, история публикации

Поэма «Медный всадник».Иллюстрация А. Н. Бенуа 

В этой статье представлена история создания поэмы «Медный всадник» Пушкина: прототипы героев, история публикации, интересные факты из истории написания поэмы.

Смотрите: 
Краткое содержание поэмы
Все материалы по поэме «Медный всадник»

История сюжета и прототипы

В основе поэмы лежит реальная история наводнения, произошедшего в ноябре 1824 года в Петербурге. Во время наводнения Пушкин был в ссылке в Михайловском, поэтому в поэме он описывал события по показаниям очевидцев. История об «ожившем памятнике» могла быть взята Пушкиным из рассказа о том, как в 1812 году император Александр I хотел вывезти из Петербурга памятник Петру («Медный всадник»). Но императора остановили, сообщив о сне одного майора. В своем сне майор увидел, как «Медный Всадник» скачет по улицам Петербурга и, подъехав к императору, говорит ему: «Молодой человек! До чего ты довел мою Россию! Но покамест я на месте, моему городу нечего опасаться».

По другой версии, Пушкин мог заимствовать идею об ожившем памятнике из «Дон Жуана».

Работа над поэмой

Поэма «Медный Всадник» была написана осенью 1833 года в Болдине после поездки на Урал по пугачевским местам. По мнению исследователей, работа над поэмой продолжалась меньше месяца — с 6 по 31 октября.

Беловая рукопись поэмы заканчивается пометкой: «31 октября 1833. Болдино 5 ч. 5 «.

Замысел «Медного Всадника», вероятно, возник у Пушкина до его приезда в Болдино. Возможно, некоторые наброски были сделаны в Петербурге. Работа над поэмой стоила Пушкину огромного труда.

Обратите внимание

По данным исследователей, поэт переписывал каждый стих по нескольку раз (иногда — до 10 раз), прежде чем добиться идеальной формы для каждого из них.

«Медный Всадник» — одна из наиболее коротких поэм Пушкина.

Менее чем в 500 стихов Пушкин сумел уместить и размышления Петра на берегу Невы, и описание Петербурга, и сцены наводнения 1824 года, и историю любви Евгения и т.д.

Цензура императора

В конце 1833 года, вернувшись из Болдина, Пушкин передал «Медного всадника» на цензурную проверку. В результате, рукопись ему возвратили с множеством правок. Об этом поэт написал в своем дневнике:

Пушкин верил, что его рукописи читаются непосредственно императором Николаем I. Но исследования показали, что рукопись «Медного всадника» читал не император, а служащие Третьего отделения (политической полиции).

Конечно, формального запрета на поэму не было, но многочисленные замечания «высочайшей цензуры» Пушкин справедливо расценивал как запрет.

В середине декабря 1833 года Пушкин сообщил своему другу П. В. Нащокину о том, что цензура не пропустила поэму: 

Получив замечания «высочайшей цензуры», Пушкин попытался внести правки в текст поэмы. Но поэт не довел эту работу до конца и предпочел не печатать поэму. 

Публикация «Вступления» в 1834 году

При жизни Пушкина поэма «Медный всадник» не была напечатана. В печать вышел только отрывок из «Медного Всадника» — «Вступление». Отрывок был напечатан в 1834 году в журнале «Библиотека для Чтения».

Публикация с правками Жуковского в 1837 году

Вскоре после смерти Пушкина «Медный всадник» был впервые напечатан полностью в журнале «Современник» в 1837 г. 

Однако эту публикацию нельзя назвать полноценной, потому что Жуковский переработал текст поэмы в соответствии с пожеланиями цензуры. Так например, из поэмы был вырезан эпизод бунта Евгения против памятника Петру. В этом «изуродованном» виде поэма печаталась до начала XX века.

Публикация оригинала в 1919 году

Важно

Оригинальный текст поэмы без цензурных правок (хотя и с некоторыми неточностями) был впервые опубликован в отдельном издании в серии «Народная библиотека» в 1919 г. 

Источник: http://www.literaturus.ru/2016/06/istorija-sozdanija-mednyj-vsadnik-pushkin.html

История создания поэмы «Медный всадник» Пушкина: прототипы героев, история публикации

За основу для написания поэмы Пушкин взял реальный случай наводнения 1824 года в Санкт-Петербурге. В это время Александр Сергеевич находился в ссылке, в Михайловском, из-за чего поэму писал он по рассказам очевидцев происшествия.

«Медный Всадник» — одна из самых интересных поэм Пушкина. Особенностью произведения можно отметить явную схожесть с произведениями, которые выходили намного позже самой поэмы, посвященными тематике Петербурга и проблемам столкновения интересов маленького человека и управленческого аппарата.

Возможно, мысли о создании «Медного Всадника» посещали Александра Сергеевича еще до приезда в Болдино. Некоторые записи могли быть сделаны и в самом Петербурге. Автор вкладывал большое количество времени и сил в свое произведение: он мог до десяти раз переписывать даже один стих, прежде чем последний обретет идеальную для него форму.

Поэма подверглась критике и даже была не допущена к печати со стороны современной власти. «Медный всадник» удостоился критике самого Николая I, который вернул рукопись автору с девятью пометками.

Пушкин, в свою очередь, напечатал вступление к поэме с пустотами как раз в тех местах, где были пометки государя. Со временем Александр Сергеевич все-таки переделал текст произведения, но переделал так, чтобы изначальный смысл в ней остался.

Николай I допускает рукопись к печати.

По другой версии, цензуру проводил не сам государь, а служащие политической полиции. Ими было внесено чрезмерно много, по мнению Пушкина, правок в произведение, что для последнего было равносильно запрету на публикацию.

По сути, в поэме всего два главных героя. Евгений – чиновник незначительного ранга, с вполне обычными мечтами и желаниями, ничем от себе подобных не отличается. Интересно то, что в произведении не указаны ни фамилия, ни возраст, ни какие-либо черты характера героя, что еще больше подчеркивает его «маленькую роль». Автор лишает его каких-либо черт с целью подчеркнуть его «обычность».

Сам же Медный всадник есть не что иное, как воплощение образа Петра I. Отношение автора к всаднику неоднозначно. В начале произведения Пушкин восхваляет Петра, создавшего «юный град». С другой стороны, образ царя как всадника из металла, лишенного человечности, воплощает в себе черты строгой бездушной государственности.

Произведение неоднозначно и вызывает смешанные впечатления. Но одно можно сказать точно – пушкинская гениальность пропитала каждую строфу поэмы.

Источник: http://sochinenieliteratura.com/1258

Поэма «Медный всадник» была написана в Болдине осенью 1833 года. В этом произведении Пушкин описывает одно из самых страшных наводнений, которое произошло в 1824 году и принесло страшные разрушения городу

А.С. Пушкин «Медный всадник».

Метод — реалистический.

Жанр — поэма.

История создания

Поэма «Медный всадник» была написана в Болдине осенью 1833 года. В этом произведении Пушкин описывает одно из самых страшных наводнений, которое произошло в 1824 году и принесло страшные разрушения городу.

Сюжет

Произведение открывается «Вступлением», в котором славится Петр Великий и его «творенье» — Петербург. В первой части читатель знакомится с главным героем — чиновником по имени Евгений.

Он ложится, но не может заснуть, развлеченный мыслями о своем положении, о том, что сприбывающей реки сняли мосты и что это на два-три дня разлучит его с возлюбленной Парашей, живущей на другом берегу. Мысль о Параше рождает мечты о женитьбе и о будущей счастливой и скромной жизни в кругу семьи, вместе с любящей и любимой женой и детьми.

Наконец, убаюканный сладкими мыслями, Евгений засыпает.Однако очень скоро погода портится и весь Петербург оказывается под водой. В это время на Петровой площади верхом на мраморном изваянии льва сидит неподвижный Евгений. Он смотрит на противоположный берег Невы, где совсем близко от воды живут в своем бедном домишке его возлюбленная со своей матерью.

Совет

Спиной к нему, возвышаясь над стихией, «стоит с простертою рукою кумир на бронзовом коне».

Когда вода спадает, Евгений обнаруживает, что Параша и ее мать погибли, а их дом разрушен, и лишается рассудка. Спустя почти год Евгений живо вспоминает наводнение. Случайно он оказывается у памятника Петру Великому.

Евгений в гневе грозит памятнику, но вдруг ему кажется, что лицо грозного царя обращается к нему, а в глазах его сверкает гнев, и Евгений бросается прочь, слыша за собой тяжелый топот медных копыт. Всю ночь несчастный мечется по городу, и ему кажется, что всадник с тяжелым топотом скачет за ним повсюду.

Поэма «Медный всадник»ВСТУПЛЕНИЕНа берегу пустынных волнСтоял он, дум великих полн,И в даль глядел.Пред ним широкоРека неслася; бедный челнПо ней стремился одиноко.

По мшистым, топким берегамЧернели избы здесь и там,Приют убогого чухонца;И лес, неведомый лучамВ тумане спрятанного солнца,Кругом шумел.И думал он:»Отсель грозить мы будем шведу;Здесь будет город заложен.

Назло надменному соседу;Природной здесь нам сужденоВ Европу прорубить окно,Ногою твердой стать при море;Все флаги в гости будут к нам —

И запируем на просторе».

Люблю тебя, Петра творенье,Люблю твой строгий, стройный вид,Невы державное теченье,Береговой ее гранит,Твоих оград узор чугунный,Твоих задумчивых ночейПрозрачный сумерак, блеск безлунный,Когда я в комнате моейПишу, читаю без лампады,И ясны спящие громадыПустынных улиц, и светлаАдмиралтейская игла,И, не пуская тьму ночнуюНа золотые небеса,Одна заря сменить другую

Спешит, дав ночи полчаса;

Герой поэмы.

В произведении «Медный всадник» два главных героя: Петр I, присутствующий в поэме в виде оживающей статуи Медного всадника, и мелкий чиновник Евгений. Развитие конфликта между ними определяет основную мысль произведения.
Петр I. 

Начиная со второй половины 1820-х годов, Пушкин ищет ответ на вопрос: может ли самодержавная власть быть реформаторской и милосердной? В связи с этим он художественно исследует личность и государственную деятельности «царя-реформатора» Петра I. Тема Петра была для Пушкина болезненно-мучительной.

На протяжении своей жизни он не раз менял отношение к этому эпохальному для русской истории образу. Например, в поэме «Полтава» он славит царя-по- бедителя. В то же время в пушкинских конспектах для труда «История Петра I» Петр выступает не только как великий государственный деятель и царь-труженик, но и как самовластный деспот, тиран.

Художественное исследование образа Петра Пушкин продолжает и в «Медном всаднике».Поэма «Медный всадник» завершает в творчестве А. С. Пушкина тему Петра I. Величественный облик царя-преобразователя рисуется в первых же, одически торжественных, строках поэмы:На берегу пустынных волнСтоял он, дум великих полы,И вдаль глядел.

Монументальной фигуре царя автор противопоставляет образ суровой и дикой природы. Картина, на фоне которой предстает перед нами фигура царя, безотрадна. Перед взором Петра широко раскинувшаяся, несущаяся вдаль река; вокруг лес, «неведомый лучам в тумане спрятанного солнца». Но взгляд правителя устремлен в будущее.

Обратите внимание

Россия должна утвердиться на берегах Балтики — это необходимо для процветания страны:Авторское отношение к Петру Великому неоднозначно. С одной стороны, в начале произведения Пушкин произносит восторженный гимн творению Петра, признается в любви к «юному граду», пред блеском которого «померкла старая Москва».

С другой — Петр-самодержец представлен в поэме не в каких-либо конкретных деяниях, а в символическом образе Медного всадника как олицетворение бесчеловечной государственности. Даже в тех строках, где он восхищается Петром и Петербургом, уже слышна интонация тревоги:О мощный властелин судьбы!Не так ли ты над самой бездной,На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы?

Евгений.
Образ сияющего, оживленного, пышного города сменяется в первой части поэмы картиной страшного, разрушительного наводнения, выразительными образами бушующей стихии, над которой человек не властен. Стихия сметает все на своем пути, унося в потоках вод обломки строений и разрушенных мостов, «пожитки бледной нищеты» и даже гробы «с размытого кладбища».

Среди тех, чью жизнь разрушило наводнение, оказывается и Евгений, о мирных заботах которого автор говорит в начале первой части поэмы. Евгений «человек обыкновенный» («маленький» человек): он не имеет ни денег, ни чинов, «где-то служит» и мечтает устроить себе «приют смиренный и простой», чтобы жениться на любимой девушке и пройти с ней жизненный путь.

В поэме не указаны ни фамилия героя, ни его возраст, ничего не говорится о прошлом Евгения, его внешности, чертах характера. Лишив Евгения индивидуальных примет, автор превращает его в заурядного, безликого человека из толпы.

Однако в экстремальной, критической ситуации Евгений словно пробуждается ото сна, и сбрасывает с себя личину «ничтожества» и выступает против «медного истукана».

Конфликт

Конфликт «Медного всадника» состоит в столкновении личности с неизбежным ходом истории, в противостоянии коллективной, общественной воли (в лице Петра Великого) и воли личной (в лице Евгения). Как же разрешает Пушкин этот конфликт?Мнение критиков о том, на чьей стороне Пушкин, разошлись.

Одни считали, что поэт обосновал право государства распоряжаться жизнью человека и становится на сторону Петра, так как понимает необходимость и пользу его преобразований. Другие считают жертву Евгения неоправданной и полагают, что симпатии автора целиком и полностью на стороне «бедного» Евгения.

Наиболее убедительной представляется третья версия: Пушкин впервые в русской литературе показал всю трагичность и неразрешимость конфликта между государством и государственными интересами и интересами частной личности.

Не случайно противоречиво, неоднозначно изображается не только Петр (великий реформатор и жестокий тиран), но и Евгений (с одной стороны, мелкий чиновник, с другой — человек, поднявший руку на «строителя чудотворного»). Эта двойственность образов свидетельствует о трагической неразрешимости центрального конфликта произведения.

Источник: http://ignorik.ru/docs/poema-mednij-vsadnik-bila-napisana-v-boldine-oseneyu-1833.html

«Медный всадник»… история создания и легенды

Памятник Петру I («Медный всадник») находится в сердце Петербурга — на Сенатской площади.

Место расположения памятника Петру I выбрано не случайно. Рядом находятся основанное императором Адмиралтейство, здание главного законодательного органа царской России — Сената.

В 1710 году на месте нынешнего Медного всадника в помещении «чертежного анбара» была находилась самая первая деревянная Исаакиевская церковь.

Екатерина II настаивала на размещении памятника в центре Сенатской площади. Автор скульптуры, Этьен-Морис Фальконе, поступил по своему, установив «Медный всадник» ближе к Неве.Фальконе пригласил в Санкт-Петербург князь Голицын. Советовали обратиться именно к этому мастеру профессора Парижской академии живописи Дидро и Вольтер, вкусу которых Екатерина II доверяла.

Фальконе было уже пятьдесят лет. Он работал на фарфоровом заводе, но мечтал о большом и монументальном искусстве. Когда поступило приглашение о возведении в России памятника, Фальконе не раздумывая 6 сентября 1766 года подписал контракт. Его условия определяли: памятник Петру должен состоять из «главным образом конной статуи колоссального размера».

Важно

Гонорар скульптору предложили достаточно скромный (200 тысяч ливров), другие мастера просили в два раза больше.В Санкт-Петербург Фальконе прибыл со своей семнадцатилетней помощницей Мари-Анн Колло. Скорее всего она помогала ему еще и в постели, но история это умалчивает…

Видение памятника Петру I автором скульптуры разительно отличалось от желания императрицы и большинства русской знати. Екатерина II ожидала увидеть Петра I с жезлом или скипетром в руке, восседающим на коне подобно римскому императору. Статский советник Штелин видел фигуру Петра в окружении аллегорий Благоразумия, Трудолюбия, Правосудия и Победы. И. И.

Читайте также:  Сочинение моя будущая семья какой я ее вижу эссе

Бецкой, руководивший работами по сооружению памятника, представлял его фигурой во весь рост, с удерживаемым в руке полководческим жезлом.Фальконе советовали направить правый глаз императора на Адмиралтейство, а левый — на здание Двенадцати коллегий. Посетивший в 1773 году Санкт-Петербург Дидро задумывал памятник в виде фонтана, украшенного аллегорическими фигурами.

Фальконе же задумал совсем иное. Он оказался упрям и настойчив. Скульптор писал:

«Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот её-то и надо показать людям.

Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемую им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, — это эмблема побеждённых им трудностей».

Отстаивая право на своё мнение относительно облика памятника Фальконе писал И. И. Бецкому:

«Могли ли Вы себе представить, чтобы скульптор, избранный для создания столь значительного памятника, был бы лишён способности думать и чтобы движениями его рук управляла чужая голова, а не его собственная?»

Споры возникали и вокруг одежды Петра I. Скульптор писал Дидро:

«Вы знаете, что я не одену его по-римски, точно так же, как не одел бы Юлия Цезаря или Сципиона по-русски».

Над моделью памятника в натуральную величину Фальконе работал три года. Работа над «Медным всадником» велась на участке бывшего временного Зимнего дворца Елизаветы Петровны.В 1769 году прохожие могли здесь наблюдать, как гвардейский офицер взлетал на лошади на деревянный помост и ставил её на дыбы. Так продолжалось по несколько часов в день.

У окна перед помостом сидел Фальконе и внимательно зарисовывал увиденное. Кони для работы над памятником были взяты из императорских конюшен: скакуны Бриллиант и Каприз. Скульптор избрал для памятника русскую «орловскую» породу.Ученица Фальконе Мари-Анн Колло вылепила голову «Медного всадника».

Сам скульптор трижды брался за эту работу, но каждый раз Екатерина II советовала переделать модель. Мари сама предложила свой эскиз, который оказался принят императрицей. За свою работу девушка была принята в члены Российской Академии художеств, Екатерина II назначила ей пожизненную пенсию в 10000 ливров.Змею под ногой коня изваял русский скульптор Ф. Г. Гордеев.

Совет

Подготовка гипсовой модели памятника в натуральную величину заняла целых двенадцать лет, она была готова к 1778 году. Модель была открыта для всеобщего обозрения в мастерской на углу Кирпичного переулка и Большой Морской улицы. Мнения высказывались самые разные. Обер прокурор Синода проект решительно не принял. Дидро увиденным оказался доволен.

Екатерина II же оказалась равнодушной к модели памятника — ей не понравилось самовольство Фальконе в выборе облика монумента.
Бюст Фальконе Мари-Анн Колло 1773г.Долгое время никто не хотел браться за отливку статуи. Иностранные мастера требовали слишком большую сумму, а местных умельцев пугал её размер и сложность работы.

По расчётам скульптора для сохранения равновесия монумента передние стенки памятника должны были быть выполнены очень тонкими — не более сантиметра. От такой работы отказался даже специально приглашённый литейщик из Франции. Он называл Фальконе сумасшедшим и говорил, что в мире не существует подобного примера отливки, что она не удастся.

Наконец нашёлся литейщик — пушечных дел мастер Емельян Хайлов. Вместе с ним Фальконе подбирал сплав, делал пробы. За три года скульптор в совершенстве овладел литьём. Начали отливать «Медного всадника» в 1774 году.Технология была очень сложна. Толщина передних стенок обязательно должна была быть меньше толщины задних.

При этом задняя часть становилась тяжелее, что придавало устойчивость статуе, опирающейся всего на две точки опоры (змея не точка опоры, об этом ниже).Одной заливкой, которая началась 25 августа 1775 года, дело не обошлось. Надзор за ней поручили Хайлову.

Было заготовлено 1 350 пудов бронзы, и когда вся она, расплавленная, потекла в форму, форма треснула, и металл хлынул на пол. Начался пожар. Фальконе от ужаса выбежал из мастерской, за ним побежали рабочие, и только Хайлов остался на месте. Рискуя жизнью, он обмотал форму своей сермягой и обмазал глиной, подобрал растекшуюся бронзу и влил ее обратно в форму.

Памятник был спасен, а возникшие из-за аварии погрешности, позже были исправлены при полировке статуи.Об этих событиях Санкт-Петербургские ведомости писали:

«Литьё удалось кроме местах в двух фута на два вверху. Сия сожалительная неудача произошла через случай, который предвидеть, а значит, и предотвратить возможности вовсе не было.

Вышеупомянутый случай казался столь страшен, что опасались, дабы всё здание не занялось пожаром, а, следовательно, всё бы дело не провалилось. Хайлов остался неподвижен и проводил расплавленный металл в форму, не теряя бодрости своей нимало при предоставляющейся ему опасности для жизни. Такой смелостью Фальконе тронутый по окончании дела бросился к нему и от всего сердца целовал и дарил его от себя деньгами».

Однако в результате аварии образовались многочисленные крупные дефекты (недоливы, спаи) в голове лошади и фигуре всадника выше пояса.Был разработан смелый план спасения статуи. Было решено было дефектную часть статуи срезать и вновь долить ее, нарастив новую форму непосредственно на сохранившиеся части монумента.

С помощью кусков гипсовой формы была получена восковая модель верха отливки, являющаяся продолжением стенки отлитой ранее части статуи.Вторую заливку произвели в ноябре 1777 г., и она полностью удалась.

Обратите внимание

В память об этой уникальной операции, на одной из складок плаща Петра I скульптор оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778 года». О Хайлове ни слова.По замыслу скульптора основанием памятника служит естественная скала в виде волны.

Форма волны служит напоминанием о том, что именно Пётр I вывел Россию к морю. Поиском камня-монолита Академия художеств занялась когда ещё не была даже готова модель памятника. Нужен был камень, высота которого составила бы 11,2 метра.

Гранитный монолит был найден в районе Лахты, в двенадцати верстах от Санкт-Петербурга.Когда-то по местным преданиям в скалу попала молния, образовав в ней трещину. Среди местных жителей скалу называли «Гром-камень».

Писал о нем пост тут «О Гром камне»

Так и стали потом называть её, когда установили на берегу Невы под знаменитым памятником. Ходили слухи что в старые времена на нем было капище. И приносились жертвоприношения.Первоначальный вес монолита — около 2000 тонн.

Екатерина II объявила награду в 7000 рублей тому, кто придумает самый эффективный способ доставить скалу на Сенатскую площадь. Из множества проектов был выбран способ, предложенным некто Карбури. Ходили слухи, что этот проект им был перекуплен у какого-то русского купца.

От места нахождения камня до берега залива прорубили просеку, укрепили грунт. Скалу освободили от лишних наслоений, она сразу полегчала на 600 тонн. Гром-камень рычагами водрузили на деревянную платформу, опиравшуюся на медные шары. Эти шары передвигались по деревянным желобчатым рельсам, обитым медью.

Просека была извилистой. Работы по перевозке скалы продолжались и в мороз и в жару. Работали сотни людей. На это действо приезжали смотреть многие петербуржцы. Некоторые из наблюдателей собирали осколки камня и заказывали себе из них набалдашники на трость или запонки.

В честь необыкновенной транспортной операции Екатерина II повелела отчеканить медаль, на которой написано «Дерзновению подобно. Генваря, 20. 1770».По суше скалу перетаскивали почти год. Далее по Финскому заливу её везли на барже. Во время перевозки десятки каменотёсов придавали ей необходимую форму.

Важно

Скала прибыла к Сенатской площади 23 сентября 1770 года.Поэт Василий Рубин в этом же году написал:

Нерукотворная здесь Росская гора, Вняв гласу Божию из уст Екатерины, Прешла во град Петров чрез Невския пучины. И пала под стопы Великого Петра.

К моменту установки памятника Петру I отношения скульптора и императорского двора окончательно испортились. Дошло до того, что Фальконе стали приписывать только техническое отношение к памятнику.

Портрет Мари-Анн КоллоОскорблённый мастер так и не дождался открытия монумента, в сентябре 1778 года вместе с Мари-Анн Колло уехал в Париж.А памятник весом под 10 тонн еще предстояло установить…Установкой «Медного всадника» на постамент руководил архитектор Ф. Г. Гордеев.

Торжественное открытие памятника Петру I состоялось 7 августа 1782 года (по старому стилю). Скульптура была закрыта от глаз наблюдателей полотняной оградой с изображением горных пейзажей.С утра шёл дождь, но он не помешал собраться на Сенатской площади значительному количеству людей. К полудню облака рассеялись.

На площадь вступила гвардия. Военным парадом управлял князь А. М. Голицын. В четвёртом часу на шлюпке прибыла сама императрица Екатерина II. Она поднялась на балкон здания Сената в короне и порфире и дала знак к открытию памятника. Ограда упала, под барабанную дробь полки двинулись по невской набережной.

По повелению Екатерины II на постаменте начертано: «Екатерина II Петру I». Таким образом, императрица подчеркнула приверженность петровским реформам. Сразу после появления на Сенатской площади «Медного всадника» площадь была названа Петровской.»Медным всадником» скульптуру в своей одноимённой поэме назвал А. С. Пушкин.

Это выражение стало настолько популярным, что стало практически официальным. А сам памятник Петру I стал одним из символов Санкт-Петербурга.Вес «Медного всадника» — 8 тонн, высота — более 5 метров.Не смогли победить памятник ни ветра ни страшные наводнения.

Легенды

Однажды вечером Павел в сопровождении своего друга князя Куракина шел по улицам Петербурга. Вдруг впереди показался человек, завёрнутый в широкий плащ. Казалось, он поджидал путников и, когда те приблизились, пошёл рядом с ними. Павел вздрогнул и обратился к Куракину: «С нами кто-то идёт рядом». Однако тот никого не видел и пытался убедить в этом великого князя.

Вдруг призрак заговорил: «Павел! Бедный Павел! Я тот, кто принимает в тебе участие». Затем призрак пошёл впереди путников, как бы ведя их за собой. Подойдя к середине площади, он указал место будущему памятнику. «Прощай, Павел, — проговорил призрак, — ты снова увидишь меня здесь». И когда, уходя, он приподнял шляпу, Павел с ужасом разглядел лицо Петра.

Считается что легенда восходит к мемуарам баронессы фон Оберкирх, которая подробно описывает обстоятельства, при которых сам Павел публично рассказал эту историю.

Имея в виду высокую достоверность мемуаров, основанных на многолетних дневниковых записях и дружбу между баронессой и Марией Фёдоровной, супругой Павла, вероятнее всего, источником легенды действительно является сам будущий государь…Есть и другая легенда.

Совет

Во время войны 1812 года, когда угроза наполеоновского вторжения была реальна, Александр I принял решение перевезти памятник Петру в Вологду. Некоему капитану Батурину приснился странный сон: будто Медный всадник съезжает с постамента и скачет к Каменному острову, где находился в то время император Александр I.

«Молодой человек, до чего ты довел мою Россию? — говорит ему Петр. — Но до тех пор, пока я стою на своем месте, моему городу нечего опасаться». Затем всадник, оглашая город «тяжело звонким скаканьем», возвратился на Сенатскую площадь. Согласно легенде, сон безвестного капитана довели до сведения императора, в результате чего статуя Петра Великого осталась в Петербурге.

Как известно, сапог наполеоновского солдата, как и фашистского не коснулся питерских мостовых.Известный мистик и духовидец XX века Даниил Андреев, в «Розе Мира», описывал один из адских миров. Там он сообщает, что в инфернальном Петербурге факел в руке Медного всадника является единственным источником света, при этом Пётр сидит не на коне, а на жутком драконе…

Во время блокады Ленинграда «Медный всадник» был укрыт мешками с землёй и песком, обшит брёвнами и досками.Когда после войны памятник освободили от досок и мешков, на груди Петра оказалась Звезда Героя Советского Союза. Кто-то нарисовал ее мелом…Реставрации памятника проходили в 1909 и в 1976 годах.

При последней из них проводили исследование скульптуры при помощи гамма-лучей. Для этого пространство вокруг памятника оградили мешками с песком и бетонными блоками. Управление кобальтовой пушкой осуществляли из находящегося рядом автобуса. Благодаря этому исследованию оказалось, что каркас памятника может служить ещё долгие годы.

Внутрь фигуры была заложена капсула с запиской о реставрации и о её участниках, газету от 3 сентября 1976 года.Этьен-Морис Фальконе задумывал «Медный всадник» без ограды. Но она всё же была создана, до наших дней не сохранилась. «Благодаря» вандалам, оставляющим на гром-камне и самой скульптуре свои автографы, была реализована идея восстановления ограды.

Последние исследования памятника принесли две сенсации:1. Памятник опирается не на три точки опоры, как считалось ранее, а на две. Змея и хвост лошади нагрузки не несут.Змея, которую топчет конь и хвост, служат лишь для разделения воздушных потоков и уменьшения парусности памятника.2. Зрачки Петра выполнены в виде сердечек. Петр смотрит на город влюбленными глазами.

Так Фальконе передал потомкам весть о любви Петра к своему детища — Санкт-Петербургу.3. Благодаря Пушкину и его поэме, памятник зовут «Медным», но он не из меди, а из бронзы.4. Памятник был изображен на деньгах Юденича.Памятник овеян мифами и легендами. Есть он и в иностранных собраниях. Таким его представляли японцы.Иллюстрация из 11-го свитка «Канкай ибун». Памятник нарисован японским художником со слов моряков )))Поздним вечером памятник не менее загадочен и красив…

Инфа и часть фото (С) Википедия, сайт «Легенды Петербурга» и другие места интернета

Источник: https://pantv.livejournal.com/279108.html

История создания и анализ поэмы «Медный всадник» А.С. Пушкина. — презентация

1 История создания и анализ поэмы «Медный всадник» А.С. Пушкина<\p>

2 История создания Последняя поэма, написанная Пушкиным в Болдине в октябре 1833 г., художественный итог его размышлений о личности Петра I, о «петербургском» периоде русской истории. Основные темы поэмы «Медный всадник» Основные темы поэмы : тема Петра, «строителя чудотворного», и тема «простого» («маленького») человека, тема взаимоотношений простого человека и власти.<\p>

3 Рассказ о наводнении формирует первый смысловой план поэмы исторический, который подчеркнут словами «прошло сто лет». Рассказ о городе начинается с 1803 г. (в этом году Петербургу исполнилось сто лет). Наводнение историческая основа сюжета и источник одного из конфликтов поэмы конфликта между городом и стихией. Анализ поэмы «Медный всадник»<\p>

4 Второй смысловой план поэмы литературный, вымышленный задан подзаголовком: «Петербургская повесть». Евгений центральный персонаж этой повести. Лица остальных жителей Петербурга неразличимы. Это «народ», толпящийся на улицах, тонущий во время наводнения (первая часть), и холодный, равнодушный петербургский люд во второй части. Реальным фоном рассказа о судьбе Евгения стал Петербург: Сенатская площадь, улицы и окраина, где стоял «ветхий домик» любимой Евгения. Анализ поэмы «Медный всадник»<\p>

Читайте также:  Сочинения про осень

5 Медный всадник, разбуженный словами Евгения, срываясь со своего пьедестала, перестает быть только «кумиром на бронзовом коне», то есть памятником Петру. Он становится мифологическим воплощением «грозного царя». Столкнув в поэме бронзового Петра и бедного петербургского чиновника Евгения, Пушкин подчеркнул, что государственная власть и человек разделены бездной. Анализ поэмы «Медный всадник» Важную роль играет третий смысловой план легендарно-мифологический. Он задан заголовком поэмы «Медный всадник». Этот смысловой план взаимодействует с историческим во вступлении, оттеняет сюжетное повествование о наводнении и судьбе Евгения, а в кульминации поэмы (погоня Медного всадника за Евгением) доминирует. Появляется мифологический герой, ожившая статуя Всадник Медный.<\p>

Обратите внимание

6 Евгений антипод «кумира на бронзовом коне». У него есть то, чего лишен бронзовый Петр: сердце и душа. Он способен мечтать, печалиться, «страшиться» за судьбу возлюбленной, изнемогать от мучений. Глубокий смысл поэмы в том, что Евгений сопоставлен не с Петром-человеком, а именно с «кумиром» Петра, со статуей. Анализ поэмы «Медный всадник»<\p>

7 Сошедший с ума Евгений бродит по Петербургу, не замечая унижений и людской злобы, оглушенный «шумом внутренней тревоги». Именно «шум» в душе Евгения, совпавший с шумом природной стихии («Мрачно было: / Дождь капал, ветер выл уныло») пробуждает в безумце память: «Вскочил Евгений; вспомнил живо / Он прошлый ужас». Именно память о пережитом наводнении приводит его на Сенатскую площадь, где он во второй раз встречается с «кумиром на бронзовом коне». Это кульминационный эпизод поэмы. Анализ поэмы «Медный всадник»<\p>

8 Этот кульминационный эпизод поэмы, завершившийся погоней Медного всадника за «безумцем бедным », особенно важен для понимания смысла всего произведения. Нередко в словах Евгения, обращенных к бронзовому Петру («Добро, строитель чудотворный! / Шепнул он, злобно задрожав, / Ужо тебе!..»), видят бунт, восстание против «державца полумира» В этом случае неизбежно возникает вопрос: кто же победитель — государственность, воплощенная в «горделивом истукане», или человечность, воплощенная в Евгении? Однако вряд ли можно считать слова Евгения бунтом или восстанием. Слова безумного героя вызваны пробудившейся в нем памятью. Анализ поэмы «Медный всадник»<\p>

9 В сцене погони происходит второе перевоплощение «кумира на бронзовом коне» Он превращается во Всадника Медного. За Человеком скачет механическое существо, ставшее чистым воплощением власти, карающей даже за робкую угрозу и напоминание о возмездии. Анализ поэмы «Медный всадник»<\p>

10 Бессмысленная и безрезультатная погоня, напоминающая «бег на месте», имеет глубокий философский смысл. Противоречия между человеком и властью не могут разрешиться или исчезнуть: человек и власть всегда трагически связаны между собой. Пушкин, признавая величие Петра, отстаивает право каждого человека на личное счастье. Столкновение «маленького человека» — бедного чиновника Евгения – с неограниченной властью государства заканчивается поражением Евгения. Автор сочувствует герою, но понимает, что бунт одиночки против властелина судьбы безумен и безнадежен. Анализ поэмы «Медный всадник»<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/946756

А. С. Пушкин,

Искусство и развлечения 3 ноября 2014

Поэма «Медный Всадник» — это одна из самых емких, загадочных и сложных поэм Пушкина. Ее он написал осенью 1833 года в знаменитом Болдине. Это место и время дарили необычайное вдохновение Александру Сергеевичу.

Идея «Медного Всадника» Пушкина явственно перекликается с произведениями писателей, живших много позже и посвятивших свои творения, во-первых, теме Петербурга, а во-вторых, теме столкновения большой державной идеи и интересов «маленького человека».

В поэме есть два противостоящих друг другу героя и неразрешимый конфликт между ними.

«Медный Всадник»: история создания поэмы

Над поэмой Пушкин работал интенсивно и закончил ее очень быстро – всего за двадцать пять октябрьских дней.

В этот плодотворный период творчества Александр Сергеевич работал также над «Пиковой дамой», написанной им в прозе, и над стихотворной повестью «Анджело».

Сюда органично вписался и потрясающий «Медный Всадник», история создания которого тесно связана не только с реалистическими мотивами и документами эпохи, но и с мифологией, сложившейся вокруг великого человека и города, возникшего по его высочайшей воле.

Цензурные ограничения и споры вокруг поэмы

«Петербургскую повесть», так обозначил автор ее жанр, подверглась цензуре самого императора Николая Первого, который вернул рукопись с девятью карандашными пометками.

Раздосадованный поэт напечатал текст вступления к поэме «Медный Всадник» (история создания стихотворной повести омрачена этим фактом) с красноречивыми пустотами на месте царевых пометок. Позже Пушкин все же переписал эти места, но так, чтобы смысл, вложенный в них, не изменился.

Скрепя сердце государь разрешил публикацию поэмы «Медный всадник». История создания произведения связана и с горячей полемикой, разгоревшейся вокруг поэмы после ее выхода в свет.

Видео по теме

Точки зрения литературоведов

Споры не утихают и по сей день. Традиционно принято говорить о трех группах толкователей поэмы. К первой относятся исследователи, утверждающие «государственный» аспект, которым блещет поэма «Медный Всадник».

Эта группа литературоведов во главе с Виссарионом Белинским выдвинула версию о том, что Пушкин в поэме обосновал право совершать судьбоносные для страны дела, жертвуя интересами и самой жизнью простого незаметного человека.

Гуманистическое толкование

Представители другой группы, возглавляемой поэтом Валерием Брюсовым, профессором Макагоненко и другими авторами, всецело приняли сторону другого персонажа — Евгения, утверждая, что гибель даже одного самого ничтожного с точки зрения державной идеи человека не может быть оправдана большими свершениями. Эту точку зрения называют гуманистической. Многие литературоведы склонны именно так оценивать повесть «Медный Всадник», история поэмы, в основу сюжета которой положена личная трагедия «маленького» человека, страдающего от результатов волевого решения власти, тому подтверждение.

Вечный конфликт

Представители третьей группы исследователей высказывают систему взглядов о трагической неразрешимости этого конфликта. Они считают, что Пушкин дал объективную картину в повести «Медный Всадник».

История же сама рассудила вечный конфликт между «строителем чудотворным» Петром Первым и «бедным» Евгением – заурядным горожанином с его скромными запросами и мечтами.

Две правды — простого человека и государственного деятеля — остаются равновеликими, и ни одна не уступает другой.

Страшные события и поэма «Медный Всадник»

История создания поэмы, безусловно, прочно вписывается в культурно-исторический контекст того времени, когда она создавалась. То были времена споров о месте личности в истории и влиянии великих преобразований на судьбы обычных людей. Эта тема волновала Пушкина с конца 1820 годов.

Взяв за основу документальные сведения о наводнении, случившемся в Петербурге 7 ноября 1824 года, о коем печатали газеты, гениальный поэт и мыслитель приходит к крупным философским и социальным обобщениям.

Важно

Личность великого и блестящего реформатора Петра, «поставившего Россию на дыбы» предстает в контексте личной трагедии незначительного чиновника Евгения с его узко-мещанскими мечтами о своем маленьком счастье, не такой безоговорочно великой и достойной воспевания.

Поэма «Медный Всадник» Пушкина поэтому и не исчерпывается одическим восхвалением преобразователя, открывшего «окно в Европу».

Контрастный Петербург

Северная столица возникла благодаря волевому решению царя Петра Великого после победы над шведами. Ее основание было призвано утвердить эту победу, показать силу и мощь России, а также открыть пути свободного культурного и торгового обмена с европейскими странами.

Город, в котором ощущалось величие человеческого духа, явленного в строгом и стройном архитектурном облике, говорящей символике скульптур и монументов, предстает перед нами в повести «Медный Всадник». История создания Петербурга зиждется, однако, не только на величии.

Построенный на «топи блат», в которую легли кости тысяч безвестных строителей, город охвачен зловещей и загадочной атмосферой. Гнетущая нищета, высокая смертность, первенство по болезням и числу самоубийств – такова другая сторона пышной венценосной столицы во времена, о которых писал Александр Пушкин.

Два лика города, проступающих один сквозь другой, усиливают мифологическую составляющую поэмы. «Прозрачный сумрак» бледного городского освещения рождает у обитателей ощущение, что они живут в неком таинственно-символическом месте, в котором могут оживать и со зловещей решимостью двигаться памятники и статуи.

И с этим тоже в немалой степени сопряжена история создания «Медного Всадника». Пушкина, как поэта, не могла не занимать подобная трансформация, ставшая кульминацией в сюжете. В художественном пространстве повести ожил гулко скачущий по пустынной мостовой холодный бронзовый памятник, преследующий обезумевшего от горя после потери возлюбленной и краха всех надежд Евгения.

Идея вступления

Но прежде чем мы услышим, как содрогается земля под копытом железного коня, нам предстоит пережить печальные и жестокие события, случившиеся в жизни несчастного Евгения, который обвинит великого Строителя за то, что тот поставил город на землях, подверженных разрушительному наводнению, а также осознать яркое и величественное вступление, которым открывается поэма «Медный Всадник».

Петр стоит на берегу дикой реки, на волнах которой качается утлая лодочка, а вокруг шумят дремучие сумрачные леса, кое-где торчат убогие избы «чухонцев».

Но мысленным взором основатель северной столицы уже видит «дивный город», вознесшийся «горделиво» и «пышно» над одетой в гранит Невой, город, связанный с будущими государственными успехами и великими свершениями.

Совет

Пушкин не называет имени Петра – император здесь упомянут при помощи местоимения «он», и это подчеркивает неоднозначность одической структуры вступления.

Размышляя о том, как когда-нибудь «отсель» Россия будет «грозить шведу», великий деятель совсем не видит сегодняшнего «финского рыболова», который бросал в воду «ветхий» свой невод.

Государь прозревает будущее, в котором устремлены корабли к богатым пристаням со всех концов земли, но не замечает тех, кто плывет в одиноком челне и ютится в редких хижинах на берегу. Создавая государство, властитель забывает о тех, ради кого оно создается. И это мучительное несоответствие питает идею поэмы «Медный Всадник». Пушкин, история для которого была не просто собранием архивных документов, но мостиком, перекинутым в настоящее и будущее, особенно остро чувствует и выразительно передает этот конфликт.

Почему бронзовый всадник оказался в устах поэта медным?

Дело, конечно, не только в том, что литераторы 19 века не видели существенной смысловой разницы между бронзой и медью. Глубоко символично то, что это именно медный Всадник. История написания поэмы в данном случае смыкается с библейской аллегорией.

Не случайно поэт именует изваяние Петра «истуканом» и «кумиром» — точно такими же словами говорят авторы Библии, повествуя о золотых тельцах, которым вместо Живого Бога поклонялись иудеи.

Здесь истукан даже не золотой, а всего лишь медный – так автор снижает блеск и величие образа, сверкающего внешней ослепительной роскошью, но таящей внутри отнюдь не драгоценное содержание. Вот какими подтекстами дышит история создания «Медного Всадника».

Пушкина невозможно заподозрить в безоговорочной симпатии к державной идее. Неоднозначно, однако, его отношение и к выдуманной идиллии, сконструированной в мечтаниях Евгения. Надежды и планы «маленького человека» далеки от глубоких духовных исканий, и в этом Пушкин видит их ограниченность.

Кульминация и развязка сюжета

После красочного вступления и признания в любви к городу Пушкин предупреждает, что дальше речь пойдет о событиях «ужасных». Через сто лет после происходящего на берегу Финского залива петербургский чиновник Евгений возвращается после службы домой и мечтает о своей невесте Параше.

С ней ему уже не суждено увидеться, поскольку ее, как и ее скромный домик, унесут «остервенелые» воды «взбесившейся» Невы. Когда стихия умолкнет, Евгений кинется на поиски возлюбленной и убедится в том, что той уже нет в живых. Его сознание не выдерживает удара, и молодой человек сходит с ума.

Он скитается по неприютному городу, становится мишенью для насмешек местной ребятни, напрочь забывает дорогу домой. В своих бедах Евгений винит Петра, возведшего город на неподходящем месте и тем самым подвергшего людей смертельной опасности. В отчаянии безумец грозит бронзовому истукану: «Ужо тебе!..

» Вслед за тем воспаленным сознанием он слышит тяжелое и звонкое «скаканье» по камням мостовой и видит мчащегося за ним Всадника с простертою рукой. Через некоторое время Евгения находят мертвым у порога его дома и хоронят. Так заканчивается поэма.

Стихия как полноправный герой

Какую роль играет здесь стихия, которая не зависит от человеческой воли и способна разрушить все до основания? Исследователи повести убеждены, что, разделяя людей, она связывает времена некой метафорической причинно-следственной цепью.

Ею объединены два сюжета повести – внешний и внутренний – событийный и символический. Конфликт интересов словно бы пробуждает энергию стихии, которая во внешнем плане рушит судьбы и препятствует счастью человека.

Обратите внимание

Разрешение этого конфликта таится в том, чтобы пропасть между величием державных замыслов и духовным пространством личности простого человека была преодолена, сомкнута.

Таковы проблематика произведения Пушкина «Медный Всадник», история создания поэмы и начало мистической череды «петербургских» повестей и романов, которыми насытят русскую словесность творцы девятнадцатого и двадцатого веков.

Поэма и памятник

Открытие памятника Петру Великому на Сенатской площади в Санкт-Петербурге состоялось в конце лета 1782 года. Монумент, впечатляющий грацией и величием, был поставлен Екатериной Второй.

Над созданием конной статуи трудились французские скульпторы Этьен Фальконе, Мари Анн Колло и русский мастер Федор Гордеев, изваявший бронзовую змею под неистовым копытом Петрова скакуна.

В подножие статуи установили монолит, прозванный гром-камнем, вес его был немногим меньше двух с половиной тонн (весь памятник весит около 22 тонн). С места, где глыба была обнаружена и признана подходящей для монумента, камень бережно везли около четырех месяцев.

После выхода в свет поэмы Александра Пушкина, героем которой поэт сделал именно этот памятник, скульптуру нарекли Медным Всадником. У жителей и гостей Петербурга есть великолепная возможность лицезреть этот монумент, который без преувеличения можно именовать символом города, почти в первозданном архитектурном ансамбле.

Источник: fb.ru

Источник: http://monateka.com/article/129880/

Приложения Н. В. Измайлов «Медный всадник» А. С. Пушкина История замысла и создания, публикации и изучения

Приложения

Н. В. Измайлов «Медный всадник» А. С. Пушкина История замысла и создания, публикации и изучения

Памятник Петру Первому. Скульптор Э. Фальконе.

1

Последняя поэма Пушкина — «Петербургская повесть» «Медный Всадник», — написанная в болдинскую осень 1833 г.

, в период полной творческой зрелости, является его вершинным, самым совершенным произведением в ряду поэм, да и во всем его поэтическом творчестве, — вершинным как по совершенству и законченности художественной системы, так и по обширности и сложности содержания, по глубине и значительности проблематики, вложенной в него историко-философской мысли.

Вместе с тем творческие материалы, т. е.

рукописи поэмы, черновые и беловые, сохранились в почти исчерпывающей полноте (кроме нескольких не дошедших до нас отрывков), что дает возможность проследить всю историю ее создания — от первого до последнего слова, изучить во всех деталях развитие творческой мысли Пушкина в работе над поэмой, от ее зарождения до завершения. Этому способствует и то, что весь рукописный материал, относящийся к «Медному Всаднику», опубликован под редакцией С. М. Бонди и Н. В. Измайлова в академическом издании сочинений Пушкина,

Когда произошло петербургское наводнение 7 ноября 1824 г. — сильнейшее наводнение в истории города, Пушкин жил третий месяц (с 9 августа) в Михайловском, сосланный из Одессы «в далекий северный уезд», и был глубоко взволнован происшедшим в самом конце октября тяжелым столкновением с отцом — столкновением, грозившим ему, быть может, новой административной карой.

2

Две темы, или, вернее, две проблемы, среди многих прочих занимают важнейшее место в творчестве Пушкина — поэта, романиста, историка, мыслителя и публициста в последнее десятилетие его деятельности, с 1826 г. по конец его жизни.

Первая из них, которую можно назвать «петровской темой», посвящена — в разных аспектах и разных формах — личности и деятельности Петра Великого. Вторая, условно определяемая нами как «тема (и проблема) ничтожного героя», возникает позднее, около 1830 г.

, и касается нового, еще не бывалого в русской литературе явления — героев из деклассированных дворян и даже разночинцев и мещан, сменяющих прежних романтических героев.

Та и другая темы имеют ряд точек соприкосновения, и обе они входят в идейно-художественную проблематику последней поэмы Пушкина «Медный Всадник». Поэтому прежде чем обратиться к анализу творческой истории «Петербургской повести», необходимо коснуться обоих этих вопросов — петровской темы и темы «ничтожного героя» в творчестве поэта. Начнем с петровской темы.

3

Источник: https://librolife.ru/g3010102

«Медный всадник» А.С. Пушкина история замысла и создания, публикации и изучения

Н. В. ИЗМАЙЛОВ

«МЕДНЫЙ ВСАДНИК» А. С. ПУШКИНА  ИСТОРИЯ ЗАМЫСЛА И СОЗДАНИЯ, 

ПУБЛИКАЦИИ И ИЗУЧЕНИЯ

1

Последняя поэма  Пушкина — «Петербургская повесть» «Медный Всадник», — написанная в болдинскую осень 1833 г.

, в период полной творческой зрелости, является его вершинным, самым совершенным произведением в ряду поэм, да и во всем его поэтическом творчестве, — вершинным как по совершенству и законченности художественной системы, так и по обширности и сложности содержания, по глубине и значительности проблематики, вложенной в него историко-философской мысли.

Вместе с тем  творческие материалы, т. е. рукописи поэмы, черновые и беловые, сохранились в почти исчерпывающей полноте (кроме нескольких не дошедших до нас отрывков), что дает возможность проследить всю историю ее создания — от первого до последнего слова, изучить во всех деталях развитие творческой мысли Пушкина в работе над поэмой, от ее зарождения до завершения.

Этому способствует и то, что весь рукописный материал, относящийся к «Медному Всаднику», опубликован под редакцией С. М. Бонди и Н. В. Измайлова в академическом издании сочинений Пушкина,1 так же как и рукописи другого, относящегося к нему предшествующего произведения, т. е.

Важно

черновые и беловые автографы неоконченной повести в «онегинских» строфах, называемой по фамилии ее героя «Езерский».2

148

Достаточно хорошо известны — а отчасти указаны  самим поэтом — художественные, исторические, философские и иные русские, французские, польские произведения, на которых основано и с которыми связано создание поэмы — ее литературный фон (в самом широком смысле этого слова), так же как и ее бытовой и биографический фон, ее связи с жизнью Пушкина, с его переживаниями, размышлениями и воззрениями.

Все это дает возможность  на твердых и широких основаниях построить строго документированную  историю замысла и создания «Медного Всадника» и установить его место  в творческом пути Пушкина, его связи  с предшествующим и окружающим творчеством  поэта, его значение в истории  русской поэзии и, шире, в истории  русской литературы.

Но это еще  не все.

Очевидная для каждого  внимательного читателя, а тем  более для каждого критика  и исследователя сложность и  глубина идейного содержания «Медного Всадника», его историко-философской  проблематики, неразрывно связанной  с его художественной системой, вызывала начиная с Белинского и вызывает до сих пор, в течение почти 130 лет и особенно в последние полстолетия, разные попытки раскрыть «тайну» поэмы, проникнуть в ее сущность и построить ту или иную концепцию ее проблематики. Эти попытки многочисленны и разнообразны, появляются одна за другой; одни авторы следуют за Белинским и развивают его понимание, другие — стремятся дать нечто новое и своеобразное. Каждая попытка отражает и тот исторический момент, в который она выдвигается, и мировоззрение ее автора, и его методологические принципы. Во многих из таких попыток можно найти более или менее удачные построения, сопоставления и соображения. Но чем больше возникает в пушкиноведении новых теорий, тем чаще приходится с сожалением убеждаться, что ни одна из них не приближает нас к цели — к такому пониманию изумительной пушкинской поэмы, которое бы наиболее глубоко, обоснованно и объективно выражало ее сокровенную философскую сущность и давало бы исчерпывающее истолкование образной системы «Петербургской повести». В самые последние годы появляются рецидивы безудержного субъективизма, полного произвола в толковании «Медного Всадника», и эти печальные рецидивы выдаются за последнее слово литературоведческой методологии, способствующей «научным открытиям» и открывающей новые «истины»…

Мы ограничимся  пока этими беглыми замечаниями, каждое из которых будет развернуто далее, по ходу изложения. Обратимся  теперь к рассмотрению истории замысла  и создания «Медного Всадника», начиная  с истоков, с тех исторических явлений, которые вызвали возникновение  замысла и основных образов, определяющих сюжет поэмы.

В поэме, или «Петербургской повести», как очень точно назвал ее в подзаголовке сам Пушкин, два  основных персонажа, два героя, определяющих две сплетенные между собою и  сталкивающиеся идейно-тематические линии: первый из героев — Петр Великий, «могучий властелин судьбы», «строитель чудотворный», создатель города «под морем», продолжающий как личность жить и после смерти в памятнике, давшем

149

поэме ее заглавие; другой — Евгений, мелкий чиновник из обедневшего дворянского рода, опустившийся до мещанского уровня, «ничтожный герой», вошедший в 30-х годах в  творческий кругозор Пушкина из окружающего  быта.

Эти два, казалось бы, неизмеримо далеко стоящих друг от друга героя  оказываются связанными событием, самая  возможность которого вызвана «волей роковой» «державца полумира», — петербургским наводнением 7 ноября 1824 г., погубившим не только счастие, но и самую жизнь Евгения.

Угроза, брошенная «кумиру» безумцем в момент внезапного и «страшного» прояснения мыслей, и вызванный ею мгновенный гнев «грозного царя» составляют кульминацию поэмы. Вокруг этого момента вращаются уже второе столетие все разнообразные попытки ее истолкования.

Совет

Но наводнение, по-видимому, является тем моментом, от которого нужно начинать творческую историю «Медного Всадника».

———

Когда произошло  петербургское наводнение 7 ноября 1824 г. — сильнейшее наводнение в истории города, Пушкин жил третий месяц (с 9 августа) в Михайловском, сосланный из Одессы «в далекий северный уезд», и был глубоко взволнован происшедшим в самом конце октября тяжелым столкновением с отцом — столкновением, грозившим ему, быть может, новой административной карой.3

Когда и каким  образом узнал он о наводнении, сказать трудно. Всего вероятнее, первые (официальные) сообщения о нем — рескрипт Александра I князю А. Б. Куракину от 11 ноября и краткий рассказ о происшедшем «бедствии» — Пушкин прочитал в № 269 газеты «Русский инвалид» от 13 ноября 1824 г.

: до этого момента никакие сведения о наводнении в печати не допускались.4 Возможно, однако, что он узнал о «потопе» и раньше, из письма петербургской приятельницы сестры — Е. М.

 Ивелич, написанного, по-видимому, тотчас после наводнения, но полученного в Михайловском уже после отъезда Ольги Сергеевны и распечатанного поэтом.5

150

Как бы то ни было, в  том мрачно-отчаянном настроении, в котором Пушкин был в то время, когда умолял Жуковского спасти его  «хоть крепостию, хоть Соловецким монастырем» (XIII, 116), он отнесся к «потопу» желчно-иронически, видя в нем заслуженную кару «проклятому Петербургу» и выражая беспокойство лишь о судьбе «Северных цветов» Дельвига и винных погребов. В одном недатированном письме к брату, Л. С. Пушкину, он писал: «Что погреба? признаюсь, и по них сердце болит. Не найдется ли между вами Ноя, для насаждения винограда? На святой Руси не штука ходить нагишом, а хамы смеются. Впрочем это все вздор» (Акад., XIII, 122).6 Первые известия о наводнении дали ему повод к фривольной шутке на французском языке, обращенной к петербургским дамам,7 и вызвали мрачное заключение: «Я очень рад этому потопу, потому что зол. У вас будет голод, слышишь ли?». Закончив и запечатав письмо, поэт снова его распечатал, чтобы приписать поручение брату, касающееся, по-видимому, состояния винного погреба в Михайловском: «Ах, милый, богатая мысль! распечатал нарочно. Верно есть бочки, per fas et nefas (законным или незаконным образом (лат.), — Н. И.), продающиеся в Петербурге — купи, что можно будет, подешевле и получше. Этот потоп — оказия».

Несколько позднее, очевидно прочитав более подробные  описания наводнения в петербургских  газетах и в письмах родных и друзей, услышав рассказы очевидцев, в частности Михайлы Калашникова, Пушкин изменил свое первоначальное мнение8 и 4 декабря писал брату: «Закрытие театра и запрещение балов — мера благоразумная.9 Благопристойность того требовала.

Конечно, народ не участвует в увеселениях высшего класса, но во время общественного бедствия не должно дразнить его обидной роскошью. Лавочники, видя освещение бельэтажа, могли бы разбить зеркальные окна, и был бы убыток. Ты видишь, что я беспристрастен, Желал бы я похвалить и прочие меры правительства, да газеты говорят об одном розданном миллионе.

Велико дело миллион, но соль, но хлеб, но овес, но вино? об этом зимою не грех бы подумать хоть в одиночку, хоть комитетом. Этот потоп с ума мне нейдет, он вовсе не так забавен, как с первого взгляда кажется. Если тебе вздумается помочь какому-нибудь несчастному, помогай из онегинских денег.10 Но прошу без всякого шума, ни словесного, ни письменного.

Обратите внимание

Ничуть не забавно стоять в Инвалиде на ряду с идиллическим коллежским асессором Панаевым»11 (Акад., XIII, 127).

Слова о «лавочниках», которые могли бы «разбить зеркальные окна», отчего «был бы убыток», т. е. о низших слоях петербургского населения, возмущенных и озлобленных поведением «высшего класса» «во время общественного бедствия», представляют собой несомненно в зародышевом состоянии мысль, которая, бесконечно углубленная и развитая, станет позднее основою «Медного Всадника».

Последним непосредственным откликом Пушкина на петербургское  наводнение явилась его дружеская  эпиграмма, написанная уже в апреле 1825 г. и обращенная к А. А. Бестужеву, одному из издателей декабристского альманаха «Полярная звезда».12 Эпиграмма была вызвана тем, что альманах на 1825 г.

, тираж которого, весь уже отпечатанный, погиб в наводнение, был перепечатан заново и вышел в свет 21 марта 1825 г. Пушкин пародически перелицевал библейское сказание о всемирном потопе, применив к альманаху образ Ноева ковчега, приставшего к суше на горе Арарат (здесь замененной Парнасом).

И как Ной взял в ковчег, для их спасения, по семи пар «чистых» и «нечистых» животных, так и в альманахе были объединены «и люди и скоты» — авторы, очень различные по дарованиям, по личному и литературному достоинству, по направлению: с одной стороны, сам Пушкин (поместивший в «спасенной» «Полярной звезде» отрывки из поэм «Цыганы» и «Братья разбойники» и кишиневское — 1821 г. — послание к Н. С. Алексееву), братья Бестужевы, Рылеев, Жуковский, Вяземский, Баратынский, Гнедич, Грибоедов, Крылов, Козлов, Ф. Глинка, Плетнев, Языков; с другой — Булгарин и Сенковский, ряд посредственных или бездарных сочинителей, как Иванчин-Писарев, Масальский, Ободовский, Раич и др.

Нет сомнения, что  впечатление от «петербургского  потопа» и вызванные им размышления, определение его как «общественное  бедствие», ударившее всей своею  тяжестью по «народу», по беднейшему слою населения столицы, — все это  глубоко запало в сознание и чувство  поэта, запало, чтобы через девять лет отразиться в «Медном Всаднике».

Вероятно, вскоре после  возвращения из ссылки в Москву, а потом в Петербург он приобрел вышедшую в 1826 г. книгу историка В. Н.

 Берха «Подробное историческое известие о всех наводнениях, бывших в Санктпетербурге», упомянутую как важнейший и первый источник сведений для «любопытных» в «Предисловии» к «Петербургской повести».

Берх в своей книге перепечатал (с сокращениями) статью Булгарина, помещенную в «Литературных листках» в качестве рассказа очевидца.

Ссылаться прямо на Булгарина в своей поэме Пушкин, очевидно, не хотел, и перепечатка Берха давала ему к этому законную возможность; он ограничился глухой ссылкой на «тогдашние журналы», из которых заимствованы «подробности наводнения», тем самым отводя от себя возможные упреки в неточностях, в том, что он, не быв свидетелем «потопа», вымышляет его подробности.

Важно

Книга Берха несомненно была взята с собой Пушкиным в путешествие 1833 г. по «пугачевским» местам и находилась перед его глазами во время работы над поэмой в Болдине.

Очевидно, описание петербургского наводнения как основа сюжета будущей «Петербургской повести» было им задумано давно, во всяком случае еще в Петербурге, до поездки в Оренбург, а может быть и гораздо раньше, вскоре после самого «происшествия» 1824 г.

Напомним еще один факт, который должен был оживить в сознании Пушкина мысль о наводнении и даже помочь наглядно представить его.

В самый момент отправления  Пушкина в путешествие, 17 августа 1833 г., когда он, выехав с дачи на Черной речке, должен был переправиться через Неву, он стал очевидцем начинавшегося наводнения, которое едва не заставило его вернуться назад и отложить поездку. Об этом мы читаем в его письме к Н. Н.

 Пушкиной от 20 августа из Торжка: «Милая женка, вот тебе подробная моя Одисея. Ты помнишь, что от тебя уехал я в самую бурю. Приключения мои начались у Троицкого мосту.13 Нева так была высока, что мост стоял дыбом; веревка была протянута, и полиция не пускала экипажей. Чуть было не воротился я на Черную речку.

Однако переправился через Неву выше, и выехал из Петербурга. Погода была ужасная. Деревья по Царскосельскому проспекту так и валялись, я насчитал их с пятьдесят. В лужицах была буря. Болота волновались белыми волнами Что-то было с вами, Петербургскими жителями? Не было ли у вас нового наводнения? что, если и это я прогулял? досадно было бы» (Акад., XV, 71—72).

Наводнения в Петербурге в тот день не произошло вследствие перемены ветра, но в те часы, когда Пушкин видел вздувавшуюся Неву, существовало опасение, что будет бедствие не меньшее, чем в 1824 г.14 Важны, однако, пристальное внимание поэта к подъему воды в реке и его опасение, его досада от мысли, что он и это наводнение «прогулял».

Это еще один показатель того, что тема наводнения уже определилась в его творческом сознании задолго до начала работы над «Медным Всадником».

153

2

Совет

Две темы, или, вернее, две проблемы, среди многих прочих занимают важнейшее место в творчестве Пушкина — поэта, романиста, историка, мыслителя и публициста в последнее  десятилетие его деятельности, с 1826 г. по конец его жизни.

Первая из них, которую можно назвать «петровской темой», посвящена — в разных аспектах и разных формах — личности и деятельности Петра Великого. Вторая, условно определяемая нами как «тема (и проблема) ничтожного героя», возникает позднее, около 1830 г.

, и касается нового, еще не бывалого в русской литературе явления — героев из деклассированных дворян и даже разночинцев и мещан, сменяющих прежних романтических героев.

Та и другая темы имеют ряд точек соприкосновения, и обе они входят в идейно-художественную проблематику последней поэмы Пушкина  «Медный Всадник». Поэтому прежде чем обратиться к анализу творческой истории «Петербургской повести», необходимо коснуться обоих этих вопросов —  петровской темы и темы «ничтожного  героя» в творчестве поэта. Начнем с  петровской темы.1

Образ Петра Великого с его сподвижниками и его  эпохою вошел с ранних лет жизни  Пушкина в круг его родовых  и даже семейных воспоминаний, и  притом с двух сторон. С отцовской  стороны это были рассказы о предках  Пушкиных Петровского времени, из которых  один (Федор Матвеевич) был казнен в 1697 г.

за участие в стрелецком заговоре против Петра («С Петром мой пращур не поладил И был за то повешен им» — «Моя родословная», 1830).

С материнской стороны прадедом поэта был знаменитый Ибрагим (Абрам) Петрович Ганнибал, «Арап Петра Великого», «царю наперсник, а не раб»; рассказы о нем Пушкин мог слышать от людей, лично его знавших, а с его сыном Петром Абрамовичем встречался после окончания Лицея (1817) и во время ссылки в Михайловское (1824) в усадьбе Ганнибалов Петровское.

Источник: http://yaneuch.ru/cat_09/mednyj-vsadnik-as-pushkina-istoriya/312014.2408680.page1.html

Ссылка на основную публикацию