Характеристика и образ варвары ставрогиной в романе бесы достоевского сочинение

Роман “Бесы”

Решающим побудительным толчком для создания романа “Бесы” (1871–1872) послужило так называемое “нечаевское дело”. Пребывая в конце 1869 года за границей, Достоевский обратил внимание на заметку в “Московских ведомостях”:

“Нам сообщают, что вчера, 25 ноября, два крестьянина, проходя в отдаленном месте сада Петровской Академии, около входа в грот заметили валяющиеся шапку, башлык и дубину; от грота кровавые следы прямо вели к пруду, где подо льдом виднелось тело убитого, опоясанное черным ремнем и в башлыке… Тут же найдены два связанные веревками кирпича и еще конец веревки”.

Из последующих сообщений газеты выяснилось: речь идет об убийстве слушателя Петровской земледельческой академии Ивана Ивановича Иванова пятью членами тайного общества “Народная расправа” во главе с его руководителем Сергеем Геннадьевичем Нечаевым.

Программа нелегальной организации предусматривала подрыв государственной власти, христианской религии, социальных установлений, нравственных устоев. Цель – осуществление анархо-революционных преобразований в России. Для этого Нечаев создал несколько пятерок, состоявших преимущественно из студентов.

Обратите внимание

Достижение поставленных задач предполагало неукоснительное повиновение руководителю. Участников скрепляло использование любых, самых безнравственных и разбойничьих средств, взаимного шпионства и кровавой мести.

Фактологическую основу “Бесов” составили: политические предпосылки, организационные принципы общества “Народная расправа”, особенности личности Сергея Нечаева, его деятельности, обстоятельства идеологического убийства.

Достоевскому было важно не только раскрыть содержание и смысл актуального события, но и выявить его происхождение, определить питательную почву для такой идейной практики.

Убийство студента в очередной раз воскресило в сознании писателя воспоминания молодости. В кружке Петрашевского он сам увлекался теориями утопического социализма и, по собственному признанию, внутренне был готов на аналогичный поступок:

“Нечаевым, вероятно, я бы не мог сделаться никогда, но Нечаевцем, не ручаюсь, может, и мог бы… в дни моей юности”.

Художественный замысел романа, по словам самого Достоевского, состоял в следующем:

“Я хотел поставить вопрос, и сколько возможно яснее, в форме романа дать на него ответ: каким образом в нашем переходном и удивительном современном обществе возможны не Нечаев, а Нечаевы, и каким образом может случиться, что эти Нечаевы набирают себе под конец нечаевцев”.

Идейно-художественный замысел “Бесов” требовал такого изображения единичного события, чтобы в нем отразились основные тенденции развития современного общества, раскрылись связи настоящего с прошлым и будущим, проявились бы едва уловимые переходы высокого в низкое.

Раскрытие образов

Достоевский подчеркивал, что в его произведении нет реальных “портретов или буквального воспроизведения нечаевской истории”. Ему важно было создать тип псевдореволюционера, который мог нисколько не походить на реального Нечаева, но который должен был вполне соответствовать совершенному злодейству.

В образе Петра Верховенского и его сообщников, в их мыслях и действиях концентрированно и выпукло проявляется истинный облик и реальные мотивы поведения мнимых борцов за справедливое переустройство общества.

Достоевский показывает, каким бумерангом может обернуться и оборачивается нигилистическое стремление уничтожить те самые социальные формы и установления, через которые из века в век, от поколения к поколению, и передавались эти ценности, идеалы, традиции.

Важно

Воинствующее безверие, отсутствие семейного очага и главного занятия, поверхностное образование, незнание народа и его истории – эти и подобные им духовно-психологические предпосылки формируют “ум без почвы и без связей – без нации и без необходимого дела”, развращающе действуют на душу.

В результате главный герой романа “Бесы” Петр Верховенский оказался не в состоянии понимать благородные и “идеалистические” измерения жизни, но своим “маленьким умом” хорошо усвоил, каким образом можно использовать слабости человеческой натуры (сентиментальность, чинопочитание, боязнь собственного мнения и самобытного мышления).

Люди для Петра Верховенского – своеобразный “материал, который надо организовать” для какого-то невнятного прогресса.

“Бесенята”

Служение человечеству в теории, которым заняты в романе и “бесенята”, на деле оборачивается духовным и физическим уничтожением. В основе такого служения – презрительное разделение людей на имеющих право “гениев” и бесправную “толпу”.

Например, Шигалев предлагает “в виде конечного разрешения вопроса – разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми.

Те же должны потерять личность и обратиться вроде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, вроде как бы первобытного рая, хотя, впрочем, и будут работать…”.

Лямшин же хотел бы несколько преобразовать методический деспотизм Шигалева, чтобы ускорить конечное разрешение вопроса: “А я бы вместо рая… взял бы этих девять десятых человечества, если уж некуда с ними деваться, и взорвал их на воздух, а оставил бы только кучку людей образованных, которые и начали бы жить-поживать по-ученому…”

Самое страшное то, что этими идеями одержимы не только теоретики, так называемые идеологи “ученой” и “прогрессивной” жизни. “Мутное” влияние этого принципа “всеобщего разрушения для добрых окончательных целей” испытывают опасающиеся отстать от моды и прослыть ретроградами другие персонажи романа.

Отец главного “беса” Степан Трофимович Верховенский задается вопросом:

“Почему же все эти отчаянные социалисты и коммунисты в то же время и такие неимоверные скряги, приобретатели, собственники, и даже так, что чем больше он социалист, чем дальше пошел, тем сильнее и собственник. Почему это?”

Дело в том, что Верховенский старший не понимает тех законов, по которым снижаются, изменяются и перерождаются исповедуемые им самим гуманистические идеи.

“Вы представить себе не можете, какая грусть и злость охватывает всю вашу душу, когда великую идею, вами давно уже и свято чтимую, подхватят неумелые и вытащат к таким же дуракам, как и сами, на улицу, и вы вдруг встречаете ее уже на толкучем, неузнаваемую, в грязи, поставленную нелепо, углом, без пропорции, без гармонии, игрушкой у глупых ребят! Нет! В наше время было не так, и мы не к тому стремились.”

Сам Степан Тимофеевич наиболее ярко выражает в романе собирательные черты русских западников и типизирует особенности мировоззрения, умонастроения и психологического склада “либералов-идеалистов” 1840-х годов.

Внешнему и внутреннему облику, мыслям, чувствам, желаниям Степана Трофимовича Верховенского свойственны, с одной стороны, возвышенность, благородство, “что-то вообще прекрасное”, а с другой – какая-то невнятность, неочерченность, половинчатость.

Совет

Он блестящий лектор, но на отвлеченные от жизни исторические темы, автор поэмы “с оттенком высшего значения”, ходившей, однако, лишь “между двумя любителями и у одного студента”.

Верховенский-старший собирался обогатить науку и какими-то исследованиями, но благие намерения умного и даровитого ученого ушли, как говорится, в песок полунауки.

Для Верховенского-отца родная страна “есть слишком великое недоразумение, чтобы нам его разрешить, без немцев и труда”.

По замыслу Достоевского, непонимание России, ее исторических достижений и духовных ценностей, безусловное подражание Западу без анализа всех (не только положительных, но и отрицательных) вытекающих отсюда последствий создавали благоприятные условия как для заимствования “коротких” и туманных идей, так и для последующего снижения.

В конце романа ироническое освещение образа Верховенского-старшего дополняется драматическими интонациями, когда он выходит в “последнее странствование”, осознает трагическую оторванность своего поколения от народа и его духовных ценностей, стремится проникнуть в сокровенный путь Евангелия. В самой возможности такого “странствования” писатель видит залог подлинного возрождения своего героя, доверяет ему авторское истолкование эпиграфа романа, вкладывает в его уста мысль апостольского послания о любви как могущественной силе и “венце бытия”.

Таким образом, Достоевский предполагает и такой выход из неопределенного великодушия “чистого и идеального” западничества “отцов”, хотя в действительности “верховенство” оказалось на стороне тенденций “нечистого” нигилизма “детей”. Кстати, сама фамилия героев несет в произведении вполне определенную смысловую нагрузку. В записной тетради автор отмечает, что отец постоянно “пикируется с сыном верховенством”.

В одном из писем Достоевский подчеркивал, что хотя нечаевская история и ее обобщенно-памфлетное изображение находятся на переднем плане романа, все это тем не менее “только аксессуар и обстановка” поступков действительно главного героя.

В представлении писателя беснующийся нигилист, его “команда” и “болельщики” не только обретают питательную среду в недодуманных идеях и незаконченных теориях, но и находят себе поддержку и оправдание в глубинах сознания так называемых “лишних”, праздных, страдающих от отсутствия подлинного дела людей.

Обратите внимание

По-настоящему “верховенствующий” в «бесах» – Николай Ставрогин. Это некое предельное, заостренное и полемическое выражение онегинско-печоринского типа личности.

Главным губительным следствием разрыва высшего слоя общества с “почвой” и “землей” Достоевский считал потерю живых связей с традициями и преданиями, сохраняющими атмосферу непосредственной христианской веры.

Образ Ставрогина как бы сгущает и обнажает результаты той ситуации современного мира, в которой, если воспользоваться известными словами Ницше, “Бог умер”.

По словам Достоевского, Ставрогин предпринимает “страдальческие судорожные усилия, чтобы обновиться и вновь начать верить”.

Сердце Ставрогина иссушено и делает его неспособным к искренней вере.

Вместе с тем он прекрасно понимает, что без “полноты веры” и соответственно абсолютного осмысления человеческое существование приобретает комический оттенок и теряет подлинную разумность.

Поэтому Ставрогин пытается добыть веру “иначе”, своим умом, рассудочным путем. Но этот “самодвижущийся нож разума” (И. Киреевский) уводит его еще дальше от желанной цели.

В результате Ставрогин оказался словно распятым (сама его фамилия происходит от греческого слова σταυρός – крест) между безмерной жаждой абсолюта и столь же безмерной невозможностью его достижения.

Достоевский признавался, что взял Ставрогина не только из окружающей действительности, но и из собственного сердца, поскольку его вера прошла через горнило жесточайших сомнений и отрицаний.

В отличие от своего создателя, Ставрогин, однако, оказался органически неспособным преодолеть трагическую раздвоенность и обрести хоть сколь-нибудь заполняющуюся пустоту души “полноту веры”.

В “Дневнике писателя” Достоевский писал о том, что без веры в бессмертие души и вечную жизнь бытие личности, нации, всего человечества становится неестественным, немыслимым, невыносимым: “только с верой в свое бессмертие человек постигает всю разумную цель свою на земле. Без убеждения же в своем бессмертии связи человека с землей порываются, становятся тоньше, гнилее, а потеря высшего смысла жизни несомненно ведет за собою самоубийство”.

Важно

Достоевский показывает, что “пожар в умах” пленяет вслед за “дряннейшими людишками” не только всякую “сволочь”, “флибустьеров” и “буфетных личностей”.

Он с глубоким сожалением обнаруживает, что во времена потрясений и перемен, сомнений и отрицаний в чудовищные общественные злодеяния вовлекаются и простодушные, чистые сердцем люди.

“Вот в том-то и ужас, что у нас можно сделать самый пакостный и мерзкий поступок, не будучи вовсе иногда мерзавцем!..”

Отсутствие коренного духовно-нравственного стержня и подлинно великого начала жизни обусловливает, по логике автора, формирование неполного, незаконченного, недосиженного человека, способного на неоднозначные действия.

Без совершенных личностей не может быть и совершенного общества.

А Верховенский-отец в очередном недоумении спрашивает сына: “Да неужто ты себя такого, как есть, людям взамен Христа предложить желаешь?”

Вопрос Степана Тимофеевича автор рассматривал как основную проблему, от решения которой зависит будущее России и всего человечества и которая по-своему ставится в эпилоге. Серия больших и малых катастроф в последней части произведения завершается холодно-рассудочным самоубийством Ставрогина, как бы свертывающим художественную перспективу романа в безнадежный апокалиптический круг.

Основная идея романа

Но именно в потере вековечных идеалов, великих мыслей, в отсутствии высшего сознания, высшего развития, высшего смысла, высших целей жизни, в исчезновении “высших типов” вокруг Достоевский видел корни и главную причину духовных болезней своего века.

“Почему же мы дрянь?” – спрашивал он и отвечал: “Великого нет ничего”.

И не образованием, не внешней культурностью и светским лоском, не научно-техническими достижениями, а лишь “возбуждением высших интересов” можно перестроить глубинную структуру эгоистического мышления.

В представлении писателя, выбор пути всего человечества связан с духовным благоустроением, увеличением света и любви в душе отдельной личности.

Совет

Творческий опыт “Бесов” учит везде и во всем искать нравственный центр, шкалу ценностей, которые руководят помыслами и действиями людей определять, на какие, темные или светлые, стороны человеческой души опираются разные явления жизни.

Говоря о своем произведении и драматических исканиях современной молодежи, Достоевский подчеркивал:

“Жертвовать собою и всем для правды – вот национальная черта поколения. Благослови его Бог и пошли ему понимание правды. Ибо весь вопрос в том и состоит, что считать за правду. Для того и написан роман”.

Литература

Карен Степанян. Федор Михайлович Достоевский. // Энциклопедия для детей «Аванта+». Том 9. Русская литература. Часть первая. М., 1999

Б.Н. Тарасов. Вечное предостережение. // Федор Достоевский. Бесы. М., 1993. С. 5–26.

Н.И. Якушин. Ф.М. Достоевский в жизни и творчестве: учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей. М.: Русское слово, 2000

Источник: http://trassa.narod.ru/lekzia/dostoevsky/besy.htm

«Бесы» — краткое содержание (Достоевский)

«Бесы» — краткое содержание (Достоевский)

Этот роман стал шестым по счету в творческом наследии, пожалуй, самого загадочного представителя русской литературы. Его название вызывает оторопь, а сюжет являет собой цепь странных, порой, граничащих с бредом безумца событий… Итак, «Бесы» — краткое содержание (Достоевский).

Верховенский и Ставрогины

Действие происходит в одном из губернских городов Российской империи. А поведать о происходящем читателю взялся некий хроникер по имени Антон Лаврентьевич.

Центральным образом произведения можно назвать Степана Трофимовича Верховенского, которого связывают многолетние платонические отношения со знатной дамой Варварой Петровной Ставрогиной.

Когда-то этот человек был красив и успешен, но на момент развития событий романа изрядно постарел и обрюзг.

Обратите внимание

Степан Трофимович был гувернером у сына госпожи Ставрогиной Николая. Также он воспитал и многих других героев «Бесов».

Николай Ставрогин вырос личностью одиозной. Повзрослев, он покинул родное гнездо. Служил в армии, был разжалован, исколесил много городов и даже стран. Земляки судачат о нем, и не удивительно – ведь, наведываясь домой, он то и дело шокирует общественность своим поведением. То губернатора за ухо укусит, то к чужой жене у всех на глазах пристанет… Люди считают его не совсем здоровым.

Мать тоже беспокоится по поводу своего сына. А особенно тревожит ее то, что Николай собирается жениться на ее воспитаннице Дарье Шатовой.

Читайте также:  Характеристика и образ барыни из рассказа муму тургенева сочинение

Ведь она мечтает связать его узами брака с совершенно другой девушкой – Лизой Тушиной. И пока сын в очередном отъезде Варвара Петровна решает этот вопрос уладить.

Она просит взять в супруги Дарью… своего друга Верховенского. Тот, несмотря на огромную разницу в возрасте, соглашается.

Хромоножка

В один прекрасный день Ставрогина получила анонимку, гласящую о некой хромой даме, которая, якобы сыграет важную роль в ее жизни. И вскоре возле церкви она знакомится с хромоножкой по имени Марья Лебякина. Помня о письме, Варвара Петровна приглашает ее к себе домой. Туда же приходит брат Марьи – капитан Лебякин, который намекает на какую-то тайну и ведет себя не совсем адекватно.

Как гром среди ясного неба вдруг появляется Николай. У Варвары Петровны возникают нехорошие подозрения. Почему-то ей приходит в голову мысль о том, что сын и хромоножка Марья – муж и жена. Задав прямой вопрос Николаю, она получает отрицание и запутанные объяснения. Но позже ее догадки подтвердятся.

Молодой повеса¸ действительно, женился на Лебякиной некоторое время назад. По его словам, по пьяни.
Но тем не менее, он намерен объявить о своей женитьбе во всеуслышание и хочет забрать супругу с собой за границу и жить с ней до самой смерти.

Но в ответ на его предложение она ведет себя как безумная, выкрикивая странные речи и обвиняя Николая в самозванстве. Он прекращает попытки договориться с ней о чем либо.

Смутные времена

Важно

Затем в романе идет речь о тайном собрании, готовящемся в городе революционным кружком. О нем Николаю сообщает Верховенский-младший. Здесь же всплывает фигура инженера Кириллова, исповедующего идею избавления от Бога путем самоубийства.

В противовес ему выступает некий господин Шатов, который считает русских народом-богоносцем и верит в то, что завоевать Божью милость можно тяжелым мужицким трудом.

Далее рассказчик повествует о дуэли между Ставрогиным и местным дворянином Гагановым, на которой, впрочем, никто не пострадал.

А в городе и всей губернии, между тем, происходит что-то неладное. Назревает смута. Происходят пожары, оскверняются религиозные святыни и т.д.

На собрании, о котором речь велась выше, обсуждаются странные вещи. О том, что необходимо всех людей поделить на две неравные части – свободных и стадо рабов.
Губернаторша Юлия Михайловна видит в Ставрогине одного из зачинщиков революционного движения и мечтает с его помощью рассекретить государственный заговор. Она готовит важный бал.

Безрадостный конец

Варвара Петровна ссорится с Верховенским и прогоняет его. А Ставрогин уединяется с влюбленной в него Лизой Тушиной в своем имении. Но у молодых людей в итоге ничего не получается. Лиза покидает Николая. Его законную супругу Марью, а также ее брата кто-то убивает. И в этом обвиняют Ставрогина-младшего.

Брат Дарьи Шатов тоже погибает – от руки сына Степана Тимофеевича. Сам Верховецкий много болеет и думает о Боге, признавая, что только его можно любить вечно. Николай уезжает за границу и оттуда шлет Дарье предложение переехать к нему. Но в итоге мать и Дарья находят его мертвым в имении. Младший Ставрогин повесился.

Вот так безрадостно заканчивается роман «Бесы» — краткое содержание (Достоевский). Но это произведение все же лучше читать полностью, ибо в нем очень много философии, которую не под силу передать ни одному, даже самому искусному пересказчику.

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/besy-kratkoe-soderzhanie-dostoevskij.html

Образ Николая Ставрогина в романе «Бесы»

  •  В романе «Бесы» рассматриваемый мотив также подготавливает момент окончательного подчинения Николая Ставрогина бесовскому началу.

    Мотив соблазна связан с событиями преступной жизни героя, дающего волю своим сладострастным желаниям, доходящим в нём до «до совершенного огня».

    Иван Шатов считает, что Ставрогин женился на Лебядкиной, прежде всего, по «сладострастию нравственному» (он вступает в брак после растления Матрёши). В исповеди Ставрогин признаётся, что хотел как-нибудь искалечить свою жизнь, поэтому и женился на Хромоножке.

    Совет

    После нескольких лет «угловой» Петербургской жизни он отправляется в губернию к матери, где совершив несколько гнусных поступков, заболевает белой горячкой. В болезни, явившейся следствием «нервного надрыва», герой ведёт себя как одержимый.

    Однако он не умирает и не сходит окончательно с ума: для Ставрогина остаётся возможность изменить свою жизнь. Не случайно позже герой ищет для себя исход в исповеди (при этом в главе «У Тихона» он отвергает единственный путь спасения – многолетнее тайное послушничество).

    Но Ставрогин множеством нитей связан с бесовским миром: в галлюцинациях героя пугает бесёнок, наяву сеть вокруг него плетёт Верховенский. Последнего тянет к Ставрогину его демоническая сущность. В борьбе за окончательное отлучение героя от Бога Верховенский прибегает к третьему дьяволову искушению.

    В то же время он предлагает Ставрогину исправить искалеченную браком с Хромоножкой жизнь – убить Лебядкиных.

    Причём, их смерть связана с соблазнением Лизы Тушиной, прельстившейся выдуманным Верховенским образом Ставрогина. Интересующий нас мотив предопределяет нежелание Лизы «воскресать» вместе с героем. «Кровопийца» Ставрогин оказывается «инертной массой», как и члены «пятёрки», чувствующие, что «попали в паутину к огромному пауку».

    Герой, отказываясь от подвижничества, «бросается» в новое преступление, обрекая себя на гибель. Ставрогин нужен Верховенскому для реализации «обаятельной идейки» разрушения. Однако «политический обольститель» вовсе не нуждается в живом Ставрогине – ему нужен Иван Филиппович бог Саваоф, «в колеснице на небо» вознёсшийся.

    Не случайно Верховенский несколько раз угрожает повесить Ставрогина. Рассматриваемый мотив подготавливает ситуацию смерти героя, попавшего под власть «паука» – Верховенского, торжествующего в «обезбоженном пространстве романа». В романе «Бесы» мотив соблазна способствует решению образа Ставрогина как нераскаявшегося грешника.

    Однако рассматриваемый мотив может быть связан и с образом святого, имеющего опыт греховной жизни.

    Князь Мышкин в романе «Идиот» тоже приходит «к людям», чтобы исполнить своё дело. Встретив Настасью Филипповну и узнав её грустную историю, он «набрасывается на деятельность». Ему кажется, что героиню можно спасти.

    Однако благодаря интересующему нас мотиву создаётся ощущение иллюзорности идеи спасения Настасьи Филипповны. Князь, уверяя героиню в своей любви и своём уважении, «был ослеплён» её «демоническою красотою», «соблазнительным образом».

    Примечательно, что и «обольститель» Тоцкий, решив продать Настасью Филипповну Гане Иволгину, говорит с героиней об обновлении её жизни. Кроме того, Настасья Филипповна понимает, что обольстила Мышкина. Не случайно свой отказ от брака с ним она объясняет тем, что не хочет уподобится Тоцкому.

    Обратите внимание

    Именно Тоцкий вовлекает героиню в «пространство» греха. Но благодаря мотиву соблазна в романе создаётся ситуация, когда Настасья Филипповна получает власть над закоренелым сластолюбцем. Интересно, что через рассматриваемый мотив князь заключает с героиней своеобразную сделку в день её именин.

    А после она напоминает Мышкину об его обещании жениться на ней, разрушает брак князя с Аглаей. Причём, Настасья Филипповна увлекает Мышкина в бездну: князь готов отдать душу и жизнь за героиню.

    Не случайно канцелярист, увидев Настасью Филипповну в подвенечном уборе, кричит, что готов за неё «душу продать». Однако, по мысли Лебедева, Бог спас Мышкина от окончательной гибели.

    Примечательно, что и Настасья Филипповна временами невыносимо страдает от разговоров с князем: он доводит её до того, что она иногда опять «видела кругом себя свет». Именно приближение к «свету» как бы опаляет героиню, впадающую в такие мгновения в неимоверную гордыню.

    Значимо, что она бежит с Рогожиным из-под венца, умаляя героя спасти её и увезти от Мышкина. Но помимо всего к Рогожину Настасью Филипповну влечёт соблазн самоубийства – гибели. В этом смысле героиня, отчасти, сближается с Ипполитом Терентьевым.

    Она понимает, что в Рогожине много «больной страсти», влекущей его к совершению греха, преступления. Об этом же догадывается и князь, хотя он и не хочет верить в то, что Рогожин «неспособен к свету». Причём, именно благодаря интересующему нас мотиву не может осуществиться мечта о примирении Мышкина и его крестового брата.

    Смущаемый мыслью о Рогожине, князь отправляется к дому Филисовой. Тем самым он, отчасти, провоцирует нападение на него крестового брата. Однако Мышкин лишь на время подчиняется ужасному демону, не имеющему над ним абсолютной власти.

    Не случайно Рогожин так и не смог убить Мышкина в гостиничном коридоре. Мотив соблазна делает тщётными все попытки князя привести к «свету» Рогожина и Настасью Филипповну. Интересно, что проповедь рая на земле никого не преображает и в великосветском обществе.

    Важно

    При этом, особо отмечается, что Мышкин находился под «обаянием прелести» своего первого впечатления о высшем свете. Отказываясь верить в свои предчувствия, герой соблазняется.

    Хотя Бог и спасает Мышкина от окончательной гибели, рассматриваемый мотив способствует дискредитации слов и поступков князя.

  • Источник: http://soshinenie.ru/obraz-nikolaya-stavrogina-v-romane-besy/

    Бесы Федор Достоевский – краткое содержание: кто написал, о чем книга, герои Ставрогин и Верховенский

    Русская литература богата на яркие образы, актуальность тем многих произведений сохраняется и поныне. Чего только стоят «Преступление и наказание», «Отцы и дети», «Мертвые души». Сегодня мы поговорим об известнейшем романе Ф.М. Достоевского «Бесы». Аннотация поможет узнать, о чем книга, но понять замысел автора и оценить масштаб произведения можно, только прочитав роман полностью.

    Смысловая нагрузка этого романа остается актуальной и сейчас. Смута, распространяемая радикальными ячейками общества, нашла благодатную почву, о чем автор романа говорит во всеуслышание.

    Основа произведения строится вокруг «дела Нечаева», зверского убийства одного из членов законспирированного кружка революционеров. Бывший студент Шатов стремился «отойти от дел», но пал жертвой радикального кружка под руководством Верховенского.

    Интересно ! Книга вместила, пожалуй, рекордное количество персонажей, ставшие прототипами действующих лиц для романов западной литературы.

    Начать предлагаем с наиболее важных моментов биографии Достоевского.

    Немного истории

    Федор Михайлович Достоевский родился 11 ноября 1821 года в столице Российской империи. Семья Михаила Андреевича (отец) и Марии Федоровны (мать) состояла из восьми детей. Михаил Андреевич приобрел несколько сел (Даровое и Черемошня), куда на лето отправлялась многодетная семья.

    Там маленький Федор Михайлович познакомился с крестьянской жизнью, обучался латыни под пристальным надзором отца. Дальнейшее образование сводилось к занятиям французским, словесностью и математикой.

    На протяжении трех лет (до 1837) старшие братья Михаил и Федор пребывали в знаменитом пансионате Чермака. Юность Достоевского прошла в стенах Главного инженерного училища, куда Федор Михайлович поступил вместе с братом. Военные порядки тяготили их, ведь они видели себя на литературном поприще.

    В 1833 году автора взяли в Петербургскую инженерную команду, однако спустя год он получил увольнение от службы. С 1884 начинаются литературные потуги молодого писателя.

    Он старательно переводит работы зарубежных авторов, публикуется инкогнито в журнале «Репертуар и пантеон». Май следующего года ознаменовался публикацией первого романа Достоевского – «Бедные люди».

    Оценки критиков были крайне положительными, писатель стал членом нескольких литературных кружков.

    Однако обилие знакомых сыграло злую шутку – роковая дружба с М.В Петрашевским привела к ссылке. Михаил Федорович провел четыре года в Омске.

    Спустя пару лет стал рядовым Сибирского линейного батальона. С 1857 года автор получил полное помилование и возможность свободной печати своих произведений.

    В память о каторжных работах Достоевский пишет «Записки из Мертвого дома», произведшие фурор за рубежом.

    Совет

    Летом 1862 года происходит знаменательное событие – Достоевскому разрешают выехать в Европу, он выбирает Баден–Баден как временное пристанище. За рубежом начинается творческий расцвет мирового классика. В период с 1866 по 1880 выходит «великое Пятикнижие», куда вошли «Преступление и Наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток», «Братья Карамазовы».

    Январским утром 1881 года Ф.М. Достоевского не стало. Причина смерти – туберкулез легких, бронхит хронической формы. Похоронная процессия растянулась на километр до Тихвинского кладбища, где писатель получил последнее пристанище.

    История создания «Бесов»

    Федор Михайлович упорно работал над новым романом, который стал «особенной работой, которую предназначаю в «Русский вестник».

    История создания представлена в хронологическом порядке:

    • февраль 1870 г. – Федору Михайловичу приходит идея нового романа, который обязан стать «еще ближе, еще насущнее к действительному, прямо касаться самого важного современного вопроса»;
    • март – Достоевский стремиться высказать все на бумаге, активно работает. Его терзают сомнения, будет ли роман успешным;
    • май – писатель не может уместить в 25 листов все хитросплетения сюжета;
    • июль – Федор Михайлович ищет издателя для его будущего романа, настаивает на невозможности правок;
    • август – автора тяготит первоначальная задумка. Начинается вторая редакция произведения;
    • сентябрь – резкие смены структуры, поиск идеальной концепции. Однако «теперь все установилось, для меня этот роман «Бесы» слишком многое составляет»;
    • октябрь – автор отправил плоды трудов в редакцию озвученного выше издания. Федор Михайлович озабочен задержкой в сроках, сетует на недостаток времени на работу.

    Важно! Современники определили жанр «Бесов» как антинигилистический роман, где под критическим углом рассматриваются идеи левого толка, в том числе атеистические мировоззрения.

    Структура романа «Бесы» разделена на три крупные части, состоящие из разного количества глав. Федор Михайлович Достоевский увидел нечто «инфернальное» в обществе тогдашней России, попытался с помощью пера предупредить о надвигающемся бедствии.

    Герои романа иллюстрируют «загнивание» идеалов тогдашнего общества. Мощным толчком стало «дело Нечаева», где был зверски убит студент Иван Иванов. Мотивом лишения жизни стала угроза раскрытия террористического кружка, усиление власти над подчиненными радикалами.

    Кадр из фильма «Бесы» 2014 года

    Сюжет романа

    В провинциальный городок российской губернии приезжает сын старого либерала – Петр Верховенский. Он придерживается крайне радикальных мировоззрений, идейный вдохновитель революционного кружка.

    Здесь он собирает вокруг себя верных сторонников: философа Шигалева, «народника» Толкаченко, идеолога Виргинского. Верховенский пытается склонить на свою сторону и помещичьего сына Николая Ставрогина.

    «Кровавый Нечаев» обрел вторую жизнь в лице Верховенского. Он также замышляет убить Ивана Шатова, студента, мечтающего порвать с радикалами и донести на преступников.

    Читайте также:  Образ и характеристика вулича в романе герой нашего времени лермонтова сочинение

    Главные действующие лица

    Герои романа олицетворяют пороки или добродетели целого общества:

    1. Николай Всеволодович Ставрогин – эксцентричная фигура, находящаяся «под объективом» на протяжении всего романа. Обладает массой асоциальных качеств, глава «У Тихона» раскрывает его связь с девочкой лет 14. Хотя достоверность этого поступка вызывает сомнение, как и исповедь Ставрогина.
    2. Варвара Петровна Ставрогина – деспотичная и властная женщина, привыкшая повелевать мужчинами. Ходили слухи, что она (в тени) управляла целой губернией. Была вхожа в высший свет и обладала влиянием при дворе. Однако самоустранилась от светских раутов, уделяя все внимание ведению хозяйства в имении Скворешники.
    3. Степан Трофимович Верховенский – преподаватель Николая Всеволодовича Ставрогина. При Николае I защитил диссертацию, поставившую его в ряд с Белинским, Грановским. Занимал должность почетного лектора в университете, однако преследование властей заставляет его бежать в Скворешники. Там он обучает сына помещицы, краткое содержание усвоенного помогает Николаю Всеволодовичу поступить в престижный лицей.
    4. Петр Степанович Верховенский – коварный и хитрый, лет двадцати семи от роду. Сформировал радикальный кружок, идейный вдохновитель убийства молодого студента.
    5. Иван Павлович Шатов – сын камердинера Варвары Ставрогиной. Несколько лет путешествовал по Европе, так как был выгнан из университета. По словам современников, Достоевский написал Ивана с себя. Желая выйти из радикальной группировки, пал от рук ее активистов.
    6. Алексей Нилыч Кириллов – идеолог «шайки Верховенского». Молодой человек сформировал концепцию, согласно которой тот, кто отрицает Бога, сам является таковым. Под действием своего воспаленного ума он становится истовым фанатиком.

    Центральную роль в романе играют участники «пятерки Верховенского»:

    1. Сергей Васильевич Липутин – немолодой мужчина с дурной славой. Будучи отцом семейства, больше был озабочен проблемами глобального преображения общества. Участник убийственной акции, двуличный и подлый человек. Такой же злодей, как Ставрогин и Верховенский.
    2. Виргинский – человек лет тридцати, обладатель «сердца редкой чистоты». Единственный сделал попытку отговорить Верховенского от убийства, но впоследствии принимал в нем участие.
    3. Лямшин – почтовый чиновник «средней руки». Был членом радикального кружка Верховенского, завсегдатай преступных акций. Его мало вменяемое состояние привело к сдаче с повинной и предательству товарищей, о чем они понятия не имели.
    4. Шигалев – чрезвычайно мрачный человек средних лет. Заслужил уважение у Верховенского за разработку уникальной концепции радикальной перестройки общества. Убийство его не касается, потому как это противоречит сформированным убеждениям.

    Образ Ставрогина

    Вначале произведения молодой человек демонстрирует бесшабашность эгоиста, которого мало заботит мнение окружающих. Достоевский выражает свое презрение к этому герою. Совращение малолетней девушки становится апогеем злодеяний молодого человека, многочисленные знакомые косо на него смотрит. В главе «У Тихона» прелюбодей произносит знаменитые слова, завершающие исповедь Ставрогина.

    Главный посыл произведения

    Роман «Бесы» – грозное послание блистательному обществу, правительственным мужам, простому народу. Достоевский предрекает крупные социальные катастрофы, созданные революционной плеядой. Ужас в том, что большинство действующих лиц «срисовано» с реальных преступников и помещены в роман. Историзм создания это полностью подтверждает.

    Бесы [часть 1]

    Философия романа «Бесы» — Владимир Кантор

    Вывод

    Смысл романа сводится к предчувствиям беды, интерпретированной в злодеяния протагонистов произведения. Революционная деятельность внутри России повлекла массовые социальные катастрофы, о чем нам говорит история. Федор Михайлович непостижимым образом видел «грозовые тучи», всеми силами пытался защитить Родину от недальновидности его поколения.

    Источник: https://uchim.guru/literatura/besy-dostoevskij-kratkoe-soderzhanie.html

    Характеристика Николая Ставрогина | Литерагуру

    История о кружке революционеров, основанная на реальных событиях, мало известна массовому читателю. Достоевский хорошо знаком нам по преступлению Раскольникова, по безумию князя Мышкина, по отцеубийству братьев Карамазовых. О трагедии Ставрогина же слышали далеко не все.

    Что в общем-то не очень и удивительно, поскольку этот роман долгое время было принято не замечать. В Советском Союзе его можно было найти только в собрании сочинений Достоевского.

    Отдельно «Бесов» не издавали из идеологических соображений: книга в неприглядном свете изображала революционное дело.

    Экзистенциализм Достоевского

    Интересно, что экзистенциалисты считали Достоевского своим предшественником. Камю нашел в текстах Достоевского те образы и те проблемы, которые волновали общество в начале XX века. Это вопросы, связанные с идентификацией человека в обществе, границами свободы, возможностью или невозможностью выбора.

    Принадлежит ли человек сам себе и сам ли совершает свои поступки или он только винтик системы и все предначертано? Оказалось, что именно об этом и писал Достоевский, что его герои мучаются всем этим. И они заговорили с Камю, перестали быть странными и непонятными. А книгу «Бесы» французский экзистенциалист назвал пророческой.

    В этом романе люди уже стали терять свои души, перестали ощущать себя людьми, закончили верить. Ярче всего это проявилось в образе Ставрогина.

    Ставрогин, Онегин, Алеко – лишние люди в литературе

    Центральный образ всегда самый многомерный, противоречивый и трудно распутываемый, что закономерно. Он заключает в себе все самые сокровенные мысли автора, является ключевым звеном повествования, на котором оно держится. Он то, ради чего все это было написано. То, что мучило писателя.

    Таким героем для Достоевского в «Бесах» стал Ставрогин. Зачатки этого образа «странника» возникли ещё у Пушкина, и появились Алеко и Онегин. Они не могли найти себе места в обществе. Однако именно Достоевскому удалось довести этот характер до крайности, создать самое трагичное его воплощение.

    Образ Николая Ставрогина

    Ставрогин — призрачный герой романа. Он словно не живой. Автор смог добиться невероятной вещи: при условии постоянного участия главного героя в событиях из жизни других персонажей, в общем повествовании он постоянно как будто отсутствует. Им владеет дух небытия. И вся мука Ставрогина в том, что и он ощущает своё  «несуществование».

    Испытывает от этого постоянные душевные муки, хотя и они, конечно, эфемерны. Его поведение странно, эгоцентрично и эксцентрично. Своими поступками он хочет самого себя разубедить в своём небытии.

    От него есть лишь психологический скелет: железная воля, темперамент, бесстрашие, авантюристическое искание опасности как острого впечатления, но дух его связан цепями и узами, и в нем живёт бес.

    Дела Ставрогина сбивают столку: они диаметрально противоположные. Женитьба на Хромоножке представляется верхом альтруизма, а его обращение с Шатовым — верхом цинизма. Но в его крайностях скрывается суть его трагедии.

    Если человек способен на настоящее зло, если он может испытывать злобу, то как ни странно, но это свидетельство того, что он может и полюбить. Такой человек способен на сострадание и на прочие прекрасные порывы человеческой души.

    В мире работает закон, ярче и лаконичнее всего выраженный Булгаковым: » Где бы было твоё добро, если бы не было моего зла».

    Характеристика Ставрогина наиболее полно раскрывается лишь под конец романа в его предсмертном письме и последующем самоубийстве, которое есть, безусловно, прежде всего, акт идейного самоопределения.

    Обратите внимание

    В письме к Даше Ставрогин окончательно и определенно отделяет себя от любой идейно-философской концепции из тех, что представлены в романе. Его самоанализ точен и глубок.

    Как-то Шатов спрашивал Ставрогина: «Правда ли, что вы уверяли, будто не знаете различия в красоте между какой-нибудь сладострастною, зверскою штукой и каким угодно подвигом, хотя бы даже жертвой жизнию для человечества?».

    Шатов спрашивал со злобой и раздражением, ибо для него неразличение добра и зла чудовищно и омерзительно. Ставрогин говорит о том же самом спокойно, потому что он действительно, совершенно искренне «не видит разницы». В этом, собственно, и вся трагедия Ставрогина: он знает, что такое добро и что такое зло, но буквально не ощущает разницы.

    Анализ главы «У Тихона»

    Кульминацией раскрытия души Николая Ставрогина стала глава «У Тихона». Глава — исповедь. Николай Ставрогин приходит к монаху, чтобы показать ему свое письменное признание во всех грехах. Он соорудил документ, который хочет, чтобы обнародовали после его смерти.

    Получится это или нет, не столь важно. Важен мотив этого поступка. «Бездушный» Ставрогин делает попытку покаяться. Всенародно, как когда-то просила прощения Катерина Кабанова в драма Островского.

    Делает он это без всякой веры, да и способ выбирает какой-то искалеченный, но все же это попытка.

    С Тихоном разговаривает совершенно другой Ставрогин. Куда-то пропал самоуверенный, холодный и отстранённый мужчина, на его месте сидит путающийся в словах человек, потерянный, абсолютно взволнованный и, кажется, испуганный. Говорит вещи, которые страшно услышать даже от него. Но более всего странно, что оказывается, что в бесов то он верует. Полностью отрицая возможность существования Бога.

    Ставрогин одержим бесом, он стал его плотью, через которую последний несет в мир зло. Посредством этого тела он калечит других людей. Ищет жертв и совращает, мучает, убивает их души.

    Он дует на тлеющие угли людских пороков и раздувает из них пламя, которое пожирает человека целиком.

    Ставрогин прямо или косвенно погубил в своей жизни и Хромоножку, и Шатова, и Кириллова, и Лизу, и Верховенского, и несчастную бедную девочку Матрешу, и Бог знает кого еще.

    Покаяние всегда предполагает преклонение головы, но Ставрогин ее так и не склонил. Он презирал бы общество, если бы ему оно не было безразлично. Со страниц своей написанной исповеди он смеется над ее читателем. Он со злорадной жестокой улыбкой рассказывает о всех мерзостях, содеянных им, обо всех преступлениях, которые ему довелось совершить.

    И все слова его точны, и рассудок ясен. Он помнит все до мельчайших подробностей, до паучка на окне. Того насекомого, которое ползло по стеклу, пока в бреду умирал совращенный им ребенок, который смел поверить в любовь Ставрогина. А что испытал Николай от этой смерти? Немного страха. Немного человеческого чувства, да и того запомнить не смог.

    Почему Ставрогин покончил жизнь самоубийством?

    Н.А. Бердяев писал, что Достоевский влюблен в своего героя. Что Ставрогин, его страсть, его грех и его слабость. Федор Михайлович нарисовал фигуру, которая олицетворяет мировую трагедию: истощение от безграничности. Это трагедия омертвения и гибели человеческой индивидуальности от великих амбиций сделать что-то настолько великое, что не знает ни рамок, ни законов, ни выбора.

    Идея романа «Бесы» в том, что русская душа больна. Она заражена бесовским искушением. Отказалась от любых жизненных ценностей, не приемлет авторитетов и не видит разницы между добром и злом. Об этом Достоевский сообщает нам еще в начале, в эпиграфе словами Пушкина:

    В этих словах весь Ставрогин. Его внутренняя суть. Его душу бес поглотил полностью. Это и есть ответ на один из самых волнующих вопросов этого произведения Достоевского: «Почему Ставрогин покончил жизнь самоубийством?». По сути, уйдя из мира земного, он потерял лишь физическую оболочку. Больше у Ставрогина ничего не было: ни веры, ни души, ни любви, ни надежды.

    Источник: https://LiteraGuru.ru/harakteristika-nikolaya-stavrogina/

    Художественная сила женских характеров в романе Достоевского «Бесы»

    С углублением и усложнением задуманного центрального образ Николая Ставрогина у автора появляется необходимость вводить новые персонажи, оттеняющие те или иные грани характера героя. Например, такие герои, как Варвара Петровна Ставрогина (мать Николая) была задумана уже в ранних набросках к роману под именем «Княгиня».

    Ее фаворитка Даша, сестра Шатова, фигурировала под именем «Воспитанница», а Лиза Тушина, влюбленная в Ставрогина и обманутая им, под именем «Красавица» появляются почти одновременно. И только в самом конце подготовки набросков к роману пришли в него Мария Лебедякина «Хромоножка» и Кириллов.

    Лишь в августе 1870 года Достоевский записывает: «Задача: создать лицо Хромоножки». С.И. Гессен так трактует женские образы романа: ««Никогда никого не могу я любить», – признается Ставрогин в своей «Исповеди», и эта неспособность его любить проявляется в особенно яркой форме в его отношении к женским образам романа.

    Важно

    Сын своенравной и деспотичной генеральши Ставрогиной, тайным браком женатый на безумной

    Марии Лебядкиной, любовник гордой и страстной Лизы, он «бесценным другом своим» имеет «нежную и великодушную» Дашу.

    При этом, однако, он ни сын, ни супруг, ни любовник, ни друг, ему недостает любви, чтобы это его внешнее отношение к близко стоящим к нему женщинам сделалось конкретным и живым отношением».

    В самом деле, все женские образы романа, кажется, только и созданы для того, чтобы подчеркнуть «теплохладность» героя ровным его отношением, как к матери, так и к хромоножке – не от одинакового почтения к ним, а от одинакового к ним равнодушия.

    И Мария Лебедякина, и Кириллов должны были, по замыслу Достоевского, служить воплощением религиозных, нравственных, философских и духовных исканий автора, выразителями его различных концепций, которые он стремился развить в романе. Ф. А. Степун считает, что «с Марией Тимофеевной духовно и идейно связан Шатов.

    Вера Марии Тимофеевны в природу, в мать сыру-землю Богородицу ей простительна, так как Хромоножка еще не знает Христа. Заблуждение Шатова глубже, так как он, по его словам, верует в Православие и в Тело Христово, хотя еще не верует в Бога, а лишь надеется, что со временем поверит в него».

    (Разумеется, мы не можем согласиться с исследователем, что Шатов исповедует «идеи русского мистицизма»).

    Заметим, кстати, что исследователь из Петрозаводска В. В.

    Иванов справедливо считает, что Хромоножку стоит называть Марией Ставрогиной, а не Лебядкиной: автор ни разу не называет ее по фамилии брата, и в романе она появляется уже при первой встрече с читателем женой Ставрогина.

    Совет

    Иванов пишет: «Исследователи именуют Марью «Лебядкиной», хотя в тексте романа «Бесы» автор нигде не называет её «Лебядкиной», а персонажи романа называют её «сестрой капитана Лебядкина».

    Но если персонажи очень долго не знают о формальном браке Ставрогина и Лебядкиной, то нам это известно: точнее было бы называть эту героиню Марьей Ставрогиной, что не лишает её кровного родства с капитаном Лебядкиным. Это уточнение вносит некоторую дополнительную ясность в её сложный и неоднозначный образ». Будем и мы придерживаться этого принципа.

    Читайте также:  Сочинение по картине билибина иван-царевич и лягушка-квакушка 3 класс описание

    Именно Марию Ставрогину писатель стремится вознести выше всех других персонажей, потому что ей (в отличие от Ставрогина и Шатова) присуща горячая, не рассуждающая, идущая от самого сердца, почти младенческая вера; образ ее проникнут фольклорными мотивами на грани язычества и христианства. С.Н.

    Булгаков писал, что «этому излюбленному созданию своей музы, этой возлюбленной дочери Матери-Земли Достоевский влагает в уста самые сокровенные, самые значительные, самые пророчественные свои мысли.

    Мало найдется во всей мировой литературе огненосных слов, которые созвучны были бы нездешней музыкой обвеянной речи». Она вполне убеждена, что «Бог и природа есть все одно», а Богородица – «Великая Мать, упование рода человеческого».

    Мария верит, что спасение всего человечества в любви к нему каждого, и что формирование человеческой личности происходит через страдания: «Как напоишь слезами своими под собой землю на пол аршина в глубину, то тотчас же о всем и возрадуешься».

    Это какое-то особенное, личностное, сокровенное знание Христа, действительно народное (ведь русский народ знал каноническое Писание весьма приблизительно: оно передавалось в среде неграмотных крестьян и рабочих, как устное народное творчество – с пояснениями и добавлениями).

    Мария – «Хромоножка» не случайно представлена юродивой. Из истории русской православной церкви известно, что некоторые юродивые обладали даром предвидения и после смерти были причислены к лику Святых как мученики за Христа. Всем известны имена Василия Блаженного, Ксении Петербургской, Блаженной Матроны.

    Так и героиня Достоевского наделяется автором способностью слияния с миром и с Богом, даром ясновидения, сверхразумного прозрения, проникающего в самую суть вещей, людей и обстоятельств. Например, во второй главе второй части романа она предчувствует кровавый умысел Ставрогина, скрываемый им даже от самого себя.

    Обратите внимание

    Она, увидев убийство во сне, говорит: «Меня, конечно, дурные сны одолели; только вы то зачем в этом самом виде приснились?» Она погибнет от ножа нанятого убийцы, Федьки-каторжника, а задолго до этого события говорит Ставрогину: «У тебя нож в кармане. Ты думал, я спала, а я видела: ты как давеча вошел, нож вынимал!» Мария Лебедякина – рупор правды, как всякий юродивый.

    Ее устами впервые говорится о двойственности образа Ставрогина. Она полюбила сильного и благородного человека, а он отказывается от брака с ней, сносит пощечину Шатова. У Марии возникает мысль, что «ее сокола» «подменили»: «Похож то ты очень похож, может, и родственник ему будешь. Только мой – ясный сокол и князь, а ты – сыч и купчишка!» С.Н.

    Булгаков пишет: «Хромоножка» пронизана нездешними лучами, ей слышны нездешние голоса, поэтому ее не обманет маска, она не примет личины за лицо и не поверит самозванцу».

    И все же в Марии, как и в любом бесноватом, есть присутствие бесовской силы: в начале знакомства со Ставрогиным она была всего лишь безнадежно влюбленной и задавленной нищетой, а сходит с ума, будучи венчанной женой Ставрогина-беса. М.М. Дунаев считает, что в Ставрогине она не умела «рассмотреть за оболочкою ангела света бесовский мрак.

    Оттого эта особа и обожествляет своего кумира. Хотя под конец, кажется, отчасти начинает сознавать ничтожество Ставрогина». В данном случае можно возразить исследователю: Ставрогин двулик; Мария при первом знакомстве заметила в нем искру света (жалости, сочувствия), способность к покаянию. Она же и разоблачает Ставрогина в конце, потому как не видит его прекрасной маски, скрывающей ото всех сущность героя, а проникает в самую его душу.

    Мария Ставрогина как слабое, искаженное, гротесковое отражение судеб многих русских святых-юродивых, становится безвинной жертвой какой-то призрачной идеи обновления мира: Петр Верховенский хочет «купить» послушание и подчинение Ставрогина ценой ее жизни.

    Он, стремясь склонить на свою сторону Николая Ставрогина, сделать его должником, желает освободить его от необдуманного и ненавистного брака – устраивает жестокое убиение семьи Лебедякиных, которое ведет за собой еще одну невинную жертву – смерть Лизы Тушиной.

    И эту смерть предвидит Мария Лебедякина, рассказывая Шатову о Блаженной Лизавете, которая «семнадцатый год сидит за решеткой».

    Важно

    Дунаев придерживается своеобразного мнения о сущности образа Хромоножки. Он пишет: «Трудно согласиться с восприятием Хромоножки как с положительным светлым образом у Достоевского, хотя такое мнение яют многие исследователи. Должно признать правоту аргументированного мнения Сараскиной: Хромоножка есть искажение идеала».

    Согласимся с исследователем только в одном: положительным этот образ назвать нельзя, как нельзя принять за норму психически больного человека; светлым (как литературный образ) – можно, так как восприятие мира у героини, светлое, непосредственное от Бога, а не опосредованное – через мирского человека.

    Ведь именно Мария Ставрогина, Хромоножка, вершит нравственный суд над Ставрогиным по законам народной этики. Достоевский посылает и ее, и Дашу Шатову во спасение, во искупление, в покаяние Ставрогину. Недаром мать Ставрогина, узнав об этом странном браке, приписывает поступку сына рыцарственность и романтичность.

    И у читателя возникает ощущение, что, может быть, на секунду в душе Ставрогина мелькнула жалость к этому последнему, всеми унижаемому замученному существу, к его «невинной слезинке».

    Вспомним песню Хромоножки: «Мне не надобен нов-высок терем, я останусь в этой келейке; уж я стану жить спасатися, за тебя Богу молиться». Об этих народных стихах верно сказал Вяч. Иванов, что это «песня русской Души, таинственный символ ее сокровенного келейничества.

    Она молится о возлюбленном, чтобы он пребыл верен – не столько ей самой, сколько своему богоносному назначению, и терпеливо ждет его, тоскуя и спасаясь – ради его спасения».

    В самом деле: если бы Ставрогин сразу объявил о браке с нею, не исключено, что поступок разбудил бы в нем чувство истинного благородства, а там, глядишь, и покаяния.

    В образе Марии заключается весь трагический тон романа с убийствами и самоубийствами в финале. Немногие исследователи касались этого образа, считая его либо малозначительным, либо карикатурным, либо спорным. Пожалуй, смелее многих и однозначнее высказался о.

    Сергий Булгаков в «Русской трагедии», где он писал о романе «Бесы», что «царство света здесь намечено немногими, хотя и высоко художественными штрихами, в образе. Тихона и вещей Хромоножки, одном из удивительнейших созданий творчества Достоевского».

    О вере ее, называя Хромоножку «Душой Мира» и «Вечной Женственностью», он говорит, что «это – дохристианская или вне христианская душа». В этом с ним солидарен Вяч. Иванов, который тоже отождествляет хромоножку с «Матерью Землей», «Душой-Землей», которая безвольна и бездеятельна и ждет своего жениха.

    Совет

    В данном утверждении – глубокая символичность образа Марии. Этим библейским женихом, по теории Достоевского о народе-богоносце, должен стать Христос; но вместо Него ею (русской землей) овладевает бес-Ставрогин и «иже с ним», в душевную красоту которого долгое время верит Мария Ставрогина.

    То же случилось и с русской землей: она отвергла веру в Христа и приняла на себя весь «социалистический эксперимент» бесов-нигилистов.

    Высоко оценил образ Хромоножки и Бердяев, считая, что она – один из приемов разоблачения сущности Ставрогина, он писал: «Как бессилен Ставрогин перед Хромоножкой, которая оказывается выше его. У Хромоножки есть глубокие прозрения. Разговор Хромоножки с Шатовым о Богородице и земле по небесной красоте своей и глубине принадлежит к лучшим страницам мировой литературы.

    Бессилие Ставрогина перед Хромоножкой есть бессилие ноументального барства перед Русской землей, землей – вечной женственностью, ожидающей своего жениха».

    Правда, и Булгаков считает, что «она не принадлежит к положительным героям Добра, носителям мудрого начала религии»; в то же время «под щитом своей юродивости, уродства и слабоумия она не доступна силе злобы и открыта добру».

    Идеальным представился этот образ и Ю.П. Иваску, который писал, что «самый светлый и вполне удавшийся образ Достоевского – Хромоножка, которую он не побоялся скомпрометировать клиническим идиотизмом! Пусть Лебядкина не понимает самых простых разговоров, но она понимает ту высшую правду, которая скрыта от других героев «Бесов»…

    И потому она видит в Шатушке праведника, а в Ставрогине самозванца. Эта святая идиотка – единственная в мире Достоевского героиня-идея, и ее высокое упоение – белое, а не красное или черное». Особенно сильным этот образ показался первым зрителям трагедии «Бесы» на театральных подмостках.

    Театральная критика времен первой постановки драмы «Бесы» писала: «В продолжение всего своего пребывания на сцене это хрупкое, удивительно женственное, загадочное существо жило среди людей замкнутой, блаженной, сосредоточенной жизнью.

    Обратите внимание

    Те немногие слова, которые она говорила, а еще больше – ее детски-взрослый взор иногда приоткрывали ее внутренний мир, в котором искалеченная любовь преобразилась в вечное терпение, самопожертвование и веру». О ней с восторгом вспоминала и актриса Щепкина-Куперник: «Хромоножка в «Бесах» Достоевского… заслонила всех персонажей.

    Эта жалкая фигура с грубо накрашенными щеками и бумажной розой в волосах так и стоит передо мной.

    Ее глаза – то пустые и безумные, то полные «святого страдания» и какого-то презрения, слова ее, когда она становится на колени перед Ставрогиным, потрясали, и недаром знаменитый бельгийский поэт Верхарн признал ее образ наиболее совершенным среди всех остальных». Исследователь А.

    Бем, считавший роман «Бесы» сюжетно завершенным и без главы «У Тихона», полагает, что проклятие Хромоножки над Ставрогиным и есть развязка романа «Бесы», разоблачение дьявола. «Если кульминационным пунктом должна была явиться исповедь с пророческим провидением Тихона нового преступления Ставрогина, то теперь Достоевский такое вершинное значение переносит на ночное свидание с Хромоножкой. Именно ее проклятие вслед убегающему в ночь Ставрогину: «Гришка Отрепьев, анафема!» – ложится пророческой тенью на облик героя», – пишет публицист.

    В романе создан еще один замечательный образ – Лиза Тушина – один из самых удачных женских образов Достоевского. Это высоко нравственная, цельная и умная натура.

    В книге Касаткиных есть очень верное наблюдение о сущности болезненных натур в произведениях Достоевского, где в частности, сказано: «Болезненная Лиза из романа «Бесы» кажется более обаятельной, чем здоровая и красивая Даша. Достоевский, отмечая обаяние первой говорит, что Лиза была скорее дурна лицом, чем хороша. Красота здесь обусловлена внутренним содержанием человека».

    В изображении ее любовной трагедии – «поединка рокового» с Николаем Ставрогиным – в полной мере сказалось мастерство Достоевского-психолога. «Из всех женщин, окружающих Ставрогина, – пишет Сергий Булгаков, – наиболее сродна ему Лиза, ибо и Лиза не принадлежит себе, и она влечется слепой и злой силой».

    Лиза, безоглядно, до самопожертвования любящая Ставрогина, давно угадала все мутные глубины его души: «Я вам должна признаться, у меня тогда, еще с самой Швейцарии, укрепилась мысль, что у вас что-то есть на душе ужасное, грязное и кровавое, и в то же время такое, что ставит вас в ужасно смешном виде».

    Важно

    И тут же, подавив жалость, мстительно говорит ему, обнаруживая неустойчивость и порывистость своего характера: «Берегитесь мне открывать, если правда: я вас засмею. Я буду хохотать над вами всю вашу жизнь. Ай, вы опять бледнеете? Не буду, не буду, я сейчас уйду, – вскочила она со стула с брезгливым и презрительным движением».

    Что привело Лизу в Скворешники? Бесовские чары, а не любовь, какая-то черная любовь к злобному пауку или «золотушному бесенку с насморком из неудавшихся». Лиза намеренно, по собственной воле, по желанию иметь необыкновенную свободу действий и поступков, становится добычей ада, но сколько силы, подвига и самоотверженности в ее натуре.

    Булгаков справедливо пишет о ее бесовском изломе: «Лиза делает вызов не только здравому смыслу, но и гораздо более почтенным чувствам… Она не обманывает себя относительно Ставрогина,. она ищет не его, а гибели, она ищет той неведомой свободы, которую сулит переход за последние грани, но, обманутая бесовским маревом, находит отчаяние и пустоту».

    Образ Лизы – практическое возражение тем критикам, которые считали роман «Бесы» слабым в художественном отношении. Николай Страхов писал А.Н. Майкову сразу после выхода романа: «Смерть Кириллова поразительна, и то место, которое мне читал в Петербурге Федор Михайлович, не потеряло своей страшной силы и при чтении.

    Как хороша смерть Лизы! Степан Трофимович с книгоношей и весь его конец – очарование. Я удивляюсь теперь учительности этого романа. С нетерпением буду ждать отдельного и полного издания».

    Мало внимания уделила критика не только образу Лизы, но и образу Даши Шатовой, мужественной и положительной героини, о которой Мария говорит в своей провидческой непосредственности: «Одна Даша ангел». Ее жертвенность, смирение заслуживает уважения; она не боится Ставрогина, потому что хорошо знает его; при этом Даша хорошо понимает, что возродить Ставрогина она не сможет.

    Этот образ Достоевский создал для того, чтобы показать, что даже сила земной женской любви не может спасти Ставрогина от бесовства, если силу любви Бога, силу очищения от покаяния он отвергает. Бем пишет о значении образов Лизы и Даши в раскрытии образа Ставрогина: «Последнее преступление Ставрогина, жалкая попытка найти забвение в подвернувшейся любви Лизы, снимает остатки очарования с его лица. Предсмертное письмо к Даше только дорисовывает облик Ставрогина». Ставрогин с легкостью принимает жертву всех трех женщин; себя же приносит в жертве бесам в результате двойственности убеждений, сговора с нигилистами, самоубийства. Следовательно, и Мария, и Лиза, и Даша – ритуальное приношение ненасытному дьяволу.

    В романе «Бесы», на первый взгляд (да и по высказываниям исследователей всех периодов) мрачном, злодейском, нигилизму противопоставлено множество светлых и положительно прекрасных лиц, образов-идей.

    Совет

    Достоевский не хотел нравоучительно показать, как опасен, безобразен, античеловечен и бездуховен нигилизм, а подчеркивал, что лица, носящие в себе красоту Христа в разных проявлениях, не умирают, даже погибнув физически.

    Именно эти образы в романе представляют христианство единственной альтернативой нигилизму-бесовству.

    АВТОР: Гогина Л.П.

    Источник: https://superinf.ru/view_helpstud.php?id=4311

    Ссылка на основную публикацию