Жанровое своеобразие сказок салтыкова-щедрина

Жанровое своеобразие сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина

Свою жизнь Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин посвятил родной литературе, и, прежде всего такой трудной ее области, как сатира.

Сатира — дело людей пытливых и мужественных. В том, что почти всем вокруг кажется еще разумным, она усматривает вызов здравому смыслу. В привычном и обыденном различает диковинное и безобразное. В укоренившемся зовет разглядеть отступления от норм человеческого общежития.

Сатира — испытанное веками оружие классовой борьбы в литературе. Сатирическое искусство беспощадным смехом казнит жизненное зло в наиболее вредных, социально опасных его проявлениях.

Сатирические жанры всегда были неотъемлемой составной частью фольклора.

Обратите внимание

Салтыков-Щедрин способен реально помочь формированию у школьника-подростка социальной активности, гражданской зрелости и ответственности, отвратить от политического легковерия, инфантильной беспечности и апатии.

Благородная цель Салтыкова-Щедрина — пробудить в безмятежно почивающем современнике пытливое, мужественное начало. И делает он это, как и подобает сатирику, словом отрицания.

Но при всей резкой беспощадности щедринская сатира никогда не оставляет ощущения тупика, обезоруживающей горестной растерянности.

Его произведения — постоянная, исполненная едкого сарказма и проникновенного лиризма беседа с читателем, честная и доверительная, остроумная и мудрая…

Сказки Салтыкова-Щедрина забавны, полны иронии и сарказма, создавались в расчете на массового читателя (подобно поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо?», отсюда их фольклорная сказочная форма). Но весь могучий арсенал сатирических приемов Салтыкова-Щедрина поставлен в них на службу революционной агитации и пропаганде.

Сказки Салтыкова-Щедрина, на первый взгляд, бесхитростнее, очевиднее его же сатирических очерковых и романных творений. Более определенным, зримым контуром очерчена в них заветная авторская идея. И если говорить о близости их к фольклору, то параллель эта возможна лишь по самому общему, большому и принципиальному счету.

Актуальность работы: сказки Салтыкова-Щедрина широко известны во всём мире. Исследованием и изучением творчествам Салтыкова-Щедрина занимались многие литературоведы, сколько исследователей, столько и мнений по поводу своеобразий сказок писателя. Поэтому нашим заданием является изучение опыта известных литературоведов, проанализировать его и сделать определённые выводы.

При написании данной курсовой работы мы ставили перед собой такую ЦЕЛЬ:

— изучение жанрового своеобразия сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Данная цель предполагает решение следующих задач:

— дать определение понятиям «жанр», «сказка»;

— рассмотреть связь сказок Салтыкова-Щедрина с фольклорными традициями;

— выделить отличительные признаки сказок писателя.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА заключается в изучении жанрового своеобразия сказок Салтыкова-Щедрина, в попытке представить собственную версию между народными сказками и сказками Салтыкова-Щедрина.

СТРУКТУРА РАБОТЫ: введение, 3 раздела, выводы, 15 источников в списке использованной литературы.

ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ: школьное и вузовское преподавание литературы.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ: сопоставительный метод, метод системного анализа.

Жанр литературный (от фр. Gеnrе — род, вид) -это определение, прежде всего, имеет общее значение, объединяя собой всю литературную систематику, классификацию литературных произведений за разными типами их поэтической структуры.

Литературные жанры, сформировавшись вследствие длинного исторического развития словесного искусства, с незначительными изменениями переходят с одной эпохи в другую. Традиционные одинаковые жанровые формы могут быть использованы для произведений разного содержания, разного идейного направления.

Таким образом, каждый писатель вносит в свои произведения какие – то индивидуальные особенности в разработке того или иного жанра. Более того, каждое известное произведение имеет какую – то жанровую особенность, которая должна быть определена в историко-литературном исследовании. Именно в оригинальных произведениях известных мастеров и начинаются изменения жанровых форм.

Щедринские сказки чаще всего создаются в расчете на читателя, который прошел уже известную школу эзоповского иносказания, знаком с периодическими журнальными беседами писателя, с миром его понятий и представлений.

Есть в щедринских сказках приметы, действительно подтверждающие поиски сатириком нового адресата, говорящие о сознательном желании художника расширить свою аудиторию, о намерении привлечь к себе внимание новых читательских кругов.

Сказки Салтыкова-Щедрина, на первый взгляд, бесхитростнее, очевиднее его же сатирических очерковых и романных творений. Более определенным, зримым контуром очерчена в них заветная авторская идея. И если говорить о близости их к фольклору, то параллель эта возможна лишь по самому общему, большому и принципиальному счету.

Важно

Щедринские сказки, по единодушному мнению читателей и исследователей, явились своеобразным итогом, синтезом идейных исканий сатирика. О связи их с устной народнопоэтической традицией существует немало работ.

Отмечаются, в частности, все или почти все случаи употребления Салтыковым – Щедриным фольклорных элементов, традиционных зачинов («Жили да были»; «В некотором царстве, в некотором государстве»; «Жил-был газетчик, и жил-был читатель»), числительных с нечисловым значением («тридевятое царство», «из-за тридевять земель»), типичных присказок («ни пером описать, ни в сказке сказать», «по щучьему велению», «скоро сказка сказывается», «долго ли, коротко ли»), постоянных эпитетов и обычных фольклорных инверсий («сыта медовая», «пшено ярое», «храпы перекатистые», «звери лютые»), заимствованных из фольклора собственных имен (Милитриса Кирбитьевна, Иванушка-дурачок, царь Горох), свойственных народной поэзии синонимических сочетаний («путем-дорогою», «судили-рядили»), восходящих к фольклору идиоматических выражений («на бобах разводить», «ухом не ведешь», «бабушка надвое сказала»), устно-поэтической лексики, многочисленных пословиц и поговорок и т. д.

Устойчивые фольклорно-сказочные образы и детали сатирически осовремениваются Салтыковым-Щедриным не только в жанре сказки.

Не раз в щедринских очерках мелькают имена сказочных героев: Иванушки, Иванушки-дурачка, Ивана-царевича, Бабы-яги — костяной ноги. Имя одного из глуповских градоначальников Василиска Бородавкина означает сказочного «змия, взором убивающего». Многочисленные сказочные элементы встречаются в «Истории одного города», особенно в описании «происхождения глуповцев».

У Салтыкова-Щедрина раз найденные образы, детали, зарисовки часто не исчезали впоследствии, но использовались в других циклах. В исследовательской литературе систематизировано немало примеров подобной эволюции образов, в том числе и фольклорных, послуживших одним из первоимпульсов в создании сказок.

Сказки Салтыкова-Щедрина заметно отличаются от народных, и поиски параллелей, а тем более прямых сюжетных заимствований всякий раз оказывались несостоятельными.

Салтыков-Щедрин-сказочник использовал различные жанры народного творчества: сказки о животных, волшебные, сатирические, народный кукольный театр, лубочную картину, пословицы и поговорки.

Очевидно, что сказочный мир писателя не растворяется в народнопоэтической стихии, что «щедринская сказка самостоятельно возникала по типу фольклорных сказок, а последние способствовали ее формированию» [2;75].

«В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик, жил и на свет глядючи радовался» [4;143] — зачин, настраивающий на привычный сказочный лад, сразу же последующими строками нейтрализуется, и неопределенно-прошедшее фольклорное время переключается в щедринское настоящее: «И был тот помещик глупый, читал газету «Весть» и тело имел мягкое, белое и рассыпчатое»[4;145]. Помещичья тупость, выливающаяся в чтение махрово-крепостнической газеты «Весть», и помещичья дебелость- это и фарсово-комическое сближение в фольклорном духе, и социально-сатирическая характеристика. Дальше в комическом же ключе преподносится история совершено реальных отношений помещиков и крестьян после отмены крепостного права.

Совет

Глупый помещик полон страха, что мужики у него все добро «приедят». «Освобожденные» крестьяне «куда ни глянут — все нельзя, да не позволено, да не ваше!». Не стало житья мужику. Вконец отчаявшиеся крестьяне взмолились: «Господи! легче нам пропасть и с детьми малыми, нежели всю жизнь так маяться!» [4;149].

Следующая фраза очень важна в общем композиционном строе сказки: исполнилось желание мужиков, «услышал милостивый бог слезную молитву сиротскую, и не стало мужика на всем пространстве владений глупого помещика» [4;153].

С этих строк читатели становятся живыми свидетелями фантастического, сказочного «эксперимента», который предложен сатириком: что же могло бы статься с помещиком, если лишить его крестьян, оставить наедине с самим собой, на полном, так сказать, самообеспечений.

Разворачиваются комические сцены и диалоги, в которых исследуются все происходящие с глупым помещиком превращения: эпизоды с актером Садовским, с четырьмя генералами, с капитан-исправником.

Каждый из этих отрывков представляет собой как бы завершенный анекдотический сюжет, весь комизм которого раскрывается в общем контексте сказки.

Постепенно, от раза к разу, обнаруживаются все новые «готовности» помещика, которые в полной мере и силе проявляются в заключительной части (полное одичание, превращение в «человеко-медведя»).

Фантастические перемены случаются с щедринским героем: «Сморкаться уж он давно перестал, ходил же все больше на четвереньках и даже удивлялся, как он прежде не замечал, что такой способ прогулки есть самый приличный и самый удобный. Утратил даже способность произносить членораздельные звуки и усвоил себе какой-то особенный победный клич, среднее между свистом, шипеньем и рявканьем» [4;160].

Источник: http://MirZnanii.com/a/135215/zhanrovoe-svoeobrazie-skazok-me-saltykova-shchedrina

Жанровое своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина

Фольклорная сказка — виды, особенности жанра и поэтики

Изначально жанровое своеобразие фольклорной сказки — это :

  • одушевление сил природы,
  • фантастический элемент,
  • счастливый конец,
  • постановка вечных проблем,
  • положительные и отрицательные герои,
  • оптимизм,
  • образность,

а также поэтика фольклора:

  •  повтор, устойчивые обороты,
  • стандартные зачин и концовка,
  • сравнения, образы-символы,
  • параллелизм, постоянные эпитеты,
  • юмористический элемент.

Фольклорные сказки делятся на волшебные, бытовые, анекдотические, сказки о животных.

Своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина

Обращение к жанру сказку не только отвечало самому таланту Салтыкова-Щедрина, не только позволяла проходить рогатки царской цензуры, но и наиболее органично соответствовало задачам автора — открыто высказаться о тех социальных вопросах и проблемах, которые волновали самого писателя и его современников.

Герои и адресаты

По жанровой природе «Сказки» этого писателя представляют собой сплав сказки и басни. Свободная форма изложения, волшебные превращения, время и место действия («в некотором царстве», «некогда»), поэтика фольклора взяты писателем из жанра народной сказки.

Из басни пришли образы животных, за которыми скрывается характер определенного человека, его герои — самоотверженный заяц, орел-меценат, медведь на воеводстве, коняга, а также люди, которые тоже представлены обобщенно — дикий помещик, два генерала, мужик.

Читайте также:  Сочинение на тему хочу и надо (размышление) 7 класс

Адресат сказок, по определению самого автора,

то есть те, кто сохранил наивные иллюзии прекрасного юношества. Щедрин высмеивает таких людей, показывает им жестокую действительность.

Язык сказок Салтыкова-Щедрина — художественные приемы

Своеобразие его сказок — в тех приемах, которые использовал автор. Прежде всего, это прием эзопова языка — прием полунамеков, иносказания. Так, например, в сказке «Дикий помещик», которая начинается со слов

далее говорится, что этот помещик любил читать газету «Весть», саму реакционную газету того времени , что сразу определяет мировоззрение героя. Использует автор и приемы иронии сарказма (едкой, злой иронии). Так в той же сказке крестьяне говорят о помещике:

Обратите внимание

Использует писатель и прием гротеска (изображения в преувеличенно или преуменьшенно уродливо-комическое виде): портрет дикого помещика, оставшегося без крестьян:

Изображая человеческие типы под масками животных, Щедрин в то же время использует и стереотипы читательского восприятия (орел как царь птиц), вкладывая в них новое содержание. Так в сказке «Орел-меценат» писатель выступает против романтизации сильных мира сего, которые называют орлами. Восхищение хищниками опасно в любом человеческом обществе.

Темы сказок

Сказки в основном посвящены не вечным, а злободневным для писателя темам. В частности, писатель выступает против рабской покорности русского народа

против прекраснодушных интеллигентов

против хамства, грубости, невежества власть имущих

Сказки Салтыкова-Щедрина — вершина русской социальной сатиры второй половины ХIХ века. Эта сатира должна была призывать к действию против рабства и угнетения, против покорности рабов и деспотизма угнетателей, должна была формировать борцов с социальным устройством России.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Запись опубликована в рубрике Готовые сочинения. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Источник: http://velikayakultura.ru/gotovye-sochineniya/zhanrovoe-svoeobrazie-skazok-saltyikova-shhedrina

Особенности жанра сказки в творчестве М. Е. Салтыкова-Щедрина

Сказка — излюбленный жанр многих русских пи­сателей. К нему обращались А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. В. Гоголь и многие другие писа­тели. Взглянуть на жанр сказки по-новому позволяют произведения М. Е. Салтыкова-Щедрина.

К «Сказкам» Щедрин обратился на завершающем этапе своего творчества, подведя в них итог своих размышлений о российской действительности.

В эпоху жестокой правительственной реакции «Сказки» позволяли писателю в завуалированном виде критиковат существующие порядки. Кроме того, сказка, как всеми любимый жанр, открывала Щедрину пусть к массовому читателю.

В своих «Сказках» М. Е. Салтыков-Щедрн выступает прежде всего как писатель-сатирик. Он беспощадно бичует те явления современной ему жизни, которые всегда вызывали у него резкий протест.

Сказки вобрали в себя элементы сказки народной и литературной, элементы сказочной и реальной действительности, что вкупе с индивидуальным авторским стилем позволило им стать поистине оригинальными произведениями.

В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» мы встречаем множество традиционных сказочных оборотов: «жили были», «по щучьему велению, по моему хотению», «долго ли, коротко ли», «он там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало», «ни в сказке сказать, ни пером описать» и т.п. Однако в народных сказках эти выражения являются только лишь присказкой. У Салтыкова-Щедрина же они имеют иронический смысл. Так, выражение «сказано — сделано», примененное относительно генералов, заставляет улыбнуться, так как на самом деле генералы ни на какие решительные действия не способны. Концовка сказки («он там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало») также используется не случайно. Ведь мужику, так расстаравшемуся ради благополучия генералов, действительно, ничего не досталось.

«Сказки» Щедрина пнаписаны эзоповым языком. Однако читателю всегда удается «расшифровать» писательские иносказания, направленные против глу­пости, чванства, лености, невежества, покорности и многих других пороков.

В «Сказках» Салтыков-Щедрин широко использо­вал и такие приемы, как гротеск, гипербола, антитеза, аллегория. В «Ди­ком помещике» перед читателем предстает опустив­шийся богатый барин, который, оказавшись без слуг, превращается в совершенно дикое животное, поступ­ки которого, конечно, гиперболизированы.

Важно

Аллегоричен образ премудрого пескаря. Автор вы­смеивает жизнь обывателя, боящегося всех и вся. Ге­рой этой сказки постоянно сидит взаперти, боится лишний раз показаться из дому, с кем-нибудь загово­рить, завести знакомство. Он живет замкнутой, скуч­ной, жалкой жизнью.

Господствующий класс у М. Е. Салтыкова-Щедри­на во многих сказках представлен в образах хищни­ков. Мы видим невежественных медведей, злых и жестоких орлов, безграмотных львов и т. д. Однако в некоторых случаях сатирик делает довольно понят­ные намеки. Повествуя о Топтыгине, съевшем чижи­ка, он сравнивает: «… все равно, как если б кто кро­хотного гимназистика до самоубийства довел ».

Характерна интонация сказок. В них откровенно звучит авторская ирония. Но насмешке подвергаются не только угнетатели, но и их жертвы.

Так мужик из вышеупомянутой «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» с удовольствием высти­лает дно генеральской лодки лебяжьим пухом. М. Е.

Салтыков-Щедрин восхищается мастеровито-стью, умелостью, находчивостью простого русского мужика и в то же время не может не удивляться его вековому терпению.

В сказках Салтыкова — Щедрина нашли отраже­ние самые высокие писательские идеалы.

Состоя на чиновничьей службе, Щедрин отличался своей непод­купностью, честностью, жаждой справедливости, уважением к простому человеку и вниманием к его нуждам.

Эти качества сатирик искал во всех тех, кто по долгу службы обязан был стоять на защите благ че­ловека. Искали… не всегда находил. Но в этом случае перо писателя становилось беспощадным.

Источник: http://5litra.ru/soch/151-osobennosti-zhanra-skazki-v-tvorchestve-m-e-saltykova-schedrina.html

Сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина как сатирический жанр. Своеобразие поэтики сказок

Особое место в творчестве Салтыкова-Щедрина занимают сказки с их аллегорическими образами, в которых автор сумел сказать о русском обществе 60—80-х годов XIX века больше, чем историки тех лет.

Салтыков-Щедрин пишет эти сказки “для детей изрядного возраста”, то есть для взрослого читателя, по уму находящегося в состоянии ребенка, которому надо открыть глаза на жизнь.

Сказка по простоте своей формы доступна любому, даже неискушенному читателю, и поэтому особенно опасна для тех, кто в ней высмеивается.

Совет

Основная проблема сказок Щедрина — взаимоотношения эксплуататоров и эксплуатируемых. Писатель создал сатиру на царскую Россию. Перед читателем проходят образы правителей (“Медведь на воеводстве”, “Орел-меценат”), эксплуататоров и эксплуатируемых (“Дикий помещик”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), обывателей (“Премудрый пескарь”, “Вяленая вобла”).

К сказкам Салтыков-Щедрин обратился не только потому, что требовалось обходить цензуру, которая вынуждала писателя обращаться к эзопову языку, но и в целях просвещения народа в привычной и доступной для него форме.

а) По своей литературной форме и стилю сказки Салтыкова-Щедрина связаны с фольклорными традициями. В них мы встречаем традиционных сказочных персонажей: говорящих животных, рыб, Иванушку-дурачка и многих других.

Писатель использует характерные для народной сказки зачины, присказки, пословицы, языковые и композиционные троекратные повторы, просторечие и бытовую крестьянскую лексику, постоянные эпитеты, слова с уменьшительно- ласкательными суффиксами.

Как и в фольклорной сказке, у Салтыкова-Щедрина нет четких временных и пространственных рамок.

б) Но используя традиционные приемы, автор вполне намеренно отступает от традиции. Он вводит в повествование общественно-политическую лексику, канцелярские обороты, французские слова. На страницы его сказок попадают эпизоды современной общественной жизни. Так происходит смешение стилей, создающее комический эффект, и соединение сюжета с проблемами

современности.

Таким образом, обогатив сказку новыми сатирическими приемами, Салтыков- Щедрин превратил ее в орудие социально-политической сатиры.

Сказка «Дикий помещик» (1869) начинается как обычная сказка: «В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик…

» Но тут же в сказку входит элемент современной жизни: «И был тот помещик глупый, читал газету «Весть» — газету реакционно-крепостническую, и глупость помещика определяется его мировоззрением.

Обратите внимание

Отмена крепостного права вызвала у помещиков злобу к крестьянам. По сюжету сказки помещик обратился к Богу, чтобы тот забрал у него крестьян:

«Сократил он их так, что некуда носа высунуть: куда ни глянуть — все нельзя, да не позволено, да не ваше!» Используя эзопов язык, писатель рисует глупость помещиков, притесняющих своих же крестьян, за счет которых они и жили, имея «тело рыхлое, белое, рассыпчатое».

Не стало мужиков на всем пространстве владений глупого помещика: «Куда девался мужик — никто того не заметил». Щедрин намекает, где может быть мужик, но об этом читатель должен догадаться сам.

Первыми назвали помещика глупым сами крестьяне: «…хоть и глупый у них помещик, а разум ему дан большой». Ирония звучит в этих словах.

Далее трижды называют помещика глупым (прием троекратного повторения) представители других сословий: актер Садовский с «актерками», приглашенный в поместье: «Однако, брат, глупый ты помещик! Кто же тебе, глупому, умываться подает?»; генералы, которых он вместо «говядинки» угостил печатными пряниками и леденцами: «Однако, брат, глупый же ты помещик!»; и, наконец, капитан-исправник: «Глупый же вы, господин помещик!» Глупость помещика видна всем, так как «на базаре ни куска мяса, ни фунта хлеба купить нельзя», казна опустела, так как подати платить некому, «распространились в уезде грабежи, разбой и убийства». А глупый помещик стоит на своем, проявляет твердость, доказывает господам либералам свою непреклонность, как советует любимая газета «Весть».

Он предается несбыточным мечтам, что без помощи крестьян добьется процветания хозяйства. «Думает, какие он машины из Англии выпишет», чтоб холопского духу нисколько не было. «Думает, каких коров разведет». Его мечты нелепы, ведь он ничего самостоятельно сделать не может.

И только однажды задумался помещик: «Неужто он в самом деле дурак? Неужто та непреклонность, которую он так лелеял в душе своей, в переводе на обыкновенный язык означает только глупость и безумие?..» В дальнейшем развитии сюжета, показывая постепенное одичание и озверение помещика, Салтыков-Щедрин прибегает к гротеску. Сначала «оброс волосами…

Читайте также:  Тема судьбы в романе герой нашего времени лермонтова сочинение

ногти у него сделались, как железные… ходил все больше на четвереньках… Утратил даже способность произносить членораздельные звуки… Но хвоста еще неприобрел». Хищная натура его проявилась в том, как он охотился: «словно стрела, соскочит с дерева, вцепится в свою добычу, разорвет ее ногтями да так со всеми внутренностями, даже со шкурой, и съест».

На днях чуть капитана-исправника не задрал. Но тут окончательный приговор дикому помещику вынес его новый друг медведь: «…только, брат, ты напрасно мужика этого уничтожил!

— А почему так?

— А потому, что мужика этого есть не в пример способнее было, нежели вашего брата дворянина. И потому скажу тебе прямо: глупый ты помещик, хоть мне и друг!»

Важно

Так в сказке использован прием аллегории, где под маской животных выступают человеческие типы в их бесчеловечных отношениях. Этот элемент использован и в изображении крестьян.

Когда начальство решило «изловить» и «водворить» мужика, «как нарочно, в это время через губернский город летел отроившийся рой мужиков и осыпал всю базарную площадь».

Автор сравнивает крестьян с пчелами, показывая трудолюбие крестьян.

Когда крестьян вернули помещику, «в то же время на базаре появились и мука, и мясо, и живность всякая, а податей в один день поступило столько, что казначей, увидав такую груду денег, только всплеснул руками от удивления и вскрикнул:

— И откуда вы, шельмы, берете!!!» Сколько горькой иронии в этом восклицании! А помещика изловили, вымыли, постригли ему ногти, но он так ничего и не понял и ничему не научился, как и все правители, разоряющие крестьянство, обирающие тружеников и не понимающие, что это может обернуться крахом для них самих.

Значение сатирических сказок в том, что в небольшом по объему произведении писатель смог соединить лирическое, эпическое и сатирическое начала и предельно остро выразить свою точку зрения на пороки класса власть имущих и на важнейшую проблему эпохи — проблему судьбы русского народа.

В 1883 г. появился знаменитый «Премудрый пескарь», ставший за минувшие сто с лишним лет хрестоматийной сказкой Щедрина. Сюжет этой сказки известен каждому: жил-был пескарь, который поначалу ничем не отличался от себе подобных.

Но, трус по характеру, решил он всю жизнь прожить, не высовываясь, в своей норе, вздрагивая от каждого шороха, от каждой тени, мелькнувшей рядом с его норой. Так и жизнь прошла мимо – ни семьи, ни детей. Так и исчез – то ли сам, то ли щука какая заглотнула.

Только перед смертью задумывается пескарь о прожитой жизни: « Кому он помог? Кого пожалел, что он вообще сделал в жизни хорошего? – Жил – дрожал и умирал – дрожал». Только перед смертью осознает обыватель, что никому-то он не нужен, никто его не знает и о нем не вспомнит. Но это – сюжет, внешняя сторона сказки, то, что на поверхности.

А подтекст карикатурного изображения Щедриным в этой сказке нравов современной мещанской России хорошо объяснил художник А.Каневский, делавший иллюстрации к сказке «Премудрый пескарь»: «….всякому понятно, что Щедрин говорит не о рыбе. Пескарь – трусливый обыватель, дрожащий за собственную шкуру.

Совет

Он человек, но и пескарь, в эту форму облек его писатель, и я, художник, должен ее сохранить. Задача моя – сочетать образ запуганного обывателя и пескаря, совместить рыбьи и человеческие свойства. Очень трудно «осмыслить» рыбу, дать ей позу, движение, жест. Как отобразить на рыбьем «лице»навеки застывший страх? Фигурка пескаря-чиновника доставила мне немало хлопот….».

3. И.А. Бунин о судьбах русского крестьянства. «Деревня», «Веселый двор», «Захар Воробьев». Особенности реализма писателя (на примере одного из произведений).

Разрушительный жизненный уклад не принимал писатель. Нравственные ценности он находил в глубинах души, сохранившей природой данные человеку устремления.

Этот светлый мотив — суть многих рассказов: «Веселый двор» (1911), «Захар Воробьев» (1912), «Худая трава» (1913), «Лирник Родион» (1913).

Внутренний облик героя раскрыт здесь в локальной временной ситуации — недолго, но ярко горит огонь духовной красоты. А внешняя, растлевающая среда дана экономно и отстранение от личности.

Социальные диссонансы отнюдь не затушевываются. Но на преходящее автор смотрит с позиций высшего назначения людей — их появления на свет во имя того, чтобы взрастить новую жизнь на земле. Те, кто в презрении к эгоистическим, меркантильным поползновениям излучают тепло, любовь на этом пути,— дороги писателю.

Таковы, по его мнению, перспективы мира, спасение от страшной инерции распада. Бунин не идеализирует своих героев. Снова слышна знакомая бунинская мысль: прикоснуться к Прекрасному можно, лишь преодолев привычно ограниченные интересы. В «Худой траве» и других рассказах 1910-х гг.

утонченные душевные состояния свойственны тем, кто проживает обычную судьбу. Разными средствами писатель подчеркивает этот момент. В повествовании усилено впечатление достоверности происходящего ссылкой на «реальное» место действия, нередко — на мнение «старожилов». Таковы зачины «Веселого двора» и «Захара Воробьева».

Тонко мотивируются переходы от события к его осмыслению героем, от раздумий о предназначении человека к бытовым сценам. Сложные психологические процессы свободно включены в течение повседневного существования. Да и сами эти процессы, при всей своей глубине и значительности, берут начало от простейших переживаний.

Обратите внимание

Потому столь выразительной становится художественная коллизия рассказов — подведение персонажем своих жизненных итогов. Конкретность воссозданного мира может увести внимание от подлинных поисков писателя. Нередко так и случается. Бунин верил, что «Захар Воробьев» защитит его от нападок критики, приписавшей автору «Деревни» барское отношение к народу.

А в этом рассказе находят лишь несвершенную мечту Захара о подвиге да унизительную его смерть от чрезмерного количества выпитой водки. Содержание произведения несравненно богаче и трагичнее.

Захар Воробьев постоянно ищет теплых, доверительных контактов с человеком. Сначала пытается обрести собеседника, который выслушает и поймет его. Но разговоры со случайными встречными венчаются полным и тупым равнодушием к нему. К людям идет он в село Жилое (ироничное название), а там — «было мертвенно тихо. Нигде ни единой души».

Захар хочет сотрясти «мелкий народишко, спрятанный по избам». В небольшом рассказе «Веселый двор» — история двух жизней и двух смертей: старухи крестьянки Анисьи и ее сына Егора. Анисья умирает в прямом смысле от голода: для нее не нашлось даже хлебной корки (ее двор назван соседями «веселым» в насмешку над нищенским, непутевым существованием).

Егор, «пустоболт», давно бросивший родительский дом, «не признающий ни семью, ни собственности, ни родины», кончает свои бессмысленные скитания самоубийством. Кроткая выносливость матери поднимается до самоотвержен ности во имя заблудшего Егора.

В момент своей голодной смерти (бродячая, полуодичавшая собака признает несчастную женщину «за ровню»!) Анисья «до дрожи в руках и ногах» жаждет «сладкого счастья» — начать «новую полосу» «существования на белом свете». В чувствах умирающей нет и следа самоуспокоения и отрешенности. Все отдано страстному стремлению «видеть утро, любить сына, идти к нему».

Состояние Егора противоречиво, по-прежнему ему свойственно глупое самомнение, а рядом растет мучительное недоумение, «глухое раздражение» против всех и вся. Егор переживает «два ряда чувств и мыслей: один обыденный, простой, а другой — тревожный, болезненный», вынуждающий «думать что-то такое, что не поддавалось работе ума».

Непреодолимая раздвоенность, заставляющая завидовать немыслящим птицам, остро-драматично разрешается со смертью Анисьи. Егор теперь теряет все связи с миром: «И земля — вся земля — как будто опустела».

Важно

Автор пользуется «рентгеновским лучом», высвечивая глубинное течение внутренней жизни. Композиция рассказов, смена и деталировка эпизодов — все выражает избранный подход. Пожалуй, ярче всего он проступает в речевой стихии повествователя и персонажей.

Производные от тех или иных опорных понятий выражения, настойчиво повторяясь, сразу определяют ведущую мелодию произведения. В «Худой траве», скажем, целая россыпь слов-»знаков» нелегкой мысли: «знания», «способности умственные», «думать что-то свое», «бедные воспоминания», «ничего не знаю», «незнамо, зачем жил» и пр.

Этот поток, конечно, не единственный, навстречу ему идет другой, передающий ощущения красоты, любви. Смысловая сгущенность текста достигается этими средствами.

Ряд произведений Бунина посвящен разо­ряющейся деревне, в которой правят голод и смерть. Идеал писатель ищет в патри­архальном прошлом с его старосветским благополучием.

Запустение и вырождение дворянских гнезд, нравственное и духовное оскудение их хозяев вызывают у Бунина чув­ство грусти и сожаления об ушедшей гармо­нии патриархального мира, об исчезнове­нии целых сословий («Антоновские ябло­ки»).

Во многих рассказах 1890—1900 годов появляются образы «новых» людей. Эти рассказы проникнуты предчувствием близ­ких тревожных перемен,

В начале 1900-х годов лирический стиль ранней прозы Бунина меняется. В рассказе «Деревня» (1911) отражены драматические раздумья писателя о России, о ее будущем, о судьбах народа, о русском характере. Бунин обнаруживает пессимистический взгляд на перспективы народной жизни..

. Критика отмечала достоинства языка Бунина, его искусство «поднимать в мир поэзии будничные явления жизни». «Низких» тем для писателя не существовало. Рецензент журнала «Вестник Европы» писал: «В отношении живописной точности г. Бунин не имеет соперников среди русских поэтов».

Читайте также:  Сочинение по картине рылова полевая рябинка 2, 5 класс описание

Чувство Родины, языка, истории у него было огромно. Одним из источников его творчест­ва была народная речь.

Прозу Бунина мно­гие критики сравнивали с произведениями Толстого и Достоевского, отмечая при этом, что в реализм прошлого века он привнес но­вые черты и новые краски, обогатив его чер­тами импрессионизма.

Билет 34.



Источник: https://infopedia.su/7x84e0.html

Проблематика и художественное своеобразие сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина

Его преследуют хулы:
Он ловит звуки одобренья
Не в сладком ропоте хвалы,
А в диких криках озлобленья.
И веря и не веря вновь
Мечте высокого призванья,
Он проповедует любовь
Враждебным словом отрицанья…Н.А.НекрасовТема цикла сказок (1869 — 1886) М.Е.

Салтыкова-Щедрина -иносказательное (в форме сказок) изображение современной автору российской действительности. Идея цикла, с одной стороны, разоблачение всей государственной системы самодержавия и показ несостоятельности главных основ общества — семьи, собственности, официальной народности, а с другой стороны, признание созидательной силы народа.

Одновременно в сказках звучат грустные размышления автора о народной покорности и долготерпении, авторское сочувствие народу в его бесправном положении. Таким образом, Салтыков-Щедрин затронул в своих сказках не частные, а фундаментальные общественные проблемы.

Совет

В этом проявился мудрый талант писателя, который утверждал, что «все великие писатели и мыслители потому и были велики, что об основах говорили». Гуманизм, непримиримость к насилию, поиски социальной справедливости — вот главный идейный пафос сказок.Салтыков-Щедрин написал тридцать две сказки.

По идейному содержанию все сказки условно можно разделить на четыре группы. Первую группу составляют сказки, в которых разоблачается самодержавие и дворянское государство: «Дикий помещик», «Медведь на воеводстве», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил».

В этих произведениях подчёркивается мысль, что дворянское государство основано на труде простого мужика. Генералы, которые чудесным образом оказались на необитаемом острове, умирали с голода, хотя в речке кишмя кишела рыба, ветки деревьев ломились от плодов и т.д.

Дикий помещик, оставшись в своём имении без крестьян, очень обрадовался: сначала съел все пряники из буфета, затем всё варенье из кладовой, потом перешёл на подножный корм, а в конце одичал до того, что стал бегать на четвереньках и оброс шерстью.

В сказке «Медведь на воеводстве» знатные лесные воеводы Топтыгины мечтали прославиться, устраивая кровопролития и неутомимо борясь с «внутренними супостатами».Ко второй группе сказок можно отнести те, в которых показывается забитый, покорный, но трудолюбивый и добродушный русский народ: «Коняга», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил».

(Поскольку в сказке «Повесть о том, как…» рассматривается несколько общественных проблем, постольку она может быть помещена в разные тематические группы.) В сказке «Коняга» изображается крестьянская лошадь с разбитыми ногами, с выпирающими рёбрами, которая пашет вместе с крестьянином землю и кормит сытых и гладких «пустоплясов».

Они же гордо и презрительно поглядывают на Конягу, как будто не понимают, что именно благодаря ему они могут весело гарцевать и красиво философствовать. В сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» генералы, пропадая с голоду на необитаемом острове, молились только об одном: чтобы Бог послал им мужика. И Бог сжалился над ними — ниспосланный мужик оказался и рыбаком, и охотником, и мастером на все руки, потому что даже изловчился варить суп в пригоршне. Мужик кроме рукомесла обладал другим важным достоинством: был покорен воле господ до того, что сам свил верёвку, которой они его и связывали на ночь, чтоб не убежал.

В третью группу входят сказки, где Салтыков-Щедрин высмеивает русских либералов: «Карась-идеалист», «Премудрый пескарь» (встречается и другое написание заглавия этой сказки — «Премудрый пискарь»). Писатель сатирически изображает прекраснодушных либералов, которые уверены, что зло в мире можно исправить красивыми словами.

Карась-идеалист серьёзно проповедует мир между щуками и карасями, призывая хищников перейти на травяную пищу. Кончается эта проповедь тем, что болтливого идеалиста проглатывает щука, причём машинально: её поразила нелепость разглагольствований маленького карася.

Обратите внимание

Однако и другая жизненная позиция высмеивается автором — позиция премудрого пескаря. Цель его жизни заключалась в том, чтобы выжить любой ценой. В результате этому мудрецу удалось дожить до старости, но, постоянно прячась в своей норке, он ослеп, оглох, больше походил на морскую губку, чем на живую, шуструю рыбёшку.

Стоило ли сохранять во что бы то ни стало свою жизнь, если она долгие годы была по сути прозябанием, бессмысленным существованием?

В последнюю группу можно объединить сказки, которые изображают мораль современного общества: «Пропала совесть», «Дурак». Главного героя последней сказки все окружающие называют вполне по-сказочному — Иванушка-дурачок: он бросается в воду, чтобы спасти утопающего ребёнка; играет с Лёвкой, которого все кругом бьют и ругают; отдаёт нищему все деньги, имеющиеся в доме, и т.д.

Ирония Салтыкова-Щедрина заключается в том, что нормальные человеческие поступки Иванушки воспринимаются окружающими как дурацкие. Это свидетельствует о том, что само общество крайне испорчено.Салтыков-Щедрин создал в русской литературе особый жанр — литературную сатирическую сказку, в которой традиционная сказочная фантастика сочетается с реалистической, злободневной политической сатирой.

По незатейливому сюжету эти сказки близки к народным. Писатель использует приёмы из поэтики фольклорной сказки: традиционный зачин (жил-был), присказки (по щучьему велению, не в сказке сказать), прозрачную мораль, которую легко понять из содержания. Вместе с тем сказки Салтыкова-Щедрина существенно отличаются от народных.

Сатирик не подражал фольклорным сказкам, а на их основе свободно творил собственные, авторские. Пользуясь привычными фольклорными образами, писатель наполнял их новым (социально-политическим) смыслом, удачно придумывал новые -выразительные образы (премудрый пескарь, карась-идеалист, вяленая вобла).

Фольклорные сказки (волшебные, бытовые, зоологические) выражают обычно общечеловеческую мораль, показывают борьбу добрых и злых сил, обязательную победу положительных героев благодаря их честности, доброте, уму — Салтыков-Щедрин пишет политические сказки, наполненные актуальным для своего времени содержанием.

В щедринских сказках противостоят друг другу не добро и зло, а две социальные силы — народ и его эксплуататоры. Народ выступает под масками добрых и беззащитных животных, а часто и без маски — просто как мужик. Эксплуататоры представлены в образах хищников или просто как помещики, генералы и т.п. В таких сказках преимущественное внимание уделяется не личной, а социальной психологии персонажей.

Важно

Писатель сознательно избегает «портретности» героев, но создаёт типы, то есть сатирически высмеивает не отдельных лиц, а целые слои общества (высших лиц государства, тупых чинов полиции, трусливую интеллигенцию, беспринципных политиков и т.д.).

Фантастика Салтыкова-Щедрина реальна, так как не искажает жизненных явлений; перенесение человеческих черт (психологических и социальных) на животный мир создаёт комический эффект, обнажает нелепость существующей действительности.

Например, в сказке «Медведь на воеводстве» автор заявляет, что крупные и серьёзные злодейства заносятся на скрижали истории, а все Топтыгины хотели «попасть на скрижали». Такие рассуждения сразу дают понять, что речь идёт не о медведях, а о людях.Сочиняя свои сказки, Салтыков-Щедрин учитывал, конечно, художественный опыт И.А.

Крылова и позаимствовал через отечественного баснописца «эзопов язык» и русские зоологические маски, а также использовал приёмы литературной сатирической сказки Западной Европы (например, «Сказка о Лисе»). При этом в щедринских сказках отразился весьма оригинальный художественный мир образов и картин русской жизни последней трети XIX века.

В заключение следует отметить, что литературный талант Салтыкова-Щедрина проявился в сатире, то есть в изображении и беспощадном высмеивании общественных и человеческих пороков. Хотя судьба сатирика трудна, а труд его неблагодарен (об этом писал Н.В.Гоголь в авторском отступлении из поэмы «Мёртвые души», гл.

7), Салтыков-Щедрин считал, что в современных российских условиях стыдно уходить от реальных проблем и «Красу долин, небес и моря И ласку милой воспевать…» (Н.А.Некрасов «Поэт и гражданин»), Однако, чтобы разоблачать негативные стороны жизни, необходим идеал, во имя которого высмеиваются пороки и недостатки.

Произведения Салтыкова-Щедрина заключают в себе не только суровые, безрадостные картины современной действительности (реальность), но и любовь к России, веру в её будущее (идеал).

Смех писателя-сатирика беспощаден, но одновременно этот смех приносит оптимистическое чувство моральной победы над злом: «Ничто так не обескураживает порока, как сознание, что он угадан и что по его поводу уже раздался смех», — заявлял автор.

Салтыков-Щедрин создал новый жанр в русской литературе -политическую сатирическую сказку «для детей изрядного возраста». Сказки, написанные преимущественно в последние годы жизни писателя, содержат проблемы и образы предшествующего творчества сатирика. Следовательно, они являются для Салтыкова-Щедрина своеобразным итогом писательской деятельности. В сказках отразилась характерная особенность творческой манеры автора — соединение художественного начала и злободневной публицистики, недаром писатель называл себя «историком современности», «летописцем минуты». В сказках в непосредственном и резком столкновении действуют представители антагонистических классов: мужик и генералы, мужики и дикий помещик, «лесные мужики» и воеводы Топтыгины, карась и щука, Коняга и пустоплясы. Цикл сказок Салтыкова-Щедрина — это как бы «социальный портрет российского общества», с точки зрения автора.

Совет

В сказках Салтыков-Щедрин продемонстрировал: блестящее искусство сатиры и «открытой» иронии; приёмы гиперболы, сказочной фантастики и аллегории; мастерство при создании ярких, запоминающихся образов-символов; вкус к выразительному, лаконичному литературному языку — одним словом, художественное совершенство.

Источник: http://lit-helper.com/p_problematika_i_hudojestvennoe_svoeobrazie_skazok_m_e__saltikova-shedrina

Ссылка на основную публикацию