Анализ баллады людмила жуковского 9 класс

Анализ баллады «Людмила» Жуковского В.А

Когда Жуковский приступал к работе над «Людмилой» — самой первой своей балладой, в русской поэзии уже было написано несколько произведений этого жанра. Однако все они скорее относились к области поэтического эксперимента; их авторы словно говорили себе: в других жанрах я сочинять умею, дай-ка попробую еще и в этом. Жуковский подошел к работе в новом жанре совсем иначе.

Он много читал, думал, готовился — и потому результат оказался столь значительным.За основу он взял одну из самых знаменитых эталонных европейских баллад, «Ленору», немецкого поэта эпохи «бури и натиска» Г. А. Бюргера. Участники этого литературного движения в Германии 1770—1780-х годов (среди них — выдающийся собиратель немецкой народной поэзии И. Г. Гердер, поэты И. В. Гёте и Ф.

Шиллер) боролись с классицизмом, стремились изображать сильные человеческие страсти, изучали немецкий фольклор. Ho их еще нельзя было назвать полноценными романтиками: они не задавали человечеству заведомо неразрешимых вопросов, не упивались собственным разочарованием в жизни.

И Жуковский, находившийся у истоков русского романтизма, не случайно опирался на предромантиков — Грея, Бюргера, Шиллера.Немецкая народная поэзия знала множество так называемых страшных легенд о женитьбе мертвеца на живой девушке.

Обратите внимание

Нарождающийся романтизм с его презрением ко всему слишком нормальному, чересчур разумному и приглаженному охотно воспользовался этими колоритными (и весьма жутковатыми!) сюжетами. Помимо всего прочего, это давало немецким поэтам-предромантикам и ранним романтикам возможность заново пережить всю силу национальной культурной традиции, оценить ее «дикий», но предельно выразительный колорит.

Перед Жуковским стояла совсем иная задача. Он вовсе не собирался вышивать чисто русские узоры по немецкой канве. Тем более что русская народная поэзия страшных баллад попросту не знала. (Подобными сюжетами ведала русская волшебная сказка, другие фольклорные жанры.) Он намеревался лишь русифицировать чужеземную историю. То есть придать ей чисто внешние черты «русскости».

Поэт заменил имя героини (вместо Леноры — славянское имя Людмила), перенес место действия в славянские земли, предпочел эпоху средневековых ливонских войн эпохе австро-прусской войны 1741—1748 годов, воссозданной у Бюргера.А сами события его баллады разворачивались словно бы вне времени и пространства, на фоне вечности.

Все исторические детали напоминали скорее театральные декорации, которые можно в любую минуту поменять. Недаром события других, более поздних баллад Жуковского будут происходить где угодно и когда угодно: в античной Греции и в средневековой Европе.

Это никакого значения не имеет; на первом плане неизменно оказываются злоключения героев и непреходящие темы: судьба, любовь, страсть, смерть, страх, надежда, ропот, гибель, спасение.Юная Людмила тоскует по жениху, ушедшему на войну; не найдя его в числе вернувшихся с поля брани, бросает вызов Провидению, ропщет на Бога:

…«Милый друг, всему конец;Что прошло — невозвратимо;Небо к нам неумолимо;Царь небесный нас забыл…Мне ль он счастья не сулил?Где ж обетов исполненье?Где святое Провиденье?Нет, немилостив Творец;

Все прости; всему конец».

Этот бунт против судьбы, явное или скрытое богоборчество станет постоянным, сквозным мотивом многих баллад Жуковского. Человек отвергает свою судьбу, а судьба все равно настигает его, только в еще более страшном образе.

Олицетворением судьбы предстает в «Людмиле» ночной всадник, что под видом жениха является героине и увозит ее на кладбище. Рифма «Людмила» — «могила» полностью оправдывает себя: героиня, возроптавшая на Бога, гибнет. Опровергнуты ее слова, произнесенные в начале баллады в ответ на утешение матери: «Что, родная, муки ада? / .

.. / С милым вместе — всюду рай». He всюду… Ho необычайно характерна сама готовность героев баллады оперировать лишь предельно высокими понятиями, соотнося свои беды с адом, а свои радости — с раем.И тем не менее мы читаем и перечитываем все эти ужасы и не испытываем безысходного страха.

У нас захватывает дух, но одновременно мы ощущаем какой-то эмоциональный подъем, как будто не проваливаемся вместе с героями в бездну, а просто несемся на санях с крутой снежной горки.Какими же художественными средствами добивается поэт такого эффекта? Давайте внимательно перечитаем некоторые строфы баллады.

Важно

А затем для контраста рассмотрим несколько эпизодов из баллады Павла Катенина «Ольга», которая была написана в 1816 году в пику Жуковскому. Ho сначала — еще одна цитата из «Людмилы» .

«Где ты, милый? Что с тобою?С чужеземною красою,Знать, в далекой сторонеИзменил, неверный, мне;Иль безвременно могилаСветлый взор твой угасила».Так Людмила, приуныв,К персям очи преклонив,На распутии вздыхала.«Возвратится ль он, — мечтала, —Из далеких, чуждых стран

С грозной ратию славян»?

Какое ощущение остается у читателя от этой строфы? Ощущение яркого славянского колорита и в то же самое время — предельной неконкретности всех описаний. Краса — чужеземная. Ho что это за чужая земля? О том не сказано. Сторона — далекая. Ho какая именно? Неведомо. Взор — светлый. Ho значит ли это, что у возлюбленного светлые глаза? Непонятно.

В предпоследней строке вновь повторено: «Из далеких, чуждых стран». И опять ни слова о том, из каких… Для Жуковского главное — чтобы слова производили общее впечатление древности, напоминали о седой старине (какой именно, неважно).

Поэтому появляются в балладе абстрактные, вневременные поэтизмы: «К персям очи преклонив», мнимые историзмы: «С грозной ратию славян…

»Столь же расплывчаты описания второй строфы, если судить о них не с поэтической, а с сугубо «исторической» точки зрения:

Пыль туманит отдаленье;Светит ратных ополченье;Топот, ржание коней;Трубный треск и стук мечей;Прахом панцири покрыты;Шлемы лаврами обвиты;Близко, близко ратных строй;Мчатся шумною толпойЖены, чада, обрученны…

«Возвратились незабвенны!..»

И здесь цель поэта та же — создать самое общее впечатление «времен минувших».И вот теперь самое время посмотреть, как эту же тему развивает поэт, бросивший Жуковскому «балладный» вызов.

Прочтем первую строфу баллады Катенина:

Ольгу сон встревожил слезный,Смутный ряд мечтаний злых:«Изменил ли, друг любезный?Или нет тебя в живых?»Войск деля Петровых славу,С ним ушел он под Полтаву;И не пишет ни двух слов:

Все ли жив он и здоров.

Заменено не только имя героини, которое звучит резче, чем напевное, мягкое имя Людмила. Переменилось и место действия — события разворачиваются не в условном пространстве легендарного прошлого, а во вполне определенную историческую эпоху, во времена Полтавской битвы.

Расплывчатые, туманные эпитеты Жуковского уступили место очень определенным, эмоциональным: сон — слезный, ряд злых мечтаний — смутный.

Свободную от противоречий поэтическую речь автора «Людмилы» потеснила грубовато-выразительная стилистика с элементами разговорности («И не пишет ни двух слов: / Все ли жив он и здоров»). То же самое происходит со стихотворным ритмом.

Совет

Вы, конечно, помните, что из-за подвижности ударений в русском языке невозможно соблюсти идеальную метрическую схему без ущерба для смысла и для естественности высказывания. Поэтому у каждого стихотворения есть свой неповторимый ритмический рисунок. Посмотрим под этим углом на «Людмилу» и «Ольгу».

Жуковский и Катенин используют один и тот же стихотворный размер: четырехстопный хорей. Ho в «Людмиле» при этом слова не громоздятся друг на друга, звучание ритма словно бы слегка растягивается: «Пыль туманит отдаленье; / Светит ратных ополченье; / Топот, ржание коней…» (u'u|u'u|uu|u'u).

Подряд идут три строки, состоящие из трех слов каждая. А если Жуковскому нужно «втиснуть» в стихотворную строчку большой словесный массив, он прибегает к разным ухищрениям, даже к помощи звукописи, чтобы сгладить впечатление некоторой тяжеловесности. Вот посмотрите, как он это делает.

Где ты, милый? Что с тобою? (u'u|u'u|u'u|u'u)

Во-первых, и «где», и «что» — слова несколько несамостоятельные. Как маленькие дети тянутся к родителям, так и они тянутся к другим, более весомым, самостоятельным словам, почти сливаются с ними в общую звуковую группу.

Их можно было бы (конечно, нарушая все нормы правописания!) записать так: «где-ты», «чтостобою». А слово «милый», в котором нет труднопроизносимых звуков, словно наполняет своей музыкальностью всю строку. И так происходит постоянно.

Катенин, напротив, делает все от него зависящее, чтобы разрушить усыпляющую гармонию стиха.

Ведь он говорит о тревоге, об ужасе, о грядущей смерти — разве здесь уместна баюкающая ритмика Жуковского? Обратите внимание, как часто использует он короткие, подчеркнуто «рубленые» слова, скрежещущую и шипящую звукопись:

Рвет, припав к сырой земле,
Черны кудри на челе…

Одни сплошные «р», «т», «ч».

Попробуйте произнести все эти звуки быстро, как того требует стихотворный ритм, — что у вас получится? Естественно, что при этом Катенин сознательно строит строки из коротких слов, чтобы стих звучал отрывисто, как хрип коня, несущего всадников к смерти.

Обратите внимание

Разумеется, Жуковский не мог и не хотел выдерживать всю балладу в одной-единственной тональности.

Когда он описывает скачку, ритм становится завораживающе-мерным, и при этом неспокойным; мелодика меняется, словно предчувствие беды передается звукам поэтической речи:

Мчатся всадник и Людмила.Робко дева обхватилаДруга нежною рукой,Прислонясь к нему главой.Скоком, летом по долинам,По буграм и по равнинам;Пышет конь, земля дрожит;Брызжут искры от копыт;Пыль катится вслед клубами;Скачут мимо них рядамиРвы, поля, бугры, кусты;

С громом зыблются мосты.

Ho все познается в сравнении. Прочитав после Жуковского строфу из катенинской баллады, мы сразу ощущаем, насколько жестче ее звукопись, насколько непреклоннее ее ритм. Конь в «Людмиле» словно летит по воздуху, сквозь миры, а конь в «Ольге» скачет по кочкам, колдобинам, выемкам заколдованного балладного леса:

Ольга встала, вышла, селаНа коня за женихом;Обвила ему вкруг телаРуки белые кольцом.Мчатся всадник и девица,Как стрела, как пращ, как птица;Конь бежит, земля дрожит,

Искры бьют из-под копыт.

Перечитайте несколько раз первую строку. Три глагола подряд! Все внимание поэта (а значит, и читателя) сосредоточено на действии, детали не важны.

Катенину настолько хочется во всем переспорить Жуковского, что он «цепляется» даже к излюбленному слову своего предшественника. В «Людмиле» несколько раз повторяется восклицание «Чу!».

Оно передает волшебную атмосферу, ожидание чего-то чудесного и страшного, лирическое напряжение поэта. (Позже «Чу» даже станет игровым именем одного из арзамасцев.) Ho для Катенина это слишком «воздушное», слишком невесомое, в прямом смысле бескорневое слово.

Оно никак не может его устроить. И потому Катенин добавляет всего один звук, одну букву — и полностью меняет природу знаменитого балладного восклицания:

«Конь мой! петухи пропели;
Чур! заря чтоб не взошла…»

«Чур» — это не просто эмоциональное восклицание, не междометие. Это слово напоминает о славянском заклинании «Чур меня!». (То есть «пращур, спаси меня от напасти темных сил».) На место слова с размытым значением ставится слово с очень конкретным национально-историческим содержанием.Ho, может быть, главным пунктом стихотворного спора между Катениным и Жуковским является финальное описание духов, сгрудившихся вокруг героев баллады? Вот как описывает этих духов Жуковский:

Читайте также:  Анализ произведения журавлиный крик быкова

Слышат шорох тихих теней:В час полуночных видений,В дыме облака, толпой,Прах оставя гробовойС поздним месяца восходом,Легким, светлым хороводомВ цепь воздушную свились;Вот за ними понеслись;Вот поют воздушны лики:Будто в листьях повиликиВьется легкий ветерок;

Будто плещет ручеек.

Невозможно сказать с полной определенностью, какие это духи — злобные или добрые, от ада они или от рая. Хор их скорее светел; звукопись, которая сопровождает рассказ о них, скорее легкая, ускользающая («ш», «х», «с»), чем пугающая и опасная.

Эти «поющие» голоса похожи на хор из античной трагедии, который объявляет волю богов, напоминает о неумолимом роке, о всесилии той самой судьбы, которая раз и навсегда станет главной и единственной темой русской баллады.А что же Катенин? Он хочет встревожить читателя, как следует напугать его.

И потому никаких «воздушных миров» в его «Ольге» нет и быть не может.

Больше того, описывая страшных «спутников» своей героини, он впервые в русской поэзии употребляет грубое слово «сволочь», которое в XIX веке означало «сброд»:

Казни столп; над ним за тучейБрезжит трепетно луна;Чьей-то сволочи летучейПляска вкруг его видна…Сволочь с песнью заунывнойПонеслась за седоком,Словно вихорь бы порывный

Зашумел в бору сыром…

Ho вот что интересно. Катенин твердо рассчитывал на то, что в русской поэзии навсегда останется только одно переложение Бюргеровой «Леноры». Естественно, его, Катенина, а значит, и русский романтизм примет те формы, нарядится в те одежды, которые предложат поэты катенинской школы. Формы, напрямую связанные с чисто национальными традициями, полные народного колорита, чуть «заземленные» (но не приземленные!). Тогда русский романтизм станет настоящим продолжением «бури и натиска», сумеет выразить кипение страстей, обострит все романтические конфликты до трагического предела. А путь, который предлагал русскому романтизму Жуковский, зайдет в тупик.

Важно

Ho вышло иначе. В большой русской поэзии остались обе баллады — и Катенина, и Жуковского. Страшноватая энергия одного и зачарованная музыка другого звучат с одинаковой силой. Просто на разный лад.

И грозный всадник из баллады Катенина, окруженный тьмой «сволочи летучей», и ночной жених из баллады Жуковского, овеянный «светлым хором» невидимых духов, несутся не врозь, а параллельно один другому…

Источник: http://lit-helper.com/p_analiz_balladi_lyudmila_jukovskogo_v_a

Анализ баллады «Людмила» Жуковского | Инфошкола

Первыми балладами Жуковского были баллады русские, отражавшие его искания в области создания русского народно-национального колорита, — «Людмила» (1808) и «Светлана» (1812-1813). Оба этих произведения написаны по мотивам одного и того же источника — баллады немецкого поэта Готфрида Бюргера «Ленора» Lenoге», 1773).

Выступая как переводчик, Жуковский зачастую, и особенно в балладах, не столько переводил, сколько переинтерпретировал иноязычный оригинал, свободно его варьируя, сочетая с индивидуальными авторскими компонентами, преобразуя чужую поэтику в свою.

В данном случае он ещё и русифицировал исторические подробности и всю внешнюю обстановку германского источника, дал персонажам славянские имена.

Бюргеровская «Ленора», а вслед за ней и «Людмила» Жуковского представляли собой поэтическую обработку широко распространённого у разных народов (в том числе и славянских) мифологического сюжета, именуемого в фольклористике «свадьба с мертвецом».

Девушка ожидает с войны своего возлюбленного. Возвращается войско (в «Леноре» имеется в виду австро-прусская война середины XVIII века, в «Людмиле» создаётся декоративный фон условного русского Средневековья и содержатся исторические приметы Ливонских войн рубежа XVI-XVII веков), счастливые селянки встречают мужей и женихов, но жениха героини среди возвратившихся воинов нет.

Она жестоко ропщет на судьбу и на Бога, и ропот её оказывается услышан. В полночь — а это, по народным поверьям, час встречи света и тьмы, земного и потустороннего, божественного и демонического — на её крыльце раздаётся звук шагов, звенит дверное кольцо и — входит жених.

Героиня радостно встречает его, жених же, мертвенно бледный, а у Жуковского ещё и «унылый» (краски элегического психологизма сохраняются у поэта и в балладах), зовет её поехать в его далёкий дом. Герои садятся на коня, и жених-призрак везёт свою невесту в ночную тьму и — в могилу.

Балладный сюжет сохранял здесь всю простоту своего архаического фольклорного прообраза, а вытекающая из этого сюжета моральная -пропись» — роптать на Бога грех.

Художественное существо «Людмилы» определялось, однако, не сюжетом и не моралью, но поэтической атмосферой обстоятельств и картин.

Совет

Небывалая поэзия сердечных переживаний, окружённая кладбищенскими привидениями, психологическая потрясенность от материализаций потустороннего, тайна и ужас загробного мира, обнаружение близкого расстояния от реальности до чуда, — в этом, в частности, состояли художественные открытия Жуковского, и современники поэта прежде всего оценили в них эту неизвестную ранее поэтическому искусству метафизику:

«Светит месяц, дол сребрится; Мертвый с девицею мчится; Путь их к келье гробовой. Страшно ль, девица, со мной?» — «Что до мертвых? что до гроба? Мертвых дом земли утроба». — «Чу! в лесу потрясся лист. Чу! в глуши раздался свист, Черный ворон встрепенулся; Вздрогнул конь и отшатнулся; Вспыхнул в поле огонек». —

«Близко ль, милый?» — «Путь далек».

Источник: https://info-shkola.ru/analiz-ballady-lyudmila-zhukovskogo/

Урок литературы в 9 классе на тему «В.А. Жуковский. Баллада «Светлана»

Урок по литературе в 9 классе на тему«В. А. Жуковский. Баллада «Светлана»

Цели:

-образовательные: познакомить учащихся с творчеством Жуковского, рассмотреть народность и поэтичность баллады «Светлана», способствовать постижению своеобразия художественного мира Жуковского: тончайший психологизм, неудовлетворённость действительностью, элегическая грусть, мечтательность, устремлённость к идеальному;

-развивающие: развивать умение учащихся проникать в мир чувств лирического героя, наблюдать за развитием лирического сюжета;

-воспитательные: воспитывать любовь к произведениям русских классиков.

Ход урока.

Его стихов пленительная сладость

Пройдёт веков завистливую даль,

И, внемля им, вздохнёт о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

А.С. Пушкин.

1. Организационный момент.

2. Рассказ учителя о жизни и творчестве поэта.

Василий Андреевич Жуковский родился 29 января 1783 года в селе Мишенском Тульской губернии. Он был внебрачным сыном помещика А. И. Бунина и пленной турчанки Сальхи. Фамилию и отчество получил от крестного отца, бедного дворянина А. Г. Жуковского. Учился в Благородном пансионе при Московском университете.

В 1802 году напечатал элегию «Сельское кладбище», которая принесла ему широкую известность. Современник Жуковского Ф.Ф. Вигель откликнулся на элегию словами: «Как можнотак трогательно, всею душою грустить и потом от всего сердца смеяться?».

В качестве ополченца участвовал в Отечественной войне 1812 года, которая повлияла на мировоззрение поэта. В этом же году Жуковский становится знаменит благодаря стихотворению «Певец во стане русских воинов». Жуковский является одним из основателей и активным участником литературного общества «Арзамас».

В 1841 году уехал в Германию. Умер 12 апреля 1852 года в Баден-Бадене.

Личность В.А.

Жуковского служила для современников своего рода нравственным эталоном; гуманность и бескорыстие поэта проявилось в выкупе из крепостной неволи украинского поэта Тараса Шевченко, в освобождении собственных крестьян, в учреждении стипендий и пособий для начинающих художников. Жуковский заступался за сосланных на каторгу декабристов, просил о помиловании А.С.Пушкина и М.Ю. Лермонтова.

Жуковский осуждал произвол и насилие, считал, что крепостное право несовместимо с элементарными нравственными принципами. Он стремился облегчить участь осужденных декабристов, неоднократно выступал в защиту А.С. Пушкина, содействовал освобождению от крепостной зависимости Т.Г.Шевченко, принимал живое участие в судьбах Е.А.Баратынского, А.В.Кольцова, А.И.Герцена.

Жуковский отдавал предпочтение двум литературным жанрам: баллада и элегия. Элегическая лирика Жуковского сосредоточивается вокруг двух основных тем-погибшей дружбы и разрушенной любви. В основе интимной лирики поэта лежит его чувство к горячо любимой племяннице Маше Протасовой, которой посвящены элегии «Песня», «Воспоминание», «К ней».

Основной жанровый признак баллады — сюжетное повествование.

Но сюжет баллады существенно отличается от сюжета в произведениях других жанров: напряжённость повествования, его недосказанность, фрагментарность, драматическая насыщенность, условность временных и пространственных координат происходящего, решающее значение подтекста: лирического, философского или социально психологического.

Обратите внимание

Литературная баллада восходит к народным истокам, но отличается авторскими особенностями: ярким необычным сюжетом, в основной части содержит диалог, соединяются повествовательное начало и эмоциональность.

Разочарованный балладой «Людмила», опираясь на сюжет бюргеровской «Леноры», Жуковский задумал в 1808 году (закончил в 1812 году), опубликовал в 1813 году самую радостную балладу, которую назвал «Светлана».

3.Физкультурная минутка.

4.Чтение и анализ баллады

-Скажите, пожалуйста, с чем связал автор свою балладу?

(Баллада связана с русскими обычаями, с фольклорной традицией. Поэт изображает нам гадание девушек в крещенский вечерок. Перед нами открывается зимняя Русь со своими обычаями и традициями.)

Какой вам представляется главная героиня – Светлана?

(Это облик милой русской девушки, которая грустна, ведь ее жених где-то далеко. Она немного пуглива, когда гадает. Но она какая-то светлая и чистая.)

Современники называли Жуковского «певцом Светланы». Считается, что это первый в отечественной поэзии художественно убедительный образ русской девушки. Каковы черты русской женщины в образе Светланы? (верность , покорность, поэтичность, кротость)

Какие средства создания образа главной героини использует Жуковский? (имя, сон, бытовые детали).

-Но что же происходит в балладе дальше?(Светлана засыпает, и ей снится сон. Милый сердцу везет её венчаться в церковь.)

-Писатели часто прибегают к описанию сна героя как к приёму художественного предварения. Каковы признаки сна Светланы? (не является вещим, занимает большую часть пространства произведения, сон является кульминацией произведения, несчастье страшного сна противопоставлено счастью пробужденья).

— Какие образы олицетворяют зло во сне Светланы? (чёрный гроб, «чёрный вран», метель и вьюга, мертвец в хижине).

-Какой цвет преобладает в балладе? (белый).

— С помощью чего создаётся эффект белизны? (имени героини, искрящегося под луной снега,огонька свечи, зажженной Светланой, света из распахнутых дверей церкви).

Какой пейзаж выбрал автор, чтобы показать нам необычность происходящего! (Пейзаж усугубляет фантастичояность действия. «Тускло светится луна», «сумрак тумана», «пусто все вокруг», «черный вран», «гроб».)

— Пейзажные зарисовки баллады тесно связанны с психологическим состоянием героини. Какие душевные переживания девушки-невесты раскрывают картины природы, изображённые в произведении? (глухую тревогу, напряжённое ожидание опасности, обострённость чувств Светланы).

Читайте также:  Образ и характеристика полковника в рассказе после бала толстого сочинение

-Зачем такой страшный сон показывает нам автор? Ведь мы говорили о том, что это самая радостная баллада.(Жуковский формулирует главную идею баллады словами: «Лучший друг нам в жизни сей вера в провиденье…».Что вы можете на это сказать?Может быть, автор хотел нам сказать, что жизнь на земле кратковременна, а настоящее и вечное – в загробном мире.)

-Важную роль играет в балладе диалог. Кому жалуется Светлана на свою горькую участь? (подружкам).

— В кульминационный момент сюжета автор создаёт ситуацию спасения героини волшебным помощником. Кто избавляет Светлану от жениха мертвеца? (белоснежный голубок).

-Какие приёмы народного сказочного повествования использует поэт в балладе? (фольклорный зачин, изображение черт русского национального быта, описание обычаев и обрядов, включение полного текста обработанной гадальной песни, постоянные эпитеты).

— Для чего вводит Жуковский фрагмент песенки «Идёт кузнец из кузницы…»? (намёк на счастливую развязку).

— Какие реалии природного мира представлены в балладе? (поле, дорога, небо, луна).

— Каким размером написана баллада? (чередованием четырёхстопного и трёхстопного хорея).

5. Подведение итогов.

Сегодня мы окунулись в Россию девятнадцатого века. Благодаря произведениям Василия Андреевича Жуковского, мы ощущаем душевное благородство, патриотизм, торжество справедливости и любви.

Имя его живет и будет жить долго благодаря произведениям словесной живописи, природе и культуре, красоте и музыке его слова. Не зря А.С.

Пушкин сказал пророческие слова: «Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль».

6.Домашнее задание: выучить наизусть начало баллады.

Источник: https://infourok.ru/urok-literaturi-v-klasse-na-temu-va-zhukovskiy-ballada-svetlana-305494.html

Баллада Светлана Людмила – художественный анализ. Жуковский Василий Андреевич

В 1808 году Жуковский печатает свою первую балладу «Людмила» — подражание одной из баллад немецкого поэта XVIII века Бюргера «Ленора».

В балладе Жуковского развивается характерная и для его элегий мысль о безрассудности и даже греховности ропота человека на свою судьбу, ибо любые горести и испытания ниспосылаются ему свыше.

Сюжет «Людмилы» отличается самой мрачной фантастикой: умерший жених является к безутешной невесте, предпочитающей смерть разлуке, и увлекает ее с собой в могилу.

Важно

Если успех «Сельского кладбища» принес Жуковскому славу элегического поэта и вызвал настоящее засилье элегий в русской романтической лирике, то не меньший успех «Людмилы» способствовал исключительной популярности балладного жанра в России. Среди оригинальных русских баллад наибольшую известность приобрела баллада Жуковского «Светлана» (1812).

Сюжет «Светланы» является вариацией сюжета «Людмилы». (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Баллада Светлана Людмила. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.

) Баллада начинается с описания русских народных гаданий. Поздним вечером, сидя перед зеркалом, Светлана мечтает о далеком суженом и незаметно засыпает. Во сне ей приходится пережить то же, что случилось с Людмилой. Просыпается Светлана уже поутру.

За окном открывается солнечный морозный пейзаж, звенит колокольчик, сани останавливаются у ворот, а на крыльцо поднимается статный гость — не мертвый, а живой жених Светланы.

Так все мрачное и фантастическое отнесено в область сна, и сюжет получает неожиданно счастливую развязку.

В соответствии с подобным переосмыслением сюжета язык «Светланы» менее, чем язык «Людмилы», насыщен такими элементами романтического стиля, которые преследуют цель вызвать жуткое настроение у читателя.

Правда, есть в «Светлане» и «черный вран», предвещающий печаль, и «тайный мрак грядущих дней», и гроб, в котором Светлане чудится ее жених, но все эти «страхи» как бы умеряются и разбавляются непринужденностью словесных оборотов, позаимствованных из живой разговорной речи.

«Светлана» была закончена в тот самый год, когда вторжение Наполеона в Россию побудило миролюбивого автора элегий и баллад Жуковского вступить в ряды защитников родины. Он зачисляется добровольцем в московское ополчение. «…Я записался под знамена… потому что в это время всякому должно было быть военным»,— пишет Жуковский Александру Тургеневу.

Вскоре после Бородинской битвы Жуковский переводится в штабную канцелярию Кутузова. Здесь на него возлагается составление сводок о военных действиях.

Но, не ограничиваясь этим, обогащенный походными впечатлениями, Жуковский перестраивает свою мечтательную лиру на военный лад и заставляет ее звучать в унисон биению сердец многих десятков тысяч русских людей, отстаивавших независимость отечества.

Совет

В свободное время он трудится над большим поэтическим произведением «Певец во стане русских воинов» (1812).

Приняв на себя роль певца русской военной доблести, Жуковский слагает вдохновенную лирическую песнь во славу родины, в память павших и в честь живых героев. Помянув славные дела предков, певец провозглашает задушевную хвалу отчизне и рисует запоминающиеся образы русских полководцев, отличившихся в Отечественной войне 1812 года.

По окончании Отечественной войны Жуковский возвращается к элегическим и балладным темам. Одновременно он работает над крупными эпическими произведениями из древнерусской жизни. В 1817 году он выпускает «старинную повесть» в двух балладах под общим заглавием «Двенадцать спящих дев».

Вплоть до конца 1810-х годов творчество Жуковского пользуется неизменным успехом у читателей. Выражая отношение молодого поколения к Жуковскому, Пушкин пишет такую надпись к его портрету:

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль,

И, внемля им, вздохнет о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

Но уже в следующем десятилетии отношение к Жуковскому со стороны прогрессивно настроенных представителей литературных кругов резко меняется.

Проникнутая глубокой человечностью, но отрешенная от волнующих вопросов современности, поэзия Жуковского начинает восприниматься как поэзия вчерашнего дня.

В период реакции, в мрачные годы аракчеевщины, в пору назревания в России дворянско-революционного движения декабристы осуждают мечтательную и тяготеющую к мистицизму поэзию Жуковского.

Неблагоприятно отразилась на литературной репутации Жуковского и его многолетняя служба при дворе (сначала он был приглашен преподавателем русского языка к жене будущего императора Николая I, а затем был назначен наставником его сына).

Обратите внимание

Друзья поэта опасались, что Жуковский обратит «на потеху двора» горящий в нем «огонь дарования», что его талант захиреет в придворной атмосфере. Опасения эти не были вовсе лишены оснований. Придворные обязанности в значительной степени отвлекали его от литературных занятий.

И все же ему удалось создать в эти годы ряд превосходных произведений, в том числе перевод трагедии Шиллера «Орлеанская дева» и поэмы Байрона «Шильонский узник».

Говоря об этом периоде жизни Жуковского, нельзя не напомнить и о том, что поэт сумел сохранить при дворе безупречную честность, нравственную независимость и прямоту характера. Ни почести, ни награды не могли заставить его позабыть о «святейшем из званий: человек». Трусость и раболепство были чужды Жуковскому.

Об этом красноречиво свидетельствуют такие факты, как хлопоты перед царем об опальном Пушкине, ходатайства о сибирских изгнанниках — декабристах, заступничество за ссыльного Герцена, «активное содействие освобождению Баратынского от солдатчины, а Тараса Шевченко — от крепостной неволи, и многие другие.

Вое это в конце концов привело к тому, что Николай I стал подозревать Жуковского в свободомыслии и политической неблагонадежности.

Последние. двенадцать лет жизни (1841—1852) Жуковский, вышедший в отставку, провел за границей. На склоне лет сбылась мечта поэта о семейном счастье: он женился на дочери. своего друга художника Рейте рн а.

К заграничному периоду творчества Жуковского относятся три его больших труда: поэма «Наль и Дамаянти», переведенная из древнеиндийского эпоса «Магабхарата», стихотворная повесть Рустем и Зораб», заимствованная из иранского эпоса «Шах-Намэ» Фирдоуси, и перевод поэмы Гомера «Одиссея». Смерть помешала Жуковскому завершить «начатый им перевод «Илиады»,— он умер 12(24) апреля 1852 года в Баден-Бадене (Германия), похоронен на Тихвинском кладбище Александре-Невской лавры в Петербурге.

Литературная известность Жуковского началась с переложения чужеязычного стихотворного подлинника, его творческая деятельность оборвалась за работой над переводом великого памятника мировой поэзии. Переводы и переделки произведений зарубежных поэтов занимают преобладающее место в его наследии.

Важно

Объяснение этому дал сам Жуковский в письме к Гоголю: «Я часто замечал, что у меня наиболее светлых мыслей тогда, когда их надобно импровизировать в выражение или в дополнение чужих мыслей. Мой ум,— как «огниво, которым надобно ударить об кремень, чтобы из него выскочила искра.

Это вообще характер моего авторского творчества: у меня почти все или чужое или по поводу чужого — и все, однако, мое».

Мастер стихотворного перевода, Жуковский сделал достоянием русской литературы многие жемчужины мирового поэтического искусства. Но переводил он прежде всего то, что отвечало его собственному внутреннему строю, и тем самым «чужое» становилось для него способом выражения глубоко личных дум и чувств.

По образному выражению Белинского, Жуковский дал русской поэзии «душу и сердце». Этими словами он подчеркнул значение Жуковского как зачинателя русской психологической лирики. «Душа и сердце» поэта неизменно присутствуют и в тех стихотворениях Жуковского, где он с большой проникновенностью и тонкостью воссоздает картины природы.

Для передачи сложных человеческих переживаний, хотя бы и ограниченных определенным кругом тем и мотивов, Жуковский находил дотоле неведомые русской лирике изобразительные средства.

Раскрытие смыслового богатства слова, его многозначности, ритмическое разнообразие стиха, приобретающего под пером поэта то певучую мелодичность, то напряженную энергию, определяют неоспоримую заслугу Жуковского в развитии русского поэтического языка.

Пушкин признавал себя учеником Жуковского. Но, учась у него, он перерастал своего предшественника и преодолевал его влияние, в общем чуждое основным устремлениям пушкинского творчества.

Сравнение сказок Пушкина с одновременно написанными сказками Жуковского показывает, например, насколько внешне воспринимал задачи народности искусства Жуковский и насколько глубоко проникнут был ею Пушкин.

Совет

Сам Жуковский, умевший понимать и ценить прекрасное, рано осознал, что ему предстоит уступить дорогу гению Пушкина. В день, когда Пушкин закончил свою первую поэму — «Руслан и Людмила», Жуковский подарил ему свой портрет с многозначительной надписью: «Победителю-ученику от побежденного учителя».

К. Пигарев

Источник: http://www.testsoch.info/ballada-svetlana-lyudmila-xudozhestvennyj-analiz-zhukovskij-vasilij-andreevich/

Анализ стихотворения Жуковского Светлана 9 класс

Баллады — особый вид поэтического творчества В.Жуковского.  В балладах Жуковский показывает жизнь не как на самом деле, а выдуманную. В его балладах вершится справедливый суд, показаны высокие человеческие отношения. Сюжеты баллад, в том числе и «Светланы» он черпает из народного фольклора, легенд, преданий.

Баллада «Светлана» написана в период с 1808 по 1812 год. Посвящено произведение Сашеньке Протасовой, возлюбленной В. Жуковского. Личная любовная драма, замужество любимой, ее ранняя смерть наложило отпечаток на творчество В. Жуковского.

Читайте также:  Характеристика и образ маши мироновой в повести капитанская дочка пушкина 8 класс

В стихотворении «Светлана» Жуковский очень ярко и реалистично описывает русский быт, русскую душу, народные традиции и обряды. Люди верили в предзнаменования судьбы, и свою жизнь строили в соответствии этим знакам.

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали…

Так начинается баллада. Из гадания девушки хотели узнать, что их ждет впереди. Жуковский описывает гадание на зеркале. Темное зеркало, страх заглянуть в него, увидеть свою судьбу. Все это предстоит Светлане.

  Будущая жизнь Светланы проносится перед ней в зеркале: неизвестная судьба жениха, разбойничий притон, жених – мертвец.  Жуковский применяет прием вьюги и метели, которая стирает все следы, и пишет новую судьбу. С каждой строчкой нагнетается страх, который захватывает и читателя и Светлану.

Голубок, прилетевший на грудь мертвеца, спасает Светлану, от страшного будущего.
Здесь несчастье – лживый сон;

Счастье – пробужденье.

Страшное гадание оказалось только сном. Пробуждение принесло счастье, приехал жених с горящей любовью в глазах. Как всегда, в балладах Жуковского побеждают человеческие гуманистические чувства.

Баллада «Светлана» наполнена музыкой, легкими полутонами, которые то вычерчивают образ, то пытаются его скрыть. Читатель легко идет за поэтом, сопереживая главной героине, вместе с ней веря во все происходящее.

9 класс по плану кратко

  • Анализ стихотворения Бунина Высоко полный месяц стоитСтихотворение было написано и опубликовано в 1887 году, когда Ивану Бунину было только 17 лет. Стихотворения о родной природе всегда занимали в творчестве молодого поэта одно из главных мест. «Высоко полный месяц стоит» — одно из них.
  • Анализ стихотворения Лермонтова Нет я не байрон я другойУвлечение Михаила Юрьевича Лермонтова английской литературой и поэзией началось в период его обучения в Московском университетском благородном пансионе, где его преподаватель, англичанин Виндсон, открыл юноше этот новый, доселе
  • Анализ стихотворения Пушкина Анчар 7, 9 классДанное стихотворение великий поэт написал в 1828 году, спустя два года после возвращения из ссылки. Пушкин по окончании заточения, надеялся, что его творчество в некоторой степени обретет свободу, однако этого не вышло.
  • Анализ стихотворения Бунина ПризракиБунин пишет произведение «Призраки» после того как его жена и ребенок умирают. В 1905 году его жизнь принимает сложнейший поворот, после которого теряется смысл дальнейшего существования.
  • Анализ стихотворения Есенина Синий туманВо всем творчестве Есенина, прослеживается чувство, которое можно очень смело охарактеризовать, как чувство ожидания смерти, конца, но все это прекрасно завуалировано любовной и пейзажной лирикой, которую поэт очень искусно излагает

Источник: https://analiz-stihov.ru/zhukovskij/svetlana-9-klass

Реферат: Сопоставительный анализ баллад В.А. Жуковского

* Данная работа не является научным трудом, не является выпускной квалификационной работой и представляет собой результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала при самостоятельной подготовки учебных работ.

Сопоставительный анализ баллад В.А. Жуковского

“Людмила” и “Светлана”

Данные две баллады – замечательный пример того, как различно можно представить один сюжет, оставляя, тем не менее, произведения взаимодополняющими, хотя они могут читаться и как самостоятельные. В обоих произведениях мотив мертвого жениха является основным, но несет различную смысловую нагрузку.

На такой вывод наталкивает уже сама форма произведений, место этого сюжета в общей композиции: в «Людмиле» мертвый жених, увозящий девушку за собой в могилу – реальность, в «Светлане» – сон, не влияющий на действительность. Т.е.

композиционно рассматриваемый сюжет в “Людмиле” — основной и единственный, в «Светлане» – примерно рассказ в рассказе, и рассматривать его в отрыве от всей баллады не следует.

Обратите внимание

Но, тем не менее, даже если мы проследим образы только этой сюжетной линии, оставив “реальный” план “Светланы” и обратившись только ко сну героини, и сравним их с образами, появляющимися в “Людмиле” (с момента приезда жениха), то даже на уровне символов почувствуем различное настроение двух переводов одной немецкой баллады.

И там, и там, казалось бы, обстановка не из приятных: “мрачный лес”, ночь, престранное поведение жениха (в «Людмиле» он говорит загадками о своем “уединенном доме”, в «Светлане» вообще “бледен и унылый”). Но в «Светлане» появляется “голубочек белый”, классический символ чистоты, и читатель уже понимает, что участь Светланы не будет так печальна, как Людмилы.

По роли “голубочка” в происходящем (лишает силы угрожающего девушке мертвеца) легко можно заключить о его противоположности силам тьмы, представленным в образе мертвеца, и о близости к богу, об ангельской его природе (ведь он появляется именно для спасения девушки, и он гораздо могущественнее мертвеца).

Соответственно, Бог и вообще проблема божественной предопределенности играют не последнюю роль в балладах, но, если Светлана сталкивается с силами и света, и тьмы, причем сама она ближе к свету, то Людмила практически по доброй воле отдается во власть Дьяволу.

К тьме (в Ад) Людмилу ведет непокорность, противопоставление себя Создателю (здесь я употребляю “Создатель” в прямом смысле – тот, кто создал мир, людей, и, естественно, распоряжается судьбами живущих, т.к. именно при таком раскладе абсолютно ясна бессмысленность требований).

Бог в этой балладе («Людмила») не появляется, но его присутствие ощущается настолько, что можно даже обрисовать этот образ: во-первых, он, согласно христианской религии, “правосуден”, а во-вторых, “зла не творит”.

Он в любом случае на стороне человека: Людмила сама выбирает себе путь: “Расступись, моя могила; гроб, откройся; полно жить”, обосновывая свой выбор: “с милым вместе – всюду рай”, и Бог идет ей навстречу – он милосерден и (хотя, возможно, здесь я слишком человек XX века) верит в людей.

Перед нами переосмысление понятий Рая, Ада, Бога человеком в сиюминутном страстном порыве: “Что, родная, муки ада? Что небесная награда? С милым вместе – всюду рай; с милым розно – райский край безотрадная обитель. Нет, забыл меня спаситель!” — налицо разница между человеческим и божественным понятием о счастье.

Важно

Если божественное счастье – категория абсолютная, то требуемое Людмилой – сиюминутное. Это осознает мать Людмилы, не ослепленная страстью: “Дочь, воспомни смертный час; кратко жизни сей страданье; Рай – смиренным воздаянье, Ад – бушующим сердцам”, — и дает дочери разумный совет: “Будь послушна небесам”.

Людмила, уже сделав выбор (хотя, по-видимому, не совсем понимая, чего требует: судя по дальнейшим событиям, она хотела видеть живого жениха рядом с собой в мире живых, а не себя умершей рядом с мертвым), не слушает мать, и в итоге остается с любимым.

Трудно сказать однозначно, раскаялась ли Людмила в своих безрассудных желаниях, увидев милого в гробу, хотя вид его был ей “страшен”, но что Бог сожалеет о ней, можно заключить с уверенностью: когда Людмила, каменея, “пала мертвая на прах”, в небесах раздаются “стон и вопли”.

Печаль о попавшей в Ад по своему безрассудству душе – так мне представляется этот “стон”, а что душа Людмилы попадает в Ад, где обрекается на вечные муки, с известной долей истины можно заключить из “визга и скрежета под землею”.

Финальный хор “усопших из могил”, исходя из сказанного, можно интерпретировать как свидетельство о том, что Бог идет навстречу человеку: “Твой услышал стон творец”. Смерть Людмилы (“час твой бил, настал конец”) не божественное наказание за ропот на создателя, но результат исполнения желания Людмилы и, следовательно, аргумент в пользу тезиса “смертных ропот безрассуден”.

Итак, человек вправе решать, но его решения безрассудны и обрекают его на вечную муку, тогда как судьба, данная богом, ведет к абсолютному счастью. Баллада «Светлана», являясь продолжением темы, подтверждает этот вывод, причем в свете моей интерпретации “Людмилы” вывод Жуковского: “Лучший друг нам в жизни сей вера в провиденье. Благ зиждителя закон: здесь несчастье – лживый сон; счастье– пробужденье”, — обретает не только прямой смысл, вытекающий из сюжета баллады «Светлана», но и широкий скрытый. Так, “вера в провиденье” не обретает мотивировки в сюжете этой баллады: “белый голубок” не проявление божественного милосердия, т.к. он появляется и спасает героиню в ее сне, а собственно сюжет (гадание – дурной сон – свадьба) не дает простора для характеристики божественного промысла. Но, зная первый перевод “Леноры” — «Людмилу», мы легко связываем “веру в провиденье” с неверием и желанием решать самой свою судьбу Людмилы, и так или иначе делаем выбор в пользу судьбы, данной Богом, понимая бессмысленность человеческих решений в глобальных вопросах жизни и смерти (хотя за человеком, бесспорно, остается право выбора). Далее – в свете «Людмилы» строки “здесь несчастье – лживый сон; счастье — пробужденье” являются не просто кратким повторением сюжета, но приобретают символический смысл: жизнь земная с ее бедами как сон, а жизнь после смерти в раю как пробуждение. Т.е. обречение души Людмилы на муки является закономерным, т.к. она сама выбирает суетное, мгновенное, тем самым перечеркивая для себя вечное. Что до образа Светланы, то он в связи с темой судьбы представляется бледнее образа Людмилы, скорее как дополнение к последнему. «Светлана» как бы выражение истины о том, что что бы не случалось, в итоге все будет благополучно; эта баллада уже оптимистического характера.

Итак, исходя из всего сказанного, баллады следует скорее рассматривать как взаимодополняющие, а не самостоятельные произведения, а основным конфликтом следует считать не конфликт между человеком и Богом, но внутренний конфликт человека между разумом, верой, с одной стороны, и спонтанным чувством, с другой. Основной проблемой произведений является проблема самостоятельного выбора личности.

Оценивая баллады с позиции наличия в них канонических элементов, мы обнаружим, что Жуковский придерживался правил.

Совет

В обеих балладах есть четко выраженный сюжет, диалоги (в «Людмиле» между героиней и женихом, героиней и матерью; в «Светлане» между девушками в экспозиции), монологи героинь, рефрены: в «Людмиле» это строки “Светит месяц, дол сребрится, мертвый с девушкою мчится; путь их к келье гробовой.

Страшно ль, девица, со мной?”, “Близко ль, милый? Путь далек” и др., в «Светлане» – “бледен и унылый”. В обеих балладах основной сюжет сопровождается картинами природы, отражающими настроение героинь.

Источник: https://ReferatBank.ru/referat/preview/27394/referat-sopostavitelnyy-analiz-ballad-zhukovskogo-lyudmila-svetlana.html

Ссылка на основную публикацию