Анализ рассказа история болезни зощенко сочинение

Краткое содержание Зощенко История болезни для читательского дневника

В этом рассказе Михаила Зощенко, написанном от первого лица (с яркой манерой рассказчика), герой неожиданно попадает в больницу. Вместо комфорта, лечения и даже отдыха, он окунается с головой в мир бюрократии. С юмором (иногда черным) показано, как бездушно там медицинский персонал относится к пациентам.

Все названия, все порядки построены по казенному принципу, а больной – просто винтик в негармоничной системе. Например, по ошибке жене сообщат о смерти этого несчастного героя.

Пациент мучается плохими условиями, бездушием персонала, но когда выздоравливает, несмотря на «лечение», и пытается вырваться из больницы, то его никак не отпускают.

Главная мысль и чему учит рассказ Зощенко История болезни

Это уморительный рассказ о том, что в советской больнице «отдохнуть» не удастся, тут нужно быстрей выздоравливать, чтобы вырваться из бюрократического ужаса. А вообще-то, лучше туда просто не попадать, не следовать примеру героя рассказа.

Читать краткое содержание Зощенко История болезни

Начинается рассказ с признания героя, что «хворать» он предпочитает дома, хотя в больнице всё должно быть, в принципе, культурней и правильней. Однако тут уж – с брюшным тифом деваться герою было некуда, он попадает в больницу.

Пациента привезли, и, хотя он и в бреду, но ему первым делом бросилось в глаза объявление о часах, когда можно забирать трупы.

Кстати, у самого героя такой характер, что он начинает со всеми спорить, всему возмущаться, доказывать что-то… Над ним только смеются! Дескать, к вам часового ещё приставить?

Обратите внимание

Но против системы и её «адептов» ничего нельзя сделать. Например, его приводят на «обмывочный пункт». Само это название до глубины души возмущает больного. Кроме того, на этом пункте уже моют старуху, а ему предлагают не обращать внимания на «маленькое» неудобство, но тут уж возмущается старая женщина.

И это только начало его испытаний… Пижаму выдают ему не по размеру и, что самое неприятное, с печатью (почти клеймом), как и всем пациентам. В маленькой палате, куда его приводят, лежат около тридцати больных. Пациенты здесь не столько лечатся, сколько проводят время.

И если бы это было приятным времяпровождением! Герою кажется, что он попал не в больницу, а просто в сумасшедший дом. Понятно, что все друг от друга заражаются.

Когда этот «двужильный» пациент, к удивлению врачей, перенёс благополучно всё лечение, выздоровел, даже подготовился к выписке, его никак не могут отпустить. Тут, как всегда, Зощенко показывает нелогичность советской системы.

Парадокс заключается здесь в том, что больных поступает так много, что выздоровевших не успевают выписывать.

Это могло бы показаться бредом, но такое, действительно, возможно при бюрократичной системе, когда приходится выдавать каждому сотни справок.

Когда герой всё-таки вернулся домой, его жене как раз и сообщили письменно, что нужно явиться за телом мужа. Оскорбившись, как всегда, он хотел было бежать в больницу, возмущаться, доказывать… но махнул рукой – систему не исправить. Вот только лучше держаться от нее подальше. В данном случае – болеть дома, а лучше совсем не болеть.

Источник: http://chitatelskij-dnevnik.ru/kratkoe-soderzhanie/zoshchenko/istoriya-bolezni

Сочинение на тему «Приемы и способы сатирического повествования М. Зощенко (По рассказу «История болезни)»

1. Новаторство Зощенко-писателя.

2. Достижение комического эффекта в рассказах.

3. Пример сатирического повествования на конкретном произведении.

Михаила Зощенко можно смело поставить в один ряд с такими писателями в русской литературе, как А. Толстой, И. Ильф и Е. Петров, М. Булгаков, А. Платонов.

Работы, написанные автором в 20-х годах XX века, имеют под собой основу из реальных и достаточно животрепещущих фактов, взятых либо из свободных наблюдений, либо из массовой читательской корреспонденции.

Темы их вычурны и многообразные: сумятица на транспорте и в общежитиях, мины нэпа и ужимки быта, плесень обывательщины, спесивое самодурство, подобострастие и многое, многое остальное.

Важно

Нередко повествование базируется в форме раскованного диалога с читателем, а временами, когда пороки приобретают наиболее возмутительный характер, тогда в голосе автора без утайки слышатся публицистические нотки.

Новшеством Зощенко явилось открытие курьезного персонажа, который, по словам писателя, «почти что не фигурировал раньше в русской литературе», а также манипуляциями маски, при помощи которой он вскрывал такие жизненные грани, которые зачастую находились в тени, не попадая в поле зрения сатириков.

Разрабатывая намеренно заурядные сюжеты, излагая приватные истории, произошедшие с совершенно не приметным героем, писатель возносил эти отдельные эпизоды до степени важного обобщения. Автор пробирается в святыню обывателя, который непроизвольно разоблачает сам себя в своих монологах.

Этот розыгрыш мастерски завоевывался путем виртуозного владения стилем повествования от имени рассказчика, филистера, каковой не только боялся прямо заявлять о своих воззрениях, но и стремился невольно не дать предлога для порождения о себе каких-либо заслуживающих порицания суждений.

Комедийного эффекта Зощенко нередко добивался путем искажения фраз и выражений, заимствованных из разговора неграмотного обывателя, со свойственными ей оборотами, неправильными грамматическими фигурами и синтаксическими блоками («плитуар», «окромя», «хресь», «етот», «в ем», «брунеточка», «вкапалась», «для скусу», «хучь плачь», «эта пудель», «животная бессловесная», «у плите» и т. д.). Также употреблялись и обрядовые иронические методы, существующие в широком обиходе со времен «Сатирикона»: противник взяток, говорящий речь, в которой упоминаются рецепты, как брать взятки («Речь, произнесенная на банкете»); враг пустословия, сам на поверку являющийся охотником праздных и салонных разговоров («Американцы»); доктор, зашивающий часы «кастрюльного золота» в живот больному («Часы»). Фельетон отточен против того, как указывает Зощенко, «малосимпатичного стиля» жизни и работы учреждений, где люди делятся на две неравные категории. В первом случае, «дескать, — мы, а вот, дескать, — вы». Хотя на самом-то деле, утверждает автор, «вы-то и есть мы, а мы отчасти — вы». Окончание звучит предостерегающе-грустно: «Тут есть, мы бы сказали, какая-то несообразность». Нелепица эта, достигшая уже гротескового уровня, с едкой ироничностью изобличена в рассказе «История болезни» (1936). Здесь обрисованы нравы и быт некоей необычной больницы. Рассказ «История болезни» завязывается так: «Откровенно говоря, я предпочитаю хворать дома. Конечно, слов нет, в больнице, может быть, светлей и культурней. И калорийность пищи, может быть, у них более предусмотрена. Но, как говориться, дома и солома едома». Пациента с диагнозом «брюшной тиф» доставляют в больницу, и первое, что он видит в отделении для регистрирования вновь поступивших, — громадный плакат на стене: «Выдача трупов от 3-х до 4-х». Едва оправившись от шока, герой сообщает фельдшеру, что «больным не доставляет интереса это читать». В ответ же он слышит: «Если… вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать». Далее медсестра провожает его в ванную, где уже моется какая-то старушка. Казалось бы, сестра должна принести извинение и отложить на время процедуру «купанья». Но она привыкла лицезреть перед собой не людей, а пациентов. А чего церемониться с пациентами? Она хладнокровно предлагает ему залезть в ванну и не обращать на старушку внимания: «У нее высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения».

На этом злоключения пациента не заканчиваются. В начале ему выдается халат не по его росту. Потом, по прошествии нескольких дней, уже начав поправляться, он заболевает коклюшем. Эта же медсестра ему сообщает: «Вы, наверно, неосторожно кушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок». Весьма типично: виновен не тот, кто отвечает за стерильность прибора, а тот, кто из него «кушает».

Когда же герой, наконец, поправляется окончательно, ему никак не удается выбиться из больничных стен, так как его то забыли выписать, то «кто-то не пришел, и нельзя было отметить», то весь персонал больницы занят установлением движения жен больных. Дома его ждет финальная проверка на прочность: жена рассказывает о том, как на прошлую неделю она получила из больницы повесткy с запросом: «По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа».

«История болезни» — один из тех рассказов Зощенко, в которых изображение грубости, крайнего неуважения к человеку, душевной черствости доведено до предела. Человек, выписываясь из больницы, радуется уже тому, что остался жив, и, вспоминая больничные условия, предпочитает «хворать дома». Знакомая ситуация?

Источник: https://schoolsochinenie.ru/priem-i-sposob-satiritcheskogo-povestvovaniya-m-zoshtenko-po-rasskazu-istoriya-bolezni.html

Рассказ Зощенко История болезни : краткое содержание, главные герои, отзывы

Рассказ «История болезни» (1936) написан Михаилом Михайловичем Зощенко, замечательным русским советским писателем и драматургом. Это один из классиков нашей литературы, наследующий в своих малых прозаических формах лучшие сатирические и юмористические традиции Чехова, Гоголя, Лескова, Аверченко.

Судьба писателя сложилась очень непросто. Вслед за популярностью, последовавшей после издания его рассказов (1920-1930-е годы), его ожидали литературная травля, забвение, запреты публикаций и нищета.

Рассказы Зощенко написаны, как правило, в особой сказовой манере — от лица классического «маленького человека», который живет уже в новой советской эпохе. Однако, по большому счету, герой остался все тем же дореволюционным обывателем.

Совет

Здесь выразилось общее для Петроградского объединения молодых литераторов 1920-х годов «Серапионовы братья», в котором состоял Зощенко, стремление идти в создании произведений не от политических, а от «правды жизни» — реальных событий и установок.

В статье изложено краткое содержание рассказа Зощенко «История болезни», даны характеристики главных персонажей, приведен анализ содержания, освещена идея данного произведения.

Начало

Рассказ Зощенко «История болезни» написан от первого лица.

Героя, которого зовут Петр, помещают в больницу. У него брюшной тиф. Больной считает, что больница оказалась плохой. Далее рассказ повествует о том, почему у него сложилось такое мнение и с чем сталкивается пациент по прибытии в лечебное учреждение.

Уже в приемном покое герой видит вывешенное на видном месте такое объявление:

Возмутясь, он делает замечание фельдшеру, на что тот, удивленный замечаниями больного, у которого буквально идет пар изо рта от внутреннего жара, отвечает, что, мол, молчи, раз болен, а не то — не факт, что поправишься.

Вспыхнуть бы перебранке, если бы не высокая температура и плохое самочувствие пациента. Следующей в кратком содержании «Истории болезни» Зощенко следует отметить появившуюся медсестру, которая приглашает героя на «обмывочный пункт».

И снова тот вздрогнул: не так, дескать, назвали: «Не лошадь ведь я, чтобы меня обмывать. Сказали бы возвышенней — «ванна».

На что ему снова посоветовали не вникать в языковые тонкости, а то, неровен час, до выздоровления, больной, не доживете.

Лечение

Пришел герой на помывку и стал раздеваться. Вдруг видит — из воды в ванной уже торчит голова. Сидит старуха, наверное, из местных больных.

Снова возмущен пациент: «Да это ж дамская ванна! Куда вы меня привели?» На что ему отвечает та же медсестричка, что не стоит смущаться, больной, эта старуха с высокой температурой, и она ни на что не реагирует.

«Да ведь я-то реагирую! — восклицает из последних сил герой. — Мне это неприятно видеть!»

Вошедший лекпом называет больного нахалом. И тут из воды подает голос якобы ни на что не реагирующая старуха:

Обратите внимание

После этого больной принимает наконец ванну. Ему выдают большое, не по мерке, белье. Присмотрелся герой: а так уж в этой больнице заведено, что на мелких больных надеты рубашки великанов, а на корпулентных — наоборот.

Читайте также:  Сочинение настоящая ответственность бывает только личной

И клейма больничные стоят, где попало. Морально унижает человеческое достоинство печать, стоящая на груди рубахи или на спине, считает привередливый пациент. А у него стоит на рукаве.

Что ж, в конце концов смиряется он, это еще не самый худший вариант.

Палата

Поместили героя в небольшое больничное помещение, где уже находилось около тридцати больных. Это были самые разные по состоянию пациенты, и этот момент тоже покоробил Петра. Одни были тяжело больны, другие поправлялись и им было нечем заняться. Поэтому кто-то шлялся по палатам, кто-то играл «в пешки», а кто-то свистел.

Снова возмутился больной: «Это что, больница для душевнобольных или это базар?» — закричал он. И тут от общей ослабленности организма и от собственного крика потерял сознание.

А очнулся Петр только дня через три. Стоит над ним медсестра и удивляется: «Ну, надо же! Живы! А мы вас, больной, у открытого окна случайно оставили, а вы прямо двужильный — выдержали и даже поправляться стали.

Выписка

Но перед выпиской бедный пациент подхватил коклюш, что, как выяснилось, тоже было в той больнице делом самым обычным:

И все-таки дело шло к полной поправке и к выписке.

Однако его все не отпускали: то по забывчивости кого-то из работников больницы, то из-за бюрократических заморочек, а потом в больнице началось «движение жен больных», которые заждались все никак не возвращающихся из больничного плена мужей.

Персонал переключился на других больных — в итоге наш герой «перебрал» в больнице восемь дней и даже схватил нервную болезнь, от которой его «закидало прыщами». Но не стоит беспокоиться, утешил его фельдшер. Ведь восемь дней — это совсем немного:

Но в конце концов герой вернулся домой. И тут ждало его последнее испытание на прочность после всех лечебных мытарств: жена сказала ему, что приходило из больницы извещение, в котором ей предложено было явиться за телом ее умершего мужа, то есть его, Петра. А когда она прибежала, там извинились, что, мол, произошла путаница, а скончался кто-то совсем другой.

Хотел бывший пациент вернуться, чтобы поругаться в этот бардак под названием «больница», но подумал да и махнул рукой. И теперь предпочитает болеть, не покидая домашних стен.

О героях рассказа

В кратком анализе «Истории болезни» Зощенко достаточно отметить, что очень сжато сюжет произведения можно изложить следующим образом: «Герою очень не понравилась больница, в которую он попал. Поэтому впредь он старается туда не попадать».

Совершенно очевидно, что такое изложение не передает читателю почти ничего от содержания рассказа. Ведь дело не в том, почему герой пришел к такому выводу, а в том, что его подтолкнуло к нему.

По ходу чтения рассказа складывается впечатление, что Петр, герой рассказа «История болезни» человек не простой, он — требовательный эстет. Ему не по нутру грубость обычного быта, в том числе простой лечебницы. Быть может, ему, как и персонажу раннего рассказа Зощенко «Страдания молодого Вертера», в мечтах

А повсюду — вечное неискоренимое хамство и черствость по отношению к ближнему. И должен бы привыкнуть уже человек, но не привыкается ему как-то.

Особенно, когда на стене заведения, которое по определению призвано заботиться о твоем здоровье, висит страшная табличка о выдаче трупов.

Важно

А на лице главных героев «Истории болезни» Зощенко — фельдшера и медсестры — пациент так же ясно читает изумление по поводу того, что больной-то еще не только жив, но и разговаривает.

Сквозь горькие шутки и юмор с черным оттенком писатель мечтает о тонкости и деликатности человеческих отношений, высказанных все в тех же «Страданиях молодого Вертера»: «Давайте же наконец уважать друг друга, товарищи!»

И вот какую эволюцию претерпели взгляды писателя: если молодой Вертер еще в 1914 году готов был ждать и верить в благожелательность в любой сфере человеческих отношений — потому что был молод, и душа у него тоже была молода, то Петр в 1936-ом приходит к безнадежному выводу, что в больницу все-таки лучше не попадать (читай: к людям за помощью лучше не обращаться и на их доброту не рассчитывать).

Больница как больница

Что высмеивает Зощенко в «Истории болезни»? Ну, конечно, само это лечебное заведение, в которое попадает герой. Но, быть может, в рассказе описана не обычная больница, а какая-то особенная? Герой считает, что это именно так.

Но и новые, современные писателю советские реалии жизни, как это выходит из общей тональности рассказа, таковы, что они ничем не лучше прошлых — на фоне новых словечек, таких как «лекпом» и «помывочный пункт», остается вечный бардак и разгильдяйство в устройстве чего бы то ни было. Как тут не вспомнить хвастливую фразу гоголевского попечителя богоугодных заведений Землянику, адресованную «ревизору» Хлестакову, о том, что у него

Отзыв на рассказ

Если доведется вам составлять отзыв на «Историю болезни» Зощенко, не забудьте вышеупомянутое гоголевское произведение и многие другие, посвященные отечественным лечебным заведениям, написанные как до рассказа Зощенко, так и после него.

Рассказ «История болезни» у читателя оставляет двойственное впечатление. С одной стороны (и автор дает это понять) кажется, что герою просто не повезло, попал он в неудачную больницу. Но с другой стороны, появляется стойкое подозрение, что описано именно то, что нас окружает — «все, как всегда» и «как везде».

Во время чтения этих коротких историй создается ощущение, что писатель стоит рядом и рассказывает о том, что видишь и ты сам. «Прямо, как у Зощенко!» — нередко восклицаем мы, наблюдая какой-то случай из жизни.

Герои и события рассказов выглядят актуально и злободневно, несмотря на уже устаревшие для сегодняшнего дня реалии быта и общего жизнеустройства тех лет.

Как бы не менялись декорации, понимаешь, что человек остается тем же.

Стиль и язык

Отметим в анализе «Истории болезни» Зощенко также, что стиль автора легко узнаваем, тексты читаются легко, что называется — «на одном дыхании». Отличительной их особенностью является краткость, простота изложения, яркость выводимых в произведениях персонажей.

Характерная черта сказовой речи — смешение канцеляризмов с литературными и разговорными языковыми оборотами. Такой «коктейль» помогает созданию центрального образа героя — ведь речь ведется от первого лица.

Однако юмористические герои часто вызывает не только смех, но и ироничную улыбку, а порой и отвращение. Ведь самый узнаваемый персонаж рассказов Зощенко — обычный обыватель, мещанин, «маленький человек».

Совет

Во многом таков, например, Петр — герой рассказа Зощенко «История болезни». Он не обладает выдающимися качествами нового советского человека, совсем наоборот — часто он жаден, расчетлив до мелочности, хитер и наивен одновременно.

При этом он самолюбив и уважает в себе высокую духовную личность.

Мы привели в статье отзыв на «Историю болезни» Зощенко, краткое содержание и анализ рассказа.

Источник: https://www.nastroy.net/post/rasskaz-zoschenko-istoriya-bolezni-kratkoe-soderjanie-glavnyie-geroi-otzyivyi

«История болезни»: остроумный рассказ Михаила Зощенко о нашей славной медицине

А в больницу меня привезли с брюшным тифом. Домашние думали этим облегчить мои неимоверные страдания. Но только этим они не достигли цели, поскольку мне попалась какая-то особенная больница, где мне не все понравилось.

Все-таки только больного привезли, записывают его в книгу, и вдруг он читает на стене плакат: «Выдача трупов от 3-х до 4-х». Не знаю, как другие больные, но я прямо закачался на ногах, когда прочел это воззвание.

Главное, у меня высокая температура, и вообще жизнь, может быть, еле теплится в моем организме, может быть, она на волоске висит T и вдруг приходится читать такие слова.

Я сказал мужчине, который меня записывал:

— Что вы, — говорю, — товарищ фельдшер, такие пошлые надписи вывешиваете? Все-таки, — говорю, — больным не доставляет интереса это читать.

Фельдшер, или как там его, — лекпом, — удивился, что я ему так сказал, и говорит:

— Глядите: больной, и еле он ходит, и чуть у него пар изо рту не идет от жара, а тоже, — говорит, — наводит на все самокритику. Если, — говорит, — вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать.

Хотел я с этим лекпомом схлестнуться, но поскольку у меня была высокая температура, 39 и 8, то я с ним спорить не стал. Я только ему сказал:

— Вот погоди, медицинская трубка, я поправлюсь, так ты мне ответишь за свое нахальство. Разве, — говорю, — можно больным такие речи слушать? Это, — говорю, — морально подкашивает силы.

Фельдшер удивился, что тяжелобольной так свободно с ним объясняется, и сразу замял разговор. И тут сестричка подскочила.

— Пойдемте, — говорит, — больной, на обмывочный пункт.

Но от этих слов меня тоже передернуло.

— Лучше бы, — говорю, — называли не обмывочный пункт, а ванна. Это, — говорю, — красивей и возвышает больного. И я, — говорю, — не лошадь, чтоб меня обмывать.

Медсестра говорит:

— Даром что больной, а тоже, — говорит, — замечает всякие тонкости. Наверно, — говорит, — вы не выздоровеете, что во все нос суете.

Тут она привела меня в ванну и велела раздеваться. И вот я стал раздеваться и вдруг вижу, что в ванне над водой уже торчит какая-то голова. И вдруг вижу, что это как будто старуха в ванне сидит, наверно, из больных. Я говорю сестре:

— Куда же вы меня, собаки, привели — в дамскую ванну? Тут, — говорю, — уже кто-то купается.

Сестра говорит:

— Да это тут одна больная старуха сидит. Вы на нее не обращайте внимания. У нее высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения. А тем временем мы старуху из ванны вынем и набуровим вам свежей воды.

Я говорю:

— Старуха не реагирует, но я, может быть, еще реагирую. И мне, — говорю, — определенно неприятно видеть то, что там у вас плавает в ванне.

Вдруг снова приходит лекпом.

— Я, — говорит, — первый раз вижу такого привередливого больного. И то ему, нахалу, не нравится, и это ему нехорошо. Умирающая старуха купается, и то он претензию выражает.

А у нее, может быть, около сорока температуры, и она ничего в расчет не принимает и все видит как сквозь сито. И, уж во всяком случае, ваш вид не задержит ее в этом мире лишних пять минут.

Нет, — говорит, — я больше люблю, когда к нам больные поступают в бессознательном состоянии. По крайней мере, тогда им все по вкусу, всем они довольны и не вступают с нами в научные пререкания.

Тут купающаяся старуха подает голос:

— Вынимайте, — говорит, — меня из воды, или, — говорит, — я сама выйду и всех тут вас распатроню.

Тут они занялись старухой и мне велели раздеваться. И пока я раздевался, они моментально напустили горячей воды и велели мне туда сесть. И, зная мой характер, они уже не стали спорить со мной и старались во всем поддакивать.

Только после купанья они дали мне огромное, не по моему росту, белье. Я думал, что они нарочно от злобы подбросили мне такой комплект не по мерке, но потом я увидел, что у них это — нормальное явление.

Обратите внимание

У них маленькие больные, как правило, были в больших рубахах, а большие — в маленьких.

И даже мой комплект оказался лучше, чем другие. На моей рубахе больничное клеймо стояло на рукаве и не портило общего вида, а на других больных клейма стояли у кого на спине, а у кого на груди, и это морально унижало человеческое достоинство. Но поскольку у меня температура все больше повышалась, то я не стал об этих предметах спорить.

А положили меня в небольшую палату, где лежало около тридцати разного сорта больных. И некоторые, видать, были тяжелобольные. А некоторые, наоборот, поправлялись. Некоторые свистели. Другие играли в пешки. Третьи шлялись по палатам и по складам читали, чего написано над изголовьем. Я говорю сестрице:

— Может быть, я попал в больницу для душевнобольных, так вы так и скажите. Я, — говорю, — каждый год в больницах лежу, и никогда ничего подобного не видел. Всюду тишина и порядок, а у вас что базар.

Та говорит:

— Может быть, вас прикажете положить в отдельную палату и приставить к вам часового, чтобы он от вас мух и блох отгонял?

Читайте также:  Сочинение на тему скоро лето 2, 3, 4 класс

Я поднял крик, чтоб пришел главный врач, но вместо него вдруг пришел этот самый фельдшер. А я был в ослабленном состоянии. И при виде его я окончательно потерял сознание.

ТОЛЬКО очнулся я, наверно, так думаю, дня через три. Сестричка говорит мне: — Ну, — говорит, — у вас прямо двужильный организм. Вы, — говорит, — скрозь все испытания прошли.

И даже мы вас случайно положили около открытого окна, и то вы неожиданно стали поправляться.

И теперь, — говорит, — если вы не заразитесь от своих соседних больных, то, — говорит, — вас можно будет чистосердечно поздравить с выздоровлением.

Однако организм мой не поддался больше болезням, и только я единственно перед самым выходом захворал детским заболеванием — коклюшем.

Сестричка говорит:

— Наверно, вы подхватили заразу из соседнего флигеля. Там у нас детское отделение. И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок. Вот через это вы и прихворнули.

Важно

В общем, вскоре организм взял свое, и я снова стал поправляться. Но когда дело дошло до выписки, то я и тут, как говорится, настрадался и снова захворал, на этот раз нервным заболеванием. У меня на нервной почве на коже пошли мелкие прыщики вроде сыпи. И врач сказал: «Перестаньте нервничать, и это у вас со временем пройдет».

А я нервничал просто потому, что они меня не выписывали. То они забывали, то у них чего-то не было, то кто-то не пришел и нельзя было отметить. То, наконец, у них началось движение жен больных, и весь персонал с ног сбился. Фельдшер говорит:

— У нас такое переполнение, что мы прямо не поспеваем больных выписывать. Вдобавок у вас только восемь дней перебор, и то вы поднимаете тарарам. А у нас тут некоторые выздоровевшие по три недели не выписываются, и то они терпят.

https://www.youtube.com/watch?v=k1IFS3Mtmlg

Но вскоре они меня выписали, и я вернулся домой. Супруга говорит:

— Знаешь, Петя, неделю назад мы думали, что ты отправился в загробный мир, поскольку из больницы пришло извещение, в котором говорится: «По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа».

Оказывается, моя супруга побежала в больницу, но там извинились за ошибку, которая у них произошла в бухгалтерии. Это у них скончался кто-то другой, а они почему-то подумали на меня.

Хотя я к тому времени был здоров, и только меня на нервной почве закидало прыщами.

В общем, мне почему-то стало неприятно от этого происшествия, и я хотел побежать в больницу, чтоб с кем-нибудь там побраниться, но как вспомнил, что у них там бывает, так, знаете, и не пошел.

И теперь хвораю дома.

Михаил Зощенко

История болезни в исполнении Сергея Юрского:

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/iskusstvo/istoriya-bolezni-ostroumnyy-rasskaz-mikhaila-zoshchenko-o-nashey-slavnoy-meditsine/

Рассказе Михаила Зощенко «История болезни»

страница 1

Литература 8 класс Учитель Лучкина Ольга Николаевна

Тема: Сатира и юмор в рассказе Михаила Зощенко «История болезни».

(Слайд 1)

Цели:

1. Поразмышлять над содержанием и поведением героев рассказа Михаила Зощенко «История болезни»;

2. Уметь понимать и различать юмор и сатиру в художественном произведении;

3. Развивать интерес к творчеству Михаила Зощенко.

Методическое обеспечение: интерактивная доска, презентация, учебник Литература 8 класс, авт. В. Я. Коровина и др., выставка книг М.Зощенко

Методические приемы: фронтальный опрос, работа с эпиграфом, работа со слайдами, беседа, сообщение ученика, анализ рассказа.

Ход урока
Вступительное слово учителя

Ребята! В школе проходит тематическая неделя, в связи с этим проводятся открытые уроки, на которых присутствуют гости. Поприветствуем учителей, которые пришли к нам на урок.

Несколько уроков мы работаем по теме: «Сатира и юмор в произведениях писателей-сатириков». Поэтому урок начинаем с повторения.

  1. Фронтальный опрос (Слайд 2)

— Какой русский еженедельный сатирический журнал выходил в Петербурге с 1908 по 1914 г.? («Сатирикон»)

— Какова была главная задача журнала «Сатирикон»?

(Моральное исправление общества с помощью сатиры)

— Назовите писателей «Сатирикона».

(Аверченко, Теффи, Саша Черный, А. Толстой, Куприн и др.)

— Кому принадлежал нигде официально не утвержденный титул короля смеха?

(Титул короля смеха принадлежал Аркадию Аверченко.)

— О ком сказал Куприн: «Единственная, оригинальная, чудесная, которую все любили без исключения!» (Тэффи)
— Какие рассказы Теффи вы прочитали?

(«Жизнь и воротник», «Митенька», «Переоценка ценностей» и др.)

— Что такое сатира?

(1. Художественное произведение, остро и беспощадно обличающее отрицательные явления действительности. 2. Обличающее, бичующее осмеяние.)

— Что такое юмор?

(Понимание комического, умение видеть и показывать смешное, снисходительно-насмешливое отношение к чему-то. 2. В искусстве: изображение чего-то в смешном, комическом виде.)

  1. Работа по теме урока: “ Сатира и юмор в рассказе Михаила Зощенко «История болезни»”.

Тема сегодняшнего урока “ Сатира и юмор в рассказе Михаила Зощенко «История болезни»”. (Слайд 3)

Цель урока – поразмышлять над содержанием рассказа и поведением героев, научиться понимать и различать юмор и сатиру в художественном произведении.

(Слайд 4)

Эпиграфом к этому уроку я взяла слова Максима Горького. (Слайд 5)
Никогда и никто еще не решался

осмеять страдание… Никогда еще и ни

у кого страдание не возбуждало чувства

брезгливости…

Страдание – позор мира, и надобно

его ненавидеть для того, чтобы

истребить…

Максим Горький  

  1. Знакомство с писателем по материалам воспоминаний современников. (Слайд 6)

Алексей Ремизов (писатель, философ): «…Берегите Зощенко. Это наш, современный Гоголь».

Сергей Есенин (поэт): «В нём есть что-то от Чехова и Гоголя. У этого писа-теля большое будущее»

(Слайд 7)

Юрий Олеша (писатель): «Всех перекрыл Михаил Михайлович Зощенко. Этот человек, маленький, поджарый и прямой, — чрезвычайно осанистый, несмотря на щуплость, — стал рядом с кафедрой, положил листки… и с выражением почти военного презрения на лице читал свой рассказ. Он читал железным голосом вещь, вызывающую ежесекундные раскаты хохота. Так читают лозунги, тезисы, воззвания.

…Его страшно любит публика. Когда председатель объявил его, выходившие с полпути вернулись… Шумное движение произошло в зале. Люди стали пересаживаться ближе. Замечательный, поистине замечательный русский писатель Зощенко!»

Константин Федин (писатель): (Слайд 8)

«Его стараются … измельчить, печатают в юмористических журнальчиках, чтобы он … не поднялся до высоты большой, общественно важной индивидуальности. А он — явление из ряда вон выходящее, очень значительное… подымающееся до Гоголя… Он — безжалостный сатирик и – может быть – единственный в наши дни писатель с гражданским мужеством и человеческим голосом, без … подобострастия».

Корней Чуковский (писатель):

«Это был один из самых красивых людей, каких я когда-либо видел … я считаю его самым замечательным писателем современности… Он постоянно менялся, никогда не застывал на достигнутом, каждая новая книга знаменовала собой новый этап его психического и эмоционального развития.»

И. В. Сталин: (Слайд 9)

«Писатели думают, что они политикой не занимаются… Написал человек красиво, и все. А там есть плохие, вредные места, мысли, которые отравляют сознание молодежи… Почему я недолюбливаю людей вроде Зощенко? Потому что они пишут что-то похожее на рвотный порошок. Можем ли мы терпеть на посту руководителей людей, которые это пропускают в печать?.. У нас журнал не частное предприятие…

Он не имеет права приспосабливаться к вкусам людей, которые не хотят при-знавать наш строй. Кто не хочет перестраиваться, например, Зощенко, пускай убирается ко всем чертям ….

…Разве этот дурак, балаганный рассказчик, писака Зощенко может воспитывать?..»

— Что вы узнали о Зощенко из высказываний о нем современников писателя?

— Как вы думаете, почему точка зрения Сталина не совпадает с остальными?

— Как вы думаете, за что любили его рассказы простые люди?

(Зощенко, воспитанный в интеллигентной дворянской семье, писал рассказы простым народным языком..

Это был неизвестный литературе, не имеющий своего правописания язык, грубый, неуклюжий, скудный по литературным меркам, но все же — русский язык.

Зощенко за годы, проведенные в гуще бедных людей, сумел перенять и до тонкости изучить интонацию их речи, выражения, словечки. Читатель думал, что автор — свой, живущий такой же, как он сам, простой жизнью.)

  1. Дополнительные сведения о писателе. Сообщение ученика.

(Слайд 10)

Писатель–сатирик, драматург Михаил Михайлович Зощенко родился 10 августа 1895 года  в Санкт-Петербурге в семье художника. (Слайд 11)

В 1913 году Михаил Зощенко окончил гимназию и поступил на юридический факультет Санкт — Петербургского университета, но уже на следующий год его исключили за неуплату. Чтобы заработать на учебу, Зощенко стал работать контролером на Кавказской железной дороге. Однако восстановиться в университете ему так и не удалось: началась Первая мировая война. (Слайд 12)

Михаил Зощенко участвовал в Первой мировой войне. В 1916 года попал под газовую атаку немцев, но в октябре возвратился в строй.

В годы Первой мировой войны за личное мужество Зощенко был награжден шестью орденами.

В начале 1917 года из -за болезни сердца, возникшей после отравления газами, Михаил Зощенко был демобилизован и вернулся в Петроград.

После Февральской революции 1917 года он был назначен комендантом Главного почтамта и телеграфа города Петрограда, однако, вскоре оставил эту должность и уехал в Архангельск, где совмещал государственную службу с литературным творчеством.

После Октябрьской революции Михаил Зощенко перешёл на сторону Советской власти. В 1918 году, несмотря на болезнь, он вновь отправился на фронт, записавшись добровольцем в Красную Армию. Однако после сердечного приступа в апреле 1919 года ему пришлось вернуться в Петроград.

Совет

Зощенко зарабатывал на жизнь разными профессиями: сапожника, столяра, плотника, актера, инструктора по кролиководству и куроводству, служил в милиции, был секретарем суда, а затем начал службу следователем в Уголовном надзоре.

В 1920-1921 годах он написал первые рассказы из тех, что впоследствии были напечатаны: «Любовь», «Война», «Старуха Врангель» и др. (Слайд 13)

К середине 1920-х годов Зощенко стал одним из самых популярных писателей. Его рассказы «Баня», «Аристократка», «История болезни» и др., которые он часто сам читал перед многочисленными аудиториями, были известны и любимы во всех слоях общества.

С 1923 года,   Зощенко постоянно сотрудничал с журналами, где печатал рассказы, фельетоны; писал для журналов «Чиж» и «Еж» рассказы для детей.

В это время отношения Зощенко с властью становились все более сложными.

С 1932 года Зощенко работал в ленинградских газетах, на радио, в журнале «Крокодил». Помимо пьес, рассказов и повестей, Зощенко продолжал писать фельетоны, исторические повести, рассказы для детей.

В 1934 году на Первом Всесоюзном съезде советских писателей Михаил Зощенко был избран членом правления Союза писателей СССР.

В начале Великой Отечественной войны Михаил Зощенко написал заявление с просьбой о зачислении в Красную Армию, но получил отказ как негодный к военной службе по состоянию здоровья. Он писал антивоенные фельетоны для газет и Радиокомитета.

Весной 1943 года Зощенко предложили должность ответственного редактора журнала «Крокодил», от которой он отказался, но был введен в состав редколлегии журнала.

Обратите внимание

В 1944-1946 годах Зощенко много работал для театров. Две его комедии были поставлены в Ленинградском драматическом театре. (Слайд 14)

В августе 1946 году, после выхода постановления ЦК ВКП (б) «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“ творчество Зощенко было подвергнуто резкой критике, а он был исключен из членов Союза писателей. Зощенко почти не печатали, однако он был награжден медалью „За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.“, а в 1946 году введен в состав редколлегии журнала „Звезда“.

В июне 1953 года Зощенко был вновь принят в Союз писателей. В последние годы жизни работал в журналах „Крокодил“ и „Огонек“.

(Слайд 15)

После достижения пенсионного возраста и до самой смерти (с 1954 по 1958 годы) Михаилу Зощенко было отказано в пенсии. В декабре 1957 года ему удалось выпустить книгу „Избранные рассказы и повести 1923-1956“, но физическое и психическое состояние Зощенко все ухудшалось. Последние годы жизни Зощенко жил на даче в Сестрорецке. (Слайд 16)

Михаил Зощенко скончался 22 июля 1958 года в Сестрорецке от острой сердечной недостаточности. Городские власти не разрешили хоронить его на Литераторских мостках Волковского кладбища, и писатель был похоронен в Сестрорецке.

Читайте также:  Сочинение николай и вера в рассказе куст сирени куприна

Памятник на могиле Михаила   Зощенко сооружен по проекту скульптора Виктора Онежко и открыт в 1995 году.

(Слайд 17)

  1. Анализ рассказа М. Зощенко «История болезни»

Ребята! А теперь поразмышляем, вспоминая содержание рассказа Михаила Зощенко «История болезни».

— Как начинается рассказ «История болезни»?

(Рассказ “История болезни” начинается так: “Откровенно говоря, я предпочитаю хворать дома. Конечно, слов нет, в больнице, может быть, светлей и культурней. И калорийность пищи, может быть, у них более предусмотрена. Но, как говорится, дома и солома едома”)

— Больного с диагнозом “брюшной тиф” привозят в больницу.

Что он видит в помещении для регистрации вновь поступающих?

(Огромный плакат на стене: “Выдача трупов от 3-х до 4-х”)

— Что говорит герой фельдшеру, едва оправившись от шока?

(Что “больным не доставляет интереса это читать”)

— Что же он слышит в ответ?

(Если.. . вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать”)

— Что происходит потом?

(Медсестра приводит его в ванную комнату и предлагает залезть в ванну, где уже купается какая-то старуха. Казалось бы, медсестра должна извиниться и отложить на время процедуру “купанья”. Но она привыкла видеть перед собой не людей, а пациентов. А с пациентами что церемониться? Она спокойно предлагает ему залезть в ванну и не обращать на старуху внимания: “У нее высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения”)

Зачитайте со слов «Вдруг снова приходит лекпом…» на стр.167 учебника.

— На этом испытания больного не заканчиваются.

Что происходит дальше с пациентом?

(Сначала ему выдается халат не по росту. Затем, через несколько дней, уже начав выздоравливать, он заболевает коклюшем. Все та же медсестра ему сообщает: “Наверно, вы подхватили заразу из соседнего флигеля. Там у нас детское отделение. И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок”.

Очень характерно: виноват не тот, кто отвечает за чистоту прибора, а тот, кто из нее “кушает”)

— Когда же герой окончательно поправляется, ему никак не удается вырваться из больничных стен. Почему? И что он узнает дома?

(Потому что его то забывают выписать, то “кто-то не пришел, и нельзя было отметить”, то весь персонал занят организацией движения жен больных.

Наконец, уже после того как больной все же покидает больницу, дома его ждет последнее испытание: жена рассказывает, как неделю назад она получила из больницы извещение (позже выяснилось, посланное по ошибке) с требованием: “По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа”)

— Чем заканчивается рассказ?
(“В общем, — сообщает бывший пациент, — мне почему-то стало неприятно от этого происшествия, и я хотел побежать в больницу, чтоб с кем-нибудь там побраниться, но как вспомнил, что у них там бывает, так, знаете, и не пошел. И теперь хвораю дома ”.)
— Что же высмеивает писатель в своем рассказе?

(Низкий уровень медицинского обслуживания.

“История болезни” — один из тех рассказов Зощенко, в котором изображение грубости, крайнего неуважения к человеку, душевной черствости доведено до предела. Человек, выписываясь из больницы, радуется уже тому, что остался жив, и, вспоминая больничные условия, предпочитает “хворать дома”.

— Скажите, эта проблема актуальна в наше время? Знакомая ситуация?

— С какими проблемами при посещении поликлиники встречались вы?

— Как вы думаете, рассказ Зощенко юмористическое или сатирическое произведение? Обоснуйте свою точку зрения

— Какую тему поднимает автор?

(Тему «маленького человека». Куда бы ни пришел “маленький человек”, он везде чувствует себя униженным: в магазине, в поликлинике, в жилконторе. Потому что в нем видят кого угодно — покупателя, пациента, посетителя, но не человека.)

— Что же нам остается? Смириться?

(Бороться с этим, пресекать хамство, невежество, неуважение к людям)

Важно

Ребята! А сейчас вернемся к нашему эпиграфу (Слайд 18)
Горький писал: «Никогда и никто еще не решался осмеять страдание… Никогда еще и ни у кого страдание не возбуждало чувства брезгливости… Страдание – позор мира, и надобно его ненавидеть для того, чтобы истребить…»

Зощенко ненавидел страдание. Он всеми силами старался высмеять его, чтобы помочь “маленьким людям” преодолеть свое рабское положение и почувствовать уважение к самим себе. И тогда — кто знает! — может быть, и другие увидят в них не “маленьких”, а “больших” людей.

Вы знаете, как у нас относятся к инвалидам.

Но в Сочи на Паралимпиаде люди с ограниченными возможностями здоровья доказали, что они могут добиться больших успехов.

Эти спортсмены обладают такой великой силой воли, стойкости, упорства. Они несут в себе невероятную физическую и духовную силу. Посмотрите на них и как они, стремитесь всегда только к победе.

(Слайд 19 -31)

И подводя итоги сегодняшнего урока, мне очень хочется надеяться, что никто из вас не будет равнодушным к родителям, к старикам, просто людям, нуждающимся в помощи. Помните о таких словах как сострадание, милосердие. Как вы будете относиться к окружающим, так и они будут относиться к вам.

— Скажите, что для себя вы оставили в душе от урока?

Выставление оценок

  1. Домашнее задание (Слайд 32)

1. Прочитать и пересказать один из рассказов М. Зощенко;

2.Письменно ответить на вопрос: «Чем мне нравятся рассказы писателей-сатириков?»

Источник: http://vesnat.ru/nuda/rasskaze-mihaila-zoshenko-istoriya-bolezni/main.html

Сочинение-анализ “История болезни” по рассказу Зощенко

Сатирический рассказ Михаила Зощенко “История болезни” повествует о больничных порядках. Бывший пациент одной из больниц, “где ему не все понравилось”, рассказывает о том, как он лечился там от брюшного тифа.

Михаил Зощенко создает в рассказе образ плохой больницы. К сожалению, отголоски всего того негатива, что описывает Михаил Зощенко, можно запросто встретить и в сегодняшней медицине.

В первую очередь героя рассказа задели цинизм и черствость медперсонала в больнице. Там так привыкли наблюдать смерть, что считают ее обычным делом.

Поэтому при больных свободно строят догадки, умрет такой-то или нет. Поступающих “новеньких” встречает плакат о выдаче трупов. Герою рассказа, и так еле живому, это не придает оптимизма.

Он и так с трудом цепляется за жизнь с температурой под сорок, поэтому

начинает возмущаться.

“Наверно, вы не выздоровеете, раз во все нос суете” – простодушно говорит ему медсестра. “Нет, я больше люблю, когда к нам больные поступают в бессознательном состоянии. По крайней мере, тогда им все по вкусу, всем они довольны и не вступают с нами в научные пререкания” – сердится фельдшер.

То, что позволяют себе говорить медики – это еще полбеды. Хуже всего бесконечный бардак, который творится в отделении. Некоторые вещи просто раздражают. Белье не по размеру, например. Но другие опасны для жизни. Героя рассказа с высокой температурой медики “в запарке” кладут на койку возле открытого окна. Потом медсестра восхищается тем, что он выжил: “двужильный организм”.

В “небольшой” палате на тридцать человек можно подхватить от соседей любую заразу. Тем более, что в больнице мухи, блохи, а больным “по недосмотру” суют немытую посуду. “И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок” – сочувствует герою медсестричка.

Но волю героя

к жизни, если выражаться иронично, не может победить никакая медицина: “Организм взял свое, и я начал поправляться”. К концу рассказа герой уже не знает, как из больницы поскорее удрать. Его, как и многих других, забывают выписать, да и бумаги заполнять некогда. В это время “началось движение жен больных”, которые пытаются вызволить близких “из плена”.

Совет

После выписки герой узнает, что дома его считали умершим. Из бухгалтерии больницы пришло извещение, чтобы жена срочно явилась за его телом: “Это у них скончался кто-то, а они почему-то подумали на меня”.

Михаил Зощенко с преувеличенной сдержанностью пишет от лица героя: “В общем, мне почему-то стало неприятно от этого происшествия”.

Я понимаю, почему после возвращения из больницы герой предпочитает “хворать дома” и десятой дорогой обходит медицину.

(Пока оценок нет)

Источник: https://ege-essay.ru/sochinenie-analiz-istoriya-bolezni-po-rasskazu-zoshhenko/

Сочинение-анализ «История болезни» по рассказу Зощенко

Сатирический рассказ Михаила Зощенко «История болезни» повествует о больничных порядках. Бывший пациент одной из больниц, «где ему не все понравилось», рассказывает о том, как он лечился там от брюшного тифа.

Михаил Зощенко создает в рассказе образ плохой больницы. К сожалению, отголоски всего того негатива, что описывает Михаил Зощенко, можно запросто встретить и в сегодняшней медицине.

В первую очередь героя рассказа задели цинизм и черствость медперсонала в больнице. Там так привыкли наблюдать смерть, что считают ее обычным делом.

Поэтому при больных свободно строят догадки, умрет такой-то или нет. Поступающих «новеньких» встречает плакат о выдаче трупов. Герою рассказа, и так еле живому, это не придает оптимизма.

Он и так с трудом цепляется за жизнь с температурой под сорок, поэтому начинает возмущаться.

«Наверно, вы не выздоровеете, раз во все нос суете» — простодушно говорит ему медсестра. «Нет, я больше люблю, когда к нам больные поступают в бессознательном состоянии. По крайней мере, тогда им все по вкусу, всем они довольны и не вступают с нами в научные пререкания» — сердится фельдшер.

То, что позволяют себе говорить медики – это еще полбеды. Хуже всего бесконечный бардак, который творится в отделении. Некоторые вещи просто раздражают. Белье не по размеру, например. Но другие опасны для жизни. Героя рассказа с высокой температурой медики «в запарке» кладут на койку возле открытого окна. Потом медсестра восхищается тем, что он выжил: «двужильный организм».

В «небольшой» палате на тридцать человек можно подхватить от соседей любую заразу. Тем более, что в больнице мухи, блохи, а больным «по недосмотру» суют немытую посуду. «И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок» — сочувствует герою медсестричка.

Обратите внимание

Но волю героя к жизни, если выражаться иронично, не может победить никакая медицина: «Организм взял свое, и я начал поправляться». К концу рассказа герой уже не знает, как из больницы поскорее удрать. Его, как и многих других, забывают выписать, да и бумаги заполнять некогда. В это время «началось движение жен больных», которые пытаются вызволить близких «из плена».

После выписки герой узнает, что дома его считали умершим. Из бухгалтерии больницы пришло извещение, чтобы жена срочно явилась за его телом: «Это у них скончался кто-то, а они почему-то подумали на меня».

Михаил Зощенко с преувеличенной сдержанностью пишет от лица героя: «В общем, мне почему-то стало неприятно от этого происшествия».

Я понимаю, почему после возвращения из больницы герой предпочитает «хворать дома» и десятой дорогой обходит медицину.

Сочинение-анализ «Обезьяний язык» по рассказу М. Зощенко

Сочинение-анализ «Аристократка» по рассказу М. Зощенко

Сочинение-анализ «Беда» по рассказу М. Зощенко

Источник: https://www.ycilka.com/article.php?id=94

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector