Анализ рассказа астафьева пастух и пастушка

Анализ повести «Пастух и пастушка» Астафьева В.П

ИЗОБРАЖЕНИЕ ВОЙНЫ. «Больше других люблю “Пастуха и пастушку”», — говорил писатель в 1989 г. Повесть значительна прежде всего как первое крупное произведение писателя о войне.

Четырнадцать лет писатель вынашивал эту повесть и уже изданную переписывал неоднократно: требовательное отношение к военной теме связано с ощущением ответственности, долга перед теми, кто не вернулся с войны.“Современная пастораль” — такое жанровое определение дает повести писатель.

Он сталкивает сентиментальное мироощущение (пастух и пастушка, пастораль, чувствительность, единственная любовь) с грубым бытом войны. Ho в итоге не получается ожидаемого вывода — любовь побеждает смерть, ибо на жестокой войне любовь спасает далеко не каждого человека.

В центре повествования — малая войсковая единица, взвод пехоты, и ее командир Борис Костяев, именуемый ванькой-взводным (хотя это часто употребляемое писателем слово не гармонирует с образом героя). Взвод участвует в ликвидации взятой в тиски большой группировки немецких войск.

Обратите внимание

Фашистское командование, как и под Сталинградом, отказалось принять ультиматум о безоговорочной капитуляции.Идет жестокий кровавый “Бой” (так и называется первая часть), немецкие танки утюжат окопы.

Видя, как гибнут люди, юный командир взвода (ему идет только двадцатый год), крича и плача, “натыкаясь на раздавленных, еще теплых людей”, бросается на танк с гранатой: “Его обдало пламенем и снегом, ударило в лицо комками земли, забило все еще вопящий рот землею, катануло по траншее, будто зайчонка.

Как жахнула граната, он уже не слышал, воспринял взрыв, боязно сжавшись нутром и сердцем, чуть было не разорвавшимся от напряжения”.

Под пером Виктора Астафьева — одного из лучших мастеров словесного изображения в современной русской литературе — оживают картина боя и образ человека на войне: “Борис недоверчиво посмотрел на усмиренную громаду машины: такую силищу — такой маленькой гранатой! Такой маленький человек! Слышал взводный еще плохо. Во рту у него хрустела земля…

”Картины войны в повести написаны убедительно, зримо, но порой “окопная” правда писателя даже натуралистична: «На поле, в ложках, в воронках, и особенно густо возле изувеченных деревцев лежали убитые, изрубленные, подавленные немцы.

Попадались еще живые, изо рта их шел пар, они хватались за ноги, ползали следом по истолченному снегу, опятнанному комками земли и кровью, взывали о помощи.Обороняясь от жалости и жути, Борис зажмурил глаза: “Зачем пришли сюда?.. Зачем? Это наша земля! Это наша родина! Где ваша?”»В повести не называются ни время, ни место сражения.

Ясно, что действие происходит на Украине, где окружена и уничтожена громадная группировка противника. По мнению исследователей, Астафьев описывает Корсунь-Шевченковскую операцию 1944 г., одну из выдающихся в истории Отечественной войны.Пафос этой повести антивоенный. В изображении войны писатель глубоко правдив.

Есть здесь едва ли не самая сильная сцена современной военной прозы — описание разбитого хутора, греющихся у огня пленных, когда в их толпу врывается солдат в маскхалате с автоматом и расстреливает немцев очередями, крича: “Маришку сожгли-и! Селян всех… всех загнали в церковь. Всех сожгли-и-и! Мамку! Крестную! Всех! Всю деревню… Я их тыщу… Тыщу кончу! Резать буду, грызть!.

.”А “в ближайшей полуразбитой хате военный врач с засученными рукавами бурого халата перевязывал раненых, не спрашивая и не глядя: свой это или чужой.И лежали раненые вповалку: и наши, и чужие, стонали, вскрикивали, иные курили, ожидая отправки…”.Война в изображении Астафьева — трагедия простых, ни в чем не повинных людей с обеих сторон.

И в этом военном аду за одну ночь расцветает великая, та единственная любовь, которая дается не каждому. Повесть “Пастух и пастушка” — о любви и войне. Автор ставит перед собой труднейшую задачу совместить с грубым реализмом войны возвышенную романтику и даже сентиментальность. И это ему удается, хотя первые критики, познакомившись с первым вариантом повести, усомнились в этом.

Важно

Писатель переделывал повесть при многих переизданиях, и в итоге ему удалось написать любовные сцены психологически точно, не сбиваясь ни на пошлость, ни на фарс.

В психологической мотивировке, в доказательстве возможности этой, казалось, невозможной на войне, молниеносно возникшей любви задействован весь арсенал изобразительных средств, взятых из реалистической литературы и даже из сентиментализма.

Здесь можно найти и то, что сегодня в связи с прозой постмодерна именуется интертекстуальностью (цитирование в тексте других текстов), когда Астафьев вплетает в ткань повествования знаменитое “На заре ты ее не буди…” или пушкинское мимолетное виденье, “которое явилось и вознесло однажды поэта на такую высоту, что он задохнулся от восторга”.Используется в повести и символика.

Из арсенала сентиментализма писатель берет жанровое определение повести (“пастораль”) и образы пастуха и пастушки, которые постепенно превращаются в символ. Причем этот символ находится как бы в центре поэтики повести. Он заявлен в названии (“Пастухи пастушка”) и вызывает у читателя определенное ожидание. Ответ дается достаточно быстро.

Прибыв в освобожденный хутор, взвод Бориса Костяева натыкается на страшную картину — убитых пастуха и пастушку, двух стариков, приехавших в эту деревню из Поволжья в голодный год. Они пасли колхозный табун:“Они лежали, прикрывая друг друга. Старуха спрятала лицо под мышку старику. И мертвых било их осколками, посекло одежонку, вырвало серую вату из латаных телогреек, в которые оба они были одеты… Хведор Хвомич пробовал разнять руки пастуха и пастушки, да не смог и сказал, что так тому и быть, так даже лучше — вместе на веки вечные…”Этот эпизод остается в сознании и как символ жестокой войны, и как символ вечной любви. Ho в тексте происходит дальнейшее развитие символа. В ту единственную ночь, которая была отпущена влюбленным, в памяти Бориса всплывают убитые старик и старуха — деревенские пастухи — и детское воспоминание, когда он с матерью ездил в Москву к тетке и ходил в театр. Он рассказывает Люсе, своей возлюбленной, сцену из спектакля:“Еще я помню театр с колоннами и музыку. Знаешь, музыка была сиреневая… Простенькая такая, понятная и сиреневая… Я почему-то услышал сейчас ту музыку и как танцевали двое — он и она, пастух и пастушка — вспомнил. Лужайка зеленая. Овечки белые. Пастух и пастушка в шкурах. Они любили друг друга, не стыдились любви и не боялись ее. В доверчивости они были беззащитны”.В последний раз образы пастуха и пастушки, убитых на войне, мелькают в угасающем сознании взводного, когда его раненного везут в санитарном поезде в тыл.

Образ-символ пастуха и пастушки, который сопровождает Бориса Костяева в тексте повести, помогает писателю раскрыть чувствительность, ранимость, неординарность главного героя, несовместимость его с жестокой реальностью войны и в то же время способность на необычную возвышенную любовь.

Под стать Костяеву и его возлюбленная, образ которой создается в основном за счет арсенала изобразительных средств литературы романтизма. Люся — женщина во многом загадочная. Мы так и не узнаем, кто она и откуда.

Многие приметы свидетельствуют о том, что она не деревенская женщина, что она достаточно начитанна и музыкальна, что она понимает и чувствует людей. С ней произошло что-то страшное. “Глубокая затаенность и грусть и даже виноватость в чем-то” угадывались в ней. Писатель рисует ее портрет с помощью полутонов, эскизно.

Маленькое лицо ее как будто недорисованное, убегающий взгляд, невзаправдашние глаза делались иногда загадочно-переменчивыми, “то темнея, то светясь, и жили как бы отдельно от лица”. Такая женщина способна на необычную любовь.

Совет

В повести присутствует нереальная, фантастическая сцена, в которой Борис, якобы отпросившись у руководства, повидал свою возлюбленную еще раз. Этого не было и не могло быть, но сцена изображена вполне реально и еще раз подчеркивает силу и глубину любви.

Зачин и эпилог повести, где описана безымянная женщина, которая все же разыскала могилу своего возлюбленного посреди России и, навестив его, пообещала, что скоро воссоединится с ним навечно, решены в стиле романтической поэтики, т.е. в стилистике Люси, поэтому и можно предположить, что это и есть состарившаяся Люся, которая пронесла свою любовь к Борису через всю жизнь.

Повесть густо заселена героями и дает вполне реальное представление о том, какие люди защищали страну. И хотя это, как правило, эпизодические персонажи, тем не менее, как всегда у Астафьева, они очень выразительны.

Это и комбат Филькин, однокашник Бориса по полковой школе, родом из семиреченских казаков, это и партизанский связной Хведор Хвомич, у которого немцы сожгли всю семью и дом. Солдаты из взвода Бориса Костяева все индивидуальны, непохожи друг на друга.

Это, к примеру, непьющий долговязый москвич из рабочих Корней Аркадьевич Ланцов, который в детстве на клиросе пел, а потом к атеистически настроенному пролетариату присоединился, но на войне старое умение ему пригодилось — он прочел складную молитву над могилой убитых стариков, пастуха и пастушки.

Самый молодой во взводе — ординарец Бориса, по прозвищу Шкалик, который, чтобы поступить в училище и получать бесплатное питание, прибавил себе 2 года, а его в армию забрали в пехоту, вероятно, шестнадцатилетним. Запоминаются и кумовья с Алтая Карышев и Малышев, первый и второй пулеметные номера, в которых взводный души не чаял и которые “воевали, как работали, без суеты и злобы”.

Разные люди были на войне. Был “злой, хитрый, ловкий солдат” Пафнутьев, но лучше бы во взводе его не было. Он любит петь частушку (“Если валенки не дали, значит, выдадут медали”); угождает штабному офицеру и с его помощью перебирается подальше от передовой, порой и мародерствует, за что наказан тяжелым ранением.

Выразителен образ “зажратой пэпэжэ” — походно-полевой жены врача госпиталя, куда попадает Борис Костяев. Она своим видом наводит писателя на такие размышления:“He одного еще такого вот мямлю-мужика обратает такая вот святоликая боевая подруга.

Удобно устраиваясь на жительство, разведет его с семьей, увезет с собой после войны в южный городок, где сытно и тепло, да помыкать простофилей будет лет еще десять-двадцать, пока тот не помрет с надсады”.Ho полнее других из взвода изображен старшина Мохнаков. Помкомвзвода старшина Мохнаков, антипод Бориса, — хозяин в окопном быту.

Обратите внимание

Он человек без лишних сантиментов, живет по принципу: все дозволено, война все спишет. В этот ряд он ставит и Люсю.Умелый солдат, он в бою не палил куда попало, не суетился: видя неопытность командира взвода лейтенанта Костяева, он постоянно оборонял его, оказываясь на его пути (“как родимый тятя, опекал и берег лейтенанта”).

И хотя он не раз в сердцах про себя называет взводного мямлей, тем не менее понимает его и говорит ему однажды: “Светлый ты парень! Почитаю я тебя. За то почитаю, чего сам не имею… Я весь истратился на войне. Весь! Сердце истратил… He жаль мне никого. Меня бы палачом над немецкими преступниками, я бы их!..

” Произнося эти слова, он как бы объясняет свой бестактный и грубый поступок в отношении Люси. Ho старшина не только оценивает себя, но и принимает роковое решение — погибнуть, так как со своей жестокостью он не может жить в обществе. Он гибнет в бою, бросаясь с миной под танк.Образ старшины Мохнакова — новый характер, неизвестный ранее в литературе.

Оказывается, война не только отнимает жизнь у людей, но может и погубить душу человека, даже такого сильного, вжившегося в военный быт и военную жизнь.Совершенно иной Борис Костяев. Он — поздний ребенок в учительской семье, читающей, образованной, интеллигентной.

Мать его из потомственной дворянской семьи декабриста Фонвизина, который в свое время отбывал ссылку в родном городке Бориса. Герой — человек невоенный по своей сути. Ho он выполняет свой долг на войне.

Малоприспособленный к военному быту, Костяев постепенно привык к войне, к людям, научился их понимать, хотя многие из них были старше его и принадлежали к иному общественному слою.

Поначалу он, как и все молодые прыткие командиры, прибывшие из полковой школы, не понимал солдат, не видел, что “всякий солдат сам себе стратег”, расчетливость и обстоятельность в бою каждого из них принимая за трусость.

“После многих боев, после ранения, после госпиталя застыдился себя Борис, такого разудалого и несуразного, дошел головой своей, что не солдаты за ним — а он за солдатами! Солдат и без него знает, что надо делать на войне, и лучше всего и тверже всего он знает, что пока в землю закопан — ему сам черт не брат, а вот когда выскочит из земли наверх — так неизвестно что будет: могут и убить, и пока возможно, он не выберется отгудова и за всяким яким в атаку не пойдет, будет ждать, пока свой ванька-взводный даст команду вылазить из окопа и идти вперед… Ho и тогда старый вояка еще секунду-другую перебудет в окопе, глядишь, эта секунда-другая и продлит жизнь солдата на целый век, в это время, может, и пролетит его пуля”.Это одно из лучших в современной литературе описаний психологии командира переднего края и солдатской психологии. Оба они, и солдат и взводный, вымахнув из окопа, становятся равными перед смертью.Так о солдате мог написать только человек, сам прошедший войну рядовым: менялись лишь военные профессии — шофер, связист, артразведчик, конюх в нестроевой части после ранения. Он не может об этом писать бесстрастно. Авторская речь в некоторых местах взволнованна, эмоциональна (“Бейся, вояка, и не метусись… Боже упаси ослабить огонь!”), в ней есть прямые обращения к солдату, сочувствие ему (“Что же ты хотел, чтобы при ранении и никакой боли?”).Есть и легкий юмор, к примеру, в отношении раненого солдата, который ползет в окоп, но облегчить себя ничем не может, даже матюком: “Никакого богохульства позволить себе сейчас солдат не может — он между жизнью и смертью”).Авторская речь иногда превращается в лирическое отступление, когда писатель, по сути, создает поэму о русском солдате.Бориса Костяева ранило в плечо, в течение суток он не может оставить бойцов: нет подмены — и только передав взвод, отправляется в госпиталь. Ho, истощенный нетяжелой раной и всей жестокой войной, он умирает в поезде, который должен был привезти его в тыловой госпиталь.Борис, как и Мохнаков, — человек, погубленный войной, хотя и любящий и не ожесточившийся. В его лице писатель открывает нам еще одного героя войны. Писатель поставил перед собой цель— “разобраться хотя бы в одной человеческой душе, которая была слабее того времени, в которое создалась, слабее, но не грубее”:«Что если родители “перевоспитали” своего сына, что если он воспринимал жизнь несколько “чувствительней”, чем мы, грешные, что если романтическое начало носило в Борисе характер не внешний? Что если просто человек устал смертельно и ему уже сама смерть кажется избавлением от этой усталости и мук? Мне хотелось несколько упредить время и сказать, что наступят дни, не могут не наступить, когда образование, культура приведут, не могут не привести человека к противоречию с той действительностью, когда люди убивают людей. He моя и не героя повести вина, а беда, коли действительность, бытие войны раздавили его. Быть может, замысел опередил события и времена, но это уже право автора — распорядиться замыслом…»Так объяснил сущность этого характера сам писатель.

Читайте также:  Анализ сказки маршака кошкин дом

Повесть “Пастух и пастушка” — экспериментальная по своей сути, в которой автор искал и новое содержание, и новые формы, т.е. хотел изменить свою стилистику. Она открывала перед писателем разные пути. Один из них — путь, по которому шел Булгаков, используя условные формы изображения, символику, фантастику. Ho Астафьев пошел по другому пути, который также обозначил себя в повести как потенциальная возможность — натуралистический способ изображения жизни. Это последнее писатель реализовал и в неоконченном романе “Прокляты и убиты”, и в новой военной повести о любви “Обертон” (Новый мир. 1996. № 8), где находят себе место и излишне подробная физиология, и ненормативная лексика.

Источник: http://lit-helper.com/p_Analiz_povesti_Pastuh_i_pastushka_Astaf-eva_V_P

«Пастух и пастушка» — анализ повести Астафьева

«Пастух и Пастушка» — первое крупное произведение писателя Астафьева на тему войны. Он не раз редактировал его, возвращался к событиям, героям, переписывал и передумывал заново их судьбу.

Часто повесть называют современной пасторалью. Древний жанр об идиллической жизни пастухов и пастушек на лоне природы сталкивается с изображением суровых будней войны.

Читайте ниже краткий анализ повести «Пастух и пастушка».

Композиция повести

В произведении кольцевая композиция. В качестве обрамления выступают пролог и эпилог. Содержание включает четыре части.

В прологе появляется героиня, которая долго искала своего возлюбленного, она опускается на его могилу, целует истерзанную, измученную землю.

Анализ повести «Пастух и пастушка» подразумевает рассмотрение его частей. В первой части «Бой» изображается война, её герои, удушливый запах поля сражения, рукопашная схватка, гибель людей, грохот танков. Автор вводит читателя в трагическую атмосферу времени.

В частях «Свидание» и «Прощание» внимание переключается на Бориса и Люсю, историю их любви, нежную, светлую, противостоящую ужасам войны. В четвёртой части показаны последние попытки противостоять смерти, но умирает Борис, война уносит жизни и других персонажей.

В эпилоге читатель вновь видит одинокую женщину, которая целует землю на могиле, почти затерянной в бескрайней степи. Такова композиция произведения.

Герои повести «Пастух и пастушка»

Судьба человека на войне – вот что в первую очередь интересует Астафьева. Война изображается без всякого ореола романтики.

Это тяжёлая и трудная работа, каждодневная обязанность идти в бой, ползать в грязи, убивать врагов и терять товарищей. Писатель натуралистично показывает жестокость войны, не скрывая тяжёлых подробностей.

Если вы делаете анализ повести «Пастух и пастушка», примите во внимание эту сторону произведения.

Важно

Антивоенный пафос звучит не только в судьбе главных героев, но и в каждом эпизоде. Одна из самых драматичных сцен, когда солдат в маскхалате расстреливает немцев, крича о том, что они сожгли целую деревню, «мамку», «крёстную» — всех сожгли.

Но даже на войне возможны милосердие и любовь. Главный герой, Борис Костяев, молодой двадцатилетний лейтенант. Он уже многое повидал: тяжёлые бои, смерти товарищей, тяготы военного быта. Но война не убила в нём человеческое, он сохранил светлую натуру.

Однажды во время ночёвки в деревни он защищает девушку Люсю от домогательств старшины, а впоследствии влюбляется в неё. Он рассказывает ей о своей жизни до войны, о матери, читает её письма.

Любовь Бориса и Люси – то прекрасное, что неспособна уничтожить война.

Однако Астафьев не изображает счастливый финал истории, и благодаря анализу повести «Пастух и пастушка» это четко видно. Бориса легко ранят в бою: осколком в плечо. Но постепенно герой угасает.

У него не хватает сил бороться за жизнь, ему становится тяжело «нести свою душу». Лейтенант тоскует по Люсе, своей первой и единственной любви.

Но он чувствует душевную усталость потому, что война постепенно истощила его, в нём не остаётся сил сопротивляться. Война сломила Бориса, и он умирает.

Другие детали анализа повести «Пастух и пастушка» Астафьева

Лейтмотивом проходит в повести образ пастуха и пастушки. Вначале рассказывается о старике и старухе, которые до войны пасли деревенский скот. Они были убиты, но даже в смерти не разъединили руки. Война уничтожила жизнь, но не смогла победить любовь.

Борис вспоминает московский театр, где в детстве видел на сцене пастуха и пастушку, слышал чудесную музыку. Их беззащитность, по мнению героя, ограждала их от зла. Вместе с любовью к Люсе в его воспоминаниях начинает звучать та же прекрасная музыка. Но оказалось, что незащищённость героев перед лицом войны не спасла их.

Совет

Однако символом побеждающей жизни становится цветок, пробивающийся из земли на могиле героя.

Вы прочитали анализ повести «Пастух и пастушка» Виктора Астафьева. Рекомендуем вам посетить раздел нашего сайта Блог, где вы найдете множество статей на подобную тематику. Читайте по теме:

  • Краткое содержание повести «Пастух и пастушка»
  • Биография Виктора Астафьева

Источник: https://reedcafe.ru/blogs/pastuh-i-pastushka-analiz-povesti-astafeva

Урок 6. Обсуждение повести В.П. Астафьева «Пастух и пастушка»

Урок 6. Обсуждение повести В.П. Астафьева

«Пастух и пастушка»

Цели урока: вызвать у детей размышления о прочитанном, переживания, душевный отклик; совершенствовать умение анализировать текст.

Оборудование урока: можно попросить принести на урок какие-нибудь семейные реликвии времен войны: письма, документы, фотографии, газеты, вещи.

Методические приёмы:сообщение преподавателя, анализ текста, беседа.

Ход урока

I. Слово преподавателя

Повесть В.П. Астафьева «Пастухи пастушка» относится к тем произведениям, которые воссоздают правду о войне. Виктор Петрович Астафьев сам прошел войну — начал и закончил ее рядовым, получил тяжелое ранение. Был шофером, связистом, артразведчиком.

Астафьев изображает войну, не делая масштабных обобщений, он не показывает действия армий, его героями являются простые люди, которые своим каждодневным трудом, волей, позволяющей преодолевать страх смерти, ответственностью за чужую жизнь, способностью сохранить в тяжелейших условиях приверженность добру, духовное богатство и сделали возможной и явной нашу победу в этой страшной войне.

Сам автор говорил о своей повести (1989 г.): «Больше других люблю «Пастуха и пастушку». Это было первое крупное произведение Астафьева о войне. Понадобилось более четырех десятилетий, чтобы со значительного временного расстояния оглянуться на пережитое и осмыслить его роль в своей судьбе и в судьбе страны.

Четырнадцать лет писатель работал над повестью, сделал пять ее редакций. Это говорит о том, какое значение Астафьев придавал этой вещи, объясняет его особое отношение к «Пастуху и пастушке». Это очень требовательное отношение, связанное с ощущением ответственности, долга перед теми, кто не вернулся с войны.

II. Аналитическая беседа

— Каков жанр «Пастуха и пастушки»? Как жанр соотносится с названием и с тематикой повести?

(Астафьев определил жанр своей повести как «современную пастораль». Для традиционной пасторали (от лат. pastoralis — пастушеский) характерно изображение мирной пастушеской жизни, воспевание красоты, чистоты и верности чувств на лоне природы.

Авторское определение жанра вторит названию, обещающему именно пасторальный сюжет, чувствительную повесть. Однако тематика повести резко контрастирует и с названием, и с авторским определением жанра.

Писатель действительно воспевает чистоту и верность чувств, но на каком фоне? Вместо мирных пасторальных пейзажей — кровавый фронтовой быт. Любовь героев далека от красивой сказки, и конец этой любви трагичен.

)

— Где и когда происходит действие повести?

(Ни время, ни место действия прямо в повести не указаны. Это лишь один эпизод войны, подобный мог произойти в любое время и в любом месте военных действий. Отсутствие указания на конкретное время и место придает повествованию обобщающий характер.)

Справка. По мнению исследователей, Астафьев описывает Корсунь-Шевченковскую операцию 1944 года, одну из выдающихся в истории Великой Отечественной войны.

— Каков событийный фон повести?

(В центре повествования — малая войсковая единица, взвод пехоты, которым командует девятнадцатилетний Борис Костяев. Взвод Костяева участвует в ликвидации взятой в тиски большой группировки немецких войск. Фашистское командование отказалось принять ультиматум о безоговорочной капитуляции.)

— Как изображает Астафьев боевые действия и главное — чело века на войне? (Зачитаем и прокомментируем эпизоды.)

(Первая часть повести называется «Бой». Писатель показывает жестокую битву: немецкие танки утюжат наши окопы.

Видя, как гибнут люди, юный командир, крича и плача, «натыкаясь на раздавленных, еще теплых людей», бросается на танк с гранатой: «Его обдало пламенем и снегом, ударило в лицо комками земли, забило все еще вопящий рот землею, катануло по траншее, будто зайчонка. Как жахнула граната, он уже не слышал, воспринял взрыв, боязно сжавшись нутром и сердцем, чуть было неразорвавшимся от напряжения».

Обратим внимание, что в описании взводного соединяется изображение его героизма и естественной реакции человека на происходящее: «вопящий рот», «боязно сжавшись нутром и сердцем».

Герой сравнивается с зайчонком не потому, что он труслив, как заяц, а потому, что против танковой мощи человеческий организм бессилен.

И все же Борис побеждает, удивляясь тому, что сделал: «Борис недоверчиво посмотрел на усмиренную громаду машины: такую силищу — такой маленькой гранатой! Такой маленький человек! Слышал взводный еще плохо. Во рту у него хрустела земля…»

Часто писатель изображает картины войны натуралистично, что характерно для его творческого почерка: «На поле, в ложках, в воронках, и особенно густо возле изувеченных деревцев лежали убитые, изрубленные, подавленные немцы. Попадались еще живые, изо рта их шел пар, они хватались за ноги, ползали следом по истолченному снегу, опятнанному комками земли и кровью, взывали о помощи.

Обороняясь от жалости и жути, Борис зажмурил глаза: «Зачем пришли сюда?.. Зачем? Это наша земля! Это наша родина! Где ваша?»

В этом описании «изувеченные деревца» вызывают не меньшую жалость, чем изувеченные люди. Жалость к людям необходимо подавить, и Борис ищет себе оправданий: «Зачем пришли сюда?» «Обороняться» приходится не только от врагов, но и от естественных человеческих чувств, которые живы в Борисе — «от жалости и жути».

Борис из интеллигентной учительской семьи, по матери — потомок декабриста Фонвизина, человек невоенный по своей сути. Но он выполняет на войне свой долг и не теряет при этом лучших человеческих качеств.)

Обратите внимание

Очень сильно написана Астафьевым сцена, когда у разбитого хутора в толпу греющихся у огня пленных врывается солдат в маскхалате с автоматом и расстреливает немцев очередями, крича: «Маришку сожгли-и! Селян всех… всех загнали в церковь. Всех сожгли-и-и! Мамку! Крестную! Всех! Всю деревню… Я их тыщу… Тыщу кончу! Резать буду, грызть!..»

Читайте также:  Анализ эпизода смерти базарова в романе отцы и дети тургенева сочинение

С этой сценой контрастирует другая: «в ближайшей полуразбитой хате военный врач с засученными рукавами бурого халата перевязывал раненых, не спрашивая и не глядя: свой это или чужой.

И лежали раненые вповалку: и наши, и чужие, стонали, вскрикивали, иные курили, ожидая отправки…»

Здесь встает извечный вопрос: что нужно проявлять к побежденному врагу — месть или милосердие? Месть оправданна, но милосердие выше.

— Как соотносится с военной темой тема любви? Как изображается любовь?

(Любовь возникает прямо в военном аду, вопреки ему. Это великая, единственная любовь, которая дается далеко не каждому. Автору удается совместить возвышенную романтику и даже сентиментальность с грубым реализмом войны.

У читателя не возникает сомнений в возможности молниеносного возникновения любви на войне. Автор использует для этого разнообразные средства.

Например, интертекстуальность (цитирование в тексте других текстов): «На заре ты ее не буди…»; мимолетное виденье, «которое явилось и вознесло однажды поэта на такую высоту, что он задохнулся от восторга». Пасторальный мотив пастуха и пастушки, свойственный сентиментализму, преобразуется в символ.

Заявленный в названии, он вызывает ожидания читателя. Вскоре оказывается, речь идет о двух стариках: в освобожденном хуторе Борис и его взвод видят страшную картину — убитых пастуха и пастушку, приехавших в деревню из Поволжья в голодный год.

Старики пасли колхозный табун, когда их накрыла страшная смерть: «Они лежали, прикрывая друг друга. Старуха спрятала лицо под мышку старику.

И мертвых било их осколками, посекло одежонку, вырвало серую вату из латаных телогреек, в которые оба они были одеты…

Хведор Хвомич пробовал разнять руки пастуха и пастушки, да не смог и сказал, что так тому и быть, так даже лучше — вместе на веки вечные…»

Эта картина соединяет два символа — символ жестокости войны и символ вечной любви.)

— Каковы особенности астафьевского символа?

(Символ развивается, обогащается. В единственную ночь, подаренную влюбленным, Борис вспоминает убитых деревенских пастухов. Это воспоминание вызывает в памяти детские впечатления, когда он с матерью ездил к тетке в Москву и был в театре. Борис рассказывает Люсе, своей возлюбленной: «Еще я помню театр с колоннами и музыку.

Знаешь, музыка была сиреневая… Простенькая такая, понятная и сиреневая… Я почему-то услышал сейчас ту музыку и как танцевали двое — он и она, пастух и пастушка — вспомнил. Лужайка зеленая. Овечки белье. Пастух и пастушка в шкурах. Они любили друг друга, не стыдилась любви и не боялись ее. В доверчивости они были беззащитны».

Пасторальная сцена могла бы показаться неестественной, слишком сладенькой и сентиментальной, если бы она не относилась к детским впечатлениям Бориса, если бы не его чуть снисходительное отношение к этим воспоминаниям: «Простенькая такая, понятная и сиреневая…» Обратим внимание на цветовое восприятие музыки, ясные и чистые цвета, контрастирующие с темными красками войны.

И еще раз символические образы пастуха и пастушки, убитых войной, всплывают в угасающем сознании Бориса, когда его раненого везет в тыл санитарный поезд.)

— Каково значение этого символа?

(С помощью символа Астафьев подчеркивает чувствительность, ранимость, неординарность главного героя, его способность к возвышенной любви. В то же время символ помогает созданию антивоенного пафоса повести, показывает несовместимость естественных человеческих чувств и войны, античеловеческую сущность войны, утверждает мысль о преодолении смерти.)

— В чем особенность образа Люси?

(Для создания образа возлюбленной Бориса Астафьев использует приемы романтизма. Читателю неясно, кто она и откуда. По отдельным деталям становится понятно, что Люся не деревенская женщина, что она начитанна, музыкальна, чутка.

Важно

В ней есть присущие романтической героине глубокая затаенность и грусть и даже виноватость в чем-то». Портрет Люси несколько расплывчат: убегающий взгляд, невзаправдашние глаза, которые делаются иногда загадочно-переменчивыми, «то темнея, то светясь, и жали как бы отдельно от лица».

Писателю важно изобразить не конкретные черты лица, не четкий облик героини, а ее таинственную сущность, ее способность любить.

Героиня, правда безымянная, действует в зачине и эпилоге повести. Читатель догадывается, что это Люся, через годы отыскавшая могилу Бориса. Она пронесла любовь через всю жизнь. Ее обещание вскоре воссоединиться со своим возлюбленным навечно тоже становится символом вечной любви.)

— Какое значение имеют эпизодические персонажи?

(В повести множество эпизодических героев, изображенных писателем выразительно и ярко.

Это комбат Фалькин, родом из семиреченских казаков; партизанский связной Хведор Хвомич, у которого фашисты сожгли и дом, и семью; солдат Корней Аркадьевич Ланцов, из рабочих, который в детстве на клиросе пел, а потом к атеистически настроенному пролетариату присоединился. Это он читает молитву над могилой убитых стариков — пастуха и пастушки.

Есть в повести и отрицательные персонажи. Это злой, хитрый, ловкий солдат Пафнутьев, но лучше бы во взводе его не было: он угождает штабному офицеру, перебирается подальше от передовой, порой и мародерствует. Это «зажратая пэпэжэ» — походно-полевая жена врача госпиталя.

О ней писатель говорит с презрением: Не одного еще такого вот мямлю-мужика обретает такая вот святоликая боевая подруга.

Удобно устраиваясь на жительство, разведет его с семьей, увезет с собой после войны в южный городок, где сытно и тепло, да помыкать простофилей будет лет еще десять-двадцать, пока тот не помрет с надсады».

Антиподом Бориса изображен помкомвзвода старшина Мохнаков, живущий по принципу: все дозволено, война все спишет. В то же время он «как родимый тятя, опекал и берег лейтенанта Война погубила его душу, и он сам понимает это: «Светлый ты парень! Почитаю я тебя.

Зато почитаю, чего сам не имею… Я весь истратился на войне. Весь! Сердце истратил… Не жаль мне никого. Меня бы палачом над немецкими преступниками, я бы их!..» Старшина принимает роковое решение — погибнуть, так как жестокость не дает ему жить.

Он бросается с миной под немецкий танк.

Это очень сильный образ, показывающий сложность, неоднозначность человеческой натуры. Война даже у таких сильных людей может отнять душу, погубить в них человеческое. И все же Мохнаков — герой.)

— В чем особенности авторской речи?

(Астафьев пишет очень эмоционально, взволнованно, порой напрямую обращаясь к своему герою-солдату: «Бейся, вояка, и не метусись… Боже упаси ослабить огонь!»; «Что же ты хотел, чтобы при ранении и никакой боли?» Порой встречается юмористический тон.

Например, когда Астафьев пишет о солдате, который ползет в окоп, но при этом даже сматериться ему нельзя, облегчить душу: «Никакого богохульства позволить себе сейчас солдат не может — он между жизнью и смертью».

Сцены, посвященные любви героев, написаны в лирическом ключе, тон становится приподнятым, сентиментальным, возвышенным.)

— Каков авторский замысел этого произведения?

(Сам Астафьев пишет об этом так: «Мне хотелось несколько упредить время и сказать, что наступят дни, не могут не наступить, когда образование, культура приведут, не могут не привести человека к противоречию с той действительностью, когда люди убивают людей. Не моя и не героя повести вина, а беда, коли действительность, бытие войны раздавили его. Быть может, замысел опередил события и времена, но это уже право автора — распорядиться замыслом…»)

Совет

Высказывание Астафьева пронизано высоким гуманистическим пафосом. Он обходится без возвышенной лексики — сам тон автора, повторяющиеся синтаксические конструкции («не могут не наступить», «не могут не привести») придают словам писателя выразительность, уверенность, становится очевидной бесспорность победы человеческого разума над безумием войны.

Задания

1. Соотнесите литературные реминисценции повести с их источниками (в скобках дается правильный ответ):

А) Борис, обнаружив, что заснул на ходу, говорит: «Если зайца долго лупить, он спички зажигать научится…». Кто автор этой фразы? (А. П. Чехов)

Б) Взгляд Люси сравнивается с виденными в детстве «давным-давно, в тридевятом царстве, в зимнем государстве» печальными, «беззащитными» глазами «лошадки». Откуда пришел этот образ? (Ф. М. Достоевский, «Преступление и наказание»)

В) Люся прошептала: «На заре ты ее не буди». Кто автор этой строчки? (А. А. Фет)

Г) Из какого произведения взята строка эпиграфа к первой части: «Есть упоение в бою»? (А. С. Пушкин, «Пир во время чумы»)

3. Какие литературные традиции продолжает Астафьев в повести «Пастух и пастушка»? Какие отвергает? В чем новаторство Астафьева?

4. Какую роль играют названия четырех частей повести: «Бой». «Свидание», «Прощание», «Успение»?

5. Прочитайте сцену смерти Бориса. Какие художественные средства придают ей силу?

6. В чем особенность изображения Астафьевым времени и пространства в повести?

Источник: https://multiurok.ru/files/urok-6-obsuzhdieniie-poviesti-v-p-astaf-ieva-pastukh-i-pastushka.html

Рецензия на повесть В. П. Астафьева «Пастух и пастушка»

/ Сочинения / Астафьев В.П. / Пастух и пастушка / Рецензия на повесть В. П. Астафьева «Пастух и пастушка»

  Скачать сочинение

    Чуть больше полвека, что минули после Великой Отечественной войны, не ослабили интереса общества к этому историческому событию. Время демократизма и гласности, осветившее светом правды многие страницы нашего прошлого, ставит перед историками и литераторами новые и новые вопросы. И наряду с традиционно рассматриваемыми произведениями Ю. Бондарева, В. Быкова, В.

Богомолова в нашу жизнь входят “не терпящие полуправды” романы В. Астафьева “Пастух и пастушка”, В. Гроссмана “Жизнь и судьба”, повести и рассказы В. Некрасова, К. Воробьева, В. Кондратьева.     “Роковым препятствием на благородном человеческом пути была и остается война — самое безнравственное деяние из всех, какие породил человек”.

И потому не умолкает война в творчестве Виктора Астафьева. О тех молодых парнях, с которыми пришлось писателю воевать, но которым не довелось дожить до Победы, и написал он одну из лучших, по-моему, одну из самых “трудных и больнее доставшихся ему вещей” — повесть “Пастух и пастушка”.

Обратите внимание

В этой повести воссоздан образ чистой любви, жизнь человеческих душ, войной не смятых, не подавленных.     “Современная пастораль” — такой подзаголовок, многое определяющий и проясняющий в идейном звучании произведения, дал писатель своей повести, в которой есть любовь, есть счастье — эти главные приметы традиционной пасторали.

    Но недаром писатель рядом со словом “пастораль” поставил слово “современная”, как бы подчеркнув тем самым жестокую определенность времени, безжалостного к человеческим судьбам, к самым тонким и трепетным порывам души.

    Есть в повести очень важное противопоставление — детское воспоминание главного героя, лейтенанта Бориса Костаева, о театре с колоннами и музыкой, о пасущихся на зеленой лужайке белых овечках, о танцующих юных пастухе и пастушке, любивших друг друга, и “не стыдившихся этой любви, и не боявшихся за нее, резко, кричаще контрастирует, внешне сдержанно, но внутренне поразительно глубоко и эмоционально, с обостренной болью и щемящей душу печалью написанной сцены об убитых стариках, хуторских пастухе и пастушке, “обнявшихся преданно в смертный час”.     “Залп артподготовки прижал стариков за баней — чуть их не убило. Они лежали, прикрывая друг друга. Старуха спрятала лицо под мышку старику. И мертвых било их осколками, посекло одежонку…” Короткая эта сцена, символика которой особенно очевидна в контрасте с театральной идиллией, пожалуй, центральная в произведении. В ней как бы сконцентрирован трагизм войны, ее антигуманность. И мы теперь не можем воспринимать дальнейшее повествование, следить за короткой, как вспышка ракеты, историей любви Бориса и Люси, за судьбами других персонажей иначе как через призму этой сцены.     Показать антигуманную суть войны, ломающую и коверкающую судьбы, не щадящую самою жизнь, — главная задача, которую поставил перед собой В. Астафьев в повести.     Писатель погружает нас в атмосферу войны, густо насыщенную болью, неистовством, ожесточением, страданием, кровью. Вот картина ночного боя: “Началась рукопашная. Оголодалые, деморализованные окружением и стужею, немцы лезли вперед безумно и слепо. Их быстро прикончили штыками. Но за этой волной накатилась другая, третья. Все переменилось, дрожь земли, тертые с визгом откаты пушек, которые били теперь и по своим, и по немцам, не разбираясь, кто где. Да и разобрать уже ничего было нельзя”. Эта сцена призвана подвести читателя к основной мысли повести: о противоестественности, заставляющей людей убивать друг друга.     Вне этой главной мысли нельзя понять трагедии повести лейтенанта Бориса Костаева, умершего в санитарной больнице, которому война подарила любовь и тут же отняла ее. “Ничего невозможно было поправить и вернуть. Все было и все минуло”.     В повести “Пастух и пастушка”, произведении большого философского смысла, наряду с людьми высокого духа и сильных чувств, писатель создает образ старшины Мохнакова, способного к насилию, готового переступить черту человечности, пренебречь чужой болью. Трагедия Бориса Костаева становится еще яснее, если пристальнее вглядеться в один из центральных образов — старшину Мохнакова, не случайно проходящего рядом с главным героем.     Однажды в разговоре с Люсей Борис произнесет очень важные слова о том, что страшно привыкнуть к смерти, примириться с ней. И с Борисом и с Мохнаковым, находившимся на передовой, постоянно видевшими смерть во всех ее проявлениях, случается то, чего боялся Костаев. Они привыкли к смерти.

Читайте также:  Анализ произведения печальный детектив астафьева

    Повесть В. Астафьева предостерегает: “Люди! Это не должно повториться!”

5604 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Астафьев В.П. / Пастух и пастушка / Рецензия на повесть В. П. Астафьева «Пастух и пастушка»

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00090301184864086867

Астафьев «Пастух и пастушка»: анализ

Образ читателя — это одно из «крайних», «предельных» воплощений и выражений природы литературности (термин Р Якобсона). В нем с наибольшей интенсивностью осуществляется замена реальной действительности фиктивным миром ментальных форм.

Возьмем классический пример — современную пастораль В. Астафьева «Пастух и пастушка». Здесь писатель использует уникальный прием для удовлетворения жанровых ожиданий «читателя» — прием «двойной» концовки. Конвенциональная природа «читателя» предполагает, в соответствии с законами пасторали, счастливый конец.

Однако «автор», вступая в сферу литературной мистификации, как бы играет со своей коммуникативной парой, «читателем» (конвенциональным, подразумеваемым, воображаемым) и создает специально для него весьма благостную картину выздоровления героя и его счастливого возвращения к возлюбленной после всех препятствий и опасностей войны.

Вовлечение конвенционального «читателя» в затеянную «автором» литературную игру осуществляется благодаря тонким психологическим приемам, побуждающим «читателя» верить в возможность счастливого соединения влюбленных.

Немалую роль здесь играет заданная названием и закрепленная в «читательском» сознании многократными повторами рецептивная доминанта — «Пастух и пастушка», которая действительно, через использование соединительною союза «и», предполагает соединение героев повести, на которых падает отсвет пасторального канона.

 Особым «авторским» приемом, направленным на активизацию «читательских» экспектаций (заданных еще названием) и воображения, становятся «наводящие» побудительные вопросы: «О чем он (т.е. герой) думал? На что надеялся? Какие мечты у него были? Встречу придумал — как все получится, какой она будет, эта встреча?».

Нарисованная затем картина встречи «пастуха и пастушки», казалось бы, возникает лишь в мечтах героя, которому здесь передаются «авторские» функции.

Вместе с тем, столь «легко» отказываясь от них и передоверяя их герою-мечтателю, «автор» побуждает «читателя» поддаться соблазну «достраивания» воображаемых замков художественного мира, способного, казалось бы, на любые изменения.

Важно

Эта кажущаяся легкость и побуждает «читателя» вступить в следующий пласт вариативных наслоений, где игра вроде бы прекращается и в права вступает реальность: «Так вот все и вышло…» Наступает реализация ожиданий героя и «читателя» в псевдореальности фиктивного мира произведения, принимающей обманчивый вид настоящего, подлинного.

Завершающаяся многоточием картина «счастливого» псевдофинала доводит до предела заданное в заголовке «читательское» ожидание. Начальная фраза следующей подглавы, однако, напрочь разбивает все «читательские» иллюзии и отбрасывает, казалось бы, всякие надежды на конвенциональное примирение: «Но ничего этого не было и быть не могло».

Дальнейшее расслоение облика «пастушки», постепенно исчезающей, растворяющейся в ряде схожих, но ложных образов, иллюзий и фантазий, постепенно делает возможной жесткую реалистическую концовку (смерть героя и приход на его могилу женщины, лишь отдаленно напоминающей героиню).

Что же происходит с заданной в заглавии рецептивной доминантой? С пасторальными экспектациями «читателя»? Сбываются ли они лишь в эсхатологическом «там», за пределами заката, тихо угасающего над могилой «пастуха» и над склонившейся над ней «пастушкой» с уже отцветающими древними глазами?

Очевидно, смысл появления «ложной» концовки состоит не только и не столько в пусть иллюзорном, минутном, но удовлетворении «читательских» желаний, но и в том, что она задает некую возможную модель развития (названия — доминанты и структуры произведения в целом, которая в свою очередь расслаивается на внешние и внутренние пласты). Актуализация рецептивных доминант (цветка, птицы, камня и других образов-символов, заданных еще эпиграфами) и составляет художественную ткань внутренних пластов. В конце концов в пасторали достигается такой эффект, что все произведение начинает напоминать тщательно, с любовью сделанную средневековым мастером шпалеру, в которой практически нет незаполненных пустот, все нити ее в своих причудливых переплетениях образуют изображение цветов, птиц, камней, трав… Реализация одной из главных черт пасторали, идиллии – «сочетание человеческой жизни с жизнью природы, единство их ритма» (М. Бахтин) — делает возможным чудесное преображение главных героев в глазах «читателя» и финальную реализацию его ожиданий, заданных еще заглавием. Образы пасторальных влюбленных -«пастуха и пастушки» — словно оказываются помещенными в середину сотканной картины и несут в себе глубинные библейские (вспомним «Песнь песней», герои которой были пастухами!) и фольклорные смыслы.

Очевидно, в этом и подобных случаях вводится в действие закон внетекстового «читательского» развития в сгущенном ассоциативном поле: на основе даже не столько текста, но полученных от его чтения впечатлений. Особенно актуальным здесь становится вопрос о сведении (свертывании) произведения к его собственному первообразу: решение этого вопроса особенно просто в случае, когда первообраз задан уже названием.

Источник: Литературный словарь. — М.: «ЛУч», 2007

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/astafev_v_p/astafev_pastukh_i_pastushka_analiz/37-1-0-430

В.П. Астафьев «Пастух и пастушка». Тема войны | Литература для всех

Скачать файл

В.П. Астафьев «Пастух и пастушка»

Каждый, кто вошел в мир астафьевских книг, испытывает боль за героев, живущих в нем и страдающих. Особенно нестерпимой эта боль становится, когда читаешь его книги о войне. Это тема для Астафьева главная, проходящая через всё его творчество. В романе «Прокляты и убиты» (1994 г.) быт учебного полка очень напоминает тюремный.

Повести «Пастух и пастушка» (1971 г.) и «Так хочется жить» (1995 г.) делают понятной ту резкую оценку, которую Астафьев дал победе в одной из статей: «…мы просто завалили немцев своими трупами и утопили в нашей собственной крови».

Неоднозначность отношения к Великой Отечественной войне проявилась во многих его публицистических выступлениях.

Совет

Одной из повестей Астафьева о войне является повесть «Пастух и пастушка». В этой повести Астафьев выразил во многом неожиданную концепцию войны.

Астафьев говорил: «При всей своей ненависти к войне, я еще с большей ненавистью думаю о том рабстве, в которое намеревался нас ввергнуть фашизм, как бы не были высоки наши побуждения, война все равно оставалась противоестественным состоянием для каждого человека, не потерявшего людской облик.  И если забыть об этом, то правды о войне не напишешь».

В повести «Пастух и пастушка рисует войну по-толстовски «в крови, страданиях смерти». С первых же сцен повести фашизм предстает перед нами во всем отвратительном обличии.

В соответствии с тоном, заданном во вступлении, где женщина нашла могилу дорого ей человека «посреди России» выписаны страшные и жестокие картины боя: «Гул боя возникал то справа, то слева , то далеко, то близко».

«Сзади из снега ударили полуторасотки гаубицы, и снаряды, шамкая и шипя, полетели над пехотинцами, заставляя утягивать головы оснеженных мерзлых шинелей».

«Казалось, вся война была сейчас здесь, в этом месте, кипела в растоптанной яме траншеи, исходя удушливым дымом, ревом, визгом осколков, звериным рычанием людей».

В этом повседневном напряжении — подлинный героизм русских людей, знающих за что они воюют. Люди воюют за родную земдю, за все прекрасное созданное трудом человека.

Одна из главных проблем, связанных с войной, — это вопрос о воздействии на психику, сознание человека. В повести «Пастух и пастушка» были открыты сложные характеры, порожденные войной.

Примером этого может быть Мохнаков — смелый и умный военный, не раз выручавший своего командира,  взвод, сильный храбрый человек, который героически шел на смерть, чтобы уничтожить опасный для взвода танк. Он видел свою правду о войне — жестокую и не щадящую никого.

Мохнаков  считает, что война дала ему и право преступать нравственные законы: он может оскорбить своими назойливыми ухаживаниями женщину, не побрезгует мародёрством. Он сам признаётся: «Весь я вышел. Сердце истратил… И не жаль мне никого.

Обратите внимание

Мне и себя не жаль», а Борис думает о нём: «Ах ты, Мохнаков, Мохнаков! Что же ты с собой сделал? А может, война с тобой?..

» Война разрушает жизнь и лейтенанта: он умирает не от ранения, а оттого, что понимает невозможность вернуться с войны в мирную жизнь, потому что тот, кто убивал, кто видел беспредельную жестокость войны, не может быть прежним, не может вернуть себе ощущение радости жизни: «Жажда жизни рождает неслыханную стойкость — человек может перебороть неволю, голод, увечье, смерть, поднять тяжесть выше сил своих. Но если её нет, тогда всё, тогда, значит, остался от человека мешок с костями».

Среди грязи жестокости и суматохи войны есть один маленький островок, являющийся целым миром для двух людей, просуществовавший всего несколько мгновений. Мир Люси и Бориса чист и наивен. Они запрещают себе говорить о смерти, но где-то вдалеке взорвалась мина, и невольно вырвалось: «Еще чьей-то жизни не стало».

Внезапная любовь, взаимная и прекрасная, с самого начала опечаленная пониманием нами трагического исхода. Чувство первой любви обернулось для героев муками расставания и разлуки.

Астафьев ярко передал нам картины, в которых переплелись и боль, и радость, и печаль.

Люся и Борис, понимая смысл идущей войны, не могут примириться с висящей над ними угрозой расставания, разлуки их войной, хотя оба осознают, что это неизбежно и, не смотря на боязнь разговоров о смерти, эта тема затрагивается у них гораздо чаще, чем кажется на первый взгляд.

На фразу Люси «Умереть бы сейчас!» в памяти Бориса возникают «старик и старуха, седой генерал на снопах кукурузы раздавленные танками люди». Даже на вопрос Люси, не боится ли он смерти, Борис ответил: «Беда не в этом страшно привыкнуть к смерти. Примириться с нею страшно, страшно, когда само слово «смерть» делается обиходным».

В своей повести автор показал любовь среди смертей, среди ужаса войны, простую чистую, спонтанную,  еще детскую любовь двух молодых людей, за годы войны ставших старше на много лет. Так же искрометно, как и началась эта любовь, она закончилась. Скорое расставание и печальный конец наряду с другими примерами из повести, предвестило разбитое Люсей зеркальце.

Чистая, взаимная любовь двух людей прервалась. Люся увидела отъезжающую вдаль с Борисом машину и вспомнила, что не оставила ему адрес. Это было, пожалуй, последним предзнаменованием скорого и вечного расставания Люси и Бориса .

Важно

И теперь они вспоминали лица друг друга только через пелену времени, безвозвратно ушедшего прошлого.

Но все же Люся обрела Бориса, пусть даже после его смерти, вместо того, что бы оставить свой адрес она нашла его адрес, который уже не поменяется никогда.

Борис умирает вовсе не от раны, он не выдержал напряжения войны и ужаса, а также потери Люси, легкое ранение стало для Бориса толчком к смерти, даже сама по себе его смерть была освобождением: он умер, улыбаясь, на закате, его сердце останавливалось с заходом солнца. «Утром Арина подошла умывать Бориса, а он лежит, сморщив рот в потаенной улыбке».

В лице Люси мы видим миллионы женщин, оставшихся без любимых, продолжавших их искать, как искала Бориса и Люся.

Бог знает, какими способами, но она его нашла, пробираясь по «дикому полю, непаханому, нехоженому, косы не знавшему».

В прологе этой повести мы видим не только намек на дальнейшую трагичность истории,   но и гармонию «пустынной тишины», потому что, несмотря ни на какие преграды, два сердца обрели друг друга, даже после смерти одного из них.

«Современная пастораль» — такой жанровый подзаголовок дал писатель своему произведению. И действительно, эта повесть необычна сочетанием гармонии и войны, любовь, существует на фоне ожесточенных, покрытых коркой сердец, под грохот смертоносной канонады.

Астафьев показывает, что в сердце всегда найдется место для любви, самого прекрасного человеческого чувства.

Читая произведение,  с щемящей болью думаешь о людях, чьи судьбы искалечены войной, о молодых, так рано ушедших, о безмерном горе родителей, не дождавшихся своих детей, об одиночестве любящей души, оставленной доживать свой век на этой земле и лишь целовать холмик, где лежит он, единственный, лежит один посреди России.

 «Эта война должна быть последней! Пос-лед-ней! Или люди недостойны называться людьми! Недостойны жить на земле».

Источник: https://xn--80aaxunszl.xn--p1ai/articles/writers/astafev/v_p_astafev_pastukh_i_pastushka_tema_vojny/

Ссылка на основную публикацию