Анализ поэмы за далью даль твардовского сочинение

Послевоенная тематика в поэме «За далью – даль» Твардовского

Давно, очень давно — пожалуй с детства, а уж с ранней юности наверняка — тянуло Твардовского побывать в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке.

Не последнюю роль в этом играли постоянные «прожекты» отца, его «охота к перемене мест», возникавшие у него в полном противоречии с привязанностью к загорьевскому «имению», к местам обжитым и ставшим родными.

Однако поездка эта, вытесняемая иными, более важными и не терпящими отлагательства делами, все откладывалась и осуществить мечту юности удалось не скоро:

Я видел, может быть, полсвета

Обратите внимание

И вслед за веком жить спешил, А между тем дороги этой За столько лет не совершил; Хотя своей считал дорогой И про себя ее берег, Как книгу, что прочесть до срока Все собирался и не мог.

Поезд мчался по бескрайним просторам, перед поэтом развертывались одна за другой удивительные «дали»: Волга, а там — Иртыш, Обь, Енисей, Лена, Байкал… И, как знать, не тогда ли сложился зачин написанной под впечатлением этой поездки поэмы «За далью — даль»: «Пора! Ударил отправленье Вокзал, огнями залитой…» в тот самый момент, когда состав только-только набирал скорость еще в пределах Подмосковья?

В наше время поезда отходят без всякого предупреждения — подходит время отправления, и состав медленно, почти бесшумно начинает двигаться. Раньше было иначе. Отправление поезда — особый ритуал. На каждой станции висел колокол, и ровно в срок дежурный по вокзалу ударял в него трижды — с последним ударом паровоз давал гудок и трогался.

Вслушайтесь в первую строфу поэмы. С какой поразительной чуткостью к слову, звуку описал это Твардовский.

Два первых удара колокола переданы долгими «а» сильной части стопы: «Пора ударил… Вокзал, огнями…» (надеюсь, вы помните, что «я» — тот же звук «а», которому предшествует мягкий согласный?).

Третий ударный «е» отправленье в первом стихе — звук большей протяженности: последний сигнал к отправлению как бы слился с гудком паровоза, а в «о» следующего стиха отчетливо слышится стук приведенных в движение колес, а начертание буквы усиливает зрительное вое приятие образа.

Начальные звуки («и» и «у») 3-го и 4-го стихов помогают передать ритм набирающего скорость состава.

Попробуйте произнести эту строфу скороговоркой — последние две строки как бы сами собой напрашиваются на убыстрение ритма, а две предыдущие сопротивляются, что-то мешает, словно тормоз какой-то заставляет вас спотыкаться. Оно и понятно — экспресс покамест стоит на месте, и двигаться ему рано, только после третьего звонка к отправлению от сможет пуститься в путь.

Важно

Чтобы так описать немудрящую картину, одного мастерства, пожалуй, мало — такое под силу виртуозу.

Поэма «За далью — даль» начала складываться не сразу, и к читателю она, как и прежние эпические полотна, приходила отдельными главами, печатавшимися в «Литературной газете», «Известиях», «Правде». Однако первая весть об этой поездке, первое поэтическое слово было сказано не в поэме, а в опередившем ее стихотворении «Мост»:

В рассветный час во мгле сухой, Одетый инеем Сибири, Мост пробудился над рекой, Одной из самых славных в мире… Гремела, пела эта сталь Согласно и многоголосо. И шла, как под резец деталь, Громадой цельной под колеса. И над рекою вознесен, Состав столичный медлил будто, И из вагона тек в вагон Озноб торжественной минуты…

Это, по воспоминаниям попутчиков Твардовского по поездке в Забайкалье и его собственным рассказам, тот самый мост, который пересекает Амур у города юности Комсомольска-на-Амуре. А первая весть о поэме придет спустя полтора года после появления стихотворения — 21 июня (как раз в день рождения поэта) 1951 года.

Понадобится еще не одна поездка: на Ангару, в Иркутск, на Дальний Восток, множество иных впечатлений для того, чтобы поэма обрела тот законченный рассказ, который развертывается сейчас перед нами. Параллельно с поэмой об этой поездке рассказано во многих стихах.

Завороженный Байкалом, «бескрайним плесом мощных вод», простором, поэт посвящает ему удивительные строки:

Байкал, чья слава в этом мире Века веков переживет, Как он под стать самой Сибири Бескрайним плесом мощных вод…

В те годы, когда мыслилось продолжение «Страны Муравии», Твардовский предполагал во 2-й части описать поездку Никиты по стране: в Кабардино-Балкарию, на Днепрогэс, Волго-Дон, на Урал, Кузбасс, в Сибирь.

Совет

Эта мысль была и в «подсказке» Фадеева, предполагавшего, что герой будущего произведения проедет страну от Черного моря до Ледовитого океана и от Балтийского моря до Тихого океана.

Однако, вовремя почувствовав нецелесообразность дальнейшего продолжения «Муравии», автор от всего этого отказался. Теперь же он вплотную подошел к своей давней, заветной мечте.

Рекомендуем почитать ►

Анализ рассказа И. Бабеля «Их было девять»

Поездки в дальние края укрепляли в нем эту идею — написать о тех местах, куда стремилась издавна мечта. Каждая поездка давала пищу для новых глав. Так было в течение десяти лет. Появлявшиеся в печати части «Путевого дневника» все время менялись, перестраивались: что-то уходило в архив, вводились новые куски, в поэму включались стихотворения, опубликованные ранее как самостоятельные.

Поэма написана в форме путевого дневника; первые публикации в периодике и даже отдельные издания имели подзаголовок: «Из путевого дневника». Сам по себе жанр путешествия (путевых заметок) не нов — он имеет многовековую традицию. Прообраз его — «Одиссея» Гомера.

Так же написаны и многие произведения русских и зарубежных писателей: «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева, «Письма русского путешественника» Карамзина, «Путешествие из Москвы в Петербург» Пушкина, «Фрегат «Палла-да» Гончарова.

А вспомните знакомые с детства «Робинзона Крузо» или же «Путешествие Гулливера»!

Но «За далью — даль» — дневник особого рода: путь поэта необозримо огромен не только в пространстве, но и во времени: в сегодняшний, вчерашний и, если хотите, в завтрашний день. Главная связующая нить — дорога — излюбленный образ Твардовского с ранних произведений.

В дороге автор живет напряженной духовной жизнью, все увиденное и пережитое проходит через его сердце. Он постоянно держит в поле своего зрения происходящее вокруг, не забывая о прошлом и будущем. Личные воспоминания перемежаются с историей.

Делясь ими с читателем, автор как бы заставляет сопереживать себе и одновременно искать собственные ответы на многие вопросы. И совсем не случайно средством передвижения выбран поезд.

Никакой иной транспорт не мог дать в этой дороге такой пищи для размышлений, воспоминаний, да и просто знакомств.

Написаны «Дали» четырехстопным ямбом. Размер, которым писали Пушкин и – Лермонтов, Тютчев и Фет, Некрасов и Блок. Но у каждого из них этот размер имел свое наполнение, свою окраску.

Своеобразен он и у Твардовского.

Обратите внимание

Приметы нынешней эпохи, богатство интонаций, почерпнутые из сокровищницы устного народного творчества, отличают поэму Твардовского от написанных тем же размером произведений предшественников.

«За далью — даль» — это своеобразная энциклопедия жизни страны, а главный герой — память о настоящем, прошлом, будущем. Понятия эти взаимообусловлены и взаимосвязаны: нет без прошлого настоящего, нет и не может быть будущего без настоящего — такова диалектика жизни.

 

Источник: http://www.getsoch.net/poslevoennaya-tematika-v-poeme-za-dalyu-dal-tvardovskogo/

Поэма А. Т. Твардовского «За далью — даль»

… А там еще другая даль,

Что обернется далью новой.

И, наконец, конечная цель поездки:

Не просто край иной, далекий,

А Дальний именно Восток.

Волга, Урал, Сибирь, Ангара, Байкал и другие регионы – емкие метафоры, отражающие историческую судьбу народа, с ее трудностями и ошибками. Именно поэтому размышления лирического героя так напряжены и драматичны.

События самого узкого, частного, личного характера соотнесены с историческим прошлым, полным трагедийного накала.

Неожиданная встреча на таежной станции Тайшет с другом ранней юности, незаконно репрессированным в 30-е годы и сейчас возвращающимся обратно, рождает образ-символ сложной исторической эпохи:

И вспомнил я тебя, друг детства,

И тех годов глухую боль.

В центральной главе” На Ангаре, связанной темой звездного будущего, Поэт вспоминает еще одного друга, чья жизнь неотделимо слилась с историей, революцией, литературой, победами и ошибками и боль утраты которого до сих пор не затихает в сердце поэта:

Как мне тебя недоставало,

Мой друг, ушедший навсегда!..

Кто так, как ты, еще на свете

До слез порадоваться мог

Речам, глазам и людям этим!

Зачем же голос твой умолк?

Обратите внимание

Личные воспоминания преобразуются в яркие картины минувшего, связанные с драматическими обстоятельствами и последствиями эпохи культа личности Сталина:

Так это было. Четверть века

Призывом к бою и труду

Звучало имя человека

Со словом Родина в ряду.

Мы звали – станем ли лукавить? –

Его отцом в стране – семье.

Тут ни убавить,

Ни прибавить, –

Так это было на земле.

Не убегая от прошлого, лирический герой оценивает и отстаивает гордость человека, пережившего вместе с народом суровые годы и сопричастность к великим свершениям:

Да, все, что с нами было, –

Было!

А то, что есть, –

То с нами здесь.

Уже в этих воспоминаниях рядом с величественным и скорбным прошлым, отдельными судьбами людей, друзей детства и молодости, ощущается незаурядная фигура самого лирического героя. Масштаб его личности под стать эпическим событиям, которые он пропускает через свое сознание. На душе лирического героя дополнительное

Важно

Бремя – он поэт. А следовательно, он несет особую ответственность за все, что происходит в мире, его долг говорить правду во имя будущего, во имя потомков:

Кому другому, но поэту

Молчать потомки не дадут.

Его к суровому ответу

Особый востребует суд.

Я не страшусь суда такого

И, может, жду его давно,

Пускай не мне еще то слово,

Что емче всех, сказать дано.

Мое – от сердца – не на ветер,

Оно в готовности любой;

Я жил, я был – за все на свете

Я отвечаю головой.

Путешествие автора, в котором сливаются три образа: поэт, рассказчик (повествователь) и лирический герой, – длится десять суток в настоящем времени. Но вбирает в себя два последних века страны, десятилетия героев и автора, намечаются перспективы будущего.

Емкость и глобальность времени, пространственный размах, воплощенный в поэме” За далью – даль, определили еще одну особенность – тип попутчика лирического героя.

Твардовский по складу своего дарования всегда ориентируется на диалог. В этой поэме такая направленность приобретает особое значение. Впервые здесь выступает читатель разноликий.

Разговоры с ним насыщены контрастными, то ироническими, то шутливыми, то серьезными интонациями. Но в конце концов беседа с читателем достигает глубокой доверительности и откровения.

Поэт дорожит его мнением и ждет от него того же.

На высокой ноте расставания с другом-читателем завершается поэма:

Конца пути мы вместе ждали,

Но прохлаждаться недосуг.

Итак, прощай. До новой дали.

До скорой встречи,

Старый друг!

Завершая произведение, автор полушутливо, полуиронично, но весьма сурово оценивает свой труд:

… не ярки краски

И не заманчив общий тон,

Что ни завязки,

Ни развязки –

Ни поначалу, ни потом…

В своем произведении автор сумел” встать над всем, что было раньше, не отрекаясь от самого себя, от своей природы и породы, найти новые краски и новые композиционные сюжеты и возможности для выражения уже совершившегося факта нового видения мира(А. Сурков).

Источник: http://www.slavkrug.org/poema-a-t-tvardovskogo-za-dalyu-dal/

ActionTeaser.ru – тизерная реклама

Поэма «За далью — даль», за которую А.Т. Твардовскому в 1961 году была присуждена Ленинская премия, является одним из центральных произведений зрелого творчества А.Т. Твар­довского. Она состоит из 15 небольших глав.

Основной мотив поэмы — мотив дороги. Лирический ге­рой отправляется на поезде в путь по просторам родной стра­ны. В самом начале произведения мы узнаем, что этот путь через Урал и Сибирь он задумал давно. Лирический герой вспоминает войну, разруху и хочет посмотреть на новую, от­строившуюся за мирные годы страну.

Путешествие дает возможность лирическому герою по­смотреть новые места, ощутить чувство сопричастности с дру­гими людьми, пробуждает творческое вдохновение. Характер­ной особенностью поэмы является присутствие иронической интонации. «Преодолел, взошел на гору И отовсюду виден стал.

Совет

Когда он всеми шумно встречен, Самим Фадеевым отме­чен, Пшеном в избытке обеспечен, Друзьями в классики наме­чен, Почти уже увековечен», — так пишет А.Т. Твардовский о своем лирическом герое. Достигнув славы, человек не должен оторваться от реальности, от общения, от развивающейся жизни. Герой поэмы признается, что край, где нет его, ощуща­ет как потерю.

Он торопится жить, стремится везде поспеть. Путешествие в пространстве становится мощным стимулом для воспоминаний — путешествий во времени.

Читайте также:  Сочинение анализ пьесы свои люди - сочтемся островского

Первым крупным событием поездки становится встреча с Волгой: « — Она! — И справа, недалёко, Моста не видя впереди, Мы видим плес её широкий В разрыве поля на пути». Волгу рус­ский человек воспринимает не только как реку. Это одновремен­но и символ всей России, ее природных богатств и просторов.

А.Т. Твардовский не раз подчеркивает это, описывая радостное волнение героя и его попутчиков при встрече с матерью русских рек. В Волгу издавна смотрятся кремлевские стены, главы и кре­сты соборов и обычные деревеньки.

Даже растворившись в оке­анских водах, Волга несет в себе «земли родимой отраженье». Патриотическое чувство лирического героя переносит его в па­мятные военные годы, тем более что его сосед по купе воевал за эту Волгу под Сталинградом.

Таким образом, любуясь видом на реку, герой поэмы восхищается не только природными красота­ми русской земли, но и мужеством ее защитников.

Воспоминания переносят лирического героя на его малую родину — в Загорье. Память детства характеризует жизнь в этом краю как скудную, негромкую, небогатую. Символом тяжелого, но честного и нужного людям труда в поэме стано­вится образ кузницы, которая стала для молодого человека своеобразной «академией наук».

В кузнице «рождалось все, чем пашут ниву, Корчуют лес и рубят дом». Здесь же велись интересные разговоры, из кото­рых складывались первые представления героя о мире. Через много лет он видит «кувалду главную Урала» в работе и вспоминает родную, с детства знакомую деревенскую кузни­цу.

Обратите внимание

При помощи сопоставления двух художественных образов автор соотносит тему малой родины с разговорами о судьбе всей державы. Композиционное пространство главы «Две куз­ницы» при этом расширяется, а поэтические строки достигают максимального эффекта художественного обобщения. Образ Урала заметно укрупняется.

Ярче воспринимается роль этого региона в индустриализации страны: «Урал! Опорный край державы, Её добытчик и кузнец, Ровесник древней нашей сла­вы И славы нынешней творец».

Галерею областей и регионов родной земли продолжает Сибирь. А лирический герой вновь погружается в воспомина­ния о войне, о детстве, затем разглядывает с интересом своих попутчиков.

Отдельные строки поэмы обращены к соратникам по перу, псевдописателям, которые, не вникая в суть событий, пишут по заказу производственные романы по одной и той же основной сюжетной схеме: «Глядишь, роман, и все в порядке: Показан метод новой кладки, Отсталый зам, растущий пред И в коммунизм идущий дед».

Твардовский выступает против упрощений в литературном труде. Он призывает не подменять изображение подлинной действительности дежурными схема­ми и шаблонами. И вдруг монолог лирического героя преры­вается неожиданным возгласом.

Оказывается вместе с поэтом в том же купе едет его редактор, который заявляет: «И в свет ты выйдешь, как картинка, Какой задумал я тебя». Этот коми­ческий сюжетный ход помогает автору поднять наболевшую для него проблему. Ведь сам А.Т.

Твардовский, как известно, был не только поэтом, но и долгое время возглавлял один из лучших советских журналов — «Новый мир». На проблему взаимоотношений автора и редактора он имел возможность посмотреть с обеих сторон. В итоге выясняется, что редактор только привиделся поэту, словно «сон дурной».

Важно

Сибирь в восприятии автора предстает пустынным краем, овеянным «дремучестью суровой». Это «недоброй славы край глухой», «глухомань вековечная». Глядя на огни Сибири, ли­рический герой рассуждает о том, как «издалека вели сюда Кого приказ, Кого заслуга, кого мечта, Кого беда…».

В тайге на станции Тайшет лирический герой встречает старого друга. Когда-то жизнь разлучила этих двух людей. Их 190 мимолетная встреча на станции становится определенным символом необратимости бега времени и жизни человеческой. Едва повстречавшись, герои вновь расстаются и разъезжаются в разные стороны огромной страны.

Вагонные споры, картины дорожного быта создают в по­эме необходимый фон, на котором автор пытается поставить самые злободневные вопросы эпохи. Он рассуждает о карье­ризме и призывает молодежь осваивать необжитую землю.

Примером такого подвижнического поступка становится судьба молодой пары, которая по зову сердца едет из Москвы работать в Сибирь.

Далее, подчеркивая масштабность и гран­диозность проектов освоения Сибири, Твардовский рассказы­вает о строительстве гидростанции на Ангаре.

В финале поэмы лирический герой привозит свой поклон Владивостоку от матушки Москвы, от Волги-матушки, от ба­тюшки Урала, от Байкала, от Ангары и от всей Сибири. По­вторы и уменьшительно-ласкательные суффиксы придают строфе фольклорное звучание.

Поэт признается в любви к ро­дине, к народу и прощается с читателем до новой встречи.

Ав­тору удалось воплотить в поэме свой грандиозный замысел: представить обобщенный портрет родной земли и передать подвижнический дух эпохи «оттепели», размах индустриаль­ных планов и широту души русского человека.

Источник: https://moitvoru.ru/index.php/analiz-proizvedeniya/6987-a-t-tvardovskij-za-dalyu-dal-analiz-proizvedeniya

Идейно-художественные особенности поэмы Твардовского «За далью – даль»

   Твардовский жил и творил в самую сложную и противоречивую эпоху советской истории. Большинство его произведений тесно связаны с теми событиями, которые происходили в стране. Отличительной чертой Твардовского, на мой взгляд, является его неумение лукавить. Искренность – вот основное его качество.

Одним из лучших произведений поэта, без сомнения, является «За далью – даль», написанная во времена «хрущевской оттепели». Здесь автор поднимает самые разные вопросы и проблемы действительности. Но при этом особое внимание уделяется Великой Отечественной войне.

Твардовского волнует все, что происходит в его родной стране.

    В художественном плане интересно построение поэмы. Поезд, в котором едет герой произведения, проезжает почти по всей территории огромной страны.

Совет

Таким образом, происходит некое объединение времени и пространства, все теперь концентрируется в размышлениях героя. Можно говорить о том, что поезд является неким символом жизни и существования человека.

Путешествие становится не просто действительностью, в которой оказался герой, но и воспоминанием, и своеобразным подведением итогов:

    Я видел, может быть, полсвета

    И вслед за веком жить спешил,
    А между тем дороги этой
    За столько лет не совершил…

    Таким образом, автор считает обязательным подобное путешествие во времени и пространстве.

    В поэме Твардовский обращается и к молодежи, достаточно вспомнить главу «Москва в пути»:

    Тебе сродни тех далей ветер.

    Ты знаешь: очередь твоя – 
    Самой в особом быть ответе
    За все передние края.

    Важно заметить, что проблема отношения будущих поколений к родине всегда волновала автора. И судьба молодежи в сознании героя тесно связана с прошлым и, в первую очередь, с войной, которую просто невозможно вычеркнуть из памяти:

    Однако, – нужды нет лукавить, – 

    Душа, минуя давность лет,
    Той горькой памяти оставить
    Еще не может и нет-нет-
    В тот самый заступает след.

    Обращаясь к теме войны, Твардовский еще раз утверждает, что долг и честь являются основными качествами настоящего бойца. Кроме того, автор очень часто собственные мысли и свое отношение к жизни передает через размышления своих героев:

    Он так сказал: ходить в атаки

    И умирать, коль выпал час,
    Есть тот гражданский долг, что всякий
    Обязан выполнить из нас.

    Весьма откровенно повествует автор и о своем отношении к власти. Здесь нужно казать о знаменитой четырнадцатой главе «Так это было». Она посвящается тому времени нашей истории, когда

    …четверть века

    Призывом к бою и труду
    Звучало имя человека
    Со словом Родина в ряду.

    Здесь речь идет о Сталине и времени, когда он управлял огромной страной. Твардовский весьма откровенно говорит о жизни народа в то время. Автор уделяет особое внимание репрессиям и гонениям в этот период. Тогда правила сила, которая могла карать либо миловать: 

    Так на земле он жил и правил,

    Держа бразды крутой рукой.
    И кто при нем его не славил,
    Не возносил –
    Найдись такой!

Обратите внимание

    Признавая много отрицательного и трагичного в сталинской эпохе, тем не менее, автор не берется никого осуждать, ибо такова была действительность. Твардовский видит исключительность личности вождя и считает, что во многом и его заслуга в том, что Советский Союз одержал победу в Великой Отечественной войне:

    Ему, кто все, казалось, ведал,

    Наметив курс грядущим дням,
    Мы все обязаны победой,
    Как ею он обязан нам…

    Сам автор уделял особое внимание уделял и говорил о ней следующее: «Впервые, может быть, тронул в упор то, что выходит за пределы только литературы».

Но Твардовский считает, что в этом и есть истинное назначение настоящего писателя и поэта, поскольку обращение к правде и справедливости – главная его обязанность.

Нужно пробуждать в человеке стремление к истине, но при этом нельзя категорично относиться к своему прошлому. Из негоследует черпать только лучшее и стремиться к будущему благополучию:

    За годом – год, за вехой – веха.

    За полосою – полоса.
    Нелегок путь.
    Но ветер века – 
    Он в наши дует паруса.

    Думаю, эти слова являются ключевыми не только в поэме, но и во всей жизни человека, в них проявляется истинный оптимизм Твардовского.

Источник: http://reshebnik5-11.ru/sochineniya/tvardovskij-a-t/raznoe/8224-idejno-khudozhestvennye-osobennosti-poemy-tvardovskogo-za-dalyu-dal

Анализ поэмы “За далью — даль” Твардовского А.Т

Категория: Твардовский А.Т.

Actionteaser.ru – тизерная реклама

Поэма «За далью — даль», за которую А.Т. Твардовскому в 1961 году была присуждена Ленинская премия, является одним из центральных произведений зрелого творчества А.Т. Твардовского. Она состоит из 15 небольших глав. Основной мотив поэмы — мотив дороги. Лирический герой отправляется на поезде в путь по просторам родной страны.

В самом начале произведения мы узнаем, что этот путь через Урал и Сибирь он задумал давно. Лирический герой вспоминает войну, разруху и хочет посмотреть на новую, отстроившуюся за мирные годы страну. Путешествие дает возможность лирическому герою посмотреть новые места, ощутить чувство сопричастности с другими людьми, пробуждает творческое вдохновение.

Характерной особенностью поэмы является присутствие иронической интонации. «Преодолел, взошел на гору И отовсюду виден стал. Когда он всеми шумно встречен, Самим Фадеевым отмечен, Пшеном в избытке обеспечен, Друзьями в классики намечен, Почти уже увековечен», — так пишет А.Т. Твардовский о своем лирическом герое.

Важно

Достигнув славы, человек не должен оторваться от реальности, от общения, от развивающейся жизни. Герой поэмы признается, что край, где нет его, ощущает как потерю. Он торопится жить, стремится везде поспеть. Путешествие в пространстве становится мощным стимулом для воспоминаний — путешествий во времени.

Первым крупным событием поездки становится встреча с Волг ой: « — Она! — И справа, недалёко, Моста не видя впереди, Мы видим плес её широкий В разрыве поля на пути». Волгу русский человек воспринимает не только как реку. Это одновременно и символ всей России, ее природных богатств и просторов. А.Т.

Твардовский не раз подчеркивает это, описывая радостное волнение героя и его попутчиков при встрече с матерью русских рек. В Волгу издавна смотрятся кремлевские стены, главы и кресты соборов и обычные деревеньки. Даже растворившись в океанских водах, Волга несет в себе «земли родимой отраженье».

Патриотическое чувство лирического героя переносит его в памятные военные годы, тем более что его сосед по купе воевал за эту Волгу под Сталинградом. Таким образом, любуясь видом на реку, герой поэмы восхищается не только природными красотами русской земли, но и мужеством ее защитников. Воспоминания переносят лирического героя на его малую родину — в Загорье.

Память детства характеризует жизнь в этом краю как скудную, негромкую, небогатую. Символом тяжелого, но честного и нужного людям труда в поэме становится образ кузницы, которая стала для молодого человека своеобразной «академией наук». В кузнице «рождалось все, чем пашут ниву, Корчуют лес и рубят дом».

Здесь же велись интересные разговоры, из которых складывались первые представления героя о мире. Через много лет он видит «кувалду главную Урала» в работе и вспоминает родную, с детства знакомую деревенскую кузницу. При помощи сопоставления двух художественных образов автор соотносит тему малой родины с разговорами о судьбе всей державы.

Композиционное пространство главы «Две кузницы» при этом расширяется, а поэтические строки достигают максимального эффекта художественного обобщения. Образ Урала заметно укрупняется. Ярче воспринимается роль этого региона в индустриализации страны: «Урал! Опорный край державы, Её добытчик и кузнец, Ровесник древней нашей славы И славы нынешней творец».

Галерею областей и регионов родной земли продолжает Сибирь. А лирический герой вновь погружается в воспоминания о войне, о детстве, затем разглядывает с интересом своих попутчиков.

Совет

Отдельные строки поэмы обращены к соратникам по перу, псевдописателям, которые, не вникая в суть событий, пишут по заказу производственные романы по одной и той же основной сюжетной схеме: «Глядишь, роман, и все в порядке: Показан метод новой кладки, Отсталый зам, растущий пред И в коммунизм идущий дед». Твардовский выступает против упрощений в литературном труде.

Читайте также:  Анализ рассказа платонова июльская гроза

Он призывает не подменять изображение подлинной действительности дежурными схемами и шаблонами. И вдруг монолог лирического героя прерывается неожиданным возгласом. Оказывается вместе с поэтом в том же купе едет его редактор, который заявляет: «И н свет ты выйдешь, как картинка, Какой задумал я тебя». Этот комический сюжетный ход помогает автору поднять наболевшую для него проблему. Ведь сам А.Т.

Твардовский, как известно, был не только поэтом, но и долгое время возглавлял один из лучших советских журналов — «Новый мир». Па проблему взаимоотношений автора и редактора он имел возможность посмотреть с обеих сторон. В итоге выясняется, что редактор только привиделся поэту, словно «сон дурной». Сибирь в восприятии автора предстает пустынным краем, овеянным «дремучестью суровой».

Это «недоброй славы край глухой», «глухомань вековечная». Глядя на огни Сибири, лирический герой рассуждает о том, как «издалека вели сюда Кого приказ, Кого заслуга, кого мечта, Кого беда…». В тайге на станции Тайшет лирический герой встречает старого друга. Когда-то жизнь разлучила этих двух людей. Их мимолетная встреча на станции становится определенным символом необратимости бега времени и жизни человеческой. Едва повстречавшись, герои вновь расстаются и разъезжаются в разные стороны огромной страны. Вагонные споры, картины дорожного быта создают в поэме необходимый фон, на котором автор пытается поставить самые злободневные вопросы эпохи. Он рассуждает о карьеризме и призывает молодежь осваивать необжитую землю. Примером такого подвижнического поступка становится судьба молодой пары, которая по зову сердца едет из Москвы работать в Сибирь. Далее, подчеркивая масштабность и грандиозность проектов освоения Сибири, Твардовский рассказывает о строительстве гидростанции на Ангаре.

В финале поэмы лирический герой привозит свой поклон Владивостоку от матушки Москвы, от Волги-матушки, от батюшки Урала, от Байкала, от Ангары и от всей Сибири. Повторы и уменьшительно-ласкательные суффиксы придают строфе фольклорное звучание.

Поэт признается в любви к родине, к народу и прощается с читателем до новой встречи.

Автору удалось воплотить в поэме свой грандиозный замысел: представить обобщенный портрет родной земли и передать подвижнический дух эпохи «оттепели», размах индустриальных планов и широту души русского человека.



“Стращная месть”—- единственная в “Вечерах нэ хуторе” историческая повесть.

Обратите внимание

Писатель рисует в ней бурную эпоху борьбы украинского народа за свою независимость с польскими феодалами — борьбы, в которой украинский народ обратился к немощи и поддержке русского народа.

В этой повести Гоголь передает старинную народную легенду, рассказывающую о страшном преступлении изменника своей родине — отвратительного колдуна.     Несмотря на фантастический элемент, в повести отразились реальные исторические соб

Начать сочинение надо с биографии Антуана де Сент-Экзюпери, с его родословной, условий жизни, со страны его детства (замок Ла Моль, побережье Средиземного моря, замок Сенморис), с его увлечений живописью, литературой, животным миром, а также изобретательством; с его веселого характера, необыкновенного смелости. Целесообразно рассказать об обучении Антуана в Парижской академии искусств (архитектура), увлечение поэзией, приключенческой литературой (Конрад), о том, как он оставил академию и попал в

Статья известного русского писателя А. Ремизова, посвященная памяти Евгения Ивановича Замятина, завершается знаменательными словами: 'И в третий раз я его видел во сне…

Я его увидел у калитки сада — чудесный сад! — и он был не тот затравленный, озирающийся, с запечатанным сердцем и с запечатанными устами, каким он появился в Париже, а тот Замятин, каким пришел он к нам на Таврическую после “Уездного”.

И я подумал тогда: …какой он умный! И мы вошли в сад”. В этих строках и цветаевский мот

Комедия Грибоедова “Горе от ума” — выдающееся произведение русской и мировой драматургии. Автор ставит и разрешает важные для его времени проблемы: о государственной службе, о патриотизме, о человеческих взаимоотношениях.

Он показывает горе умного человека, вынужденного жить в чуждом ему обществе. Главный герой комедии — Александр Андреевич Чацкий. Это молодой, образованный дворянин. Он благороден, честен, умен. Его поражают пустота и пошлость жизни московского общества.

Главный герой обличает е

Летом на рекеЭтим летом я со своим другом Вовой решили отправиться на речку рыбачить. Отпросившись у родителей, мы начали собираться. В рюкзак мы положили удочки, наживку и прочие снасти.

Важно

Мы так увлеклись подготовкой именно к рыбалке, что чуть не забыли про еду. Собравшись, мы легли спать, но не могли заснуть, размышляя о завтрашнем дне. Утром мы проснулись в пять утра и сразу же пошли к реке.

Утренняя природа была необычаянно красива! Мы разложили наши вещи и начали рыбачить. Улов был плохой: р

Впервые я познакомилась с творчеством Антона Павловича Чехова, когда была еще совсем маленькой. Рассказы «Детвора», «Каштанка», «Ванька» были первыми книгами, которые я прочитала сама. Они оставили глубокий след в моей памяти и в моей душе.

Нельзя без волнения читать о судьбе маленького Ваньки, не переживать за потерявшую хозяина Каштанку. Герои Чехова были для меня живыми. Я сочувствовала им, плакала и смеялась вместе с ними.      Став старше, я познакомилась с героями пьес Чехова.

Сложный мир

«Век нынешний» и «век минувший».     В комедии «Горе от ума», написанной в начале 19 века, А. С.

Грибоедов касается множества серьезных вопросов общественного быта, морали, культуры, актуальных в эпоху смены веков, когда меняются общественные устои и нарастают противоречия между представителями «века нынешнего» и «века минувшего».

    В произведении встречаются люди разного общества от Фамусова и Хлёстовой до крепостных слуг. Представителем передового, революционно настроенного общества является

Изгнанник с неслыханной мировой славой, А.И. Солженицын соединяет в своем личностном облике и творчестве многие тревожащие наше сознание начала. Характерен этим рассказ «Матренин двор». В центре повествования – судьба деревенской женщины.

    Понятие “село” для А. Солженицына является моделью (синонимом) народной жизни конца 19 – начала 20 веков. Существование национального мира, по мнению автора, невозможно без “праведника” – человека, обладающего лучшими чертами народного характера.

Отсутствие

Совет

Штольц Андрей Иванович – друг Обломова, деловой человек.     Ш. получил своеобразное воспитание. Русская мать хотела видеть в нем воспитанного, благородного, романтичного юношу.

Отец же воспитывал сына как сильного мужчину, способного постоять за себя и справиться со всеми трудностями.     Из такого сочетания и сформировался характер Ш.

: «Вдруг из отцовских 40 тысяч сделал 300 тысяч капиталу, и в службе за надворного перевалил, и ученый…теперь вот еще путешествует!» – так отзывается о Ш. нелюбящ

Основной проблемой романа-эпопеи М. Шолохова «Тихий Дон» является проблема поиска личностью своего места в «историческом вихре событий» – в меняющемся, зачастую враждебном человеку, мире.     Главный герой романа – казак Григорий Мелехов.

Его судьба, формирование и развитие характера, подвиги, разочарования, поиск жизненного пути – основа сюжета произведения. Этому простому человеку выпало жить в начале 20 века – в эпоху «кровавых событий» в России.

Мелехов пришлось пережить первую мировую войну

Сейчас смотрят:{module Твардовский:}Actionteaser.ru – тизерная рекламаActionteaser.ru – тизерная реклама

Источник: https://referat567.info/sochineniya-po-literature/tvorchestvo-tvardovskogo-a-t/13445-analiz-poemy-za-dalyu-dal-tvardovskogo-a-t.html

Поэма А. Т. Твардовского «За далью – даль»

Долго и трудно складывалась поэма А.Т.Твардовского «За далью — даль» (1950-1960). В ней событийный сюжет ослаблен до минимума — просто путевые зарисовки, впечатления, раздумья человека, следующего из Москвы через всю Сибирь… И все-таки поэма полна драматизма.

Все острые противоречия, составляющие конфликтный узел, происходят в сознании автора, едущего на Дальний Восток. Вследствие этого «За далью — даль» можно назвать поэмой размышлений.

Лиро-эпический характер поэмы дает возможность читателю зримо представить необъятность и величие Родины:

… А там еще другая даль,

Что обернется далью новой,

И, наконец, конечная цель поездки:

Не просто край иной, далекий,

А Дальний именно Восток

Волга, Урал, Сибирь, Ангара, Байкал и другие регионы — емкие метафоры, отражающие историческую судьбу народа, с ее трудностями и ошибками. Именно поэтому размышления лирического героя так напряжены и драматичны.

События самого узкого, частного, личного характера соотнесены с историческим прошлым, полным трагедийного накала.

Неожиданная встреча на таежной станции Тайшет с другом ранней юности, незаконно репрессированным в 30-е годы и сейчас возвращающимся обратно, рождает образ-символ сложной исторической эпохи:

И вспомнил я тебя, друг детства,

И тех годов глухую боль.

В центральной главе «На Ангаре», связанной темой звездного будущего, поэт вспоминает еще одного друга, чья жизнь неотделимо слилась с историей, революцией, литературой, победами и ошибками и боль утраты которого до сих пор не затихает в сердце поэта:

Как мне тебя недоставало,

Мой друг, ушедший навсегда!..

Кто так, как ты, еще на свете

До слез порадоваться мог

Речам, глазам и людям этим!

Зачем же голос твой умолк?

Обратите внимание

Личные воспоминания преобразуются в яркие картины минувшего, связанные с драматическими обстоятельствами и последствиями эпохи культа личности Сталина:

Так это было. Четверть века

Призывом к бою и труду

Звучало имя человека

Со словом Родина в ряду.

Мы звали — станем ли лукавить?

Его отцом в стране — семье.

Тут ни убавить, Ни прибавить,

Так это было на земле.

Не убегая от прошлого, лирический герой оценивает и отстаивает гордость человека, пережившего вместе с народом суровые годы и сопричастность к великим свершениям: Да, все, что с нами было, — Было! А то, что есть, — То с нами здесь.

Уже в этих воспоминаниях рядом с величественным и скорбным прошлым, отдельными судьбами людей, друзей детства и молодости, ощущается незаурядная фигура самого лирического героя.

Масштаб его личности под стать эпическим событиям, которые он пропускает через свое сознание.

На душе лирического героя дополнительное бремя — он поэт. А следовательно, он несет особую ответственность за все, что происходит в мире, его долг говорить правду во имя будущего, во имя потомков:

Кому другому, но поэту

Молчать потомки не дадут.

Его к суровому ответу

Особый востребует суд.

Я не страшусь суда такого

И, может, жду его давно,

Пускай не мне еще то слово,

Что емче всех, сказать дано.

Мое — от сердца — не на ветер,

Оно в готовности любой;

Я жил, я был — за все на свете

Я отвечаю головой.

Путешествие автора, в котором сливаются три образа: поэт, рассказчик (повествователь) и лирический герой, — длится десять суток в настоящем времени. Но вбирает в себя два последних века страны, десятилетия героев и автора, намечаются перспективы будущего.

Емкость и глобальность времени, пространственный размах, воплощенный в поэме «За далью — даль», определили еще одну особенность — тип попутчика лирического героя. Твардовский по складу своего дарования всегда ориентируется на диалог. В этой поэме такая направленность приобретает особое значение.

Впервые здесь выступает читатель разноликий.

Разговоры с ним насыщены контрастными, то ироническими, то шутливыми, то серьезными интонациями. Но в конце концов беседа с читателем достигает глубокой доверительности и откровения. Поэт дорожит его мнением и ждет от него того же. На высокой ноте расставания с другом-читателем завершается поэма:

Конца пути мы вместе ждали,

Но прохлаждаться недосуг.

Итак, прощай.

До новой дали.

До скорой встречи,

Старый друг!

Завершая произведение, автор полушутливо, полуиронично, но весьма сурово оценивает свой труд: … не ярки краски

И не заманчив общий тон,

Что ни завязки,

Ни развязки

Ни поначалу, ни потом…

В своем произведении автор сумел «встать над всем, что было раньше, не отрекаясь от самого себя, от своей природы и породы, найти новые краски и новые композиционные сюжеты и возможности для выражения уже совершившегося факта нового видения мира» (А.Сурков).

ЗАВЯЗКА — начальный момент в развитии событий, изображенных в художественном произведении.

ЗАГАДКА — вид устного народного творчества. Вопрос или задание, которое требует разгадки. Часто используется в сказках, отражая смекалку героев.

Источник: http://www.rlspace.com/poema-a-t-tvardovskogo-za-dalyu-dal/

Сочинение по поэме Твардовского А.Т. «За далью — даль»

Твардовский А.Т. – писатель, который за свою непродолжительную жизнь оставил неизгладимый след в памяти читателей, написав замечательные произведения. Среди написанных работ и поэма Твардовского «За далью-даль», что является автобиографическим произведением, которое он начал писать, вдохновившись своим путешествием по нашей стране-матушке.

Произведение состоит из пятнадцати частей, где автор делится с нами путевыми своими зарисовками, своими раздумьями, впечатлениями, рассказывая нам о своей поездке, что началась в Москве по направлению на Дальний Восток. Чтобы быстро ознакомиться со всеми небольшими частями произведения «За далью — даль» Твардовского, предлагаем к вашему вниманию краткое содержание.

Читайте также:  Абадонна в романе мастер и маргарита булгакова сочинение

Уже вначале работы автор нам рассказывает о путешествии и о тех мотивах, что подвигли его на поездку. Герой весь в предвкушении от поездки поездом и от того, что ждет его там, впереди. Мы видим в части под названием «В дороге», настроение героя, который желает побывать в новых для себя местах. Настроение у него замечательное, он рад каждому попутчику.

Важно

Далее мы знакомимся с частью «Семь тысяч рек». Именно так отзывается герой о Волге. Этой реке автор посвятил целую часть. Он ее называет «срединой Земли родной», «Волга-матушка одна», несмотря на то, что есть и мощнее реки.

Писатель воспевает реку, рассказывает о том, как любуются ею люди, как «в нее смотрелось пол — России» и насколько она красивая и большая.

Далее мы переносимся в воспоминания героя, где он рассказывает о своем родном крае Загорье, где прошла его юность в кузнице, а далее проезд через Урал «Я еду мимо, И что-то сжалося в груди: Тебя, как будто край родимый, Я оставляю позади», а далее «за Уралом — Зауралье» и уже иная даль.

В следующей части «Две дали» автор прощается с Уралом и встречает новый край, Сибирь, знакомя нас со встречающимися пейзажами, которые герой наблюдает из окна.

Здесь же автор ведет разговор с нами, читателями «Читатель! Друг из самых лучших» «продолжим, стало быть, беседу». И беседа уже продолжается в части «Литературный разговор», где писатель знакомит нас со своими спутниками, давая их краткие характеристики.

Так герой нам повествует о молодой паре, дамочке в пижаме, майоре и вновь герой обращается к читателю.

В поэме Твардовского «За далью — даль» лирический герой встречается и со своим другом детства, вспоминая с ним прошлые беззаботные времена в части «Друг детства».

Совет

Также в путешествии автор нам рассказывает об исторических военных событиях, что происходили в стране, о которых мы узнаем из главы «Фронт и тыл».

Здесь автор рассказывает о споре, что завязался между попутчиками на тему фронта «шел спор о фронте и о тыле, — Не что важней, А где трудней». Далее Ангара, Байкал, Владивосток.

В конце автор вновь обращается к читателям, которые в своем воображении вместе с героем постигли дали. Автор пишет о желании читателей узнать героя поэмы, но как такового героя и нет, вернее, герои произведения «Ты да я, да мы с тобой», то есть, сам автор и читатели. Завершает автор свою работу прощанием с читателями «Прощай. До новой дали», называя читателей «Старым другом».

История создания За далью даль Твардовского

История создания «За далью-даль» Твардовского начинается в 1950 году. Написать поэму авто решил после того, как ушел из журнала «Новый мир», и отправился путешествовать страной, записывая все в свой дневник.

Писал автор свое произведение целых десять лет и завершил его в 1960 году.

Я же в своей работе над поэмой Твардовского «За далью-даль» и в своем сочинении хочу отметить большой талант писателя, который позволил нам представить величие нашей страны.

За далью даль Твардовский слушать

За далью даль, читает автор

  • за далью даль краткое содержание
  • за далью даль краткое содержание по главам
  • за далью даль твардовский краткое содержание
  • твардовский за далью даль краткое содержание
  • за далью даль краткое

Источник: http://sochinyshka.ru/sochinenie-po-poeme-tvardovskogo-a-t-za-dalyu-dal.html

Сочинение по поэме Твардовского “За далью – даль” – Бесплатное эссе

Поэма “За далью – даль” создавалась довольно долго – целое десятилетие (1950- 1960). Временная дистанция обусловила существенное различие между отдельными главами и отрезками произведения.

Декларативные и несколько растянутые страницы сочетаются с написанными свежо и блестяще.

Неповторимые черты личностного взгляда, манеры видения, строй поэтической речи, отличающий индивидуальный голос, – все это особенно ярко и обаятельно, когда воспроизводится то, что было особенно остро и глубоко пережито.

Известно, что поэт, художник бывает наделен необычайной памятью о конкретных чувственных (зрительных, обонятельных, осязательных, слуховых, вкусовых) впечатлениях детства. Обратим внимание, как подробно отложился в памяти автора поэмы минутно-вечный отрезок младенческой поры:

И отсвет жара горнового Под закопченным потолком, И свежесть пола земляного, И запах дыма с деготьком – Привычны мне с тех пор, пожалуй, Как там, взойдя к отцу в обед, Мать на руках меня держала,

Когда ей было двадцать лет…

Параллель личной и общенациональной судьбы развертывается в произведении с каким-то внутренним спокойствием. Поэтическая речь не отличается экспрессией, однако скрытые, подспудно затаенные чувства ощущаются как очень глубокие и выстраданные.

Твардовский не любит “себя выставлять на испод”, он деликатен и застенчив перед читателем. Лишь добрая усмешка составляет эмоциональный тон многих глав. Путешествие по географическим широтам и просторам памяти сопровождается иногда символическими картинами за окном.

Беспредельная степь, и только “Старообразные березки | Белеют голые, как кость”. Чем-то древним веет от этого пейзажа. Образы и детали получают друг от друга ассоциативные отсветы. Само быстро несущееся навстречу время – глобальная метафора поезда, летящего навстречу громадным пространствам.

Новое обретается и, не успев развернуться перед глазами, почти мгновенно проносится мимо, как “все, что ты уже терял | За неустанной встречной новью”.

В главе “Литературный разговор” читатели метко критикуют писателя, а он рад, что им нужен “жар живой правдивой речи, а не вранья холодный дым”. Автор не претендует на сверхзнание.

Обратите внимание

Человеческая естественная ограниченность, сознание малости индивидуального опыта, суженности поля зрения, невозможности вникнуть во все и окончательно понять все – границы, которых не переступить.

Даже когда поэт сам проехал через какие-нибудь места, нет оснований считать их освоенными: многие элементы жизненного пространства проходят, не касаясь чувств и интеллекта, как бы ни сожалел об этом путешественник (“И что за земли – знать не буду. | Во сне ушли из-под колес”).

В “Далях”, как коротко называл свой труд Твардовский, есть немало сценок, сжато и бегло, но довольно выразительно запечатлевших силуэты попутчиков, за которыми угадываются сложные характеры, явно не укладывающиеся в шаблонные схемы. Такова импровизированная зарисовка увиденного в коридоре вагона:

Где дама строгая в пижаме Загромоздит порой проход, Смущая щеголя с усами, Что не растут такие сами

Без долгих вдумчивых забот.

Автор тепло вспоминает дом, простые человеческие отношения, дорогие с ранних детских лет: “Уют особенной цены, | Что с первой детскою кроваткой | У голой лепится стены…” Для него нет сомнения, что в каком-нибудь закопченном барачном углу можно встретить одухотворенность высшего порядка.

Суровая сибирская земля – “недоброй славы край глухой” – внушает одновременно и горделивое сознание широты и простора страны, и непонятное поначалу чувство вины, немого укора. Поэт не может забыть, что Сибирь для многих была чужой, постылой, проклинаемой – местом ссылки, каторги, неволи.

С этим горьким мотивом связана глава “Друг детства”.

Во второй половине 1960-х годов завершена поэма “По праву памяти”, задуманная как продолжение “За далью – даль”. Она обращена и к тем, кто “из другого поколенья”, и к ровесникам поэта.

Первая глава “Перед отлетом” была опубликована в последнем прижизненном сборнике как отдельное стихотворение. Все остальные главы увидели свет только в 1987 г. Каждая глава отражает важнейшие события в жизни героя и страны. Первая описывает юность героя.

Это как бы глубокий археологический слой: “Давно ли? – Жизнь тому назад”. Вторая глава “Сын за отца не отвечает” – узловая.

Автор гневно, с публицистической остротой, обнажает суть грубого вмешательства власти в сферу семейную, в результате которого библейские, издревле мыслимые как теплые, добрые, исполненные любви понятия отец и сын становятся искаженными до гротеска. Толкование сталинской фразы об отце и сыне теперь требует знаний не только филологических:

Пять слов по счету, ровно пять. Но что они в себя вмещают,

Вам, молодым, не вдруг обнять.

“То был отец, то вдруг он – враг”.

Какое смятение в душе юноши! Сколь привлекательны идеи равенства, братства, вытекающие из христианских заветов, и почему нужно делать такой страшный выбор – между родным отцом и благородной идеей, когда на деле оказывалось, что выбор этот – между отцом и жизнью? Так глубока рана в душе, что, будучи уже в зрелых летах, герой восклицает: “О годы юности немилой…” Искренний порыв идти в ногу со временем оборачивается для лирического героя горькой иронией: оставивший отцовский дом для активного участия в строительстве новой жизни сын для вершителей народных судеб лишь щепка, которую именуют “отродьем, | Не сыном даже, а сынком”.

Но сыновнее сердце хранит верную любовь к отцу-труженику.

О ней напоминает возникающее в памяти видение отцовских рук: “В узлах из жил и сухожилий, | В мослах поскрюченных перстов”, неразгибающихся, загрубевших в работе: “отдельных не было мозолей – | Сплошная.

Важно

Подлинно – кулак!” Отец-кулак землю “кропил своим бесплатным потом”. Слово возвращает нас к религиозному ритуалу, и развивающаяся аналогия обогащает авторский анализ минувшего.

Облик “отца народов” приобретает демонические черты, в тексте возникают лермонтовские реминисценции: “Он говорил: иди за мною, | Оставь отца и мать свою…

” Демон, увлекающий жертву, пожалуй, менее страшен, нежели новоявленный сеятель смерти, убивающий в душе все, что не освящено его именем. Нравственные заветы для переставших верить в настоящего Бога оказались перевернутыми.

И – что особенно горько – агрессивные законы демона приняты как свои рядовыми участниками мистерии.

А мы, кичась неверьем в Бога, Во имя собственных святынь Той жертвы требовали строго:

Отринь отца и мать отринь.

Пафос третьей главы – в критике беспамятства, пассивного ожидания указаний сверху, которое сродни языческому поклонению: “Нет, дай нам знак верховной воли, | Дай откровенье божества”.

Своей инфантильностью, безответственностью иные современники заслужили снисходительную иронию: “Как наигравшиеся дети, | Что из отлучки взрослых ждут”.

Автор горячо выступает в защиту истинного знания о прошлом, – только это может помочь людям по-настоящему выдержать испытания, сохранить человеческое лицо.

Особой силы жизнеутверждения, глубокой мудрости исполнена поздняя лирика Твардовского. Ее совершенство оказалось неожиданным даже для многих ровесников поэта, воспринявших ее, как заметил К. Симонов, “в заскорузлом для потрясения поэзией немолодом возрасте”.

“И поразило не то, как она написана, хотя и это поразительно, а то, как в ней подумано о жизни, с какой глубиной, печалью и мужеством, заставлявшими заново подумать о самом себе, как живешь и как пишешь”.

В одном из стихотворений, посвященных поэзии, описано, какие требования предъявляет к себе возмужавший мастер:

От сладких слез, что наготове, По крайней мере удержись. Года обязывают строже, О прежних вспышках не жалей. Не шутка быть себя моложе,

Труднее быть себя зрелей.

События войны в поздних стихотворениях Твардовского видятся сквозь толщу переживаний и раздумий последующих лет.

Они уже будто припорошены пылью времени, и авторский голос размеренно спокоен, но это не означает, что в стихах главенствует логика: через оболочку строгой сдержанности читатель острее чувствует высокое напряжение эмоций. Отпечаток эпической отстраненности лежит на стихотворении, посвященном погибшим:

Совет

Лежат они, глухие и немые, Под грузом плотной от годов земли – И юноши, и люди пожилые, Что на войну вслед за детьми пошли, И женщины, и девушки-девчонки, Подружки, сестры наши, медсестренки, Что шли на смерть и повстречались с ней

В родных краях иль на чужой сторонке.

Пластичность, свойственная большим эпическим произведениям, постепенно трансформируется. Некоторые стихотворные образы, приобретая многозначность, симфоничность звучания, приближаются к символическим. Таков образ камня в стихотворении “Дробится рваный цоколь монумента” (1963).

Оно посвящено, по-видимому, уничтожению памятников Сталину, рассчитанных на тысячелетнее стояние. Грустная усмешка слышится за отвлеченным, казалось бы, обобщением: “Чрезмерная о вечности забота – | Она, по справедливости, не впрок”.

Однако суетные и спешные хлопоты об уничтожении памяти об ошибках и зле прошлого тоже не заслуживают одобрения, более того, воспринимаются с явной долей язвительности: “Чрезмерная забота о забвенье | Немалых тоже требует трудов”.

После ярких картин и злободневных сентенций появляется новая, лишенная эмоциональной окраски формула, может быть, более важная, чем прежние.

Авторский взгляд возвышается над сиюминутным и историческим, каким-то космическим холодом веет от последней фразы: “Но дело в том, | Что сам собою камень, – | Он не бывает ни добром, ни злом”.  К стихотворению о судьбе русской крестьянки, пережившей в молодости насильственное переселение с родной земли, Твардовский выбирает эпиграфом строки из народной песни:

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой,

Перевези меня на ту сторону,

Источник: http://schooltask.ru/sochinenie-po-poeme-tvardovskogo-za-dalyu-dal/

Ссылка на основную публикацию