Анализ рассказа шукшина одни

«Одни», анализ рассказа Шукшина

«Рассказ-судьба» Шукшина «Одни» в нескольких страницах раскрывает судьбу, но не одного человека, а супружеской пары, семейных отношений.

Проблематика

Шукшин поднимает важную для большинства людей проблему инерции семейной жизни. Архип задаётся вопросом, для чего живёт человек. Марфа считает, что для детей, а Архип – что надо пожить для себя, то есть реализовать талант, не зарыть его в землю.

Вторая важная проблема – как прожить жизнь в соответствии со своим призванием. Ещё один важный вопрос – как сохранить душевную близость между супругами. Архип считает, что этой близости мешают окаянные деньги, а Марфа – что их отсутствие.

Как найти золотую середину между необходимой для заработка работой и игрой на балалайке – услаждением души?

Сюжет и композиция

В рассказе длинная, не свойственная Шукшину экспозиция. В ней портреты, характеры, происхождение, занятия и привычки героев. Через интерьер описывается вся жизнь обитателей дома. Большой светлый дом – свидетель свадеб и смертей детей (из 18 осталось 12, то есть треть умерла).

У дома даже есть свой запах – запах живущей в нём семьи. Это запах кожи – работы Архипа. У дома как будто есть стучащее сердце. Так стучит молоточек Архипа, и Марфа смутно понимает, что, пока он стучит, семья живёт. А вот ходики тикают так, что кажется, будто они скоро остановятся.

Архип чувствует старость дома, семьи, свою, жены и заговаривает о смысле жизни.

Остальные элементы композиции связаны с одним днём из жизни семьи. Архип в конце жизни оказывается у разбитого корыта. Он не приобрёл ни денег, ни славы (не выбился в люди). Даже его профессия уже никому почти не нужна.

Обратите внимание

Марфа тоже потеряла цель жизни, потому что дети выросли и разъехались. Смысл жизни и даже молодость старикам возвращает музыка: «И припомнились другие вечера… и подумалось о чём-то главном в жизни… и не стало осени, одиночества, не стало денег, хомутов».

Пение настолько смягчает Марфу, что она решает угостить мужа читушечкой. Казалось бы, вот семейная идиллия: пожилые супруги, наконец, нашли возможность увидеть и понять друг друга.

Но Архип привычно пользуется слабостью растроганной жены и выпрашивает у неё 6 рублей на новую балалайку. Так кто же из супругов думает о деньгах?

Этот поступок Архипа как будто возвращает супругов в привычные роли: Марфу превращает в строгого тюремщика, а Архипа – в подневольного раба, всегда готового урвать свою долю, когда внимание надзирателя слабеет.

Смысл названия – это основная мысль рассказа. Одиночество происходит из непонимания, никто не может спасти от него. Супруги, лишившись привычных забот, остаются такими же одинокими и разъединёнными, только музыка сближает их в редкие моменты.

Герои рассказа

Шорник Архип Калачиков изготовляет сбрую для лошадей — уздечки, хомуты. Он – шукшинский чудик, человек, у которого есть душа, а ей, по словам героя, «попрыгать, побаловаться охота».

Архип сухой и маленький, но не боится своей крупной сварливой жены. Очевидно, он любит её, несмотря на все тяготы семейной жизни. Речь Архипа – настоящий кладезь фольклора. Кроме песен, неиссякаемо льющихся из балалаечника, речь его пересыпана уменьшительно-ласкательными словами: милая, сердечушко, Марфынька, деньжата.

Взяв в руки балалайку, Архип преображается. Он сияет, его маленькие умные глазки светятся озорным блеском, он идёт по избе, «игриво виляя костлявыми бёдрами».

Марфа – «грозная и большая», муж характеризует её так: «Крупная баба, а бестолковенькая». По его мнению, бестолковость состоит в том, что она заставляет мужа шить целыми днями. Марфа любит деньги, трясётся над копейкой. Она даже из дому надолго не уходит, чтобы Архип не сел за балалайку.

Важно

Несмотря на могучие размеры и грозность, Марфа подчиняется мужу. Она испугалась, когда Архип в ярости изрубил свою работу, лишившись по её вине балалайки. Балалайка — единственный враг Марфы. К ней Марфа как будто ревнует мужа, «убивает» соперницу, сжигая в печи.

Речь Марфы нарочито груба, она называет Архипа дураком и придурковатым, просит его не выкобениваться и не выдрючиваться, но Марфа – душевно чуткий человек. Её легко растрогать грустной песней.

Балалайка – полноценный член семьи. Она – страсть, «бессловесная глубокая любовь всей жизни» Архипа. Во время игры балалаечник и балалайка как будто обмениваются мыслями и чувствами. Игра на балалайке для Архипа – священнодействие. Он надевает чистую рубаху, садится в красный угол.

Смерть балалайки в огне печи описана, как смерть человека: её коробит, перед смертью балалайка трижды простонала человеческим голосом (лишившись струн).

Стилистические особенности

В рассказе полно и всесторонне характеризуются герои: через портрет, интерьер дома, диалоги и монологи. Специфической для данного рассказа становится характеристика через народные песни: их выбор, последовательность исполнения, реакцию слушательницы. В этих песнях – жизнь героев.

  • «Солнце, старик и девушка», анализ рассказа Шукшина
  • «Чудик», анализ рассказа Шукшина
  • «Обида», анализ рассказа Шукшина
  • «Алёша Бесконвойный», анализ рассказа Шукшина
  • «Микроскоп», анализ рассказа Шукшина
  • «Сапожки», анализ рассказа Шукшина
  • «Сельские жители», анализ рассказа Шукшина
  • «Волки!», анализ рассказа Шукшина
  • «Экзамен», анализ рассказа Шукшина
  • «Критики», анализ рассказа Шукшина
  • «Срезал», анализ рассказа Шукшина
  • «Мастер», анализ рассказа Шукшина
  • «Горе», анализ рассказа Шукшина
  • «Крепкий мужик», анализ рассказа Шукшина
  • «Калина красная», анализ повести Шукшина

По произведению: «Одни»

По писателю: Шукшин Василий Макарович

Источник: https://goldlit.ru/shukshin/1000-odni-analiz

Анализ рассказа Шукшина «Чудик»

В рассказе Шукшина «Чудик», анализ которого мы проведем, представлен конфликт города и деревни, как и во многих других рассказах этого автора. В сущности, здесь явлен внутренний конфликт деревенского мира: все три персонажа рассказа (сам Чудик, настоящее имя которого читатель узнает лишь в конце — Василий Егорович Князев, его брат Дмитрий и жена Софья Ивановна) — выходцы из деревни.

Сюжет рассказа «Чудик» Шукшина многократно встречается в литературе и фольклоре: это неудачные похождения деревенского чудака в городе. Все комические ситуации и недоразумения обусловлены его незнанием стандартов, условностей, порядков городской жизни.

Но именно он и оказывается носителем истинных представлений о ценностях жизни, которые не поняты и отвергнуты злым самонадеянным городом. Чаще всего в произведениях с подобным сюжетом носителем истинных представлений о ценностях жизни, носителем истинного ума оказывается деревенский человек.

К такой же трактовке близок и Шукшин.

Самый серьезный конфликт ждет Чудика в доме его брата Дмитрия. Он обусловлен немотивированной, как ему кажется, ненавистью снохи, Софьи Ивановны, которой ни сам Чудик, ни его брат Дмитрий не могут ничего противопоставить.

Причина неприятия в том, по мнению Дмитрия, что Чудик — «никакой не ответственный, не руководитель. Знаю я ее, дуру. Помешалась на своих ответственных. А сама-то кто! Буфетчица в управлении, шишка на ровном месте. Насмотрится там и начинает… Она и меня-то тоже ненавидит — что я не ответственный, из деревни».

Эти слова проясняют причину конфликта между братьями и Софьей Ивановной: с ее точки зрения, мерилом жизненного успеха становится руководящая должность в управлении, названия которого не может вспомнить Дмитрий.

Это и толкает братьев, вытесненных Софьей Ивановной на улицу, на попытку выявить истоки обозначившегося противостояния и сопоставить деревенский и городской образы жизни.

Кульминацией конфликта в рассказе Шукшина «Чудик» становится как раз попытка Чудика его погасить — как-либо задобрить сноху, попытка, как всегда, вполне нелепая. Он решил разрисовать детскими красками, вероятно акварельными, коляску своего младшего племянника.

Совет!

Это приводит к новой вспышке гнева со стороны Софьи Ивановны, на сей раз, думается, вполне обоснованной: вряд ли коляску могли украсить рисунки Чудика («По верху колясочки Чудик пустил журавликов — стайку уголком, по низу — цветочки разные, травку-муравку, пару петушков, цыпляток…

»), вполне, к примеру, уместные на печи, но не на стандартном предмете фабричного производства, обладающем принципиально иной эстетической природой, что героем вовсе не осознается: «А ты говоришь — деревня. Чудачка. — Он хотел мира со снохой. — Ребенок-то как в корзиночке будет».

Однако сноха «народного творчества», как осмысляет свои деяния Чудик, не поняла, что и привело к скорейшему разрешению конфликта — изгнанию Чудика при беспомощном горьком молчании брата Дмитрия, не имеющего, судя по всему, права голоса в собственном доме.

В чем смысл недовольства Софьи Ивановны братом своего мужа? Да в том, что она утратила способность ценить человека, находящегося в традиционной системе ценностей, живущего в деревне, удовлетворенного этой жизнью, не желающего принимать городские стандарты в силу того, что его устраивают свои собственные — так, как он их понимает. Он не стремится в «ответственные», удовлетворен работой деревенского киномеханика, находится в мире с самим собой, с сельским миром, его породившим и воспитавшим, а потому вызывает у Софьи Ивановны не просто равнодушие, но активное неприятие, раздражение. Почему?

Шукшин, размышляя о том, что происходит, если человек уезжает в город (еще хуже — в поселок городского типа), приходил к самым неутешительным умозаключениям, полагая, что деревня теряет хозяйку дома, мать, жену, а город обретает еще одну хамоватую продавщицу.

Именно это мы и видим в образе снохи Чудика, Софьи Ивановны, в прошлом деревенской девушки, в настоящем — буфетчицы в неком управлении. Дело, вероятно, в том, что она-то как раз и утратила те качества, которые не утратил Чудик: лад с деревней, удовлетворенность ее миром, гармонию с самим собой.

Уехав из деревни и отвергнув ее моральные ценности, не удовлетворившись теми критериями жизненного успеха, которые предлагает сельский мир, она устремилась в город, восприняв «управление», в котором работает буфетчицей, «ответственных» в этом управлении как людей, достигших высших жизненных успехов, реализовавших свой жизненный потенциал.

Любой иной сценарий жизненного пути — Чудиков ли, мужа Дмитрия — ею осмысляется как проигрыш, неудача, проявление человеческой несостоятельности.

Обратите внимание

Поэтому те прелести деревенской жизни, о которых размышляют братья, воспринимаются ею как жалкая попытка оправдать перед собой собственную несостоятельность и вызывают резкое неприятие, почти ненависть в отношении к «неудачникам», потерпевшим едва ли не жизненный крах, — собственному мужу и его деревенскому брату.

Но суть в том, что крах терпит сама Софья Ивановна: отказавшись от прежних ценностей, такой человек не обретает новых, но не осознает этого, полагая, что «ответственная» работа в «управлении» и есть высшая цель жизненного пути человека. Это и есть тот самый нравственный вакуум, в котором оказывается деревенский человек, утратив связь со своим миром и не обретя новых социальных связей.

Если жизнь Дмитрия можно действительно воспринять как неудачу («Вот она, моя жизнь! Видел? Сколько злости в человеке!.. Сколько злости!» — жалуется он на жену своему брату), то о Чудике этого сказать никак нельзя.

Несмотря на сложные отношения уже с собственной женой, которая время от времени разъясняет мужу его ничтожество с помощью шумовки, которой бьет его по голове, герой пребывает в полной внутренней гармонии с миром деревни, его породившим, с миром, в котором он живет и будет жить.

Покажите это, обратившись к эпизоду возвращения Чудика после его неудачного городского вояжа к себе в деревню. Почему именно в этот момент герой перестает быть «чудиком» и обретает свое подлинное имя?

Противостояние города и деревни чаще всего в рассказах Шукшина дано с точки зрения деревенского жителя — именно он несет в себе скрытую агрессию против города. Горожане же (те, для которых культура города является естественной, родной), напротив, миролюбивы, чаще всего описываются либо нейтрально, либо с симпатией, как «кандидаты» Журавлевы.

Подчас противостояние деревни городу сказывается в желании селянина утвердить свою значимость, свою состоятельность и превосходство над горожанином, как в рассказе «Срезал», иногда — в ненависти к односельчанину, утратившему прежние корни и не обретшему новые, как в «Чудике», иногда — в желании удивить горожанина чем-то невероятным, невозможным, исключительным, как в рассказе «Миль пардон, мадам!». Все эти попытки, впрочем, оказываются совершенно нелепыми и выявляют лишь одно: разлад селянина с самим собой и миром деревни, неудовлетворенность собственной жизнью, невнятное стремление к чему-то исключительному, в основе чего лежит трагическое для национальной судьбы разрушение деревни как одной из форм социальной жизни и национального бытия. Шукшин фиксирует трагический этап в развитии русской судьбы: в середине XX столетия деревенский мир утратил лад с самим собой и перестал удовлетворять человека, выросшего и воспитанного в нем. При этом новые идеалы, суррогаты городской жизни, конечно же не смогли заполнить культурный и нравственный вакуум, образовавшийся в результате ухода селянина из деревни. На этом завершим анализ рассказа Шукшина «Чудик».

Источник: Голубков М.М. Русская литература ХХ в.: Учебное пособие для абитуриентов вузов. — М.: Аспект Пресс, 2003

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/shukshin_v_m/analiz_rasskaza_shukshina_chudik/73-1-0-1209

Анализ образа героя рассказов В. Шукшина

Кобыско Ю.А.,

учитель русского языка и литературы

МАОУ СОШ № 4 г. Курганинска

Анализ образа героя рассказов В. Шукшина

(на примере рассказа «Чудик»)

Его называли «последним гением русской литературы», глубоко уважали за талант и восхищались творчеством.

Выходец из семьи «середняков», кто бы мог подумать, что он станет тем, кому не будет суждено перенять судьбу своих предков? Ибо, будучи человеком, наделенным даром писательства, с чуткой организацией души, которая может уловить тонкости многообразия людских характеров, он опишет их, поведает о них этому миру, а позднее снимет, сыграет и покажет героев, в которых читатель, зритель узнает себя, соседа, знакомого.

Читайте также:  Характеристика и образ княжны марьи болконской в романе война и мир толстого сочинение

Василий Шукшин писал о так хорошо известном ему: о простых тружениках со своеобразными характерами, о советской деревне, о людях наблюдательных и острых на язык. Его герои зачастую чудаки, но чудаки с нравственным осмыслением действительности, с чувством причастности к происходящему. В рассказах Шукшина на первый план выходят глубокие нравственные проблемы, духовные ценности.

Важно

О Викторе Астафьеве, Викторе Лихоносове, Василии Шукшине и других прозаиках 60-х годов, вызывавших бурные обсуждения в литературном сообществе, скажет Юрий Селезнев.

Особенное внимание он обратит на писателей, принадлежавших к «деревенской прозе», которую время от времени называли то «вологодской», то «лирической»: «По природе своей вся истинная культура остается и останется “земляной” и в этом смысле – “деревенской”. Иной она быть не может, пока сам человек останется человеком» [1, с. 237].

Селезнев называет произведения «деревенщиков» «лучшей частью современной литературы». Рассуждая об их творчестве, Юрий Иванович обращается к произведениям русской классики, Толстому, Достоевскому, к нравственной стороне искусства.

Герой, который стоит в центре произведений представителей рассматриваемого направления, это носитель русского характера, а у Василия Шукшина он, герой-чудак, и вовсе основа русской национальной ментальности. Именно они, чудаки, или «чудики», стоят за фундаментальными основами русского бытия, самосознания нации.

Вспомним одноименный рассказ «Чудик», герой которого – чудаковатый деревенский мужик: добродушный, открытый и простой, – который то ли от «ума великого», то ли от неудачно сложившихся обстоятельств, то ли из-за своей деревенской простоты становится героем анекдотических ситуаций.

Василий Макарович о своем герое сразу же говорит: «Жена называла его – Чудик. Иногда ласково.

Чудик обладал одной особенностью: с ним постоянно что-нибудь случалось», – что настраивает читателя на диалог, на некую причастность ко всем случаям, бывшим с тридцатидевятилетним сельским механиком Василием Егоровичем Князевым.

Однако, при всей комичности бытийных ситуаций, в которые попадает главный герой, читатель не может поддаться усмешке, высмеиванию, осуждению «чудика». Ранимый, чувствительный, впечатлительный, при всей своей несуразности и нелепости он, «чудик», является героем положительным, чутким к доброте, способным тонко ощущать и воспринимать окружающий его мир.

Главный герой, деревенский мужик, который «побаивался хулиганов и продавцов», противопоставляется жителям городским.

Автор сравнивает искреннюю радость героя, нашедшего выпавшую, при посадке самолета, челюсть своего соседа, и негодование, злость мужчины, которому была оказана помощь; описывает неприязнь к Василию Егоровичу снохи, пытающейся стереть из воспоминаний свое когда-то деревенское прошлое и стремящейся стать настоящей горожанкой.

Эти герои в рассказе противопоставляются Князеву, человеку, как считается, странному. Но в чем же заключается его «чудаковатость»? В переживаниях о потерянной банкноте? В помощи ближнему? В стремлении к красоте? А, может быть, главный герой рассказа вовсе и не чудик? Может, окружающие его люди не в состоянии понять его душевную теплоту?

Совет!

Думается, что сельский киномеханик – это человек, способный к единению с землей. Оттого-то и кажется он всем окружающим чудным, потому что они эту связь потеряли: «Чудик вышел из автобуса, снял новые ботинки и побежал по теплой мокрой земле – в одной руке чемодан, в другой ботинки. Подпрыгивал и пел громко: Тополя-а а, тополя-а…».

Противопоставление деревни и города характерно для рассказов Василия Шукшина. Здесь писатель обличает всю ту злобность, желчность, что появилась в некогда деревенских мужиках и их женах, ныне ставших «интеллигентными» и чванными. В простоте, порой неловкой прямоте русского мужика проявляется ощущение связанности с миром, ему со-причастности.

Язык рассказов Шукшина всегда прост, изобилует просторечиями, междометиями, создается ощущение «живого» диалога, показывается контраст, существенная разница общения между жителями города и деревни.

Рассуждая о творческом наследии представителей «деревенской прозы» в целом, Юрий Селезнев пишет: «Если современная литература продолжает видеть в народе идеал красоты, правды, добра, то, стало быть, тем самым утверждает обоснованность его исторического движения в будущее» [1, с. 236].

Этот «идеал красоты, правды, добра» Василий Шукшин видит в деревенском мужике.

Он (мужик), герой рассказов, не совершает героических поступков, не блещет умом и не философствует о смысле бытия, он живет так же, как и все божьи создания, только не теряет связь с землей, с корнями, тесно связан с природой, ощущает себя неотъемлемой частью этого мира, сеет добро, заботится о ближнем.

Возвращаясь к рассказу «Чудик», хочется вспомнить путь взросления человека. День ото дня ребенок открывает для себя что-то новое, светлое. Чистое «существо», пытаясь познать окружающую среду, делает первые шаги, узнает и учится разграничивать «плохое» и «хорошее».

Дитя, соприкасаясь с негодованием, злостью и грубостью, не таит в себе обиды, ему интересно, и он пробует, искренне восхищается и радуется или находится в горьком расстройстве. «Полутонов» нет. Таким же, чистым и светлым, рисует своего героя и Шукшин.

Он также, посредством чувственного осознания мира, хочет прикоснуться ко всему новому, ранее не изведанному: «Он только ощутил вдруг глупейшее желание упасть в них, в облака, как в вату».

Литература:

1. Селезнев Ю. Мысль чувствующая и живая. – М.: Современник, 1982. 

Источник: http://litoros.agpu.net/MyEyes/ReviewWork/Kobsko.aspx

Анализ рассказа Шукшина «Чудик»

В своих произведениях Шукшин часто использовал образы простых людей. Их он искал среди народа. Чаще всего его интересовали необычные образы.

Несмотря на то, что многим они были понятны не сразу, их отличала близость к русскому человеку. Именно этот образ мы смогли увидеть, изучая рассказ Шукшина Чудик.

А чтобы познакомиться со его смыслом и понять, чему учит рассказ Василия Шукшина, предлагаем его краткое содержание и анализ.

Обратите внимание

Если говорить вкратце о сюжете, то в самом начале мы знакомимся с Василием Егоровичем Князевым. Однако жена Князева часто называет мужа просто — Чудик. Особенность этого человека — вечные истории, в которые он попадал.

С Чудиком постоянно что-то приключается, и вот он решает ехать к брату на Урал. Эту поездку Чудик давно планировал, ведь целых двенадцать лет он не видел родную кровь.

Поездка осуществилась, но и она не обошлась без приключений.

Так, вначале своего путешествия Чудик решает купить своим племянникам подарки. Там в магазине он увидел купюру в пятьдесят рублей, и считает, что ее кто-то выронил. Но поднять чужие деньги он не решился. Вот только беда, деньги оказались его. Не сумев себя пересилить, дабы забрать деньги, он идет домой, чтобы вновь снять деньги с книжки. Естественно, дома он получает нагоняй от жены.

Следующая ситуация произошла с героем, когда он летел в самолете. По определенным причинам, самолету приходится садиться не на взлетной полосе, а в чистом поле. Здесь у соседа, что сидел рядом с Чудиком, от переживания и от тряски, выпадает челюсть.

Герой хочет помочь и поднимает вставную челюсть, за что получает не благодарность, а высказывание. Другой бы ответил или обиделся, а наш Чудик еще и к брату в гости своего соседа по поездке приглашает, чтобы там прокипятить челюсть.

Такой реакции не ожидал этот самоуверенный человек, а тут еще и телеграфистка приказывает поменять текст телеграммы, которую Чудик хочет отправить жене.

В доме брата Василий чувствует враждебность, что идет от снохи. Она презирает деревенских, хоть сама родом из села. Однако желает всячески забыть все деревенское, чтобы полностью считаться городской. Вот и относится к сельскому жителю Василию с враждебностью. Братьям приходится идти на улицу и там предаваться воспоминаниям.

С утра Чудик обнаружил, что дома он остался один. Чтобы хоть как-то смягчить жену брата, тот решает украсить коляску, разрисовав ее. После пошел гулять по городу. Вернулся только к вечеру и увидел, как ругается муж с женой.

Важно

Причиной был он и разрисованная коляска. Чтобы больше не раздражать сноху, Чудик отправляется обратно домой.

Это причинило душевную боль герою, и чтобы хоть как-то обрести душевное спокойствие, ему захотелось пройтись босиком по земле, которая промокла от парного дождя.

Главные герои рассказа Чудик

Главным героем рассказа Шукшина является тридцати девятилетний Чудик. Именно так его зовет жена, хоть от рождения его имя Василий. Образ героя бесхитростный и простой. Это человек, который не решился забрать свои деньги, считая их чужими, и положил их на прилавок. А когда обнаружил, что это его купюра, не решается за ними вернуться. Боится, что в очереди сочтут, будто он берет чужое.

Для него было странным, что он вызывал всегда неоднозначную реакцию у людей своей искренностью и открытостью, хоть по его мнению, он вел всегда себя естественно. Но беда была в том, что люди давно уже стали закрыты и к такому не привыкли.

Главный герой Чудик всегда поступает, как подсказывает ему сердце и это решение он считает правильным.

Кстати, образ сельского жителя автор использует не просто так, ведь автор уверен, только людям из глубинки присущи такие качества, как наивность, доброта, искренность, о которых давно позабыли городские жители.

В чем смысл рассказа

В своем рассказе автор поднимает такую тему, как отношения людей в деревне и городе, а также семейные отношение, где одни строят их на доверии и уважении, а другие — на недовольстве и конфликтах.

Смысл рассказа заключается в желании автора показать насколько сильно мир нуждается в таких людях, как чудики.

Именно они являются украшением жизни и именно Чудики изгоняют любую пошлость и равнодушие человечества.

Источник: http://sochinyshka.ru/analiz-rasskaza-shukshina-chudik.html

Пересказ сюжета рассказа Шукшина «Одни»

О рассказе «Одни», пожалуй, не скажешь, что Шукшин в нем «понимал не до конца то, о чем писал». Хотя ни о какой предвзятости там не может быть и речи, ясно все же, что ситуация, изображенная в рассказе, представляла для Шукшина трудность лишь со стороны выражения, но отнюдь не осмысления.

То же самое можно сказать и обо всех других рассказах его первой книжки. Кроме одного — «Игната приехал». В этом рассказе тоже как будто ничего не происходит и вместе с тем происходит очень многое.

Только проявляется оно, это многое, не в поступках героев, не в событиях, а в самом настроении рассказа, складывающемся из каких-то едва уловимых полуощущений, полу впечатлений, полуинтоиаций.

Совет!

Игнатий Байкалов — Игнаха — приезжает в деревню в гости к родителям. У него не вполне обычная, по деревенским понятиям, профессия (он цирковой борец), и, вероятно, этим отчасти объясняется то, что отец его, исконный хлебороб, относится к сыну с какою-то невеселой, хотя и благодушной снисходительностью.

Но главное не в этом. Главное в том, что на первых же страницах рассказа возникает и потом все более усиливается тревожное ощущение какого-то смутного, никем не осознаваемого неблагополучия в семье Байка-ловых, ощущение какой-то грустной необратимости всего происходящего.

Кажется, не случилось ничего плохого; напротив, произошло радостное событие — приехал долгожданный сын. Все его любят, и он всех любит. Й все же… И все же праздника нет.

И отец Игнатия, и сам Игнатий испытывают непонятную неловкость, озабоченность, и этого достаточно, чтобы радость их встречи лишилась той непосредственности и непринужденности, которая и делает радость настоящей радостью.

Оба они, и отец, и сын, всеми силами стремятся преодолеть эту неловкость, поскорее прорваться к тому главному, дорогому для них обоих, что в прошлом соединяло, роднило их. Но усилия эти тщетны. Они способны создать лишь «обряд» праздника, его внешний ритуал.

Слишком чувствительны, по-видимому, напластования лет, прожитых врозь, слишком далеко успели они уйти от той «развилки», с которой жизненные пути их пролегли в разные стороны. «Праздника почему-то не получилось. А он давненько поджидал этого дня — думал, будет большой праздник.

А сейчас сидел и не понимал: почему же не вышло праздника? Сын приехал какой-то не такой. В чем не такой? Сын как сын, подарки привез. И все-таки что-то не то».

Игнат ведет себя слишком уверенно, и это уже может восприниматься как своего рода внутренняя освобожденность от тех этических заветов, которые еще признаются обязательными в его семье.

Обратите внимание

Сам он этого, разумеется, не замечает, считая, что ведет себя, «как положено», однако поступками и реакциями его управляет уже новый его опыт, приобретенный там, в городской жизни.

Следуя этому новому опыту, он ведет себя несколько картинно, с той ставшей для него привычной долей развязности, которая свидетельствует о том, что внутренняя освобожденность от нравственных велений традиции уже граничит у него с сознанием собственного превосходства над окружающими.

Поэтому, сам того не желая и не замечая, он совершает массу мелких бестактностей, постоянно нарушая тот неписаныхг нравственных! кодекс, тот веками освященный «чин», который определяет поведение его земляков.

Старый Байкалов сразу яге по каким-то им одним улавливаемым признакам ощущает эту «несовместимость». Он словно накапливает в себе эти маленькие открытия, но в какой-либо осознанный вывод они у него пока что не складываются. Он пытается понять, что же произошло, силится назвать это словами, но слова получаются бессвязными, такими же, в сущности, . как и его ощущения.

  • «Игнатий смотрел трезвыми глазами на отца, внимательно слушал его странные речи:
  • —        Ты давеча вытащил мне сапоги… Спасибо, сынок! Хорошие сапоги…
  • —        Не то говоришь, отец, — сказал Игнатий. — При чем тут сапоги?
  • —        Не обессудь, если не так сказал,— я старый человек. Ладно, ничего. Васька скоро придет, брат твой… Здоровый он стал! Он тебя враз сомнет, хоть ты и про физкультуру толкуешь. Ты жидковат против Васьки. Куда там!»
Читайте также:  Сочинение мой лучший друг

Пытаясь поймать мучающую его мысль, но так и не овладев ею, старик Байкалов в своей «тяжбе» с Игнатием обретает совершенно неожиданную опору. Не будучи в силах уловить суть того, в чем же изменился Игнатий, он инстинктивно стремится противопоставить ему Ваську, полагая, что ото и есть ответ на вопрос.

И уже заранее заботится о том, чтобы хоть в чем-то утвердить Васькино превосходство над старшим братом. Превосходство Васьки, истинного, по его мнению, хранителя и продолжателя байкаловской жизненной традиции, должно не только утвердить старика в его правоте, по и объяснить ему то, чего он ее в силах понять сам.

Поэтому он все время и так настойчиво подталкивает младшего сына к тому, чтобы тот поборолся с братом и хотя бы таким образом доказал превосходство байкаловской традиции.

Однако падеждам главы байкаловского рода не суждено сбыться. Младтаий сын добродушен, застенчив, целомудрен. Бороться с Игнатием ему не позволяет не только требуемое традицией почтение к старшему брату, но и то, что оп, опять-таки в совершенном согласии с традицией, стесняется своей богатырской силы, боится показаться слишком заметным.

Самое же главное заключается в том, что Васька пе просто хранитель традиции, но, в сущности, человек нового поколения. Воспитанный в лопе традиции, он воспринял ее как бы в очищенном виде — без тех ее предрассудков, во власти которых всецело находится старый Байкалов.

Васька не пойдет по пути Игнатия— это ясно. Но у него хватает и просто здравого смысла, и природного великодушия, и, наконец, чувства современности, чтобы понять, что ничего особенного в их семье не случилось.

Он понимает и отца, и брата — и в этом его действительное преимущество перед ними обоими.

Важно

И все же рассказ звучит грустно. Грустно — потому что праздника все-таки не получилось. Потому что на Васькшюм отношении к жизни люди когда-то еще сойдутся, а разлад, который пошел у них в семье,— это пока что реальность. Игнатий с отцом уже не поймут друг друга.

Старый Байкалов замкнулся в себе, в своей безотчетной неприязни ко всему тому, что пришло в его дом с приездом сына. «…Игнатий шел за отцом, смотрел на его сутулую спину и думал почему-то о том, что правое плечо у отца ниже левого,— раньше он не замечал этого».

«Раньше» — это тогда, когда мироощущение Игнатия было мироощущением человека земли, когда он, как и вообще все крестьяне, не способен еще был замечать в человеке какие-то особые приметы, налагаемые крестьянским трудом.

Ведь всякие там «тяжелые узловатые руки» или то, что у человека правое плечо ниже левого, склонны замечать лишь те, для кого эти приметы — действительно  «особые»…

Источник: http://www.rlspace.com/pereskaz-syuzheta-rasskaza-shukshina-odni/

Анализ рассказа «Чудик» Василия Макаровича Шукшина

В своём творчестве В.М.Шукшин является продолжателем традиций А.П.Чехова.

Комические эпизоды, в которые попадают его герои, раскрывают их характеры, становятся катализатором необычности, индивидуальности, самобытности сельских персонажей, вышедших из глубин народа.

Эти герои со временем получили прозвище – «чудики», потому что их восприятие действительности никак не вязалось с общепринятыми нормами этикета. Кажется, что они грубы и скандальны, но на самом деле они живут по своим представлениям о добре, правде, красоте.

Рассказ «Чудик», написанный в 1967 году, считается визитной карточкой Шукшина. Главный герой обозначен с первых строк: чудик. Почему? Потому что с ним постоянно происходят какие-то неприятности, попадает он вечно в дурацкие и безвыходные положения.

Однако он умудряется оставаться добрым и беззлобным, почти как Акакий Акакиевич в гоголевской «Шинели»: ему сыплют бумажки на голову, а он молчит и просит взглядом: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» Так и чудик.

Каждый человек, с которым он сталкивается, ведёт себя нормально: телеграфистка требует исправить легкомысленный текст, пассажир в самолёте возмущен прикосновением к потерянной, валявшейся на полу, вставной челюсти, а жена брата требует немедленно изгнать непутёвого декоратора. Действительно, нечего лезть в чужие дела, но ему кажется, что его участие поможет людям.

Это его мироощущение, его правда. Чудаковатость любимых героев Шукшина — это форма проявления их духовности, выплеск их светлой души. «Чудики не странные и не чудаки. От обычных людей их отличает разве только то, что талантливы они и красивы. Красивы они тем, что слиты с народной судьбой, отдельно они не живут… Они украшают жизнь», — говорил В.М. Шукшин.

Современники, знавшие Шукшина, говорили, что и сам писатель частенько попадал в такие ситуации. Неискушённый в светских лицемерных приличиях, он частенько казался нелепым, неуместным в среде, избранной для работы и творческой деятельности.

Совет!

Много сил потребовалось писателю и актёру, чтобы утвердиться в своей писательской манере, проложить свой неповторимый путь и получить признание. Герой Шукшина проживает небольшой эпизод, в котором высвечиваются его простота и честность, открытость миру, желание добра всем. Лишь в конце, в последнем абзаце автор говорит о своём герое: «Звали его Василий Егорович Князев.

Было ему тридцать девять лет от роду. Он работал киномехаником в селе. Обожал сыщиков и собак. В детстве мечтал быть шпионом».

Зачем эта анкета, «знакомящая» с героем, о душе и жизни которого вроде бы уже «все сказано». Нет, здесь самое главное – мечта Василия Князева, в которой проявляется детская наивность уже немолодого, зрелого персонажа.

Ещё одна черта, показывающая детскость чудика – поездка к брату в период летних работ, когда день год кормит. Некая праздная лёгкость исполнения здесь и сейчас задуманного во что бы то ни стало.

Он не приземлён, он оторван от обыденности, он ищет чего-то необычного.

Малознакомый мир, в который попадает чудик, наполнен какими-то другими, непривычными нормами и правилами. И он теряет на вокзале не деньги, а что-то гораздо более ценное – веру в добро.

Не то чтобы совсем, но он, поняв, что отдал только что свои деньги, – не знает, как вернуться, понимая, что ему не поверят. Уходит, обрекая себя на выволочку со стороны жены. А пятьдесят рублей в конце шестидесятых – это целая зарплата за месяц.

Люди, окружающие чудика, интересны ему. Он внимательно вслушивается в их разговоры, пытается даже подражать им, потому что городские жители априори «лучше», культурнее деревенских. Поэтому их злобность, неприятие, оскорбляют Василия Князева: «Опять ему стало больно.

Когда его ненавидели, ему было очень больно. И страшно. Казалось: ну, теперь все, зачем жить?» – думает он после скандала с женой брата.

Шукшин описывает переживания своего героя трогательно и предельно просто, что вызывает умиленную улыбку, грустную, но добрую. Иногда чудика становится жаль. Но автор не пытается вызвать сочувствие, хотя он любит своих героев. Скорее он упрекает читателей в чёрствости, неумении разглядеть душу человека за деревенским обличием, диалектом.

Вернувшись домой, Василий идёт босиком по мокрой земле, как былинный богатырь, черпая силы, компенсируя утраченные жизненные ценности. Земля — символ духовных накоплений человека традиционного склада, связанного с историей и современностью родины.

Пока есть такие чудики – есть чистое, наивное, человеческое начало, хранящее неповторимую прелесть нашей родины – России. Жаль, что сегодня этот тип напрочь утерян, а вместе с ним безвозвратно потеряны народные традиции нравственного, одухотворенного бытия.

Кто их возродит? Увы, нет сегодня ответа на этот вопрос…

Источник: http://litera.su/learner/all-works/shukshin-v-m/analysis-of-shukshins-story-chudik

Анализ рассказов Шукшина В. М

В 1960-е гг., когда в литературной периодике появились первые произведения писателя, критика поспешила причислить его к группе писателей-“деревенщиков”.

На то были свои резоны: Шукшин действительно предпочитал писать о деревне, первый сборник его рассказов так и назывался – “Сельские жители”.

Однако этнографические приметы сельской жизни, внешность людей деревни, пейзажные зарисовки не особенно занимали писателя – обо всем этом если и заходила речь в рассказах, то лишь попутно, бегло, вскользь.

Обратите внимание

Почти не было в них поэтизации природы, авторских раздумчивых отступлений, любования “ладом” народной жизни – всего того, что привыкли находить читатели в произведениях В. И. Белова, В. П. Астафьева, В. Г. Распутина, Е. И. Носова.
Писатель сосредоточился на другом: его рассказы являли вереницу жизненных

эпизодов, драматизированных сценок, внешне напоминавших ранние чеховские рассказы с их ненатужностью, краткостью (“короче воробьиного носа”), стихией беззлобного смеха.

Персонажами Шукшина стали обитатели сельской периферии, незнатные, не выбившиеся “в люди”, – одним словом, те, кто внешне, по своему положению вполне соответствовали знакомому по литературе XIX века типу “маленького человека”.

Однако каждый персонаж в изображении Шукшина имел свою “изюминку”, противился усреднению, являл особый образ существования или оказывался одержимым той или иной необычной идеей. Вот как напишет об этом позднее критик Игорь Дедков: “Людское многообразие, живое богатство бытия выражается для В.

Шукшина, прежде всего, в многообразии способов жить, способов чувствовать, способов отстаивать свое достоинство и свои права. Уникальность ответа, уникальность реакции человека на призыв и вызов обстоятельств кажутся писателю первейшей ценностью жизни, конечно, с

той поправкой, что эта уникальность не аморальна”. Шукшин создал целую галерею запоминающихся персонажей, единых в том, что все они демонстрируют разные грани русского национального характера. Этот характер проявляется у Шукшина чаще всего в ситуации драматического конфликта с жизненными обстоятельствами.

Шукшинский герой, живущий в деревне и занятый привычной, по-деревенски монотонной работой, не может и не хочет раствориться в сельском быту “без остатка”. Ему страстно хочется хоть ненадолго уйти от обыденности, душа его жаждет праздника, а неспокойный разум взыскует “высшей” правды.

Легко заметить, что при внешней непохожести шукшинских “чудиков” на “высоких” героев-интеллектуалов русской классики они, шукшинские “сельские жители”, так же не хотят ограничить жизнь “домашним кругом”, их так же томит мечта о жизни яркой, исполненной смысла.

А поэтому их тянет за пределы родной околицы, их воображение занято проблемами отнюдь не районного масштаба (герой рассказа “Микроскоп” приобретает дорогостоящий предмет в надежде найти способ борьбы с микробами; персонаж рассказа “Упорный” строит свой “перпетуум мобиле”).

Важно

Характерная для рассказов Шукшина коллизия – столкновение “городского” и “деревенского” – не столько выявляет социальные противоречия, сколько обнаруживает конфликтные отношения мечты и реальности в жизни “маленького человека”. Исследование этих отношений и составляет содержание многих произведений писателя.

Русский человек в изображении Шукшина – человек ищущий, задающий жизни неожиданные, странные вопросы, любящий удивляться и удивлять. Он не любит иерархию – ту условную житейскую “табель о рангах”, согласно которой есть “знаменитые” герои и есть “скромные” труженики.

Противясь этой иерархии, шукшинский герой может быть трогательно-наивным, как в рассказе “Чудик”, невероятным выдумщиком, как в “Миль пардон, мадам!”, или агрессивным спорщиком, как в рассказе “Срезал”. Такие качества, как послушание и смирение, редко присутствуют у персонажей Шукшина.

Скорее наоборот: им свойственны упрямство, своеволие, нелюбовь к пресному существованию, противление дистиллированному здравомыслию. Они не могут жить, не “высовываясь”. Замечательна финальная авторская характеристика героя “Чудика”: “Обожал сыщиков и собак. В детстве мечтал быть шпионом”.

Шукшинский герой хотел бы придать своему быту праздничную украшенность, расцветить жизнь воображением; в нем – избыток чувств и стремлений, он любит зрелищные, театральные формы поведения.

“Васятка” Князев, всем на диво разрисовавший у себя дома печь, и в гостях стремится сделать приятное снохе и раскрашивает детскую коляску, хотя, как выяснится, сноха не оценит его художественного таланта. Бронислав Пупков настолько входит в роль спецагента, стрелявшего в Гитлера, что искренне плачет, рассказав о роковом промахе.

Высоким порывам шукшинских героев, увы, не дано реализоваться в жизни, и это придает воспроизведенным ситуациям трагикомическую тональность. Однако ни анекдотические случаи, ни эксцентричное поведение персонажей не мешают писателю разглядеть в них главное – народную жажду справедливости, заботу о человеческом достоинстве, тягу к наполненной смыслом жизни.

Шукшинский герой часто не знает, куда себя деть, как и на что использовать собственную душевную “широту”, он мается от собственной бесполезности и бестолковости, он совестится, когда причиняет неудобство близким.

Но именно это делает характеры героев живыми и устраняет дистанцию между читателем и персонажем: шукшинский герой безошибочно угадывается как человек “свой”, “нашенский”. В произведениях Шукшина важна фигура рассказчика. Он сам и те, о ком он рассказывает, – люди общего опыта, общей биографии и общего языка.

Совет!

А потому авторский пафос, тональность его отношения к изображаемому далеки как от сентиментального сочувствия, так и от откровенного любования. Автор не идеализирует своих героев только потому, что они – “свои”, деревенские. Отношение к изображаемому в рассказах Шукшина проявляется по-чеховски сдержанно.

Ни у одного из персонажей нет полноты обладания правдой, и автор не стремится к нравственному суду над ними. Ему важнее другое – выявить причины неузнавания одним человеком другого, причины взаимного непонимания между людьми. Об этом – один из самых ярких и глубоких рассказов Шукшина, рассказ “Срезал”.

Читайте также:  Сентиментализм в произведении путешествие из петербурга с москву радищева

Центральным персонажем рассказа Глебом Капустиным владеет “пламенная страсть” – “срезать”, “осаживать” выходцев из деревни, добившихся жизненного успеха в городе. Из предыстории столкновения Глеба с “кандидатом” выясняется, что недавно был повержен приехавший на побывку в деревню полковник, не сумевший вспомнить фамилию генерал-губернатора Москвы 1812 года.

На этот раз жертвой Капустина становится филолог, обманутый внешней нелепостью вопросов Глеба, не сумевший понять смысла происходящего. Поначалу вопросы Капустина кажутся гостю смешными, но скоро весь комизм исчезает: для кандидата это настоящий экзамен, а позже столкновение перерастает в словесную дуэль.

В рассказе часто встречаются слова “посмеялся”, “усмехнулся”, “расхохотался”. Однако смех в рассказе имеет мало общего с юмором: он то выражает снисходительность горожанина к “странностям” живущих в деревне земляков, то становится проявлением агрессивности, выявляет мстительность, жажду социального реванша, которая владеет разумом Глеба. Спорщики принадлежат к разным культурным мирам, разным уровням социальной иерархии. В зависимости от личных пристрастий и социального опыта читатели могут прочитать рассказ либо как бытовую притчу о том, как “умный мужик” перехитрил “ученого барина”, либо как зарисовку о “жестоких нравах” обитателей деревни. Иными словами, он может либо принять сторону Глеба, либо посочувствовать ни в чем не повинному Константину Ивановичу. Однако автор не разделяет ни той, ни другой позиции. Он не оправдывает персонажей, но и не осуждает их. Он лишь внешне безучастно подмечает обстоятельства их конфронтации. Так, например, уже в экспозиции рассказа сообщается о нелепых подарках, привезенных гостями в деревню: “электрический самовар, цветастый халат и деревянные ложки”. Замечено и то, как Константин Иванович “подкатил на такси”, и то, как он с нарочитой “грустинкой” в голосе вспомнил детство, приглашая мужиков к столу. С другой стороны, мы узнаем о том, как Глеб “мстительно щурил глаза”, как, будто “опытный кулачный боец”, шел к дому Журавлевых (“несколько впереди остальных, руки в карманах”), как он, “видно было – подбирался к прыжку”.

Лишь в финале автор сообщает нам о чувствах присутствовавших при словесном поединке мужиков: “Глеб… их по-прежнему неизменно удивлял. Восхищал даже. Хоть любви, положим, тут не было. Нет, любви не было. Глеб жесток, а жестокость никто, никогда, нигде не любил еще”.

Так рассказ и завершается: не нравоучением, но сожалением о недостатке такта и участливого внимания людей друг к другу, о встрече, обернувшейся разрывом.

“Простой” человек в изображении Шукшина оказывается совсем “непростым”, а деревенская жизнь – внутренне конфликтной, таящей за повседневной маетой нешуточные страсти.

По форме рассказы Шукшина отличаются сценографичностью: как правило, это небольшая сценка, эпизод из жизни, – но такой, в котором обыденное сочетается с эксцентрическим и в котором открывается судьба человека. Постоянной сюжетной ситуацией оказывается ситуация встречи (реальной или несостоявшейся).

В развертываемом сюжете нет внешнего плана: рассказы часто тяготеют к форме фрагмента – без начала, без конца, с незавершенными конструкциями. Писатель неоднократно говорил о своей нелюбви к замкнутому сюжету. Композиция сюжета подчиняется логике беседы или устного рассказывания, а потому допускает неожиданные отклонения и “лишние” уточнения и подробности.

Шукшин редко дает сколько-нибудь развернутые пейзажные описания и портретные характеристики героев. Так, например, описание внешности Глеба ограничивается двумя штрихами: “толстогубый, белобрысый мужик лет сорока”. О внешности его будущего противника Константина Ивановича вообще ничего не сообщается. Характеры в шукшинской прозе раскрываются прежде всего в диалогах.

Обратите внимание

Авторский текст часто сведен к минимальным вкраплениям и напоминает театральные ремарки (” Мужики засмеялись. Пошевелились. И опять внимательно уставились на Глеба”). Граница между “авторским словом” и “словом героя” в большинстве случаев размыта или полностью отсутствует.

Яркая сторона индивидуального стиля Шукшина – богатство живой разговорной речи с ее разнообразными индивидуальными и социальными оттенками. Герои Шукшина – спорщики, опытные говоруны, владеющие множеством интонаций, умеющие к месту вставить поговорку, пощеголять “ученым” словцом, а то и яростно выругаться.

В их языке – конгломерат газетных штампов, просторечных выражений и вкраплений городского жаргона. Частые в их речи междометия, риторические вопросы и восклицания придают разговору повышенную эмоциональность. Именно язык – главное средство создания характеров Глеба Капустина и Вроньки Пупкова.

Например, речь Глеба насыщена книжными словами и оборотами (“лежать на орбите”, “на данном этапе”); несвойственными устной речи канцеляризмами (” в какой области выявляете себя? ” вместо “кем работаете?”).

Комическую окраску речи Глеба придают постоянные ошибки в использовании иностранных слов, ложные термины (“стратегическая философия”, “общеобразовательные кандидаты”). Рядом с этими элементами в языке Капустина – сильнейшая разговорная струя: поговорки, присказки, сравнения.

Сочетание разнородного производит комический эффект. Но в обвинительной речи Глеба в адрес “кандидата” отсутствуют ошибки, и от комической окраски не остается и следа.

Глеб дает своей обвинительной речью образец идеологической проработки: будто подражая газетным образцам, он перестает слышать ” кандидата”, закрепляя свою победу обвинением оппонента в незнании и непонимании народа и издевательскими призывами к скромности.

Источник: https://ege-essay.ru/analiz-rasskazov-shukshina-v-m/

Анализ рассказа В.М.Шукшина «Критики»

Автор презентации:

Печказова Светлана Петровна,

учитель литературы МБОУ «Лицей №1»

р.п.Чамзинка Республики Мордовия

Анализ

рассказа В.М.Шукшина

«Критики»

ДИДАКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ

К УРОКУ ЛИТЕРАТУРЫ В 6 КЛАССЕ

Цель:

проанализировать рассказ В.М.Шукшина «Критики»,

помочь понять основную идею произведения,

выявить авторское и личное отношение к героям,

путём анализа произведения

воспитывать нравственные понятия:

доброту, искренность, любовь к ближнему

Автор рассказа

Несмотря на многие жизненные трудности, можно утверждать, что творческая судьба Василия Шукшина сложилась в общем и целом удачно: ему удалось реализовать замыслы, увидеть свои произведения напечатанными, насладиться актёрской славой и получить заслуженное признание собственных режиссёрских работ.

Как писатель Шукшин сложился необыкновенно быстро: практически с первых рассказов можно было говорить об особой «шукшинской» манере и о характерном для его творчества герое.

Шукшин познакомил читателя со своими «чудиками», «странными людьми» – героями с особым восприятием мира.

Герои Шукшина

Важно

Герои Шукшина в нестандартном поведении пытаются выразить собственную индивидуальность, задумываются о вечных вопросах. В чём смысл жизни? Как надо жить? Что в жизни главное? Нужна ли человеку правда? К чему надо стремиться? Что хорошо, а что плохо? Что самое важное в человеке?

О таких людях и писал Василий Шукшин в рассказе«Критики». Краткое содержание изложено внутри самого произведения языком казенного милицейского протокола, написанного безграмотно, но передающего факты достаточно достоверно.

Сюжет рассказа

Пожилой человек пенсионер Тимофей Макарыч Новоскольцев, 1890 года рождения пришёл домой в нетрезвом виде, затем учинил скандал и разбил брошенным сапогом экран кинескопа телевизора. Затем деда отвели в вытрезвитель.

Формально вот и вся история, о которой написал Шукшин «Критики».

Сюжет незатейлив на первый взгляд. Но существует и предыстория скандальных событий. Ведь рассказ начинается с описания двух людей, деда, которому 73 года, и внука, ему тринадцать. Два персонажа, в честь которых, собственно, и называл произведение Шукшин, – критики.

Как вы думаете, почему так называется рассказ?

Критики (критик), -а,м.

1.Человек, занимающийся критикой; тот, кто критикует кого-нибудь. Строгий к.

2.Специалист, занимающийся критикой. Литературный к. Музыкальный к. Театральный к.

(С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка)

Сюжет рассказа

В чём взгляды на кино деда и Петьки совпадали?

Случались ли разногласия в их оценке фильма или киногероя?

Самые первые фразы рассказа настраивают читателя на противопоставление: «Деду было семьдесят три, Петьке, внуку – тринадцать. Дед был сухой и нервный и страдал глухотой. Петька, не по возрасту самостоятельный и длинный, был стыдлив и упрям…».

Однако автор сразу же замечает: «Они дружили»…

Эта дружба, удивительное родство душ, соединившее старика и мальчика и становится эмоциональным фоном рассказа.

Герои рассказа

Герои Шукшина, дед и Петька – критики необычные.

Глуховатый пенсионер, всю жизнь проработавший в колхозе плотником, и школьник – казалось бы, что они могут понимать в искусстве? Наблюдая за ними, читатель уже готов воспринимать название рассказа как иронию, но не тут-то было: то главное, что улавливают шукшинские «критики», соотношение правды и лжи, подлинности и фальши, по-настоящему способны оценить именно такие люди.

Герои рассказа

Краткое содержание первой части рассказа характеризует героев рассказа и содержит информацию о любимом виде досуга деда и внука: они ходят в кинотеатр.

Фильмы иногда им нравятся, а порой неправдоподобность режиссерских потуг вызывают у них отторжение. В любом случае родные люди непременно обсуждают увиденное. При этом дед не упускает возможности указать на несоответствия произведений, выдержанных, очевидно, в жанре соцреализма, настоящей жизни, и делает это в экспрессивной манере.

Ясно, что человек он бывалый, в молодые годы дравшийся, много на своем веку повидавший и немало поработавший.

Совет!

Таким был и Василий Шукшин. «Критики», главные герои рассказа, близки ему, он тоже презирал глянцевый блеск официального киноискусства.

Конфликт

рассказа

Почему «со взрослыми дед редко спорил об искусстве»?

Почему деда обозлило то обстоятельство, что

городские гости улыбались, когда разговаривали с ним?

Кульминацией рассказа становится нешуточное столкновение деда и «взрослых», с которыми тот «редко спорил об искусстве», «не умел», «начинал сразу нервничать, обзывался» – словом, вёл себя как ребенок: слишком искренне, слишком откровенно, и в собственном поведении не признавая той самой условности, которая, по мнению деда, и мешает поверить происходящему на экране.

Конфликт

рассказа

Конфликт деда с городскими родственниками, приехавшими в гости, развертывается в рассказе постепенно, по нарастающей.

Его изображение подкрепляется цепочкой противопоставлений:

дед и другие «взрослые».

Кого можно отнести к другим «взрослым»?

Петькин отец, «городской вежливый мужчина», «Петькина тётя»); город и деревня; кино и телевизор

Городские родственники, вызывая деда на откровенность, с самого начала относятся к нему свысока, провоцируют, чтобы посмеяться над чересчур откровенными, а потому не вписывающимися в стандарты суждениями: – Нет, это любопытно… Почему так не бывает, дедушка? А как бывает? – громко повторил городской мужчина, заранее почему-то улыбаясь…

Конфликт

рассказа

Своеобразные «ремарки» автора не случайно появляются именно в этой части рассказа: если слова деда и Петьки прямо выражают чувства и мысли героев, то слова «городского вежливого мужчины» – неправда, фальшь, и его улыбка открывает

истинное отношение к происходящему.

Чувствуя обидную снисходительность собеседника, шукшинский герой начинает раздражаться, что в итоге и приводит к своеобразному «бунту»: выпивший с досады дед продолжает заочный спор со своими «учёными» собеседниками.

Конфликт

рассказа

«Ты, говорят, дурак, дедушка! Ты ничего в жизни не понимаешь. А они понимают! Дед разговаривал с дверью, за которой смотрели телевизор…» и, все более раздражаясь, чувствуя силу условных «приличий» взрослого мира, с которым не совладать его простой искренней душе, совершает внезапный и, на первый взгляд, дикий поступок.

«Вошёл дед в горницу, размахнулся и запустил сапогом в телевизор…».

Второй раз эпизод «бунта» деда передаётся почти анекдотическим языком милицейского протокола.

Обратите внимание

Участковый Ермолай, простой деревенский парень, пытаясь рассказать о событиях живой жизни «по-книжному», «по-учёному»,

превращает их почти в абсурд.

Финал рассказа

Петька, вначале не понимая, что происходит, начинает вдруг плакать, тогда соображает, что деда сейчас «поведут в каталажку», и именно слёзы Петьки становятся финалом рассказа: «…залез на печку и там долго ещё горько плакал, уткнувшись лицом в подушку…».

Немного странное поведение для тринадцатилетнего подростка.

Как странно, по-детски просит он: «Деда, куда они тебя?», «Не надо, тять…» – может быть, подростковая грубоватость тоже была немножко позой.

Теперь же, в финале рассказа, читатель видит истинную Петькину душу – любящую и искреннюю.

Дружба Петьки с дедушкой, сочувствие и симпатия к нему и есть главное, что становится итогом рассказа Шукшина:

только любовь помогает нам понять истинное лицо человека.

Главная мысль

рассказа

Так о чем же рассказ? Неужели только о том, как попал в милицию пенсионер Тимофей Макарыч Новоскольцев, 1890 года рождения, без особых примет? Или, может быть, о том, как он разбил телевизор? Нет, рассказ даже не о старике с ершистым характером, не терпящим снисходительного отношения к себе.

Он об отцах и детях, о сыновьях и внуках, о родных людях, так часто ранящих друг друга в попытках упростить свою жизнь. О «прямоте, что глупостью слывет», о лжи, глумящейся над простотой, в общем, сюжет с виду незатейливый, а на деле шекспировский.

Темами любви к ближнему, уважения к старшим, терпения и прощения пронизаны все литературные произведения Василия Шукшина, от эпического романа «Я пришёл дать вам волю» до самого коротенького рассказа «Критики».

Проверьте себя

Рассказ «Критики» Шукшин написал:

НЕПРАВИЛЬНО

ПРАВИЛЬНО

НЕПРАВИЛЬНО

в 1967 г.

в 1965 г.

в 1964 г.

Дед особенно любит смотреть фильмы про :

городскую

НЕПРАВИЛЬНО

природу

ПРАВИЛЬНО

НЕПРАВИЛЬНО

деревенскую жизнь

жизнь

Дед испытывает крайнюю неприязнь к :

кинокомедиям

художественному вымыслу

НЕПРАВИЛЬНО

ПРАВИЛЬНО

художественной неправде

НЕПРАВИЛЬНО

Фамилия деда:

Новоскольцев

ПРАВИЛЬНО

Новопольцев

НЕПРАВИЛЬНО

НЕПРАВИЛЬНО

Новокольцев

Дед разбил:

проигрыватель

вазу с цветами

НЕПРАВИЛЬНО

телевизор

ПРАВИЛЬНО

НЕПРАВИЛЬНО

Как вы оцениваете

свою работу на уроке:

Было много ошибок:

Знания прочные:

нужно быть внимательнее

БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ!

МОЛОДЦЫ!

ВЫХОД

Источник: https://kopilkaurokov.ru/literatura/presentacii/analiz_rasskaza_v_m_shukshina_kritiki

Ссылка на основную публикацию