Образы градоначальников в романе история одного города сочинение салтыков-щедрин

Образы градоначальников в романе “История одного города”

Талантливый русский сатирик XIX века М. Е. Салтыков-Щедрин посвятил свою жизнь написанию произведений, в которых обличал самовластие и крепостничество в России.

Он как никто другой знал устройство “государственной машины”, исследовал психологию начальников всех рангов, русского чиновничества.

Для того чтобы показать пороки общественного управления во всей полноте и глубине, писатель использовал прием гротеска, который считал самым эффективным средством отображения действительности. Гротескный образ всегда выходит за рамки правдоподобия.

Обратите внимание

С помощью гротеска можно так выделить, увеличить какую-либо черту характера, что станут понятны причины того или другого явления. Гипербола и фантастика, по мнению писателя, не искажают действительность, это особые формы образного повествования, позволяющие выявить

настоящую природу происходящего.

Салтыков-Щедрин считал, что “миром управляют призраки”. Начальники, правители, чиновники – это не живые люди, это функции. Они не видят и не слышат людей, всячески отгораживаются от них, им надоели вечные просьбы. Задача российского чиновника или градоправителя состоит в том, чтобы “гнать” и “не пущать”. Думать при этом не нужно и даже вредно.

Служение призраку государства нашло свое отражение в “Истории одного города”. В этом произведении Салтыков-Щедрин нарисовал целую галерею правителей, представителей самодержавной власти.

Как предмет исследования писатель берет историю города Глупова за сто лет и прослеживает деятельность всех его градоначальников в хронологическом порядке.

Цель писателя – показать полную историческую несостоятельность самодержавия.

В книге “Летописец” содержится история города Глупова, состоящая из биографий градоначальников и описания их замечательнейших действий, а именно:

быстрой езды на почтовых, взыскания недоимок, походов против обывателей, устройства мостовых и обложения данями торговцев. Главная черта всех правителей – это их однообразие. Отличия наблюдались только в применении наказаний. Все правители секли горожан, только некоторые объясняли за что, а другие – нет.

Градоначальник Бородавкин, приехав в Глупов, первым делом изучил деяния своих предшественников, но только ахнул, поскольку определить, чем занимались все эти люди до него, не представлялось возможным.

Перед Бородавкиным было какое-то “сонное мечтание”, мелькали образы без лиц. Так писатель показывает обезличенность градоначальников, которые могли только кричать “Разорю!”, “Не потерплю!”, а о чем шла речь – непонятно.

Автор замечает, что его герои – это тени, выходящие из мрака.

Важно

Все градоначальники невежественны, умственно ограниченны, тупы. Вот как характеризуются они в “Летописце”: “При не весьма обширном уме был косноязычен”; “Ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество”; “Умер в 1819 году от натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ”.

Двух градоначальников Салтыков-Щедрин описывает подробнее. Это Брудастый и Угрюм-Бурчеев. Брудастый имел в голове вместо мозга органчик, который мог воспроизводить только две фразы: “Разорю!”, “Не потерплю!”. Этого ему хватало, чтобы править городом и даже “привести в порядок недоимки”. В образе Брудастого писатель обыгрывает безмозглость начальников.

В последнем градоначальнике, Угрюм-Бурчееве, не осталось ничего человеческого, у него отсутствуют чувства и эмоции, автор сравнивает его с механизмом. Бесчувственность Угрюм-Бурчеева наводит ужас на посетителей.

“Он не топал ногами, не жестикулировал, не повышал голоса, не скрежетал зубами, не гоготал, не заливался начальственно-язвительным смехом… Совершенно беззвучным голосом выражал он свои требования”. Затем он устремлял пристальный, мертвенный взгляд на посетителя. Этого застывшего взгляда вынести никто не мог.

Взгляд его был “светлый, как сталь” и “совершенно свободный от мысли”. Писатель замечает: “Разума он не признавал вовсе и даже считал его злейшим врагом, опутывающим человека сетью обольщений”. Угрюм-Бурчеев был лишен даже чувства гнева, раздражения, ненависти, что делало общение с ним еще страшнее.

Автор прямо говорит, что перед нами – идиот. Далее в тексте он не раз называет так градоначальника. Приняв какое-то безумное решение, Угрюм-Бурчеев шел напролом, считая себя правым во всем.

Он решил регламентировать всю жизнь глуповцев, более того, подчинить себе весь мир, “и притом с таким непременным расчетом, чтоб нельзя было повернуться ни назад, ни вперед, ни направо, ни налево”. Так в произведении возникает образ пустыни, в которую превращают все вокруг себя тупые, ограниченные начальники.

Символически выглядит портрет Угрюм-Бурчеева. На картине он одет в военного покроя сюртук, в руке “Устав”, кругом пейзаж пустыни, в середине которой стоит тюрьма, а вместо неба надо всем нависла серая солдатская шинель. Пустыня символизирует рай – в ней нет никого, никто не беспокоит.

Салтыков-Щедрин создал монументальный образ, сочетающий в себе самые отвратительные, враждебные человеку качества. Градоначальник победил в себе “всякое естество”, у него “деревянное лицо”, окаменевшая фигура.

Совет

Он “со всех сторон наглухо закупоренное существо”, действует, как бездушный механизм: ни жалости, ни сочувствия, ни понимания.

Писатель-сатирик добился необычайного эффекта обобщения, показав в образе “всевластного идиота” самую суть тирании.

(Пока оценок нет)

Источник: https://ege-essay.ru/obrazy-gradonachalnikov-v-romane-istoriya-odnogo-goroda/

Образы градоначальников в «Истории одного города»

Сатира – резкое высмеивание политических и социальных пороков. Сатира всегда направлена против общественных недостатков.

Идейный ученик Белинского, М. Г. Салтыков-Щедрин успешно воплотил эту идею в жизнь.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин родился в 1826 году, а умер в 1889 году. Он состоял в кружке петрашевцев, за что в 1848 году был арестован. Все это, разумеется, нисколько не увеличило его симпатий к самодержавию. Салтыков-Щедрин написал множество сатирических произведений,*высмеивающих режим.

Среди них особенно ярко выделяется «История одного города». Она была написана в 1869—1870 годах. В этом произведении Салтыков-Щедрин показывает историю одного провинциального города Глупова.

За образец он берет «Повесть временных лет» и труды Ключевского и Соловьева: «Не хочу я, подобно Костомарову, серым волком рыскать по земли, ни, подобно Соловьеву, сизым орлом нырять под облакы…»

Во многом повествование напоминает историю Российского государства. Салтыков-Щедрин высмеивает глупость, невежество и самодурство Образы градоначальников.

В свое время наши предки, устав от междоусобной борьбы, пригласили на княжеский престол варяжского князя. Так же поступили и глуповцы. Однако князь оказался не настолько глупым, чтобы пасть так низко и править еще более глупыми глуповцами. Он прислал в город своего наместника.

С тех пор на «престоле» города Глупова пошла сменяться череда правителей, которые могли. бы занять достойное место в кунсткамере. О событиях, этому предшествовавших, повествует зачин.

Обратите внимание

Глуповцы пытались воплотить в жизнь те народные поговорки, которые характеризуют действия пустые и ни к какому результату не приводящие: «Волгу толокном месили, рака с колокольным звоном искали».

Вернемся же к нашим градоначальникам. Сам летописец дает им опись, будто это предметы.

Градоначальники, подобные Ламврокакису, моего внимания не заслуживают, так как автор уделил им мало места в своей летописи. Стоит только отметить явную аналогию между Клементием А. М. и Меншико-вым А. Д.

Подобно летописцу, я начну с Органчика, он же Брудастый. Его прибытие похоже на прибытие гоголевского ревизора. Многие произведения Салтыкова-Щедрина похожи па повести Гоголя. Автор использует и аллегорию.

Приезд Брудастого огорчил глуповцев. Им хотелось начальника радостного, с улыбкой, Салтыков-Щедрин использует гротеск, то есть преувеличение. Возгласы: «Разорю!» и «Не потерплю!» — вполне можно принять за недостаток ума, комплекс неполноценности.

Первые же попытки сблизиться с народом привели Органчика к срыву на нервной почве. В результате наступила почти полная потеря речи. Когда у Градоначальников появился двойник, власти обратили на это внимание.

Прибыл чиновник, который усадил обоих Градоначальников в сосуды со спиртом. Путь в кунсткамеру был проложен.

В Глупов пришла новая беда: пагубное безначалие. За семь дней в городе сменилось шесть градова-
Чальниц. Последняя из них была съедена клопами (гротеск), а две другие загрызли друг друга в клетке (аллегория и фантазия). Наконец, в город прибыл Двоекуров.

Важно

Сие правление было самое доблестное. Поэтому автор устыдился высмеивать прототипа Петра I.

Следующий знаменательный Образ градоначальника Фердыщенко. Он был ласков со всеми и ни во что не вмешивался. Но Фердыщенку «смутил бес». Он свел в могилу Аленку и едва не сделал то же с Домашкой, за что на город обрушились бедствия (аллегория). Потом Фердыщенко вздумал путешествовать. Во время одного из этих путешествий он умер от объедания (гротеск, аллегория и фантазия).

Бородавкин — прототип Екатерины И. Здесь Салтыков-Щедрин проводит прямую параллель: сначала войны за просвещение, потом против просвещения.

Применяя фантазию, он описывает, как живые солдаты превратились в деревянных, которые потом не подчинились Фердыщенке.

Микаладзе — прототип Александра I. Здесь применяется гротеск: Микаладзе увеличил глуповское население почти вдвое, а затем умер от истощения сил. Нечто подобное было с Александром I, правда, не в столь крупных масштабах.

Беневоленский — прототип Сперанского и отчасти Александра П. Реформы последнего ведь тоже восторга не вызывали. Автор применяет гротеск, рассказывая о внедрении реформ. Как и Сперанский, Беневоленский был уличен в связи с Наполеоном и сослан.

Повесть о Прыще — наибольшая концентрация фантазии. Майор оказался с фаршированной головой, «в чем и уличен представителем местного дворянства».

Грустилов любил слушать токование тетеревов, будучи при этом большим проходимцем. Его сменил самый страшный из градональников — Угрюм-Бур-чеев. Ею фамилия рифмуется с фамилией Аракчеев не случайно.

Совет

Он хотел построить одинаковые дома (военные поселения Аракчеева), но оказался не в силах противостоять природе. На этом История города Глупова заканчивается.

Салтыков предвидит страшный конец и Российского государства, хотя до революции он не дожил.

Все произведение полно не только сатиры, но и живого юмора. Однако сатира была наиболее необходима в борьбе против режима. Салтыков-Щедрин показывает не только глупость Градоначальников, но и безволие граждан.

«История одного города» вечна, потому что вечна сатира. И теперь можно найти людей, похожих на героев «Истории».

Источник: http://historylib.net/obrazy-gradonachalnikov-v-istorii-odnogo-goroda/

Типы градоначальников в «Истории одного города»

Выдающийся мастер слова Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин в своем романе «История одного города» беспощадно изображает российскую действительность.

В образах градоначальников воплощены основные, наиболее устойчивые отрицательные черты реальных правителей и градоначальников.

Для их изображения автор пользуется такими литературными приемами, как сатира и гротеск, полный намеков и недомолвок эзопов язык, открытая насмешка, ирония и сарказм.

Первый градоначальник, с которым сталкивается читатель на страницах произведения в главе «Органчик», – Д. В. Брудастый. Глуповцы встречают его радостно и восторженно, заявляя, что «новому правителю уже по тому одному должно быть отдано преимущество, что он новый».

Под управлением этого начальника в городе закипает небывалая деятельность.

Эта деятельность бессмысленна и бесполезна, она не приносит ни порядка, ни благоденствия жителям города – ничего, кроме вреда, но все прекращается, когда становится известно, что у Брудастого пустая голова, в которой находится органчик с двумя мелодиями.

Следующий портрет – градоначальник Двоекуров.

«Он ввел медоварение и пивоварение, сделал обязательным употребление горчицы и лаврового листа. Начал различать два сорта сечения: сечение без рассмотрения и сечение с рассмотрением». Все его нововведения – сплошные глупости, не приносящие никакой практической пользы.

Далее негодование Салтыкова-Щедрина обрушивается на следующего героя – Василиска Бородавкина.

Этот активный и неугомонный начальник начал «войны за просвещение», которые стали вершиной его ограниченной, бестолковой деятельности.

Он вводил различные указы: первый был за обязательное употребление горчицы, второй имел своей целью разъяснить глуповцам пользу от устройства под домами каменного фундамента, третий возник вследствие отказа обывателей разводить персидскую ромашку, и четвертый, наконец, был вызван разнесшимся слухом об учреждении академии.

Читайте также:  Сочинение по картине поле куликово ракши 5 класс описание

Вполне естественно, что вместо академии был основан съезжий дом. На этом и закончились все «войны за просвещение».

Образ следующего градоначальника – Прыща – не менее интересен в своей никчемности и непригодности к каким-либо действиям. «Я человек простой-с и не для того сюда приехал, чтобы издавать законы-с.

…у меня есть план …отдохнуть-с». Начальник оказывается бездельником и тунеядцем.

Обратите внимание

В довершение следует сказать, что у Прыща оказалась фаршированная голова, которую с большим аппетитом чуть позже съел предводитель дворянства.

Обратите внимание

Символические образы пустой головы Брудастого с органчиком и фаршированной головы Прыща, используемые автором, служат для того, чтобы подчеркнуть вековую российскую беду: с головы, от начальников, правителей и руководителей, идет то зло, которое обрушивается на простой народ, делает его жизнь невыносимо пустой и тягостной.

Завершает ряд портретов градоначальников Угрюм-Бурчеев – «апофеоз» всех негативных черт и качеств.

Угрюм-Бурчеев предстает в произведении ярчайшим примером тупости, ограниченности и «идиотизма». Он ведет аскетический образ жизни, его удивляют любые проявления чувств и эмоций.

Градоначальник Угрюм-Бурчеев – это само безличие, «отверженное и вполне успокоившееся в самом себе идиотство».

Этот деятельный правитель все свои реформы проводит в соответствии со своей теорией нивелирования, уравнивания, что явно идет против людей и природы.

Идеал мироустройства для него – большая казарма, он хотел бы сделать жизнь людей строго однообразной, до предела распланированной, бессмысленной и совершенно лишенной радостей. Разумеется, современники тут же поняли, что за описанием Угрюм-Бурчеева скрывается вполне реальный прототип – Аракчеев…

Произведение оканчивается глубоко символичным образом – образом мистического «Оно», некоего смерча, сметающего все на своем пути. «Земля затряслась, солнце померкло… Неисповедимый ужас выступил на всех лицах, охватил все сердца… Оно пришло…».

Важно

Налетевшее на Глупов «Оно» стерло с лица земли Угрюм-Бурчеева, из чего можно сделать вывод о том, что природа русской души все же победит косность и тупость любых градоначальников.



Источник: https://scribble.su/work/400/148.html

Летописьный список градоначальников (по роману М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»)

Сочинения › Салтыков-Щедрин М.Е. › История одного города

Готовые Домашние Задания

«История одного города» М.Е. Салтыкова-Щедрина явилась новаторским произведением не только по форме, но и по содержанию.

Опираясь на исторические труды Карамзина, Пыпина и других историков, писатель выводит галерею правителей Глупова, воссоздаёт в их облике историю российского самодержавия с 1731 по 1826 год. При этом Салтыков-Щедрин не даёт точных датировок. Писателю важно было создать образ времени, раскрыть суть той или иной эпохи.

Пародируя исторические теории и документы, автор повествует о зарождении государственности головотяпов, добровольно отказавшихся от свободы, «протакавших её».

Жители Глупова сознательно закабалили себя, переложив ответственность за свою судьбу на князя. Перед читателем чередой проходят градоначальники.

Их образы даны по принципу градации: вначале летописец показывает, что они не лишены человеческих черт (Клементий, занимающийся макаронами, беглый грек Ламврокакис, бригадир Баклан, «происходивший по прямой линии от колокольни Ивана Великого, Пфейфер, ничего не совершивший за время своего правления). Но каждый следующий градоначальник теряет свою человеческую сущность. Одни из них превращаются в неодушевлённый механизм. Так произошло с Брудастым, внутри которого находился органчик, и майором Прыщом с фаршированной головой. Другие становятся страшнее механизма в своём стремлении искоренить всё живое. Таков в романе Угрюм-Бурчеев, бывший прохвост, разрушивший город.

В описи, предшествующей основному повествованию, летописец приводит полный список градоначальников Глупова, давая каждому из них яркую характеристику. При этом летописец отмечает, что претензии на власть каждого последующего градоначальника становятся неоправданны.

Достаточно вспомнить череду правительниц Глупова. Ираидка Палеологова посягала на власть в связи с тем, что её муж когда-то был градоначальником. За ней следует Клемантинка де-Бурбон, которая ссылается на то, что её кавалер был когда-то правителем.

Её смещает Амалия Карловна Штокфиш, бывшая помпадурша губернатора. Заканчивают эпоху смуты самозванки: Матрёнка-ноздря и Дунька-толстопятая.

Совет

В подобной иносказательной форме Салтыков-Щедрин изобразил эпоху дворцовых переворотов XVIII века с участием Елизаветы Петровны, Екатерины и т.д.

Наиболее ярким образам градоначальников отводятся целые главы. Первая глава называется «Органчик». Она посвящена правлению Дементия Варламовича Брудастого. Этот градоначальник оказался жестоким обманщиком. Жители Глупова возлагали немалые надежды на него в процветании науки, торговли, искусств. Но с первого своего появления Брудастый предстал «молчаливым» и «угрюмым».

Он немедленно стал «ловить и сечь» обывателей для поддержания своей власти. При этом он каждый раз произносил одно и то же: «Не потерплю! Запорю!». Таким образом подчёркивается механичность, автоматизм этого правителя. Он занят лишь написанием указов, позволяющих пороть обывателей. Свою волю он насаждает бессмысленным насилием.

Неудивительно, что по городу распространились слухи о том, что это не человек, а механизм, кукла, которую сделал мастер Байбаков. Гротескно летописец изображает поломку органчика, который не устаёт произносить: «П… п… лю!». Безначалие в городе привело к смуте. Кульминацией главы является встреча двух органчиков. Оба являются самозванцами. Народ в конце «безмолвствует».

Финал главы открыт. Он знаменует собой череду грядущих, ещё более жестоких правлений.

Не менее ярким представителем власти в Глупове явился бригадир Петр Петрович Фердыщенко, бывший деньщик князя Потёмкина. Ему посвящена глава «Голодный город». По своей простоте целых десять лет он ни во что не вмешивался. Но внезапно стал активным деятелем.

Своей жестокостью он утолял алчность и любострастие. Пожары и голод свирепствовали в городе при этом градоначальнике. Власть развратила Фердыщенко, потому что он никогда не обладал моральными качествами, которые помогли бы ему противостоять этому.

Подобно князю Потёмкину он совершает путешествие по своей вотчине. Она представляет собой выгон для скота со множеством навозных куч. Каждый раз его торжественно встречает толпа, состоящая из четырёх человек с тазами и бубнами.

Обратите внимание

Единственное, что интересует Фердыщенко в этом путешествии, – это обеды, которые по случаю приезда устраивает «благодарный народ». Недаром на одном из обедов он умирает от обжорства.

Не менее колоритна фигура Василиска Бородавкина. Он показан в главе «Войны за просвещение». Он поставил себе цель изучить деяния предшественников. Этот градоначальник посчитал совершенно необходимым насаждение цивилизации в Глупове с помощью лаврового листа и горчицы. Тем самым он чуть было не уморил голодом всех жителей.

Ради достижения своей бессмысленной цели он отправляется в поход на глуповцев. Так он хотел усмирить крестьян, не желавших повиноваться ему. Ради возникновения цивилизации Бородавкин создал вооружённый отряд из оловянных солдатиков и идет походом на Стрелецкую слободу.

Идея его настолько жестока и бессмысленна, что даже оловянные солдатики наливаются кровью при виде разграбленных изб, растоптанных полей.

Поистине самым трагичным для Глупова стало правление Угрюм-Бурчеева – существа, лишь внешне похожего на человека (глава «Подтверждение покаяния, заключение»). Только ему летописец дает портретную характеристику, остальные градоначальники безлики. Особо автор обращает внимание на его «деревянное лицо», никогда не освящённое улыбкой.

В прошлом это прохвост – уборщик нечистот. В своё время ради начальника он отрубил себе палец. Он постоянно давал себе команды, спал на голой земле. Во всех действиях этого градоначальника угадывалась страсть к уравниванию. В нём настолько глубоко коренилось желание повсеместно уничтожить жизнь, что он целиком разрушил старый город.

Самое страшное, что он заставил глуповцев разрушать свои избы. Даже течение реки он хотел подчинить своей воле. Река здесь символизирует неистребимость жизни, которую ненавидит Угрюм-Бурчеев. Всеми средствами он пытается запрудить реку. Но «мрачному идиоту» не удалось добиться своей безумной цели.

Важно

Жизнь нельзя остановить, она сильнее власти и разрушения. Река смыла преграду. Это означало победу жизни над произволом. В финале романа появляется символическая сила – «оно». Таинственное «оно» уносит Угрюм-Бурчеева и заставляет народ хотя бы на мгновение устыдиться своим жалким существованием.

Скорее всего, «оно» олицетворяет стихийный крестьянский бунт, который будет иметь трагические последствия.

Таким образом, история города Глупова – это череда непрекращающегося бессмысленного насилия, единственного средства управления у ничтожных, бесчеловечных правителей.

Сочинения по теме:

  • Сатирические образы героев произведения М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города” сочинение
  • М.Е. Салтыков-Щедрин – явление в русской литературе уникальное сочинение
  • Общие черты романа Замятина «Мы» и романа Салтыкова-Щедрина «История одного города» сочинение
  • Сатирические образы героев произведения М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города” сочинение

Источник: http://1soch.ru/saltykov-shhedrin-me/istoriya-odnogo-goroda/letopisnyy-spisok-gradonachalnikov-po-romanu

Типы градоначальников в «Истории одного города» (Салтыков-Щедрин):

Выдающийся мастер иносказательного слова Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин в своем романе «История одного города» беспощадно, сатирически и безжалостно изображает российскую действительность.

Особенно яркими и типичными являются образы градоначальников города Глупова, в характерах и поведении которых обобщаются черты различных государственных деятелей разных исторических эпох. В образах градоначальников воплощены основные, наиболее устойчивые отрицательные черты реальных правителей и градоначальников.

Для их изображения автор пользуется такими литературными приемами, как сатира и гротеск, полный намеков и недомолвок эзопов язык, открытая насмешка, ирония и сарказм.

Первый градоначальник, с которым сталкивается читатель на страницах произведения в главе «Органчик», — Д. В. Брудастый.

Глуповцы встречают его радостно и восторженно, заявляя, что «новому правителю уже по тому одному должно быть отдано преимущество, что он новый».

Глуповцы увидели Брудастого, произносящего всего два слова: «р-р-разорю» и «не потерплю», и ими овладел страх, полностью подчинивший их недалекому градоправителю.

Под управлением этого начальника в городе закипает небывалая деятельность: «Частные приставы поскакали, квартальные поскакали, заседатели поскакали, будочники позабыли, что значит путем поесть, и с тех пор приобрели пагубную привычку хватать куски на лету. Хватают и ловят, секут и порют, описывают и продают…

А градоначальник все сидит и выскребает новые понуждения».

Его деятельность бессмысленна и абсолютно бесполезна, безумна и деспотична, она не приносит ни прока, ни порядка, ни благоденствия жителям города — ничего, кроме вреда, но все прекращается, когда всем становится известно, что у Брудастого совершенно пустая голова, в которой находится органчик с двумя мелодиями.

Следующий сатирический портрет — градоначальник Двоекуров — человек, несомненно, отличающийся от Брудастого, но несмотря на различие, деятельность его на начальственном посту столь же бессмысленна и нелепа, как и деятельность его предшественника.

«Он ввел медоварение и пивоварение, сделал обязательным употребление горчицы и лаврового листа. Начал различать два сорта сечения: сечение без рассмотрения и сечение с рассмотрением».

Все его нововведения — сплошные глупости, не приносящие никакой практической пользы.

Совет

Далее негодование Салтыкова-Щедрина обрушивается на следующего героя — Василиска Бородавкина. «Днем он, как муха, мелькал по городу, наблюдая, чтобы обыватели имели бодрый и веселый вид; ночью тушил пожары, делал фальшивые тревоги и вообще заставал врасплох.

Когда же совсем нечего было делать, то он или издавал законы, или маршировал по кабинету, наблюдая за игрой сапожного носка». Этот активный и неугомонный начальник начал «войны за просвещение», которые стали вершиной его ограниченной, бестолковой деятельности.

Первая была за обязательное употребление горчицы, вторая имела своей целю разъяснить глуповцам пользу от устройства под домами каменного фундамента, третья возникла вследствие отказа обывателей разводить персидскую ромашку, а четвертая, наконец, была вызвана разнесшимся слухом об учреждении академии.

Вполне естественно, что вместо академии был основан съезжий дом. На этом и закончились все «войны за просвещение».

Образ следующего градоначальника — Прыща — не менее интересен в своей никчемности и непригодности к каким-либо действиям.

Его характер и особенности поведения полностью раскрываются в его же собственных словах: «Я человек простой-с и не для того сюда приехал, чтобы издавать законы-с. Моя обязанность — наблюсти, чтобы законы были в целости и не валялись по столам-с.

Читайте также:  Сочинение на тему доверие рассуждение 9 класс огэ 15.3

Конечно, у меня есть план кампании, но этот план таков: отдохнуть-с». Начальник оказывается бездельником и тунеядцем, и под его управлением народ становится точно таким же.

В довершение следует сказать, что у Прыща оказалась фаршированная голова, которую с большим аппетитом чуть позже съел предводитель дворянства.

Обратите внимание

Символические образы пустой головы Брудастого с органчиком и фаршированной головы Прыща, используемые автором, служат для того, чтобы подчеркнуть вековую российскую беду: с головы, от начальников, правителей и руководителей, идет то зло, которое обрушивается на простой народ, делает его жизнь невыносимо пустой и тягостной.

Завершает ряд портретов градоначальников Угрюм-Бурчеев — «апофеоз» всех негативных черт и качеств.

Угрюм-Бурчеев предстает в произведении ярчайшим примером тупости, ограниченности и идиотизма. Основные особенности его натуры — это антигуманность и бездушие. Он ведет аскетический образ жизни, его удивляют любые проявления чувств и эмоций.

Градоначальник Угрюм-Бурчеев — это само безличие, «отверженное и вполне успокоившееся в самом себе идиотство». Этот деятельный правитель все свои реформы проводит в соответствии со своей теорией нивелирования, уравнивания, что явно идет против людей и природы.

Претворяя в жизнь свои нововведения, Угрюм-Бурчеев разрушает город и строит новый, в основе которого — прямая линия, и пытается остановить реку.

Идеал мироустройства для него — большая казарма, он хотел бы сделать жизнь людей строго однообразной, до предела распланированной, бессмысленной и совершенно лишенной радостей. Разумеется, современники тут же поняли, что за описанием Угрюм-Бурчеева скрывается вполне реальный прототип — Аракчеев…

Образы всех градоначальников описываются Салтыковым-Щедриным с презрением, сарказмом и ненавистью. Все начальники типичны и ничем не примечательны, они глупы, тупы, ограниченны, эгоистичны. Их умственные способности минимальны, а деятельность на начальственном посту не приносит ничего, кроме вреда, разрушения и хаоса.

Недаром произведение оканчивается глубоко символичным образом — образом мистического «Оно», некоего смерча, сметающего все на своем пути. «Земля затряслась, солнце померкло… Неисповедимый ужас выступил на всех лицах, охватил все сердца… Оно пришло…».

Налетевшее на Глупов «Оно» стерло с лица земли Угрюм-Бурчеева, из чего можно сделать вывод о том, что природа русской души все же победит косность и тупость любых градоначальников.

Похожие сочинения

Источник: https://sochineniya.info/publ/1/drugoe/tipy_gradonachalnikov_v_istorii_odnogo_goroda_saltykov_shhedrin/25-1-0-11612

Сочинение по произведению Салтыкова-Щедрина “История одного города”

Одним из самых бескомпромиссных и жестких сатириков русской литературы 19-го века, по праву, можно считать Салтыкова-Щедрина. Мало кто может сравниться с ним в этом жанре, ну, разве что, француз, Анатоль Франс, со своим “Островом пингвинов”.

Но, если уже сравнить “Историю одного города”, и “Остров”, то в последнем, все на много мягче и спокойнее. Щедрин же, очень жестко и правдоподобно представляет это все от лица архивариуса, в своем произведении.

У него тут и сатира, и ирония, и сарказм и, даже, жесткий гротеск! В этом можно уловить болезнь писателя за темную и беспутную, не имеющую смысла, жизнь, которая есть у русского народа его эпохи.

Важно

Что лежит в основе произведения “Историю одного города”? Это основа очень актуальна и в наши дни. Это взаимоотношения простых людей и власти. В сущности, градоначальников и жителей города. Это “Прыщи”, “Фердышенки”, “Угрюм-Бурчеевы”.

Это, так называемые предводители. Как давно известно, что народ стоит своих начальников. А вот сам народ, автор называет, чуть ли, не дает кличку – глуповцы, они же в прошлом, головотяпы.

Им предлагают “тяпаться, пока кто друг дружку не перетяпает”.

Не стоит ошибочно считать, что Салтыков-Щедрин называет глуповцами и головотяпами, конкретных людей. Он рисует в них обширный и собирательный образ всего русского народа того времени. И преподносит он эти образы, даже не сатирически, а откровенно, гротескно. Стоит заметить, что до него, писатели преподносили это все с грустью и сочувствием.

Щедрин же, с очень жесткой и острой сатирой, преподносит в своих образах, такие черты, как бездуховность, не желание мыслить, психологию полного рабства, абсолютную привычку и необходимость к повиновению, глубочайшую склонность к иллюзиям, безропотную веру в «доброго барина» и многое другое.

Если вдуматься глубже, то писатель, с помощью своих собирательных образов, хочет выразить, свою боль, обиду, негодование и сострадание ко всему русскому народу. Хватит того, чтобы читатель посмотрел картины к главам “Голодный город” и “Соломенный город”. Они вызывают большую грусть , печаль и сострадание.

Писатель, словно, хочет прокричать в своем произведении, чтобы “глуповцы опомнились”, поняли, что они люди, а не бесправный скот, которым можно понукать, как только вздумается.

Особую “роль”, автор предоставляет градоначальникам. Естественно, к ним не может быть сочувствия и сострадания.

Один только, градоначальник Иванов чего стоит, который лопнул, не в силах осмыслить нового закона. Да и майор прыщ с “фаршированной головой”, от него далеко не убежал.

Совет

Если разобраться, то город Глупов – это собирательный образ всей России того времени. То, он стоит на болоте, то – на трех реках… В конце концов, он граничит с Византией.

Хотелось бы верить, что в скорем времени, это произведение не будет актуально для России. А, ведь многое из того, что написано в “Истории одного города”

Источник: https://www.lang-lit.ru/2016/05/sochinenie-istoriya-odnogo-goroda.html

Образы градоначальников в «Истории одного города» М.Е. Салтыкова-Щедрина

Одно из самых известных произведений М.Е. Салтыкова-Щедрина – «История одного города». Несмотря на название, это произведение – не иносказательная историческая хроника, а сатирический роман, в котором воплотилось состояние общества при самодержавии.

Это состояние возникло в России намного раньше 1731 года, обозначенного как начало повествования, и не прекратилось в 1825 году, хотя на нем и обрывается рассказ летописца. Положение в стране ничуть не изменилось и в 60-ые годы 19 века, когда была написана книга.

Данная ситуация характерна не только для царской России, но и для любого общества, испытывающего на себе гнет самовластия.

Итак, власть и народ – вот та кардинальная проблема, которая является внутренним стержнем книги и делает ее цельной, несмотря на внешнюю самостоятельность глав.

Все главы, кроме первой – «О корени происхождения глуповцев» – посвящены жизни народа под гнетом самовластия. Причем каждая из них раскрывает какую-то новую грань воплощения произвола и насилия над людьми.

Какие бы мероприятия ни проводил самодержец, какими бы намерениями он при этом ни руководствовался, результат всегда был один: бесконечный испуг жителей и свалившиеся на их головы новые бедствия и несчастья.

Глуповская власть представлена в книге целой галереей градоначальников. С многообразием лиц, «в разное время Глуповым правивших», сатирик знакомит читателя в главе «Опись градоначальникам». Краткие характеристики перечисленных в ней правителей поистине впечатляющи.

Кто только не распоряжался судьбами глуповцев! И Амадей Мануйлович Клементий, вывезенный из Италии Бироном «за искусную стряпню макарон», и произведенный в надлежащий чин; и Ламврокакис – «беглый грек, без имени и отчества и даже без чина, пойманный графом Кирилою Разумовским в Нежине, на базаре»; и Петр Петрович Фердыщенко – бывший денщик князя Потемкина; и Онуфрий Иванович Негодяев – бывший гатчинский истопник…

Биографии многих из градоправителей могут показаться неправдоподобными. Между тем, они отражают реальное положение вещей. При самодержавном строе у вершин власти зачастую оказывались люди совершенно случайные. Но они чем-то «приглянулись» императору или его приближенным.

Так, например, Бирон, который вывез из Италии Клементия, сам был вывезен императрицей Анной Иоанновной из Курляндии и получил в ее царствование неограниченную власть.

А Кирилла Разумовский, якобы поймавший Ламврокакиса, стал графом и даже правителем всей Украины только благодаря своему брату Алексею – фавориту Елизаветы I. Что же касается Фердыщенко и Негодяева, то их взлет напоминает некоторые действительные факты.

Обратите внимание

Достаточно сказать, что Екатерина II даровала графский титул своему парикмахеру, а Павел I возвел в графы своего камердинера. Поэтому писателю порой не нужно было даже прибегать к преувеличению: действительность давала ему большой материал.

И все же есть в «Истории одного города» немало такого, что носит откровенно фантастический характер. Градоначальник с органчиком вместо головы… Градоначальник с фаршированной головой…Оловянные солдатики, наливающиеся кровью и остервенело ломающие избы…

Зачем же нужны писателю эти и другие аналогичные им образцы? Как понимать все эти «несообразности»? Сам сатирик говорил: «Бывают чудеса, в которых, по внимательному рассмотрению, можно подметить довольно яркое реальное основание».

Действительно, с помощью образа градоначальника Брудастого, деятельность которого описана в главе «Органчик», сатирик показывает: для того, чтобы править Глуповым, вовсе не обязательно иметь голову.

Для этого вполне достаточно обладать простейшим механизмом, способным воспроизводить всего две фразы – «разорю!» и «не потерплю!».
Брудастый представляет собой как бы саму суть «правительства», «очищенную от всего постороннего».

С помощью гротеска Щедрин делает предельно наглядным то, что свойственно всем «градоначальникам» вообще, независимо от их личных склонностей, характера, убеждений.

Разные были в Глупове градоначальники: «деятельные» и «бездеятельные», либеральные и консервативные, вводившие просвещение и искоренявшие его. Однако все их многообразнейшие «прожекты» и поползновения в конце концов сводились к одному: к выколачиванию «недоимок» и пресечению «крамолы».

Галерея градоначальников начинается с Брудастого, являющегося своего рода «общим знаменателем всех градоначальников», и завершается Угрюм-Бурчеевым, представляющим собой величину более значительную, а потому и более зловещую. Прототипом Угрюм-Бурчеева послужил Аракчеев. Но неверно было бы ограничивать широкое обобщающее значение этой фигуры. В ней сконцентрированы и заострены черты, характерные для особого типа правителей. Для какого же типа?

Важно

Угрюм-Бурчеев превзошел всех своих предшественников безграничным идиотизмом и неиссякаемой энергией.

Но эта энергия была направлена на то, чтобы превратить город, а точнее, всю страну, в казарму и заставить с утра до вечера маршировать.

Его идеалы – это «прямая линия, отсутствие пестроты, простота, доведенная до наготы». Античеловеческая сущность самовластия показана здесь Щедриным с потрясающей силой.

Именно благодаря таким неординарным образам градоначальников «История одного города» живет и сейчас. Эта замечательная книга известна не только у нас в стране, но и по всему миру и прочно стоит в ряду величайших достижений мировой сатиры.

Источник: https://kraidruzei.ru/sochineniya/saltykov-schedrin-m-e/obrazy-gradonachalnikov-v-istorii-odnogo.html

Готовые школьные сочинения

июня 21 2011

Приемы сатирического изображения в романе М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»

Несмотря на название, за образом города Глупоза скрывается целая страна, а именно — Россия. Так, в образной форме, Салтыков-Щедрин отражает наиболее ужасные, требовавшие повышенного общественного внимания стороны жизни русского общества.

Главной идеей произведения является недопустимость самовластия. И именно это объединяет главы произведения, которые могли бы стать отдельными рассказами. Щедрин рассказывает нам историю города Глупова, что происходило в нем на протяжении примерно ста лет.

Причем акцентирует внимание на градоначальниках, так как именно они выражали пороки городского управления. Заранее, еще до начала основной части произведения, приводится “опись” градоначальников.

Слово “опись” обычно относят к вещам, поэтому Щедрин применяет его намеренно, как бы подчеркивая неодушевленность градоначальников, которые в каждой главе являются ключевыми образами.

Читайте также:  Анализ рассказа сельские жители шукшина

Сатирические средства, используемые автором хроники, разнообразны. В совокупности образы всех градоначальников создают единый образ самодержавного правителя.

Суть каждого из градоначальников можно представить даже после простого описания внешности. Например, упорство и жестокость Угрюм-Бурчеева выражаются в его “деревянном лице, очевидно, никогда не освещавшемся улыбкой”. Более миролюбивый Прыщ, напротив, “румян, имел алые и сочные губы”, “походка у него была деятельная и бодрая, жест быстрый”.

Образы формируются в воображении читателя при помощи таких художественных приемов, как гипербола, метафора, аллегория и др. Даже факты реальной действительности обретают фантастические черты. Щедрин намеренно пользуется таким приемом, чтобы усилить ощущение незримой связи с истинным положением дел в крепостнической России.

Произведение написано в форме летописей. Некоторые части, которые, по замыслу автора, считаются найденными документами, написаны тяжеловесным канцелярским языком, а в обращении летописца к читателю присутствуют и просторечия, и пословицы, и поговорки.

Совет

Усиливают комичность путаница в датах и часто допускаемые летописцем анахронизмы и аллюзии (например, ссылки на Герцена и Огарева).

Наиболее полно Щедрин представляет нам градоначальника Угрюм-Бурчеева. Здесь имеет место прозрачная аналогия с реальностью: фамилия градоначальника похожа по звучанию на фамилию известного реформатора Аракчеева.

В описании Угрюм-Бурчеева меньше комического, а больше мистического, ужасающего. Пользуясь сатирическими средствами, Щедрин наделил его большим количество самых “ярких” пороков. И не случайно именно на описании правления этого градоначальника заканчивается повествование.

По словам Щедрина, “история прекратила течение свое”.

Роман “История одного города” — безусловно, выдающееся произведение, оно написано красочным, гротескным языком и в образной форме обличает бюрократическое государство.

“История” до сих пор не утратила актуальности, потому что мы, к сожалению, пока еще встречаемся с людьми, подобными глуповским градоначальникам.

Сама “История” выстроена создателем намеренно нелогично, непоследовательно. Великий сатирик предпослал основному содержанию обращение издателя (в роли которого он выступает сам) и обращение к читателям якобы последнего глуповского архивариуса.

Опись градоначальников, придающая книге якобы историографичность и особый смысл, состоит из 21 фамилии (от макаронника-изменника Клементия до майора Перехват-Залихватского, сжегшего гимназия и упразднившего науки).

В самой “Истории” внимание к начальствующим особам явно неравнозначно: одним (Беневоленский, Брудастый, Бородавкин, Угрюм-Бур-чеев) посвящено много литературных страниц, другим (Ми-келадзе, Дю-Шарио) повезло меньше.

Это видно и по структуре “Истории”; три вступительных раздела, одно заключительное Приложение (Оправдательные документы, содержащие градоначальствующие мыслительные и законопроектные упражнения) и всего 5 основных разделов для повествования о подвигах 21 управителя.

Никогда не было в Российской империи города под названием “Глупов”, никто не встречал таких диковинных, неправдоподобных начальников (с фаршированной головой, как у Ивана Пантелеевича Прыща).

М. Е.

Обратите внимание

Салтыков-Щедрин показал себя блестящим знатоком эзопова языка, облек его в якобы летописную форму (летопись градоначальственных успехов охватывает около века, причем указываются, хотя и приблизительно года правления). Эта пародийность изложения позволяла писателю говорить о современности, обличать официальных лиц, не вызывая цензурного вмешательства и гнева вышестоящих. Не зря Щедрин сам называл себя “воспитанником цензурного ведомства”. Конечно, понятливый читатель угадывал за уродливыми картинами Глупова окружающую жизнь. Сила сатирического обличения Щедриным реакционных устоев, на которых держалась русская монархическая власть, была настолько мощной, что гротескно-фантастические образы книги воспринимались как самое правдивое изображение жизни.

Чего стоит, например, описание причин смерти градоначальников: Ферапонтов растерзан собаками; Ламврокакис заеден клопами; Баклан переломлен пополам бурей; Фердыщенко кончил жизнь от объедения; Иванов — от натуги постичь сенатский Указ; Микеладзе — от истощения сил и пр.

В “Истории” Щедрин искусно пользуется сатирической гиперболой: факты подлинной действительности приобретают у него фантастические очертания, что позволяет сатирику наиболее ярко раскрыть ту или иную сторону образа. Но писатель не избегает и реалистических зарисовок.

Так, очень натуралистически описан пожар в Пушкарской слободе “соломенного города”: “видно было, как вдали копошатся люди, и казалось, что они бессознательно толкутся на одном месте, а не мечутся в тоске и отчаянии. Видно было, как кружатся в воздухе оторванные вихрем от крыш клочки зажженной соломы.

Постепенно одно за другим занимались деревянные строения и словно таяли”.

Хроника городского управления написана красочным, но и сложным по составу языком. В нем широко использован и тупой чиновничий слог: “всякий да печет по праздникам пироги, не возбраняя себе таковое печение и в будни” (Устав о добропорядочном пирогов печении — в исполнении Беневоленского).

Есть и старинная славянская речь: “хочу ущекотать прелюбезных мне глуповцев, показав миру их славные дела и предобрый тот корень, от которого знаменитое сие древо произросло и ветвями своими всю землю покрало”.

Нашлось место и время и для народных присловий: “только вот я какое слово тебе молвлю: лучше… с правдой дома сидеть, чем беду на себя накликать” (Фердыщенко).

Портретная галерея щедринских “любимцев” — глупов-ских градоначальников запоминается сразу и сильно.

Один за другим проходят они перед читателем, нелепые и отвратительные в своих жестокости, тупоумии, злобной ненависти к народу.

Тут и бригадир Фердыщенко, моривший глуповцев голодом, и его преемник Бородавкин, спаливший тридцать три деревни, чтобы “с помощью сих мер” взыскать недоимок на два рубля с полтиною, и майор Перехват-Залихватский, упразднивший в городе науки, и Феофилакт Беневоленский, одержимый страстью к писанию законов (уже на скамьях семинарии начертал он несколько замечательных законов, среди которых наиболее известны следующие: “всякий человек да имеет сердце сокрушенно”, “всяка душа да трепещет”, “всякий сверчок да познает соответствующий его званию шесток”).

Важно

Именно в описании главных героев М. Е. Салтыков-Щедрин использует самые разнообразные художественные средства. Так, предельная жестокость Угрюм-Бурчеева зафиксирована “в деревянном лице, очевидно, никогда не освещавшемся улыбкой”, с “узким и покатым лбом”, впавшими глазами и развитыми челюстями, готовыми “раздробить или перекусить пополам”.

Напротив, либерально настроенный Прыщ, градоначальник с фаршированной го-ловог, “был румян, имел алые и сочные губы, из-за которых ниднелся ряд белых зубов; походка у него была деятельная и бодрая, жест быстрый”.

Внешние характеристики сходны с их психологическими образами: свирепый Бруддетый, он же Органчик, не похож на выходца из Франции, аристократа Дю-Шарио, весело проводящего время б удовс льствиях и развлечениях, а “друг Карамзина” Грус-тилов, отличавшийся “нежностью и чувствительностью сердьа”, не менее далек от “фантастического путешественника бригадира Фердыщенко…

Горожане, народ в “Истории” вызывают двойственное чувство. С одной стороны, им свойственны, по оценке самого автора, две вещи: “обычная глуповская восторженность и обыкновенное глуповское легкомыслие”. Страшно жить в городе Глупове. Книга вызывает смех, но не веселый, а горький и мрачный. Писатель сам говорил, что рассчитывал “на возбуждение в читателе горького чувства, а отнюдь не веселонравия”. Страшно за Глупов не только потому, что в нем властвуют ограниченные чиновники, “от российского правительства поставленные”. Страшно, что народ безропотно и терпеливо переносит свои бедствия.

Однако этот молчаливый тягостный укор писателя вовсе не означал глумления над народом. Щедрин любил своих современников: “Все мои сочинения, — писал он позднее, — полны сочувствием”. Глубокий смысл “Истории одного города” заключается не только в гениальных по своей обличительной силе образах градоначальников, но и в той обобщающей характеристике глуповцев, которая неизбежно наводила на мысль о будущем пробуждении задавленного властью народа. Великий сатирик призывает к тому, чтобы внутренняя жизнь российских городов, подобных Глупову, когда-то вырвалась наружу, стала светлой, достойной человека. Не случайно “историческая” хроника заканчивается бегством последнего градоначальника; Уг-рюм-Бурчеев исчез, “словно растаяв в воздухе”. Могучее движение подлинной истории человечества власть оказалась не в состоянии сдерживать еще одно столетие: “река не унималась. По-прежнему она текла, дышала, журчала и извивалась…”.Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Приемы сатирического изображения в романе М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города» . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/priemy-satiricheskogo-izobrazheniya-v-romane-m-e-saltykova-shhedrina-istoriya-odnogo-goroda/

Сатирическое изображение градоначальников в «Истории одного города» М. Е. Салтыкова — щедрина

Сочинения по литературе: Сатирическое изображение градоначальников в Истории одного города М. Е. Салтыкова – щедрина

«История одного города» — образец политической сатиры. В этом произведении автор подвергает решительной критике основы самодержавного строя, разоблачает деспотичных представителей власти, выражает протест против смирения, покорности, пассивности и трусости.

Нетрудно заметить, что градоначальники, изображенные Салтыковым-Щедриным, несут в своих образах намек на тех или иных царей или министров. Однако они не являются лишь олицетворением русской правящей верхушки.

Замысел автора был гораздо шире. Он стремился разоблачить саму систему самодержавия.

Градоначальники внешне значительно отличаются друг от друга, но одно характерно для для них всех — все их действия по сути своей направлены против народа.

Ряд глуповских градоначальников открывает Брудастый, в голове которого вместо мозга действует органный механизм, наигрывающий всего две фразы: «Разорю» и «Не потерплю».

Эти слова-окрики стали своеобразными лозунгами, символами многолетнего запугивания и усмирения крестьян, существовавшего в России, когда власть при помощи жестоких расправ и насилия восстанавливала «порядок».

В органчике Брудастого Салтыков-Щедрин отобразил всю упрощенность административного руководства, которая вытекала из самой природы самодержавия как деспотичного узурпаторского режима. Таким же символом пустоты и ничтожности власти является Прыщ — градоначальник с фаршированной головой.

Поясняя этот образ, как и в целом необычный характер повествования в «Истории одного города», автор писал: «… Градоначальник с фаршированной головой означает не человека с фаршированной головой, но именно градоначальника, распоряжающегося судьбами многих тысяч людей. Это даже не смех, а трагическое положение».

Совет

Сатира писателя направлена также против аморальной, наполненной бесчинством фаворитизма, дворцовыми интригами жизни представителей власти. Особенно ярко их жизнь и нравы разоблачаются в сказании о шести градоначальницах, в котором можно увидеть намек на систему правления многих русских цариц.

Нарисованные здесь сатирические картины наиболее ярко изображают жизнь, находящуюся под «игом безумия». В образе целого полчища разъяренных клопов автор разоблачает бескультурье, невежество, нечистоплотность и паразитизм правящих слоев.

Ненавидящий царизм как систему, писатель стремился таким образом вызвать у читателей чувство такого же отвращения и омерзения.

Атмосфера гневного презрения, беспощадной издевки, решительной критики окружает фигуры всех градоначальников.

Однако наибольшего накала, силы, насыщенности сатира Салтыкова-Щедрина достигает в образе Угрюм-Бурчеева, где слились и бездушный автоматизм Органчика, и карательная неуклонность Фердыщенки, и педантизм Двоекурова, и жестокость Бородавкина, и одержимое идолопоклонничество Грустилова.

В результате получился необычайно воинствующий тип административного деспотизма.

Здесь автор охватил своей сатирой и ярко отобразил весь набор всевозможных ухищрений антинародной власти, все ее политические постулаты (от субординации до шпионского сердцеведения), всю ее законодательно-административную систему, основанную на принуждении, муштре, постоянном порабощении и угнетении народных масс. В казарменном идеале Угрюм-Бурчеева запечатлены эксплуататорские режимы не одной только эпохи и не одной конкретной страны, а многих эпох и многих стран.

Салтыков-Щедрин с огромным мастерством и неоспоримым

Талантом закрепил, продолжил и развил то, что составляло одну

Из самых оригинальных черт русского критического реализма — его юмор. Сатирические типы и образы, созданные писателем, пережили свое время. Ярко запечатлев все зло, все уродства своей эпохи, нарисованные им картины продолжают жить, не теряя и в наши дни своей силы и актуальности. А все потому, что образы Салтыкова-Щедрина — не сатирические однодневки, а масштабные художественные обобщения.

Источник: http://ruslit.biz/satiricheskoe-izobrazhenie-gradonachalnikov-v-istorii-odnogo-goroda-m-e-saltykova-shhedrina/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector