Анализ рассказа шукшина верую

«Верую!», анализ рассказа Шукшина

Рассказ написан в 1971 г. Исходя из рассуждений самого Шукшина, это произведение можно отнести и к «рассказам-анекдотам», и к «рассказам-характерам».

Анекдотичность и заведомо «смеховые» ожидания читателей обеспечивает сама представленная в рассказе фигура неверующего попа; однако характеры обоих главных героев – как самого батюшки, так и Максима, которого поп называет «сыном своим простодушным», – в конце концов оказываются и самым важным, и самым интересным в этом рассказе.

Герои рассказа

Кроме двух главных героев, в рассказе есть два эпизодических, они создают социально-психологический фон. Это Люда – жена Максима и Илья Лапшин – родственник попа. Они представляют то подавляющее большинство землян, у которых душа не болит.

У Люды она не болит, потому что она «рабочая женщина», у Ильи – потому что он охотник и хочет убить 12 барсуков, хотя для дела (лечения попа барсучьим жиром) нужно всего 3.

Обратите внимание

Бессмысленное трудолюбие Люды и бессмысленная кровожадность Ильи символизируют библейскую «суету сует», полностью поглотившую помыслы мира сего – но не всего: остаются такие, как Максим Яриков и безымянный поп.

Поп – настоящий профи, асс «душеведения», Максим же – всего лишь настырный дилетант, и вот они поистине находят друг друга. В этой «находке» раскрывается главная проблема рассказа, и на ней сосредоточено всё повествование.

Проблематика

Уже первая фраза («По воскресеньям наваливалась особенная тоска») поистине дерзко (если вспомнить, что Шукшин – писатель советский) заявляет главную проблему: свято место пусто не бывает.

У народа отняли воскресную церковную службу – и, натруженный за неделю, он всё чего-то ждёт, как бы по инерции: «Люди, — говорит Люда, — дождутся воскресенья-то да отдыхают культурно… В кино ходют».

И только муж её Максим, один на всю деревню, смутно чует: кино и прочий «культурный отдых» – суррогат. И пить не может: когда пьёт – чувствует себя предателем «хуже Власова» и идёт сдаваться в милицию.

Сюжет и композиция

И лишь когда Максиму становится совсем тошно – заканчивается затянувшаяся экспозиция его болящей души и начинается завязка: наш герой вспоминает, что к Илье Лапшину издалека (на самолёте!) явился родственник-поп лечить больные лёгкие барсучьим салом.

Что бы ни привело попа в глухую алтайскую деревню (судя по его вольнодумству, не иначе как из самой Москвы или, как минимум, из Ленинграда), но именно здесь, вдали от церковного начальства и формальной паствы, он может по-настоящему расслабиться и явить если не миру, то двум обалдевшим мужикам, и своё истинное лицо, и свою изболевшуюся душу. Объявляя Максиму, что он «правильно догадался: у верующих душа не болит», поп объясняет: весь вопрос в том – «во что верить». Всё дальнейшее и посвящено выяснению этого вопроса попом на глазах изумлённого Максима и в присутствии спящего (пробудившегося лишь в финале) Ильи. Символ веры, который предлагает поп, — это обычные приметы советской жизни (авиация, механизация сельского хозяйства и научная революция) и антисоветские утверждения о том, что большие города вонючие, что все скоро убегут из них на природу. В конце концов, от Символа веры остаётся только слово «верую», вынесенное в заголовок.

Стилистические особенности

Этот до времени постмодернистский рассказ весь построен на таких стилевых приёмах, как реминисценция и аллюзия. Дело в том, что в 12-м номере журнала «Москва» за 1966 год и 1-м за 1967 год был впервые опубликован доселе никому не известный роман М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», как это и обещал К.М. Симонову (главному ходатаю за роман) главный редактор «Москвы» Е.Е.

Поповкин (1907 – 1968!). Симонов объяснял, что Поповкин очень болен, поэтому не боится никого и ничего, что он – человек слова. Сам же редактор на предостережения об опасности печатания романа отвечал, что для него это единственный способ остаться в истории литературы.

Таким вот образом и вошла в наш литературный и философский быт знаменитая дилемма: «Что бы делало добро, если бы не существовало зла, и как выглядела бы земля, если бы с неё исчезли тени?» А Поповкин остался в истории литературы – в том числе в истории 60-летнего, смертельно больного попа в рассказе Шукшина, безбоязненно заявившего, что зло появилось вместе с родом человеческим, и только после этого появилось добро: « Другими словами, есть зло – есть добро, нет зла – нет добра».

Вообще этот небольшой рассказ на удивление насыщен знаками-аллюзиями: тут и «предатель родины» генерал Власов, и «любивший мужика» поэт Есенин…

Но главная аллюзия – зловещая аллюзия-травестия: неверующий в христианского Бога поп импровизирует свой шутовской, «смеховой», «карнавальный» Символ веры, и эта травестия исполняется во время бешеной языческой пляски: «И трое во главе с яростным, раскалённым попом пошли, приплясывая, кругом, кругом». Этот сумрачный финал точно соотносится с философским выводом попа: «Круг замкнулся – мы обречены».

  • «Солнце, старик и девушка», анализ рассказа Шукшина
  • «Чудик», анализ рассказа Шукшина
  • «Обида», анализ рассказа Шукшина
  • «Алёша Бесконвойный», анализ рассказа Шукшина
  • «Микроскоп», анализ рассказа Шукшина
  • «Сапожки», анализ рассказа Шукшина
  • «Сельские жители», анализ рассказа Шукшина
  • «Критики», анализ рассказа Шукшина
  • «Волки!», анализ рассказа Шукшина
  • «Срезал», анализ рассказа Шукшина
  • «Экзамен», анализ рассказа Шукшина
  • «Горе», анализ рассказа Шукшина
  • «Мастер», анализ рассказа Шукшина
  • «Крепкий мужик», анализ рассказа Шукшина
  • «Калина красная», анализ повести Шукшина

По произведению: «Верую!»

По писателю: Шукшин Василий Макарович

Источник: https://goldlit.ru/shukshin/997-veruiu-analiz

Проблема традиции в связи с анализом рассказа В. М. Шукшина «Верую»

Левашова О.Г.

(Барнаул)

ПРОБЛЕМА ТРАДИЦИИ В СВЯЗИ С АНАЛИЗОМ РАССКАЗА В М ТТТУКТТТИНА «ВЕРУЮ»

Несомненно, что проблема, заявленная в названии, не может быть рассмотрена без обращения к сложному, запутанному и противоречивому вопросу «шукшиноведения» — вопросу веры и безверия, хотя бы в постановочном аспекте.

С одной стороны, разброс суждений ученых-«шукшиноведов» в решении этой проблемы действительно широк: от признания атеизма взглядов писателя а вопросах веры и безверия до утверждения пантеизма, язычества и, наконец, к утверждению православных основ его творчества.

На последней точке зрения особенно настаивают зарубежные литературоведы, видя в В.М.Шукшине выразителя национального миросозерцания. Американский ученый Д.Б. Данлон пишет: «…

интерес и уважение Шукшина вызывает один лишь путь разрешения проблемы социальной жизни -традиционно русский путь православного христианства» [1].

В.Ф.

Важно

Горн, стоявший у истоков такого решения проблемы в отечественном «шукшиноведении», все же существенно корректирует мнение американского ученого: «Пришла возможность сказать, что христианская культура все более находила в Шукшине своего художника, для которого нравственные заповеди были основой его отношения к миру. Христианская культура в сознании Шукшина удивительным образом сближалась с крестьянской культурой, с ее восприятием красоты, добра, с ее совестливостью и утверждением правды» [2].

С другой стороны, эти утверждения, казалось бы, опровергаются самим писателем. Подчеркнуто прохладное отношение к вопросам веры В.М.

Шукшин демонстрировал в своей публицистике не раз, однако более пространно и определенно он высказался в статье «Монолог на лестнице» (1967): «Хочется еще сказать: всякие Пасхи, святки, масленицы — это никакого отношения к богу не надело.

Это праздники весны, встречи зимы, прощания с зимой, это форма выражения радости людской от ближайшего, несколько зависимого родства с природой. Более ста лет назад Виссарион Белинский достаточно верно и убедительно сказал, как русский мужик относится к богу: годится так годится, а не годится — тоже не беда» [3].

Однако в творчестве писателя без преувеличения можно сказать огромен пласт традиционно христианской образности (Воскресение, Христос, бесы и т.п.

), в нем заметен явный интерес к старообрядчеству (так, дав экспозицию героя в рассказе «Классный водитель», Шукшин пишет о его происхождении: «Пашка был родом из кержаков, откуда-то с верхних сел по Катуни…

” [4]); непреходящ интерес писателя к личности Петра Первого, о чем свидетельствуют многочисленные исторические аллюзии. В творчестве Шукшина можно обнаружить отголоски легенды о Беловодье.

Все это позволяет говорить о противоречивости позиции писателя (может быть, даже о ее эклектизме, чем и объясняется разная позиция разных исследователей) в решении этого вопроса. В.М.Шукшин, с одной стороны, — типичный «шестидесятник» с его неистребимой верой в разум, с другой, носитель древних верований и традиций, что обусловлено его глубинной связью с крестьянством.

Это противоречие ярко обнаруживается в анализируемом рассказе уже на уровне писательского замысла; в рабочих тетрадях Шукшин определяет главную тему рассказа как безверие: «Взвыл человек от тоски и безверья. Пошел к бывшему попу, а тот сам не верит. Вместе упились и орали, как быки недорезанные: «Верую!» (555). Канонический текст рассказа

действительно начинается автореминисценцией — воскресной тоской героя,- которая мотивируется его безверием,

Совет!

В беседе с корреспондентом итальянской газеты писатель дает уже иное, в духе «шестидесятника», объяснение и иную мотивировку тоски героя: «Для того, чтобы кормить наш разум, мы получаем очень много пищи, но не успеваем или плохо ее перевариваем, и отсюда сумбур у нас полнейший. Между прочим, отсюда — серьезная тоска.

Оттого, что мы какие-то вещи не знаем точно, не знаем в полном объеме, а идет такой зуд: мы что-то знаем, что-то слышали, а глубоко и точно не знаем. Отсюда… в простом сельском мужике тоска зародилась. А она весьма оправдана, если вдуматься. Она оправдана в том плане… в каком надо еще больше и глубже знать…»(555).

Либо нужно признать это высказывание мистификацией Шукшина, либо позиция писателя сродни высказываниям героев рассказа «Верую!», которые хотят постичь непостижимое, сакральное силой своего разума. Этой непроясненностью авторской концепции и объясняется, на наш взгляд, сложность понимания шукшинского рассказа.

В.Ф.

Горн сближает позицию попа в рассказе «Верую!» с толстовскими религиознофилософскими исканиями, выраженными в его «Исповеди». И, действительно, толстовский контекст прочтения этого шукшинского рассказа наиболее необходим, если говорить о литературной традиции. По мысли Д.Мережковского, нет такого другого художника, как Л.Толстой, кто бы с таким отчаянием выразил чувство страха смерти [5]. В поздних рассказах Толстого болезнь становится провокацией страха, от страха смерти к постановке субстанциональных вопросов («Смерть Иван Ильича»). В шукшинском рассказе возникает тема болезни попа, приехавшего в деревню на лечение.

Жизненная философия, странная исповедь попа, произнесенная при Максиме Ярикове, за счет толстовского контекста, получает дополнительную мотивировку.

Более того, страх у Л.Толстого непреодолим и всепобеждающ, как подчеркивает Д.Мережковский, в силу толстовской «ревизии христианства, прежде всего отрицания всех чудес и чуда воскресения в том числе. Шукшинский рассказ, события которого приурочены к воскресенью, актуализируют эту тему.

Поп в рассказе «Верую!» совсем в духе Толстого отрицает все чудеса, вере в христианское чудо он противопоставляет веру в научно-техническую революцию. Поп — такое же «дитя своего века, как автор: «Ве-ру-ю-у!- заблажили вместе.

Читайте также:  Конфликт поколений в романе отцы и дети тургенева сочинение

Дальше поп один привычной скороговоркой зачастил: -В авиацию, механизацию сельского хозяйства, в научную революцию-у! В космос и невесомость! Ибо это объективно…» (545).

Обратите внимание

Поп отрицает мысль о загробной жизни, в силу этого не веря и в чудо воскресенья. Обращаясь к Максиму, он прямо утверждает: «Не бойся, что будешь языком сковородки лизать на том свете, потому что ты уже здесь, на этом свете, получишь сполна и рай, и ад” (543). Отрицание чуда воскресенья, по Д.

Мережковскому, приводит Л.Толстого к утверждению торжества смерти.

Финал шукшинского рассказа — пляска-отчаяние «троицы», — несмотря на свою смысловую амбивалентность, содержит в себе ощущение несостоявшегося «праздника», в философско-символическом аспекте означая несостоявшееся чудо воскресения для героев.

Более того, рассказ В.М.Шукшина «Верую!» сюжетно и композиционно соотноси поздним рассказом Л.Толстого «Неверующий» (190?) на уровне коррелирующих назввний произведений. Рассказ Л.Толстого является переводом произведения В.Гюго и незначительной его переделкой.

Соотнесенность этого рассказа, не случайно выбранного Л Толстым для перевода, с шукшинским становится и наиболее ощутимой при сопоставлении «Неверующего» с рабочей записью Шукшина, где дан черновой набросок к рассказу «Верую!».

В черновике действует «бывший поп», поп-растрига (в каноническом тексте поп, приехавший в деревню на лечение и отдых). В рассказе Л.Толстого «Неверующий» представлен образ бывшего священника-католика, разочаровавшегося в вере. Рассказ Л.

Толстого изначально приобретает некий полифонизм, начинаясь эпиграфом из Канта, актуализируя поэтику божественно-непостижимого. Другая логика принадлежит герою, бывшему священнику, который отрицает все сверхъестественное, признавая за основу жизни лишь свой эмпирический опыт:

-Для меня.-сказал он,- все воспитание в одном; освободить человеческий ум от всего сверхъестественного.

-Что вы разумеете под сверхъестественным?- спросил я.

— Я разумею то, что человек погибает от этих религиозных фантасмагорий. Суеверия душат будущее. До тех пор, покуда народы будут вдыхать в себя ходячий фанатизм, нельзя рассчитывать на человеческий разум… Дважды два — четыре: вне этого нет спасения.

Надо строить философию только на фактах, не допуская ничего, что не может быть проверено разумом. Действительно, только видимое и ощущаемое. Надо, чтобы все верования были в моих десяти пальцах. Да, война, война не на живот, а на смерть со всем чудесным…

[6].

В рассказе Л.Толстого эпиграфом и самим текстом задано как бы два ответа на вопрос о существовании Божьем. Ответ на этот субстанциональный вопрос пытались найти и герои Ф.М.

Важно

Достоевского, две «шкалы» ответов представлены автором в главе «За коньячком» итогового романа писателя «Братья Карамазовы». У Шукшина разные ответы поглощаются одним голосом попа, тем самым автор подчеркивает страшную раздвоенность своего героя.

Рассуждая о существовании, Божьем, шукшинский герой заявит: 'Я сказал -нет. Теперь я скажу — да, есть” (542).

В рассказе Л.Толстого и Шукшина во многом сходная композиция: основное место после небольшой экспозиции занимают диалоги-споры о вере и безверье, завершаются произведения жанровой сценой. Финал толстовского рассказа также неоднозначен, как и шукшинский.

Рассказ «Неверующий» заканчивается жертвенной смертью героя, утверждением ценности жизни «другого я», что позволяет говорить о неизжитых христианских категориях мышления героя.

С другой стороны, спасая двух женщин с тонущего корабля, нырнув за третьей, герой уже не появляется на поверхности, тем самым рассказ как бы отмечен торжеством смерти.

Интересна и сопоставима символика чисел в двух рассказах — «Неверующем» Л.Толстого и «Верую!» Шукшина: в финале шукшинского рассказа сначала пляшут двое, блажа, Максим и поп, к ним присоединяется проснувшийся Илюха, образуя «троицу».

Однако, на наш взгляд, не только и не столько пласт толстовской образности поясняет и проясняет сложную концепцию шукшинского рассказа. Здесь возникают и другие, достаточно устойчивые литературные аллюзии (прежде всего связанные с творчеством Ф.М.Достоевского и М.Горького).

Так, очевиден в образе Максима Ярикова мотив лжепокаяния, который воспринимается героем лишь как проявление новой гордыни: попав пьяным в милицию, молясь, на какие-то картинки на стене и каясь в «преступлении», герой заявляет, что «хуже Власова». В тексте шукшинского рассказа мы встречаемся и со сниженным образом легенды о «смельчаке Данко» М.

Совет!

Горького: «Распори он ножом свою грудь, вынь и покажи в ладонях душу, она скажет — требуха» (538). На наш взгляд, эти реминисценции призваны актуализировать в шукшинском рассказе тему ницшеанства обоих героев: Максима (это подчеркивается и этимологией имени) и попа.

Более того, обращение в рассказе «Верую!» к двум типам «гордого» человека — в подчеркнуто индивидуалистическом и альтруистическом вариантах — значительно усложняет концепцию героев и рассказа в цепом.

И все же основной контекст прочтения шукшинского произведения, на наш взгляд, определяется народными верованиями и представлениями автора.

Анализ мифологического уровня рассказа «Верую!» опровергает мысль Шукшина, высказанную им в рабочих записях о замысле произведения, о том, что данный текст представляет сшибку разных точек зрения. На наш взгляд, рассказ построен на принципе двойничества героев, представляет изображение одних свойств и черт разных характеров.

Отсюда повторы в характеристике героев. Определяющей характеристикой для обоих героев (Максима и попа) является семантика фамилии героя — «Яриков», поп в рассказе Шукшина безымянен.

Яриков образован от прилагательного «ярый», которое, по словарю В.Даля, имеет целый ряд значений — «огненный, пылкий // сердитый, злой, лютый, горячий, запальчивый // крепкий, сильный, жестокий, резкий // белый, блестящий, яркий // горячий, похотливый» [7]. На уровне игры слов можно усмотреть общий «корень» в этимологии фамилии героя «Яриков» и обращении Максима к попу «поп-яр-а».

Более того, в портретах обоих героев превалирует материальное начало, даже внутреннее состояние Максима подвергается «овеществлению»: «По воскресеньям наваливалась особенная тоска. Какая-то нутрянная, едкая…

Максим физически чувствовал ее, гадину: как если бы неопрятная, не совсем здоровая баба, бессовестная, с тяжелым запахом изо рта, обшаривала его всего руками — ласкала и тянулась целовать» (538).

Нет ничего благостного и аскетичного в портрете шукшинского попа; «Поп был крупный шестидесятилетний мужчина, широкий в плечах с огромными руками. Даже не верилось, что у него что-то с легкими» (540).

Злость и ненависть — основные внутренние характеристики героев.

Обратите внимание

Тема ярости (огненного, злого, горячего) настойчиво повторяется в рассказе, возрастая в характеристиках героя к концу: «Поп говорил громко, лицо его пылало», «Максим стиснул зубы…

Въелся горячим злым взглядом в попа» (543). Помимо огненного в портретных характеристиках героев возникает и черный цвет: «…смотрел на жену черными с горячим блеском глазами» (538).

Все эти разрозненные детали обретают целостность и системность в единстве с пространственным решением рассказа — устремленностью вниз. В ответ на сетование о «больной» душе поп говорит Максиму: «…

только ты пришел за готовеньким ответом, а я сам пытаюсь дочерпаться до дна» (542). Здесь возникает не кантовская устремленность к звездному небу, а мотив А.

Платонова — рытья бездонного котлована, образ библейской вавилонской башни — навыворот.

Концепция рассказа и характеры героев в конечном итоге прочитываются через библейскую легенду об исцелении бесноватого, которая дается, как обычно в текстах Шукшина, через бытовой, грубо-разговорный пласт лексики.

Впервые мотив бесовства, дешифруемый через образ «рыла» (свиное рыло, образ зверя в человеке), возникает в словах Максима, характеризующего внешний облик попа: «…не ему бы, не с таким рылом, горести и печали человеческие — живые, трепетные нити распутывать» (541). Второй раз этот мотив возникает в речах попа, излагающего свою жизненную философию: «…Зло? Ну — зло.

Если мне кто-нибудь в этом великолепном соревновании сделает бяку в вида подножки, я поднимусь и дам в рыло. Никаких «подставь правую». Даю в рыло и баста» (543).

Важно

Тема «бесноватых» концентрируется и получает свое окончательное завершение в финальной сцене пляски «троицы», которая определяется следующими взаимосвязанными образами: круг, злость, огонь, низ: «И трое во главе с яростным, раскаленным попом пошли, приплясывая, кругом,

кругом. Потом поп, как большой тяжелый зверь, опять прыгнул на середину круга, прогнув половицы…» (546).

Рассказ В.М.Шукшина «Верую!» знаменует победу в людях Зверя, дьявольского начала и поэтому нереализованной оказывается тема воскресенья. Тема бесовства, заявленная в начале рассказа через разговорно-просторечный контекст (жена Максиму Ярикову: «Ну и нервничай, черт с тобой») (539), в ходе ее развития приобретает сюжетообразующую и символическую функцию. Примечания

1. Цитируется по изд.: Горн В. «Прорваться в будущую Россию» // Шукшин В. Я пришел дать вам волю. Публицистика. Барнаул, 1991 С.509.

2. Там же.

3. Там же. С. 384.

4. Шукшин В. Собр. соч.: В 6 Т. М., 1992. Т.2. С. 127-128. Далее текст рассказов Шукшина цитируется по этому изданию.

5. Мережковский Д Л.Толстой и Достоевский. Вечные спутники. М., 1995.

6. Л.Толстой. Полн. собр. худож произведений: В 30 Т. Т.Х. М.-Л.. 1930. С.349.

Даль В. Толковый словарь: В 4 Т. М., 1991. Т.4.. С.679

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/problema-traditsii-v-svyazi-s-analizom-rasskaza-v-m-shukshina-veruyu

Анализ рассказа “Верую!”

Да это, кажется, знакомый человек”. Н. Гоголь Василий Макарович Шукшин — писатель, пришедший в литературу со своей темой, даже философией. Его рассказы, небольшие по объему, заставляют задуматься о себе, своем месте в жизни, почувствовать всю полноту бытия.

В русской литературе неоднократно изображались герои, раздираемые внутренними противоречиями, как правило, это были представители высшего класса, интеллигенты.

Шукшин же приводит совершенно иного героя — деревенского мужика, объясняя и доказывая, что человек думает и переживает одно и то же, живет ли он в городе или в деревне, пашет землю или решает научные проблемы.

Совет!

Есть разность в образовании, в культурном уровне, но вот общечеловеческие вопросы, желание докопаться до истины присуще любознательным и пытливым вне зависимости от “места жительства”. В этом отношении интересен рассказ “Верую!

”. Его главный герой Максим мучается от неизъяснимой тоски, ищет ее истоки и причину, хочет объяснить себе и окружающим, что “больная душа” — это так же тяжело и страшно, как при любой другой болезни. Но жена презирает его за тоску. — О!.. Господи… пузырь: туда же, куда и люди,— тоска,— издевалась жена Максима, Люда,— с чего тоска-то?

Максим хочет понять, что же болит? Он безотчетно понимает, что хуже всего, когда души вовсе нет, но объяснить этого не может, образования или привычки рассуждать нет.

Но хочется понять, что же происходит в душе? Почему так тяжело? Ничего не заглушает боли и тоски: ни работа, ни водка…

Так, может быть, поможет поп, служитель культа, которому по службе положено объяснять заблуждения людей, утешать их? Максим разговаривает с попом: “Поп был крупный шестидесятилетний мужчина, широкий в плечах, с огромными руками.

Читайте также:  Женские образы в романе тихий дон шолохова сочинение

Даже не верилось, что у него — что-то там с легкими. И глаза у попа ясные, умные. И смотрит он пристально, даже нахально. Такому — не кадилом махать, а от алиментов скрываться. Никакой он не благостный, не постный — не ему бы, не с таким рылом, горести и печали человеческие — живые, трепетные нити — распутать.

Однако —Максим сразу это почувствовал— с попом интересно…” И оказалось, что верит поп в жизнь, в ее многообразие и мудрость. Что там, за гробом, попу неизвестно, поэтому он советует Максиму испытать рай и ад на земле.

Живи так, чтобы потом не страшно было “раскаленные сковородки облизывать”. Жизнь, утверждает поп, должна быть короткой, как песня, тогда умереть не жалко. Это фактический гимн жизни, ее вечному и неустанному движению вперед.

И не кощунственно, а жизнеутверждающе звучат слова: — Ве-ру-ю-у!

…В авиацию, в механизацию, в сельское хозяйство, в научную революцию! В космос и невесомость! Ибо это объективно-о! Если трудно, иди вперед, старайся обогнать идущих впереди, не получится — слаб в коленках, но старайся, не скули, не хнычь. Ты человек, а значит, тебе многое дано.

Кругом многообразная и интересная жизнь, приложи свои таланты и силу, преобразуй эту землю. Она ответит тебе дарами и благами, главное, веруй! Небольшой по объему и нехитрый по сюжету рассказ получает высокое философское звучание. Жизнеутверждающий и оптимистичный, он зовет к великим целям.

Но не так все просто, надо нести веру в сердце, надо иметь душу, способную болеть, плакать, переживать. А последняя фраза гениально передает механизм преобразования: от желания к уверенности, способной свернуть торы: — Эх, верую! Верую!

Источник: http://www.rlspace.com/analiz-rasskaza-veruyu/

Анализ рассказа В.М. Шукшина «Верую»

Категория: Шукшин В.М.

Actionteaser.ru — тизерная реклама

Василий Макарович Шукшин — писатель, пришедший в литературу со своей темой, даже философией. Его рассказы, небольшие по объему, заставляют задуматься о себе, своем месте в жизни, почувствовать всю полноту бытия.

В русской литературе неоднократно изображались герои, раздираемые внутренними противоречиями, как правило, это были представители высшего класса, интеллигенты.

Шукшин же приводит совершенно иного героя — деревенского мужика, объясняя и доказывая, что человек думает и переживает одно и то же, живет ли он в городе или в деревне, пашет землю или решает научные проблемы.

Обратите внимание

Есть разность в образовании, в культурном уровне, но вот общечеловеческие вопросы, желание докопаться до истины присуще любознательным и пытливым вне зависимости от “места жительства”. В этом отношении интересен рассказ “Верую!”.

Его главный герой Максим мучается от неизъяснимой тоски, ищет ее истоки и причину, хочет объяснить себе и окружающим, что “больная душа” — это так же тяжело и страшно, как при любой другой болезни. Но жена презирает его за тоску. — О!.. Господи…

пузырь: туда же, куда и люди,— тоска,— издевалась жена Максима, Люда,— с чего тоска-то? Максим хочет понять, что же болит? Он безотчетно понимает, что хуже всего, когда души вовсе нет, но объяснить этого не может, образования или привычки рассуждать нет.

Но хочется понять, что же происходит в душе? Почему так тяжело? Ничего не заглушает боли и тоски: ни работа, ни водка… Так, может быть, поможет поп, служитель культа, которому по службе положено объяснять заблуждения людей, утешать их? Максим разговаривает с попом: “Поп был крупный шестидесятилетний мужчина, широкий в плечах, с огромными руками.

Даже не верилось, что у него — что-то там с легкими. И глаза у попа ясные, умные. И смотрит он пристально, даже нахально. Такому — не кадилом махать, а от алиментов скрываться. Никакой он не благостный, не постный — не ему бы, не с таким рылом, горести и печали человеческие — живые, трепетные нити — распутать.

Однако —Максим сразу это почувствовал— с попом интересно…” И оказалось, что верит поп в жизнь, в ее многообразие и мудрость. Что там, за гробом, попу неизвестно, поэтому он советует Максиму испытать рай и ад на земле. Живи так, чтобы потом не страшно было “раскаленные сковородки облизывать”.

Жизнь, утверждает поп, должна быть короткой, как песня, тогда умереть не жалко. Это фактический гимн жизни, ее вечному и неустанному движению вперед. И не кощунственно, а жизнеутверждающе звучат слова: — Ве-ру-ю-у! …В авиацию, в механизацию, в сельское хозяйство, в научную революцию! В космос и невесомость! Ибо это объективно-о! Если трудно, иди вперед, старайся обогнать идущих впереди, не получится — слаб в коленках, но старайся, не скули, не хнычь. Ты человек, а значит, тебе многое дано. Кругом многообразная и интересная жизнь, приложи свои таланты и силу, преобразуй эту землю. Она ответит тебе дарами и благами, главное, веруй! Небольшой по объему и нехитрый по сюжету рассказ получает высокое философское звучание. Жизнеутверждающий и оптимистичный, он зовет к великим целям. Но не так все просто, надо нести веру в сердце, надо иметь душу, способную болеть, плакать, переживать. А последняя фраза гениально передает механизм преобразования: от желания к уверенности, способной свернуть торы:

— Эх, верую! Верую!



У каждого человека есть любимое время года. Поэтов и писателей оно вдохновляет на создание бессмертных произведений, является богатым источником впечатлений, чувств и вдохновения. Любимым временем года для Александра Сергеевича Пушкина была осень.

Именно этой поре года мы должны быть благодарны за многие произведения поэта, вошедшие в сокровищницу мировой литературы. Мне кажется, осень — самая противоречивая пора. Это очень точно отражено в строке А. С.

Пушкина: «Унылая пора! Очей очарованье!»

Важно

Ходасевич Владислав Фелицианович (1886 — 1939), поэт, прозаик, литературовед. Родился 16 мая (28 н.с.) в Москве в семье художника. Очень рано почувствовал свое призвание, выбрав литературу главным занятием жизни.

Уже в шесть лет сочинил свои первые стихи. В 1904 окончил гимназию и поступил сначала на юридический факультет Московского университета, затем — на историко-филологический. Начал печататься в 1905.

Первые книги стихотворений — «Молодость» (1908) и «Счастливый домик» (1914) — были доброж

Александр Исаевич Солженицын родился в 1918 году в Кисловодске; отец его происходил из крестьянского рода, мать — дочь пастуха, ставшего впоследствии зажиточным хуторянином.

После средней школы Солженицын закончил в Ростове-на-Дону физико-математический факультет университета, одновременно поступил заочником в Московский институт философии И литературы.

Не закончив в нем двух курсов, он ушел на войну, с 1942 по 1945 год командовал на фронте батареей, был награжден орденами и медалями. В феврале

Лирическое произведение и его анализ…

Не погубит ли скальпель хирурга-аналитика тот тонкий волшебный покров, то эмоциональное чудо, которое возникает в душе читателя при соприкосновении с искусством поэзии? Нередко перед учителем литературы возникает такой вопрос.

«Разъять музыку, как труп» и не позволить ей потерять при этой операции живое очарование, удержать эмоциональный читательский накал или даже повысить его — сложная задача. В одном из недавних выпусков телевизионной передачи «Апокриф»

  Поема Шота Руставелі «Витязь в тигровій шкурі» — найвидатніша па­м'ятка грузинської літератури доби Середньовіччя.

Учені вважають, що вона була створена наприкінці ХІІ — початку ХІІІ століття за часів правління цариці Тамари, «золотого періоду» в історії Грузії. Поема відби­ває типові риси середньовічного епосу, але й відзначається глибоким гума­ністичним пафосом.

Гуманізм поеми проявляється уже в обраному сюжеті. Цар Аравії Ро- стеван — у похилому віці, та він не має спадкоємця. На престол

Совет!

Тургенев — один из лучших писателей прошлого века. Его роман “Отцы и дети” начинается точной датой. Это позволяет читателю вспомнить события, происходившие в это время.

В эти годы, после Крымской войны, несколько оживилась русская общественная жизнь, обнажился кризис крепостнической системы, обострилась борьба между революционерами-демократами и либералами. Тургенев показывает конфликт поколений.

Он представляется перед нами мастером деталей, портретов и пейзажей.     Действие романа происходит

Белая и красная армии: я думаю, эти понятия знакомы всем школьникам среднего звена из курса истории. Но, к сожалению, история предоставляет нам информацию о событиях, происходящих в начале 20-го века, однобоко.

Так, например, я долгое время считала, что красная армия – честные «богатыри», борющиеся за справедливость, а белая армия – зло, которое мешает установиться этой самой справедливости.

Но ведь существует и обратная сторона медали, которую я смогла разглядеть благодаря произведениям Михаила

Английский (топики/темы/сочинения) My Future Plans This year I am going to leave school. Before people leave school, they understand that the time to choose their future profession has already come. It's not an easy task to make a right choice.

Someone goes further in his education and enter an institute, university or college. Other can start a working career, go into business. There are many universities and institutes in every big city. Our city is not an exception.

If we want to get a p

Обратите внимание

КЛАВДИЙ (англ. Clawdius) — центральный персонаж трагедии У.Шекспира «Гамлет» (1602). В основе пьесы — средневековая скандинавская сага о принце Амлете, описанная в латинской хронике XII»Шв. Саксоном-Грамматиком.

Фабула саги напоминала библейскую легенду о Каине и Авеле: датский король Рорик сделал наместниками Ютландии братьев Горвендилла и Фенгона. Горвендилл вскоре отличился военной доблестью и умением вести хозяйство.

За это Рорик отдал ему в жены свою дочь Геруту, которая родила Горвендиллу

  Кожний народ має свої погляди на моральні якості людини. Ці по­гляди передаються з покоління в покоління, шліфуються і збагачуються. Одним із найбільших скарбів українського народу є середньовічна по­ема «Слово о полку Ігоревім».

Наш народ може пишатися своїми літера­турними і мистецькими традиціями, адже «Слово… » — це єдина пам'ят­ка Київської Русі, яка здобула всесвітню славу.

З поеми ми дізнаємося про життя українського народу в сиву давни­ну, про його героїчну боротьбу із зовнішніми в

Сейчас смотрят:{module Шукшин:}Actionteaser.ru — тизерная рекламаActionteaser.ru — тизерная реклама

Источник: https://referat567.info/sochineniya-po-literature/tvorchestvo-shukshina-v-m/15931-analiz-rasskaza-v-m-shukshina-veruyu.html

Краткое содержание Шукшин Верую

Когда одолевает душевная тоска, человеку деваться некуда, он начинает искать причины своей болезни, и способы излечения, и если не находит их, то постепенно растворяется в своей тоске и чахнет и душой и телом. Так произошло и с главным героем повествования, Максимом Яриковым. Он маялся от тоски и скуки, но точно определил свою болезнь, она была душевной. Из-за этого Максим не находил себе места.

Читайте также:  Анализ произведения шолохова червоточина

Долгие запои, которые, Максим надеялся, смогут спасти его от боли в душе, — не помогали. Работа на износ, — тоже.

Он пытался поговорить о своем состоянии с женой Людой, но та его даже понять не могла, — какая душа, какие муки и злость, — человек дурью мается.

Важно

Это злило главного героя еще больше, и он подолгу смотрел в окно, ни о чем не думая, только сердился и растил свою злость. Смысл жизни его был утерян, но он вспомнил, что к его другу, Илье Лапшину, собирался приехать гость, и был он самым настоящим попом.

Когда Максим зашел в дом, Илья и поп были уже выпившими, — пили они только спирт. У попа была болезнь легких, и лечился он барсучьим жиром, Илья ему барсуков доставал. Поп обрадовался новому собеседнику и сразу предложил Максиму выпить, на что тот ответил, что он может, конечно, и выпить, но пришел не за этим.

Рассказал, что душа болит, и спросил, может ли она вообще болеть у верующих. Поп обрадовался такому вопросу, начал говорить, Илья уснул за столом, а Максим ловил каждое слово, — ведь поп необычным был, и на вид и по поведению, больше походил на преступника.

Тем не менее, то, о чем он говорил, цепляло больную душу Максима.

Запивая каждую мысль, поп рассказал, что сам не знает, что им предстоит пережить после смерти, но точно знал, что без зла не будет и добра, и что его Бог, — сама жизнь во всех ее проявлениях.

Нужно радоваться жизни и так будет проявляться его вера, вера в жизнь, в ее злое и доброе начало, нужно радоваться каждому мгновению – плохому или хорошему. И никакой «подставь левую», — бежать наравне, обгонять, падать, вставать и бороться снова и снова.

Они поднялись и принялись танцевать со словами «Верую!», перечисляя обычные жизненные блага и не очень, и все это было наполнено такой радостью и таким чувством веселья, что хандра душевная у Максима прошла.

Иногда такие батюшки – необычные, выпивающие, на вид не смиренные и не постные, лечат души людей гораздо более эффективно, чем те, кто сидит в храмах, и пугают людей карой небес.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

  • Краткое содержание Лермонтов УтёсЛермонтов пишет в свое время стихотворение, которое особенно не отличается слишком большим размером, даже считается малого размера. Но, тем не менее, оно отличается содержательностью и прекрасной риторикой.
  • Краткое содержание Пересолил ЧеховаГлеб Смирнов едет на дальнюю усадьбу по работе, он служит землемером. Прибыв на станцию «Гнилушки», ему необходимо сменить лошадей, так как до места назначения ему ещё далеко. Но, как оказалось, почтовых лошадей здесь найти невозможно.
  • Краткое содержание Реквием АхматовойВремя – 1935 года, все охвачено жестокими событиями, ужасным плачем матерей и сестер, которые столпились возле камер тюрьмы. Время – очень жестокое, строгое — просто необыкновенно.
  • Краткое содержание Горький Васса ЖелезноваВасса Борисовна Железнова, до замужества Храпова, ей сорок два года (но ей этот возраст не дашь, выглядит она очень молодо и свежо). Имеет свою пароходную фирму, зажиточна и значимая личность
  • Краткое содержание Казаков Во сне ты горько плакалЭто рассказ – воспоминание о моментах жизни автора, которые оставили в его душе глубокий след, рассуждения о смысле существования человека, попытка ответить на вопросы, которые ставит жизнь.

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/vasilij-shukshin/veruyu-kratko

«Верую!» По рассказу Василия Макаровича Шукшина Выполнила ученица 11А кл. МОУ «СОШ 9» г.Новочебоксарск Юдина Ксения. — презентация

1 «Верую!» По рассказу Василия Макаровича Шукшина Выполнила ученица 11А кл. МОУ «СОШ 9» г.Новочебоксарск Юдина Ксения<\p>

2 В русской литературе жанр деревенской прозы заметно отличается от всех остальных жанров. В чем же причина такого отличия? Об этом можно говорить исключительно долго, но все равно не прийти к окончательному выводу. Это происходит потому, что рамки этого жанра могут и не умещаться в пределах описания сельской жизни. Под этот жанр могут подходить и произведения, описывающие взаимоотношения людей города и деревни, и даже произведения, в которых главный герой совсем не сельчанин, но по духу и идее, эти произведения являются не чем иным, как деревенской прозой. Особое место в этом ряду занимает Василий Макарович Шукшин. Его своеобразное творчество привлекало и будет привлекать сотни тысяч читателей не только в нашей стране, но и зарубежом. Ведь редко можно встретить такого мастера народного слова, такого искреннего почитателя родной земли, каким был этот выдающийся писатель.<\p>

3 Особенности писательского жанра Язык В. М. Шукшина сыграл важную роль в развитии языка русской прозы второй половины XX века. Это, с одной стороны, опора на живую речь, с другой, полемика с разнообразными штампами – канцелярскими, газетными, беллетристическими. Писатель последовательно отмечает, как воспринимает персонаж чужой речевой обиход. В рассказах Шукшина отражается социальная дифференциация языка. Утверждая в правах народное слово и образы, характерные для народной речи, Шукшин иронизирует над канцелярской фразеологией, газетными штампами, над псевдонаучной речью, над иноязычными словами. Стилистически окрашенная лексика концентрируется в прямой речи персонажей, в частности, в обращениях их к другим персонажам Образные средства рассказов Шукшина также связаны с ориентацией на мировосприятие и речь персонажей.<\p>

Совет!

4 Верую! Василий Макарович Шукшин писатель, пришедший в литературу со своей темой, даже философией. Его рассказы, небольшие по объему, заставляют задуматься о себе, своем месте в жизни, почувствовать всю полноту бытия. В русской литературе неоднократно изображались герои, раздираемые внутренними противоречиями, как правило, это были представители высшего класса, интеллигенты. Шукшин же приводит совершенно иного героя деревенского мужика, объясняя и доказывая, что человек думает и переживает одно и то же, живет ли он в городе или в деревне, пашет землю или решает научные проблемы. Есть разность в образовании, в культурном уровне, но вот общечеловеческие вопросы, желание докопаться до истины присуще любознательным и пытливым вне зависимости от места жительства. В этом отношении интересен рассказ Верую!. Его главный герой Максим Яриков мучается от неизъяснимой тоски, ищет ее истоки и причину, хочет объяснить себе и окружающим, что больная душа это так же тяжело и страшно, как при любой другой болезни. Чувствует – болит душа. Но как объяснить почему? Ненавидит он тех «людей, у которых души нету, или она поганая». Но жена презирает его за тоску. О!.. Господи… пузырь: туда же, куда и люди, тоска, издевалась жена Максима, Люда, с чего тоска-то? Максим хочет понять, что же болит? Он безотчетно понимает, что хуже всего, когда души вовсе нет, но объяснить этого не может, образования или привычки рассуждать нет. Но хочется понять, что же происходит в душе? Почему так тяжело? Ничего не заглушает боли и тоски: ни работа, ни водка… Услышал Максим, что к Лапшиным приехал «самый натуральный» поп, и пошел к нему узнать: « У верующих болит душа или нет?»<\p>

5 Так, может быть, поможет поп, служитель культа, которому по службе положено объяснять заблуждения людей, утешать их? Максим разговаривает с попом: Поп был крупный шестидесятилетний мужчина, широкий в плечах, с огромными руками. Даже не верилось, что у него что-то там с легкими. И глаза у попа ясные, умные. И смотрит он пристально, даже нахально. Такому не кадилом махать, а от алиментов скрываться. Никакой он не благостный, не постный не ему бы, не с таким рылом, горести и печали человеческие живые, трепетные нити распутать. Однако Максим сразу это почувствовал с попом интересно… И оказалось, что этому попу «ничто человеческое не чуждо», что верит он в жизнь, в ее многообразие и мудрость, а имя Бога, в которого он верит, — Жизнь. « Ты пришел узнать, во что верить? Ты правильно догадался, у верующих душа не болит. Но во что верить? Верь в жизнь.»Что там, за гробом, попу неизвестно, поэтому он советует Максиму испытать рай и ад на земле. Живи так, чтобы потом не страшно было раскаленные сковородки облизывать. Жизнь, утверждает поп, должна быть короткой, как песня, тогда умереть не жалко. Это фактический гимн жизни, ее вечному и неустанному движению вперед. И не кощунственно, а глубокоосмысленно звучат слова: Ве-ру-ю-у!…В авиацию, в механизацию, в сельское хозяйство, в научную революцию! В космос и невесомость! Ибо это объективно-о! Если трудно, иди вперед, старайся обогнать идущих впереди, не получится слаб в коленках, но старайся, не скули, не хнычь. Ты человек, а значит, тебе многое дано. Кругом многообразная и интересная жизнь, приложи свои таланты и силу, преобразуй эту землю. Она ответит тебе дарами и благами, главное, веруй!<\p>

6 Небольшой по объему и нехитрый по сюжету рассказ получает высокое философское звучание. Жизнеутверждающий и оптимистичный, он зовет к великим целям. Но не так все просто, надо нести веру в сердце, надо иметь душу, способную болеть, плакать, переживать. А последняя фраза гениально передает механизм преобразования: от желания к уверенности, способной свернуть горы: Эх, верую! Верую! Не всегда герои могут ответить на сложные вопросы, но уже само это стремление найти, докопаться до сути, понять, несет в себе зёрна духовности. Многие персонажи рассказов Шукшина остаются верными себе даже в тех случаях, когда жизненные обстоятельства не дают им адаптироваться, когда герои остаются в одиночестве, их идеалы осмеиваются и признаются недействительными. Это свойство шукшинских характеров сохраняется почти во всех его произведениях, потому что опирается на незыблемые основы бытия – любовь к земле, доброту, ощущение необходимости жить по нравственному закону. Философский смысл рассказа<\p>

7 Я всегда с огромным удовольствием и интересом читаю рассказы, повести, романы В.М. Шукшина. Его произведения полны жизненной силы, оптимизма, веры в человека. Его герои всегда очень яркие, запоминающиеся… Открываешь его книгу и сразу становится легче на душе. У меня создается впечатление, что его рассказы им самим же выстраданы, что писал их человек с обнаженными нервами, остро реагирующий на несправедливость и несовершенство людей. Величие произведений (в моем понимании) в простоте и человечности. Откуда все это? От самой жизни. Рассказы заставляют плакать и смеяться, переживать читателя вместе с ним и его героями. На свете много разных писателей, но народным не каждого можно назвать. Я считаю, что Шукшин именно народный писатель».<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/127653/

Ссылка на основную публикацию