Сочинение анализ рассказа юнкера куприна

Александр Куприн «Юнкера»

Закончив свое кадетское обучение, Алексей Александров становится юнкером Московского Александровского училища. Его ждут два года новой, более взрослой жизни, с ее радостями и печалями, влюбленностями и разочарованиями. Это дорога на пути в российскую армию. И все это видится как часть общей картины жизни Москвы конца 19 века.

В мае 1916 года в газете «Вечерние известия» было помещено интервью Куприна, рассказавшего о своих творческих планах: «… с охотой я принялся за окончание «Юнкеров», — сообщал писатель, — повесть эта представляет собой отчасти продолжение моей же повести «На переломе (Кадеты)».

Здесь я весь во власти образов и воспоминаний юнкерской жизни с ее парадною и внутреннюю жизнью, с тихой радостью первой любви и встреч на танцевальных вечерах со своими «симпатиями». Вспоминаю юнкерские годы, традиции нашей военной школы, типы воспитателей и учителей. И помнится много хорошего …

Обратите внимание

Надеюсь, что осенью текущего года выпущу эту повесть в свет». [Петров М., У А.И. Куприна, «Вечерние известия», 1916, 3 мая, №973.]

Революционные события в России и последовавшая затем эмиграция прервали работу писателя над романом.

Только в 1928 году, за пять лет до издания романа отдельной книгой, в газете «Возрождения» появляются отдельные его главы: 4 января — «Дрозд», 19 февраля — «Фотоген Павлыч», 8 апреля — «Полонез», 6 мая — «Вальс», 12 августа — «Ссора», 19 августа — «Письмо любовное», 26 августа — «Торжество».

Двумя годами позже в «Возрождении» были напечатаны : 23 февраля 1930 года — «Отец Михаил», 23 марта — «Прощание», 27 и 28 апреля — «Юлия», 25 мая — «Беспокойный день», 22 июня — «Фараон»», 13 и 14 июля «Танталовы муки», 27 июля — «Под знамя!», 28 сентября, 12 и 13 октября — «Господин писатель». Последняя глава романа «Производство», была напечатана 9 октября 1932 года.

Отдельным изданием роман вышел в 1933 году.

В произведение входит:

Входит в:



Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Enciso, 12 октября 2013 г.

Лучший роман Куприна. Симптоматично, что написан он уже на заре жизни автора, престарелого, усталого, умудренного человека. На пике известности Александр Иванович был довольно бестолковым, озлобленным и нервозным человеком.

Как любой «порядочный гражданин»- боролся с самодержавием, ходил в революцию, одобрял деятельность японских шпионов (рыцарей, настоящих мужчин, не то что наши вояки!). Максимально темными красками живописал армию, в которой ему не довелось прослужить и двух лет, с огромной симпатией писал о евреях, циркачах и животных.

Собственно, образы зверей всегда получались у него гораздо более впечатляющими, чем образы людей.

Не то «Юнкера». Это прежде всего поразительно светлое и жизнеутверждающее произведение. Гимн силе, чести и товариществу. Неприятности быстро забываются, и даже идут на пользу, закаляя душу и организм, спешащий радоваться жизни во всех ее проявлениях. И даже в самых вредных начальниках можно найти что-то хорошее.

Важно

А кто посмеет сказать, что казарма не идет на пользу мужчине?! В условиях брутальной воинской рутины с ее шагистикой и дисциплиной, приучаешься особо ценить редкие мгновения вольной жизни. Пара французских пирожных воспринимается как неземной деликатес, хорошо и покойно становится от одной рюмки наливки, а бал и танцы с Той, Единственной навсегда остаются в памяти неизгладимым волшебством.

И пусть впереди у свежеиспеченного офицера будут годы тоскливой службы в медвежьем углу, война, предательство, развал армии, братоубийственная бойня и безнадежное прозябание где-нибудь в Париже или Бразилии — но эти чудесные годы дадут ему силы перенести все испытания, не погружаясь в уныние и не теряя чести. Книга — о той чудесной кузнице, которая изначально высококачественный материал превращала в вовсе уж непробиваемую броню — Русских Императорских Офицеров.

strannik102, 30 марта 2016 г.

Есть какая-то совершенно особенная и не вдруг объяснимая магия в разного рода курсантских книгах.

Сразу в голове всплывают «Доктора флота» Евсея Львовича Баренбойма, «Золотые нашивки» Юрия Клименченко, «Мальчики с бантиками» Валентина Саввича Пикуля, автобиографические повести Виктора Конецкого и Булата Окуджавы, Владимира Санина и других служивых людей, оставивших читателям совершенно уникальные по содержанию (в силу автобиографичности и потому индивидуальности) и вместе с тем такие похожие друг на друга записки. Похожесть эта происходит видимо от той тёплой ностальгической волны, которая исходит от этой совершенно особой литературы. И даже если эти полумальчишеские воспоминания связаны с труднейшими годами жизни (прежде всего с военным лихолетьем), всё равно поволока романтизма и ностальгической то ли тоски, то ли просто нежности так и струится со страниц таких книг.

https://www.youtube.com/watch?v=WnM2MRjXRDo

Именно такого рода литературу и представляет автобиографический роман Александра Куприна «Юнкера». Однако по содержанию такие книги всё же сильно разнятся, потому что личный опыт и личные переживания героев книги всегда уникальны и не тиражированы.

И тем более, если речь идёт о воспоминаниях и пребывании мальчика-юноши в кадетском и затем в юнкерском училище, да ещё и во времена предпоследнего императора, т.е. вообще в совершенно другую эпоху — совершенно особый и пожалуй единичный случай.

Этот роман отличается от многих других курсантских романов как раз более усиленной долей личного и полуинтимного; здесь совсем мало шагистики и другой военной составляющей, зато довольно много того, что составляет больше внутренний мир молодого человека в период его созревания.

Отсюда довольно многочисленные влюблённости и полудетские невинные романы и флирты, отсюда же тонкий мир чувственных переживаний, волнений и мечтаний молодого человека.

А сама училищная атмосфера обозначена довольно скромно, хотя и весьма красочно — многие фигуры училищных офицеров, а также сотоварищей Алёши (так зовут нашего героя) колоритны и ярко представимы.

Всё это выписано с такой любовью и таким искренним и неподдельным чувством, да впридачу с таким писательским мастерством и талантом, что роман читается взахлёб и дунком. А автор неминуемо попадает в высшие этажи рейтинга и перемещается на первые номера «хотелок».

vladimir66, 4 октября 2012 г.

Роман- ностальгия.Ностальгия самого Куприна по временам ушедшим безвозвратно.Книга написана в эмиграции, она вся пронизана тоской по прошлому,где понятия «любовь к России» ,«офицерская честь», « рыцарственное отношение к женщине»- были основополагающими в воспитании юноши.

Совет

Состарившийся и уже разуверившийся во всем автор,вспоминает себя,семнадцатилетнего юнкера«александровца»,незнатного,небогатого,но честного. Вспоминает свой юношеский максимализм,когда казалось ,что болезни,старость- это все не про тебя, и где- то очень далеко.

Когда тридцатилетний офицер-воспитатель воспринимался безнадежным стариком, и возникало твердое желание застрелиться как только исполниться 28.«Лучше смерть,чем медленное,безрадостное угасание!».

Книга еще и о самом спокойном и радостном периоде в жизни страны,царствование Александра III — Миротворца- последние счастливые времена Великой России! Как поется в пошловатой песенке -«балы,красавицы,лакеи,юнкера…», или вот лучше-

— «Москва златоглавая,звон колоколов,

Царь -пушка державная,аромат пирогов.

Все прошло, все промчалося в безвозвратную даль.

Ничего не осталося, лишь тоска да печаль…»

Пусть,несколько идеализированное,но одно из самых искренних и теплых произведений Александра Ивановича Куприна.

Мета, 12 июня 2017 г.

Инстаграм одного юнкера

[Music theme: Gothic Storm Music — Russian Fairytale Main]

Последний роман Куприна увидел свет в 1933 году, но по своему духу целиком принадлежит уже давно ушедшему XIX веку, ведь в основе сочинения лежат явления и факты из жизни самого писателя, относящиеся к периоду учебы в Кадетском корпусе (1880 — 1888) и Александровском военном училище (1888 — 1890).

Книга представляет собой собрание рассказов разных лет (некоторые писались еще до революционных событий в России, другие уже в эмиграции), объединенных общей темой, и в сущности продолжает также несущую в себе автобиографические черты более раннюю повесть «На переломе (Кадеты)» (1900), которая наглядно живописует специфические нравы и порядки, господствующие в закрытом мужском учебном заведении: болезненная адаптация к непривычным условиям, удушающая скука, изнуряющая казенщина, нудная зубрежка, маетный формализм, некомпетентные и зачастую злоупотребляющие алкоголем преподаватели, равнодушные воспитатели, ушлый вспомогательный персонал, телесные наказания, систематические издевательства над более слабыми, травля инаковых и неугодных соучеников… При всем при этом кадеты здесь — живые мальчишки, всегда готовые пошутить, выкинуть очередную шалость или побравировать собственной удалью и молодцеватостью перед товарищами; они бояться, что родные могут не прийти забрать их домой на выходные, искренне гордятся своими новым положением и униформой… Настроение более позднего творения совершенно иное: храбрые орлы-юнкера легко и радостно овладевают ратной наукой, грезят о государевой милости, дружно шагают строем и резво гоняют за пироженками в ближайшую кондитерскую; как один проникнутые царящей в казармах атмосферой единства, дружбы и гармонии.

Спойлер (раскрытие сюжета)
Живется юнкерам весело и свободно. Учиться совсем не так трудно. Профессора — самые лучшие, какие только есть в Москве. Искусство строевой службы доведено до блестящего совершенства, но оно не утомляет; оно граничит со спортивным соревнованием. Правда, его однообразие чуть-чуть прискучивает, но домашние парады с музыкой в огромном манеже на Моховой вносят и сюда некоторое разнообразие. А кроме того, строевое старание поддерживается далекой, сладкой, сказочной мечтою о царском смотре или царском параде.

Вот только настоящего коллектива за всей этой сахарной глазурью не разглядеть. Да и само обучение в военном заведении идет скорее фоном, личным переживаниям главного героя уделяется куда больше внимания.

Александр Иванович безудержно предается ностальгии, наполняя текст тактильными и обонятельными ощущениями, смакуя запахи только что натертых мастикой полов, березовой листвы, почек бальзамического тополя, воска и ладана; шершавость и теплоту молдаванского полотна, крепость и упругость девичьего тела.

Он откровенно любуется москвичами и старой столицей, по ходу отпуская пару насмешливых замечаний в сторону города Петра и петербургских щеголей. Друг за другом мелькают прелестные женские портреты, объекты пылкой юношеской любви.

Обратите внимание

Каждый уголок книги залит солнечным светом, пробивающимся сквозь любые тучи, а отдельные эпизоды изложены с удивительными выразительностью и теплотой. Но Куприн пишет не как оно было, а как ему хочется помнить.

Поэтому все сочинение в целом лишается естественности и отчаянно напоминает какой-нибудь красивый профиль в инстаграме, где к каждой фотографии применен теплый ламповый фильтр: однотонность быстро приедается, и чем дальше, тем больше осознаешь глубину пропасти, разделяющую реальную жизнь и тщательно выстраиваемый публичный образ.

Невыносимо высоких концентраций всеобщая лепота достигает в финале, где, похоже, просто добирался объём заключительных глав пространными рассуждениями о мудрости рядового солдата (несколько сомнительные измышления для двадцатилетнего без пяти минут офицера) и вызывающей умиление фигурой императора (представить себе растроганным Александра III — задача прямо-таки невыполнимая):

Спойлер (раскрытие сюжета)
Конечно, русскому царю, повелевающему шестой частью земного шара и непрестанно пекущемуся о благе пятисот миллионов подданных, просто физически невозможно было бы подписывать производство каждому из многих тысяч офицеров. Нет, он только внимательно и быстро проглядывает бесконечно длинный ряд имен. Уста его улыбаются светло и печально.

– Какая молодежь, – беззвучно шепчет он, – какая чудесная, чистая, славная русская молодежь! И каждый из этих мальчиков готов с радостью пролить всю свою кровь за наше отечество и за меня!

Композиция романа, составленного из самостоятельных рассказов, так же накладывает свой отпечаток, из-за чего некоторые детали и сцены повторяются один в один.

Однако, язык великолепен, повествование исподволь увлекает, у каждого из персонажей рельефно выписаны несколько ярких личностных качеств, и чтение идет легко и плавно.

В итоге получаем прекрасное произведение для юношества и тех взрослых, которых не будет тяготить общая елейность.

Шербетун, 28 февраля 2016 г.

Книга о душевной чистоте

Очень светлое трогательное произведение, в котором каждое слово сквозит тоской по беззаботной юности. Здесь радость переплетается с грустью, дерзость дружит с наивностью, горячность болтает по душам с романтичностью, а мечты прогоняют горести.

Учеба, муштра, мальчишеское товарищество и его маленькие радости – это чудесный мир, где честь не просто слово, а образ жизни.

Важно

Первая восторженная любовь к ветреной девице, разочарование и отставка, и новая, неожиданная влюбленность ищущего себя пылкого, наивного, изо всех сил пытающегося быть оригинальным, весьма мечтательного юноши Александрова.

Читайте также:  Характеристика и образ господина из сан-франциско в произведении бунина сочинение

Он, как и тысячи других мальчишек, является воплощением истинного патриота своей Родины. Он — образец юношеского максимализма и человек чести, все ещё, в силу возраста, верящий в чудеса.

Перед ним только открываются ворота в суровую взрослую жизнь, но юноша знает, что справится со всеми невзгодами, и искренне готов защищать Отечество на самых дальних подступах, пусть даже ценой своей жизни…

Книга написана с сердечной любовью к училищу, к офицерам-учителям, к старой Москве и с искренней верой в силу и честь русского офицера.

Написать отзыв:<\p>

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: https://fantlab.ru/work130458

Жизнь и творчество А. И. Куприна

Actionteaser.ru — тизерная реклама

1. Годы учебы. 2. Отставка, начало литературной деятельности.

3. Эмиграция и возвращение на родину.

А. И. Куприн родился в 1870 году в уездном городе Наровчат Пензенской губернии в семье мелкого чиновника, секретаря мирового съезда. Его отец Иван Иванович Куприн умер от холеры в августе 1871 года.

Вдова Любовь Алексеевна почти через три года переехала с тремя детьми в Москву, отдала дочерей в закрытые учебные заведения, Александр жил с матерью до шестилетнего возраста в Кудринском вдовьем доме.

Следующие четыре года Куприн учился в Разумовском сиротском пансионе, где с 1877 года начинает писать стихи. Об этом периоде его жизни — рассказ «Храбрые беглецы» (1917).

Окончив пансион, поступает в Московскую военную гимназию (кадетский корпус). Учится он в кадетском корпусе восемь лет, там пишет лирические и шуточные стихотворения, переводит с французского и немецкого. Этот период жизни отражен в повести «На переломе» («Кадеты») (1900).

Поступает в Военное Александровское училище, в 1890 году заканчивая его подпоручиком. В 1889 году журнал «Русский сатирический листок» напечатал первый рассказ Куприна «Последний дебют». Автор считал рассказ не удавшимся. За публикацию Куприн получил двое суток карцера — юнкерам запрещали выступать в печати.

Это описано в романе «Юнкера» (1928—1932), в рассказе «Типографская краска» (1929).

Служба в пехотном Днепровском полку в 1890— 1894 годах была подготовкой Куприна к военной карьере, но из-за буйного во хмелю нрава его не приняли в Академию Генштаба (силач Куприн сбросил в воду полицейского).

Совет

Поручик ушел в отставку. Жизнь его была бурной, ему довелось попробовать себя в самых разных сферах, от странничества до грузчика и дантиста. Он был завзятым авантюристом и исследователем — спускался под воду как водолаз, летал на аэроплане, создал атлетическое общество.

Многие жизненные впечатления он положил в основу своих произведений. Годы службы отразились в военных рассказах «Дознание» (1894), «Куст сирени» (1894), «Ночная смена» (1899), «Поход» (1901), «Ночлег» (1895), в повести «Поединок» (1904—1905), рассказе «Свадьба» (1908).

В 1892 году Куприн начал работу над повестью «Впотьмах». В 1893 рукопись передана в редакцию «Русского богатства», альманаха, который издавали В. Г. Короленко, Н. К. Михайловский, И. Ф. Анненский. Повесть опубликована летом, а уже в конце осени в том же альманахе напечатан рассказ «Лунной ночью».

В ранних произведениях Куприна видно, как росло его мастерство. Все меньше подражания, склонность к психологическому анализу. Рассказы армейской тематики отличает симпатия к простому человеку, острая социальная направленность. Фельетоны и очерки сочными красками рисуют жизнь большого города.

Actionteaser.ru — тизерная реклама

После отставки Куприн переезжает в Киев, работает в газетах. Киевский период — плодотворное время в жизни Куприна. Он знакомится с жизнью горожан и самое интересное рассказывает в сборнике «Киевские типы». Эти очерки появляются в конце 1895 года в газете «Киевское слово», а в следующем году выходят отдельной книгой.

Куприн работает учетчиком на сталелитейном заводе в Донбассе, пишет повесть «Молох», рассказ «Чудесный доктор», книгу «Миниатюры: очерки и рассказы», странствует, знакомится с И. А. Буниным. В 1898 году он живет в семье своей сестры и зятя, лесничего, в Рязанской губернии.

В этих чудесных местах он начал работу над повестью «Олеся». Жители полесских лесов, такие как богатая внутренней и внешней красотой Олеся, продолжают и позже интересовать Куприна как объект для изображения — в рассказе «Конокрады» он рисует образ конокрада Бузыги, сильного, смелого героя.

В этих произведениях Куприн создает свой «идеал естественного человека».

В 1899 году опубликован рассказ «Ночная смена». Куприн продолжает сотрудничество в газетах Киева, Ростова-на-Дону, в 1900 году публикует в киевской газете «Жизнь и искусство» первый вариант повести «Кадеты».

Обратите внимание

Уезжает в Одессу, Ялту, где встречается с Чеховым, работает над рассказом «В цирке». Осенью снова уезжает в Рязанскую губернию, взяв подряд обмерить шестьсот десятин крестьянского леса. Вернувшись в Москву, в том же году входит в литературный кружок Н. Д.

Телешова «Среда», знакомится с Л. Н. Андреевым, Ф. И. Шаляпиным.

https://www.youtube.com/watch?v=lSVg1zSy6Mg

В конце года Куприн переезжает в Петербург, чтобы заведовать отделом беллетристики в «Журнале для всех». Представленный И. А. Буниным издательнице журнала «Мир Божий» А. Давыдовой он публикует там рассказ «В цирке». Рассказ проникнут настроением гибели всего прекрасного. Куприн пересматривает «идеал естественного человека».

Человек по природе своей прекрасен, способен вдохновить художника, но в жизни красота принижена, поэтому вызывает чувство сожаления, считает Куприн, Чехов оценивал рассказ таким образом: «»Осенью» Бунина сделано несвободной, напряженной рукой, во всяком случае купринское «В цирке» гораздо выше.

«В цирке» — это свободная, наивная, талантливая вещь, притом написанная, несомненно, знающим человеком». Также он поставил в известность Куприна, что Л. Н. Толстой тоже читал произведение, и оно ему понравилось. В семейной жизни Куприна происходят перемены — он женится на М. Давыдовой, рождается дочь Лидия. Теперь он соредактор журнала вместе с А. И. Богдановичем и Ф. Д.

Батюшковым. Его представляют Л. Н. Толстому, М. Горькому. В 1903 году в печати появляется рассказ «Болото», выходит первый том произведений.

В Крыму писатель делает первые наброски повести «Поединок», но уничтожает рукопись. По впечатлениям от встречи с бродячим цирком пишет рассказ «Белый пудель». В начале 1904 года Куприн отказывается от редакторства в журнале. Опубликован рассказ Куприна «Мирное житие». Он уезжает в Одессу, потом в Балаклаву.

Куприн был далек от революционного движения, но приближение революции отразилось в его творчестве — оно приобрело критическое разоблачительное начало.

Очерк «Угар» (1904), в котором выражена идейная позиция Куприна, сатирически изображает «хозяев жизни», контрастом среди тихой лирической южной ночи изображено веселье праздной публики.

В рассказах «Корь», «Хорошее общество» и «Жрец» отображен конфликт между «хорошим обществом» и демократической интеллигенцией. На поверку «хорошее общество» оказывается погрязшим в махинациях, это гнилые люди с мнимой добродетелью и показным благородством.

Важно

Куприн долго работает над рукописью «поединка», читает отрывки Горькому и получает его одобрение, но во время обыска жандармы изъяли часть рукописи. Выйдя в печать, повесть принесла автору славу и вызвала большой резонанс в критике.

Своими глазами писатель наблюдает восстание на крейсере «Очаков», для этого он каждый день ездит из Балаклавы в Севастополь. Он стал очевидцем расстрела крейсера и укрывал спасшихся матросов. Петербургская газета «Наша жизнь» публикует очерк Куприна «События в Севастополе».

В декабре Куприна выслали из Балаклавы и запретили жить там впредь. Этому городу он посвятил цикл очерков «Листригоны» (1907—1911). В 1906 году вышел второй том рассказов Куприна. В журнале «Мир Божий» — рассказ «Штабс-капитан Рыбников».

Куприн говорил, что первой своей настоящей вещью считает «Поединок», а лучшей — «Штабс-капитана Рыбникова».

В 1907 году писатель разводится и женится на Е. Гейнрих, в этом браке рождается дочь Ксения. Куприн пишет «Изумруд» и «Суламифь», выпускает очередной том рассказов. В 1909 году получает Пушкинскую премию. За это время он создает «Реку жизни», «Яму», «Гамбринус», «Гранатовый браслет», «Жидкое солнце» (научная фантастика с элементами антиутопии).

В 1918 году Куприн выступает с критикой нового времени, его арестовывают. После освобождения он уезжает в Хельсинки и затем в Париж, где активно печатается. Но это не помогает семье жить в достатке.

В 1924 году ему предлагают вернуться, и только спустя тринадцать лет тяжело больной писатель приезжает в Москву, а потом в Ленинград и в Гатчину.

У Куприна обостряется болезнь пищевода и в августе 1938 года он умирает.

Actionteaser.ru — тизерная реклама

Источник: https://sochineniya-na5.ru/zhizn-i-tvorchestvo-a-i-kuprina/

«Юнкера» — завещание молодежи — 31 Июля 2014 — учителя Панасюк Ольги

Самая известная повесть Куприна  рассказывает о двух годах жизни юнкера Александрова, ученика великого императорского Александровского военного училища. Время становления и взросления юноши приходится на спокойный и радостный, даже скажем золотой период Российской империи — конец XVIII столетия, времена царствования Александра III.

Произведение интересно подробным и «интимным» описанием обучения в учебном заведении закрытого типа и строгой вышколки. Такой наочности и достоверности Куприну удалось достичь благодаря тому, что он и сам учился в Александровском училище.

По сути, это автобиографическая повесть. Писатель даже не менял фамилии своих сокурсников и командриров.

Совет

В списке юнкеров, окончивших училище 10 января 1890 года, рядом с фамилией Куприн мы найдем имена его приятелей — Венсана, Прибиля и Жданова, упомянутых в повесте.

Но еще любопытна история написания этого произведения. Изначально оно задумувалось как продолжение повести «На переломе» («Кадеты»),  в которой, напомним, жестко критикуется и высмеивается армейская служба в Российской империи. И действительно, Куприн в 1911 году начинает работу над «Юнкерами ». Тогда же в одном из интервью он говорил так: «…

с охотой я принялся за окончание «Юнкеров», повесть эта представляет собой отчасти продолжение моей же повести «На переломе». Здесь я весь во власти образов и воспоминаний юнкерской жизни с ее парадною и внутреннюю жизнью, с тихой радостью первой любви и встреч на танцевальных вечерах со своими «симпатиями».

Вспоминаю юнкерские годы, традиции нашей военной школы, типы воспитателей и учителей. И помнится много хорошего… Надеюсь, что осенью текущего года выпущу эту повесть в свет».

И кто знает, какой бы была изначальная версия повести, но ее публикации не суждено было случиться: Куприн не принял политику военного коммунизма и, бросив на родине начатую рукопись, вынужден был эмигрировать в Париж.

Именно там, в 1928 году Куприн вновь берется за написание «Юнкеров». В новой версии практически нет критики системы обучения, зато остро ощущается идеалистические, романтические и ностальгические нотки.

«Отцу хотелось забыться, — рассказывала уже после его смерти дочь писателя Ксения Куприна, — и поэтому он взялся писать «Юнкеров». Ему хотелось сочинить нечто похожее на сказку».

И произведение действительно получилось волшебное.

Прекрасные идеалы — честь, мужество, благородность, — воспетые в повести, и в наше время должны быть ориентиром для молодых людей. Не зря же Куприн, опубликовавший полную версию повести в 1933 году, за пять лет до смерти, называл ее своим «завещанием молодежи».

А живо описанные первые романтические отношения и юношеский максимализм (к примеру, клятва непременно застрелиться в 28 лет, чтобы не переживать унылую «старость») сегодня читаются по-прежнему актуально.

Обратите внимание

Норовистый Куприн в «Юнкерах» раскрывается с неожиданно трогательной стороны и пишет откровенно и смело. А характеры из его «архива памяти» и в наши дни встречаются повсеместно.

Так что повесть «Юнкера » — это скорее не экскурс в прошлое Российской империи, а сундук интимных воспоминаний великого писателя.

Источник: http://olga-panasuk.ucoz.ru/news/junkera_zaveshhanie_molodezhi/2014-07-31-141

Краткое содержание “Юнкер” Куприна

В самом конце августа завершается кадетское отрочество Алеши Александрова. Теперь он будет учиться в Третьем юнкерском имени императора Александра II пехотном училище. Еще утром он наносит визит Синельниковым, но наедине с Юленькой ему удается остаться не больше минуты.

Всегда на первом плане, всегда на главном месте она; непостижимая, недосягаемая, несравненная, единственная, восхитительная, головокружительная – Юлия.

Девушка предлагает Алеше забыть летние дачные глупости: оба они теперь стали взрослыми.

В здании училища Алеша появляется с грустью и смутой на душе. Правда, ему льстит, что он уже “фараон”, как называли первокурсников второкурсники “обер-офицеры”. Александровских юнкеров любят в Москве и гордятся ими.

Училище неизменно участвует во всех торжественных церемониях. Алешадолго еще будет вспоминать пышную встречу Александра III осенью 1888 г.

Читайте также:  Сочинение чем я занимаюсь в свободное время 5, 7 класс

, когда царская семья проследовала вдоль строя на расстоянии нескольких шагов и “фараон” вполне вкусил сладкий, острый восторг любви к монарху.

Однако во время учебы на головы юношей сыпятся и лишние дневальства, и отмена отпуска, и арест. Юнкеров любят, но в училище “греют” нещадно взводный, курсовой офицер и командир четвертой роты капитан Фофанов, прозванный Дроздом. Ежедневные упражнения с тяжелой пехотной берданкой и муштра могли бы вызвать отвращение к службе, если бы не терпение и суровое участие всех “разогревателей”.

Не существует в училище и помыкания младшими, обычного для петербургских училищ. Здесь господствует атмосфера рыцарской военной демократии, сурового, но заботливого товарищества. Все, что касается службы, не допускает послаблений даже среди приятелей, зато вне этого предписывается дружеское обращение на “ты”.

Важно

После присяги Дрозд напоминает, что теперь они солдаты и за проступок будут отправлены не к маменьке, а рядовыми в пехотный полк. И все же не изжитое до конца мальчишество заставляет молодых юнкеров давать всему окружающему свои названия. Первая роту называют “жеребцы”, вторая – “звери”, третья – “мазочки” и четвертая (Алешина) – “блохи”.

Каждый командир, кроме второго курсового офицера Белова, тоже имеет прозвище.

С Балканской войны Белов привез жену-болгарку неописуемой красоты, перед которой преклонялись все юнкера, отчего и личность ее мужа считается неприкосновенной.

Зато Дубышкин называется Пуп, командир первой роты – Хухрик, а командир батальона – Берди-Паша. Всех офицеров юнкера нещадно травят, что считается признаком молодечества.

Однако жизнь восемнадцати-двадцатилетних юношей не могут целиком поглотить интересы службы. Александров живо переживает крушение своей первой любви, но так же живо интересуется младшими сестрами Синельниковыми.

На декабрьском балу Ольга Синельникова сообщает Алеше о помолвке Юленьки. Шокированный Александров отвечает, что ему это безразлично.

Он давно любит Ольгу и посвятит ей свой первый рассказ, который скоро опубликуют “Вечерние досуги”.

Этот его писательский дебют действительно происходит, но на вечерней перекличке Дрозд назначает ему трое суток карцера за публикацию без санкции начальства. В камеру Александров берет толстовских “Казаков” и, когда Дрозд интересуется, знает ли юное дарование, за что наказан, бодро отвечает: “За написание глупого и пошлого сочинения”.

Совет

Увы, неприятности этим не заканчиваются. В посвящении обнаруживается роковая ошибка: вместо “О” стоит “Ю” (такова сила первой любви!). Вскоре автор получает от Ольги письмо: “По некоторым причинам я вряд ли смогу когда-нибудь увидеться с Вами, а потому прощайте”.

Стыду и отчаянию юнкера нет предела, но время врачует все раны. Александров попадает на бал в Екатерининском институте. Это не входит в его рождественские планы, но Дрозд пресекает все Алешины рассуждения. Долгие годы будет вспоминать Александров блестящий подъезд старинного дома, мраморные лестницы, светлые залы и воспитанниц в парадных платьях с бальным декольте.

https://www.youtube.com/watch?v=Bo2LRlX9z1s

На балу Алеша встречает Зиночку Белышеву, от одного присутствия которой светлеет и блестит смехом сам воздух. Между ними возникает настоящая и взаимная любовь. Кроме бесспорной красоты, Зиночка обладает чем-то более ценным и редким.

Александров признается Зиночке в любви и просит подождать его три года. Через три месяца он кончает училище, и до поступления в Академию генерального штаба будет служить еще два года. Затем он выдержит экзамен и будет просить ее руки. Подпоручик получает сорок три рубля в месяц, и он не позволит себе предложить ей жалкую судьбу провинциальной полковой дамы. Зиночка обещает подождать.

Истинная любовь, она, как золото, никогда не ржавеет и не окисляется.

С той поры Александров старается получить самый высокий балл. С девятью баллами можно выбрать для прохождения службы подходящий полк. Ему же не хватает до девятки каких-то трех десятых из-за шестерки по военной фортификации.

Но вот все препятствия преодолены, Александров получает девять баллов и право выбрать первое место службы. Когда Берди-Паша называет его фамилию, юнкер не глядя тыкает пальцем в список и натыкается на никому не ведомый Ундомский пехотный полк.

И вот надета новенькая офицерская форма, и начальник училища генерал Анчутин напутствует своих питомцев. Обычно в полку не менее семидесяти пяти офицеров, а в таком большом обществе неизбежна сплетня, разъедающая это общество.

Закончив напутствие, Генерал прощается с новоиспеченными офицерами. Те кланяются ему, и генерал Анчутин остается “навсегда в их умах с такой твердостью, как будто он вырезан алмазом по сердолику”.

Источник: http://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-yunker-kuprina/

«Юнкера» Куприна в кратком изложении на Сёзнайке.ру

В самом конце августа завершилось кадетское отрочество Алеши Александрова. Теперь он будет учиться в Третьем юнкерском имени императора Александра II пехотном училище.

Ещё утром он нанес визит Синельниковым, но наедине с Юленькой ему удалось остаться не больше минуты, в течение которой вместо поцелуя ему было предложено забыть летние дачные глупости: оба они теперь стали большими.

Смутно было у него на душе, когда появился он в здании училища на Знаменке. Правда, льстило, что вот он уже и «фараон», как называли первокурсников «обер-офицеры» — те, кто был уже на втором курсе. Александровских юнкеров любили в Москве и гордились ими. Училище неизменно участвовало во всех торжественных церемониях.

Обратите внимание

Алеша долго ещё будет вспоминать пышную встречу Александра III осенью 1888 г., когда царская семья проследовала вдоль строя на расстоянии нескольких шагов и «фараон» вполне вкусил сладкий, острый восторг любви к монарху. Однако лишние дневальства, отмена отпуска, арест — все это сыпалось на головы юношей.

Юнкеров любили, но в училище «грели» нещадно: грел дядька — однокурсник, взводный, курсовой офицер и, наконец, командир четвертой роты капитан Фофанов, носивший кличку Дрозд.

Конечно, ежедневные упражнения с тяжелой пехотной берданкой и муштра могли бы вызвать отвращение к службе, если все разогреватели «фараона» не были бы столь терпеливы и сурово участливы.

Не существовало в училище и «цуканья» — помыкания младшими, обычного для петербургских училищ. Господствовала атмосфера рыцарской военной демократии, сурового, но заботливого товарищества.

Все, что касалось службы, не допускало послаблений даже среди приятелей, зато вне этого предписывалось неизменное «ты» и дружеское, с оттенком не переходящей известных границ фамильярности, обращение.

После присяги Дрозд напоминал, что теперь они солдаты и за проступок могут быть отправлены не к маменьке, а рядовыми в пехотный полк.

И все же молодой задор, не изжитое до конца мальчишество проглядывали в склонности дать свое наименование всему окружающему. Первая рота звалась «жеребцы», вторая — «звери», третья — «мазочки» и четвертая (Александрова) — «блохи». Каждый командир тоже носил присвоенное ему имя.

Только к Белову, второму курсовому офицеру, не прилипло ни одно прозвище. С Балканской войны он привез жену-болгарку неописуемой красоты, перед которой преклонялись все юнкера, отчего и личность её мужа считалась неприкосновенной. Зато Дубышкин назывался Пуп, командир первой роты — Хухрик, а командир батальона — Берди-Паша.

Традиционным проявлением молодечества была и травля офицеров.

Важно

Однако ж жизнь восемнадцати-двадцатилетних юношей не могла быть целиком поглощена интересами службы.

Александров живо переживал крушение своей первой любви, но так же живо, искренне интересовался младшими сестрами Синельниковыми. На декабрьском балу Ольга Синельникова сообщила о помолвке Юленьки. Александров был шокирован, но ответил, что ему это безразлично, потому что давно любит Ольгу и посвятит ей свой первый рассказ, который скоро опубликуют «Вечерние досуги».

Этот его писательский дебют действительно состоялся. Но на вечерней перекличке Дрозд назначил трое суток карцера за публикацию без санкции начальства. В камеру Александров взял толстовских «Казаков» и, когда Дрозд поинтересовался, знает ли юное дарование, за что наказан, бодро ответил: «За написание глупого и пошлого сочинения». (После этого он бросил литературу и обратился к живописи.

) Увы, неприятности этим не закончились. В посвящении обнаружилась роковая ошибка: вместо «О» стояло «Ю» (такова сила первой любви!), так что вскоре автор получил от Ольги письмо: «По некоторым причинам я вряд ли смогу когда-нибудь увидеться с Вами, а потому прощайте». Стыду и отчаянию юнкера не было, казалось, предела, но время врачует все раны.

Александров оказался «наряженным» на самый, как мы сейчас говорим, престижный бал — в Екатерининском институте. Это не входило в его рождественские планы, но Дрозд не позволил рассуждать, и слава Богу.

Долгие годы с замиранием сердца будет вспоминать Александров бешеную гонку среди снегов со знаменитым фотоген Палычем от Знаменки до института; блестящий подъезд старинного дома; кажущегося таким же старинным (не старым!) швейцара Порфирия, мраморные лестницы, светлые зады и воспитанниц в парадных платьях с бальным декольте.

Здесь встретил он Зиночку Белышеву, от одного присутствия которой светлел и блестел смехом сам воздух. Это была настоящая и взаимная любовь. И как чудно подходили они друг Другу и в танце, и на Чистопрудном катке, и в обществе. Она была бесспорно красива, но обладала чем-то более ценным и редким, чем красота.

https://www.youtube.com/watch?v=Mh3O5dWUJcU

Однажды Александров признался Зиночке, что любит её и просит подождать его три года. Через три месяца он кончает училище и два служит до поступления в Академию генерального штаба.

Экзамен он выдержит, чего бы это ни стоило ему. Вот тогда он придет к Дмитрию Петровичу и будет просить её руки.

Подпоручик получает сорок три рубля в месяц, и он не позволит себе предложить ей жалкую судьбу провинциальной полковой дамы. «Я подожду», — был ответ.

Совет

С той поры вопрос о среднем балле стал для Александрова вопросом жизни и смерти. С девятью баллами появлялась возможность выбрать для прохождения службы подходящий тебе полк. Ему же не хватает до девятки каких-то трех десятых из-за шестерки по военной фортификации.

Но вот все препятствия преодолены, и девять баллов обеспечивают Александрову право первого выбора места службы. Но случилось так, что, когда Берди-Паша выкликнул его фамилию, юнкер почти наудачу ткнул в лист пальцем и наткнулся на никому не ведомый Ундомский пехотный полк.

И вот надета новенькая офицерская форма, и начальник училища генерал Анчутин напутствует своих питомцев. Обычно в полку не менее семидесяти пяти офицеров, а в таком большом обществе неизбежна сплетня, разъедающая это общество. Так что когда придет к вам товарищ с новостью о товарище X., то обязательно спросите, а повторит ли он эту новость самому X. Прощайте, господа.

Источник: http://www.seznaika.ru/literatura/kratkoe-soderjanie/5478-yunkera-kuprina-v-kratkom-izlojenii

ActionTeaser.ru — тизерная реклама

Продолжая демократические и гуманистические традиции русских литераторов, особенно Л. Н. Толстого и А. П. Чехова, А. И. Куприн был чуток к современности, к ее актуальным проблемам.

В его яркой, самобытной прозе отразилось бытие различных классов и сословий русского общества конца XIX — начала XX столетия.Литературная деятельность Куприна началась в пору его пребывания в кадетском корпусе.

Он начал писать стихи, где звучат то ноты уныния и тоски, то слышатся героические мотивы («Сны»). В 1889 году воспитанник юнкерского училища Куприн печатает свой первый небольшой рассказ в журнале «Русский сатирический листок», который называется «Последний дебют».

За опубликование рассказа без разрешения начальства Куприн был подвергнут аресту и отсидел на гауптвахте.

Выйдя в отставку (1894) и поселившись в Киеве, писатель сотрудничает в киевских газетах. Интересным литературным явлением была серия очерков «Киевские типы».

Созданные им образы отражали существенные черты пестрой городской обывательщины и людей «дна», характерные для всей предоктябрьской России.

Здесь встречаются образы студента, квартирной хозяйки, богомолки, пожарного, неудавшейся певицы, художника-модерниста, колоритных жителей трущоб.

Обратите внимание

Уже в 90-х годах на материале армейского быта в рассказах «Дознание», «Ночлег» писатель ставит острые нравственные проблемы. В рассказе «Дознание» возмутительный факт наказания розгами солдата-татарина Мухамета Байгузина, который даже не мог понять, за что его наказывают, заставляет подпоручика Козловского по-новому ощутить мертвящую, бездушную атмосферу царской казармы.

В этих рассказах чувствуется влияние Л. Толстого, возлагавшего на интеллигенцию нравственную ответственность за страдания и трагическую участь народа.В середине 90-х годов в творчество Куприна властно входит новая тема, подсказанная временем. Весной он едет корреспондентом газеты в Донецкий бассейн, где знакомится с условиями труда и быта рабочих.

В 1896 году он пишет большую повесть «Молох».Здесь он значительнее и глубже, чем его предшественники, отразил противоречия между трудом и капиталом. В повести дана картина жизни крупного завода, показан убогий быт рабочих поселков, стихийные протесты рабочих.Писатель показал все это через восприятие интеллигента.

Инженер Бобров, подобно гаршинским героям, болезненно и остро реагирует на чужую боль, на проявление несправедливости. Герой сравнивает капиталистический прогресс, создающий фабрики и заводы, с чудовищем Молохом, требующим человеческих жертв.Конкретным воплощением Молоха в повести является делец Квашнин, который не брезгует никакими средствами для того, чтобы нажить миллионы.

В то же время он не прочь выступить в роли деятеля и вождя буржуазного класса («нам принадлежит будущее», «мы соль земли»).Бобров с брезгливостью наблюдает сцену пресмыкательства перед Квашниным. Предметом сделки с этим дельцом становится невеста Боброва Нина Зиненко. Герою повести свойственны двойственность и колебания.

В момент стихийной вспышки протеста герой стремится взорвать заводские котлы и тем отомстить за свои и чужие страдания. Но потом угасает решимость, и он отказывается от мести ненавистному Молоху.Сюжет повести не исчерпывается трагедией Боброва. Повесть завершает рассказ о стихийном бунте рабочих, поджоге завода, бегстве Квашнина и вызове карателей для расправы с восставшими.

Читайте также:  Сочинения по картинам верещагина

https://www.youtube.com/watch?v=rRQi4lJ8V4I

К рабочей теме Куприн впоследствии в таких масштабах уже не обращался. Писатель не был связан с революционным движением, многое ему было неясно в социально-политических проблемах времени.В 1897 году Куприн служит управляющим имением в Ровенском уезде. Здесь он тесно сблизился с крестьянами, что и отразилось в его рассказах «Лесная глушь», «Конокрады», «Серебряный волк».

Там же он написал замечательную повесть «Олеся».Перед нами поэтический образ девушки Олеси, выросшей в избе старой «колдуньи», вне обычных норм крестьянской семьи. Любовь Олеси к случайно заехавшему в глухую лесную деревушку интеллигенту Ивану Тимофеевичу — это свободное, простое и сильное чувство, без оглядки и обязательств.

История девушки получает трагический конец, здесь вторгаются в привольную жизнь Олеси и корыстные расчеты чиновников, и суеверия темных крестьян. Избитая и осмеянная, Олеся вынуждена бежать от людей.Изумительны рассказы А. И. Куприна о животных («Изумруд», «Белый пудель», «Барбос и Кулька» и другие).

Важно

Нередко сильные и красивые животные становятся жертвами стяжательства, низменных человеческих страстей.В 1899 году происходит знакомство А. Куприна с М. Горьким. В горьковском издательстве «Знание» в 1905 г. публикуется повесть Куприна «Поединок».

Своевременность и общественная ценность произведения заключалась в том, что оно правдиво и ярко показало внутреннее разложение царской армии, этого оплота самодержавного режима.Герой повести «Поединок» молодой поручик Ромашов показан в процессе духовного роста, постепенного прозрения, освобождения из-под власти консервативно-традиционных понятий и представлений своего круга.

В начале повести, несмотря на доброту, Ромашов наивно делит всех на «людей черной и белой кости», считая, что он принадлежит к особой, высшей касте. По мере того, как рассеиваются ложные иллюзии, Ромашов начинает размышлять о порочности армейских порядков, о несправедливости всего строя существующих общественных отношений.

У него возникает чувство одиночества, страстное отрицание нечеловечески грязной, дикой жизни. Жестокий Осадчий, буйный Бек-Агамалов, унылый Лещенко, франтоватый Бобетинский, армейский служака и пьяница Слива — все эти офицеры показаны чуждыми правдоискателю Ромашову.В условиях произвола и бесправия они теряют не только подлинное представление о чести, но и человеческий облик.

Это особенно сказывается в их отношении к солдатам. В повести целый ряд эпизодов посвящен описанию солдатской муштры, уроков «словесности», подготовки к смотру, когда офицеры особенно жестоко бьют солдат, разбивают барабанные перепонки, суют кулаками на землю, заставляют «веселиться» изнемогающих от жары, задерганных людей.

В повести правдиво нарисована солдатская масса, показаны индивидуальные характеры, люди различных национальностей с присущими им традициями. Все они — крестьяне и рабочие — тяжело переносят отрыв от родных мест и привычного труда.Особенно выделяет автор образы денщика Гайнана и солдата Хлебникова.

Хлебников, недавно оторванный от земли крестьянин, органически не воспринимает армейские «науки», и потому ему приходится выносить на себе всю тяжесть судьбы солдата.Судьба солдат волнует Ромашова. В этом внутреннем протесте он не одинок.

Своеобразный философ и теоретик, подполковник Назанский резко критикует порядки в армии, ненавидит пошлость и невежество, мечтает об освобождении человеческого «я» от пут прогнившего общества, он против деспотизма и насилия.

Совет

Но в его проповеди «абсолютной свободы» человеческого духа есть и ложные представления анархического индивидуализма, есть насмешка над гуманистическими побуждениями борцов за лучшее будущее человечества («Какой интерес заставит меня разбивать голову ради счастья людей тридцать второго столетия?»).

Образ Назанского романтизирован, хотя Куприн и сам чувствовал слабость философии своего героя и не был вполне удовлетворен созданным характером. В отличие от Назанского Ромашов знает, что солдаты придавлены и собственным невежеством, и общим рабством, и произволом, и насилием со стороны офицеров.

Сцену встречи Ромашова с замученным Хлебниковым, пытавшимся броситься под поезд, и их откровенный разговор К. Паустовский справедливо относит к «одной из лучших сцен в русской литературе».Офицер признает в солдате друга, забывая о кастовых преградах между ними. Остро поставив вопрос о судьбе Хлебникова, Ромашов умирает, так и не найдя ответа, каким путем надо идти к освобождению.

Смертельная для него дуэль с офицером Николаевым является как бы следствием нарастающего конфликта героя с офицерской кастой. Повод для дуэли связан с любовью героя к Александре Петровне Николаевой (Шурочке).

Чтобы обеспечить карьеру мужа, Шурочка подавляет в себе лучшие человеческие чувства и просит Ромашова не уклоняться от дуэли, ибо это повредит ее мужу, который хочет поступить в академию.«Поединок» стал необыкновенно популярным в России и вскоре был переведен на европейские языки.Атмосферой революционных дней дышит превосходный рассказ Куприна «Гамбринус» (1907).

Тема всепобеждающего искусства сплетена здесь с идеей демократизма, смелого протеста «маленького человека» против черных сил произвола и реакции.Кроткий и веселый Сашка своим незаурядным талантом скрипача и душевностью привлекает в одесский кабачок разноплеменную толпу портовых грузчиков, рыбаков, контрабандистов. С восторгом встречают они игру Сашки.В дни наступившего террора Сашка бросает вызов переодетым сыщикам и черносотенным «мерзавцам в папахе», отказываясь играть по их требованию монархический гимн, открыто обличая их в убийствах и погромах.Искалеченный царской охранкой, он возвращается к портовым друзьям, чтобы играть для них оглушительно-веселого «Чабана».Свободное творчество, сила народного духа, по мысли Куприна, непобедимы. Но писатель сохраняет иллюзии о возможности внезапного прозрения людей и прекращении кровавого царского террора, мечтает о «всемирном анархическом союзе свободных людей» («Тост», 1906)В годы первой мировой войны Куприн пишет рассказы о событиях этих лет. Он участвовал в войне, вышел в отставку по состоянию здоровья, жил в Гатчине, но после революции в годы гражданской войны покинул Россию.В эмиграции в его произведениях появились сентиментально-идиллические приукрашивания прошлого России, того самого прошлого, которому он ранее выносил приговор. Таков, например, автобиографический роман «Юнкера» (1928—1933).

Среди произведений эмигрантского периода выделяется роман «Планета». Профессора-эмигранта Симонова мучает ностальгия. Он не может найти себе место в чужой стране. Куприн тоже не мог больше жить без родины. Он возвратился в Россию в 1937 году. Но уже совершенно больным. 25 августа 1938 года Куприн скончался.

ActionTeaser.ru — тизерная рекламаActionTeaser.ru — тизерная реклама

Источник: https://tvory.info/sochineniya-po-russkomu/index.php/russkaya-literatura/10-000-samykh-luchshikh-sochinenij/sochineniya-po-kuprinu-a-i/3446-zhiznennyj-put-i-proizvedeniya-a-i-kuprina

Пересказ романа Куприна «Юнкера»

В самом конце августа завершилось кадетское отрочество Алеши Александрова. Теперь он будет учиться в Третьем юнкерском имени императора Александра II пехотном училище. Еще утром он нанес визит Синельниковым, но наедине с Юленькой ему удалось остаться не больше минуты, в течение которой вместо поцелуя ему было предложено забыть летние дачные глупости: оба они теперь стали большими.

Смутно было у него на душе, когда появился он в здании училища на Знаменке. Правда, льстило, что вот он уже и «фараон», как называли первокурсников «обер-офицеры» — те, кто был уже на втором курсе. Александровских юнкеров любили в Москве и гордились ими. Училище неизменно участвовало во всех торжественных церемониях.

Алеша долго еще будет вспоминать пышную встречу Александра III осенью 1888 г., когда царская семья проследовала вдоль строя на расстоянии нескольких шагов и «фараон» вполне вкусил сладкий, острый восторг любви к монарху. Однако лишние дневальства, отмена отпуска, арест — все это сыпалось на головы юношей.

Обратите внимание

Юнкеров любили, но в училище «грели» нещадно: грел дядька — однокурсник, взводный, курсовой офицер и, наконец, командир четвертой роты капитан Фофанов, носивший кличку Дрозд.

Конечно, ежедневные упражнения с тяжелой пехотной берданкой и муштра могли бы вызвать отвращение к службе, если все разогреватели «фараона» не были бы столь терпеливы и сурово участливы.

Не существовало в училище и «цуканья» — помыкания младшими, обычного для петербургских училищ. Господствовала атмосфера рыцарской военной демократии, сурового, но заботливого товарищества.

Все, что касалось службы, не допускало послаблений даже среди приятелей, зато вне этого предписывалось неизменное «ты» и дружеское, с оттенком не переходящей известных границ фамильярности, обращение.

После присяги Дрозд напоминал, что теперь они солдаты и за проступок могут быть отправлены не к маменьке, а рядовыми в пехотный полк.

И все же молодой задор, не изжитое до конца мальчишество проглядывали в склонности дать свое наименование всему окружающему. Первая рота звалась «жеребцы», вторая — «звери», третья — «мазочки» и четвертая (Александрова) — «блохи». Каждый командир тоже носил присвоенное ему имя.

Только к Белову, второму курсовому офицеру, не прилипло ни одно прозвище. С Балканской войны он привез жену-болгарку неописуемой красоты, перед которой преклонялись все юнкера, отчего и личность ее мужа считалась неприкосновенной. Зато Дубышкин назывался Пуп, командир первой роты — Хухрик, а командир батальона — Берди-Паша.

Традиционным проявлением молодечества была и травля офицеров.

Однако ж жизнь восемнадцати-двадцатилетних юношей не могла быть целиком поглощена интересами службы.

Важно

Александров живо переживал крушение своей первой любви, но так же живо, искренне интересовался младшими сестрами Синельниковыми. На декабрьском балу Ольга Синельникова сообщила о помолвке Юленьки. Александров был шокирован, но ответил, что ему это безразлично, потому что давно любит Ольгу и посвятит ей свой первый рассказ, который скоро опубликуют «Вечерние досуги».

Этот его писательский дебют действительно состоялся. Но на вечерней перекличке Дрозд назначил трое суток карцера за публикацию без санкции начальства.

В камеру Александров взял толстовских «Казаков» и, когда Дрозд поинтересовался, знает ли юное дарование, за что наказан, бодро ответил: «За написание глупого и пошлого сочинения». (После этого он бросил литературу и обратился к живописи.) УВЫ, неприятности этим не закончились.

В посвящении обнаружилась роковая ошибка: вместо «О» стояло «Ю» (такова сила первой любви!), так что вскоре автор получил от Ольги письмо: «По некоторым причинам я вряд ли смогу когда-нибудь увидеться с Вами, а потому прощайте».

Стыду и отчаянию юнкера не было, казалось, предела, но время врачует все раны. Александров оказался «наряженным» на самый, как мы сейчас говорим, престижный бал — в Екатерининском институте. Это не входило в его рождественские планы, но Дрозд не позволил рассуждать, и слава Богу.

Долгие годы с замиранием сердца будет вспоминать Александров бешеную гонку среди снегов со знаменитым фотоген Палычем от Знаменки до института; блестящий подъезд старинного дома; кажущегося таким же старинным (не старым!) швейцара Порфирия, мраморные лестницы, светлые зады и воспитанниц в парадных платьях с бальным декольте. Здесь встретил он Зиночку Белышеву, от одного присутствия которой светлел и блестел смехом сам воздух. Это была настоящая и взаимная любовь. И как чудно подходили они друг Другу и в танце, и на Чистопрудном катке, и в обществе. Она была бесспорно красива, но обладала чем-то более ценным и редким, чем красота.

Однажды Александров признался Зиночке, что любит ее и просит подождать его три года. Через три месяца он кончает училище и два служит до поступления в Академию генерального штаба.

Экзамен он выдержит, чего бы это ни стоило ему. Вот тогда он придет к Дмитрию Петровичу и будет просить ее руки.

Совет

Подпоручик получает сорок три рубля в месяц, и он не позволит себе предложить ей жалкую судьбу провинциальной полковой дамы. «Я подожду», — был ответ.

С той поры вопрос о среднем балле стал для Александрова вопросом жизни и смерти. С девятью баллами появлялась возможность выбрать для прохождения службы подходящий тебе полк. Ему же не хватает до девятки каких-то трех десятых из-за шестерки по военной фортификации.

Но вот все препятствия преодолены, и девять баллов обеспечивают Александрову право первого выбора места службы. Но случилось так, что, когда Берди-Паша выкликнул его фамилию, юнкер почти наудачу ткнул в лист пальцем и наткнулся на никому не ведомый УНДОМСКИЙ пехотный полк.

И вот надета новенькая офицерская форма, и начальник училища генерал Анчутин напутствует своих питомцев. Обычно в полку не менее семидесяти пяти офицеров, а в таком большом обществе неизбежна сплетня, разъедающая это общество. Так что когда придет к вам товарищ с новостью о товарище X., то обязательно спросите, а повторит ли он эту новость самому X. Прощайте, господа.

И. Г. Животовский

Источник: http://www.testsoch.info/pereskaz-romana-kuprina-yunkera/

Ссылка на основную публикацию