Образ и характеристика генерала аносова в рассказе гранатовый браслет куприна сочинение

Генерал Аносов в повести “Гранатовый браслет”: характеристика и образ, внешность и характер

Генерал Аносов (актер Леонид Галлис в фильме”Гранатовый браслет” 1965 г.)

Генерал Аносов является одним из второстепенных персонажей повести “Гранатовый браслет” Куприна. В этой статье представлена характеристика генерала Аносова в повести “Гранатовый браслет”, описание внешности и характера героя, его портрет и образ в цитатах.
Смотрите: Все материалы по повести “Гранатовый браслет”
Полное имя героя – Яков Михайлович Аносов: “…представилось мне, что я не Яков…” “…Воображаю, Яков Михайлович…”

Внешность генерала Аносова:

“…Генерал Аносов, тучный, высокий, серебряный старец, тяжело слезал с подножки, держась одной рукой за поручни козел, а другой – за задок экипажа. В левой руке он держал слуховой рожок, а в правой – палку с резиновым наконечником. У него было большое, грубое, красное лицо с мясистым носом и с тем добродушно‑величавым, чуть‑чуть презрительным выражением в прищуренных глазах, расположенных лучистыми, припухлыми полукругами, какое свойственно мужественным и простым людям, видавшим часто и близко перед своими глазами опасность и смерть…” “…Генерал, обнажив свою величественную голову, целовал поочередно руки у обеих сестер…” “…Он всегда ходил без оружия, в старомодном сюртуке, в фуражке с большими полями и с громадным прямым козырьком, с палкою в правой руке, со слуховым рожком в левой…” “…вдела их в петлицу генеральского пальто…” “…Аносов нагнул голову к борту шинели…” “…О, наш дедушка и теперь красавец! – воскликнула Анна…” “…Красавцем не был, – спокойно улыбаясь, сказал Аносов. – Но и мной тоже не брезговали…”

У генерала Аносова ясные, твердые глаза:

“…глядя прямо в глаза начальнику своими ясными, твердыми глазами…”

У генерала славная улыбка:

“…понюхал цветы и вдруг улыбнулся славной старческой улыбкой…”

Возраст генерала Аносова – пожилой, старческий:

“…Старый комендант жмурился от блаженства…” “…Да‑с… Осень, осень, осень, – говорил старик…” “…А потом оглянулся – и вижу, что я уже развалина…”

Генерал Аносов говорит хриповатым басом:

“…Точно… архиерея! – сказал генерал ласковым хриповатым басом…” “…вдруг на весь театр раздавался его решительный бас…”

Генерал Аносов – комендант крепости в городе К. (город, в котором происходит действие повести):

“…В то время – как и до сих пор – он был комендантом большой, но почти упраздненной крепости в г. К. и ежедневно бывал в доме Тугановских…”

Генерал Аносов дружил с покойным отцом Веры и Анны. Он знает и любит Веру и Анну еще с детства:

“…Генерал Аносов был боевым товарищем и преданным другом покойного князя Мирза‑Булат‑Тугановского. Всю нежную дружбу и любовь он после смерти князя перенес на его дочерей. Он знал их еще совсем маленькими, а младшую Анну даже крестил…”Вера и Анна называют Аносова “дедушкой”, хотя он им не родственник: “…Дедушка, миленький, дорогой! – говорила Вера тоном легкого упрека…” “…Дедушка у нас на юге всякую совесть потерял, – засмеялась Анна…”

Генерал Аносов – крестный отец Анны:

“…засмеялась Анна. – Можно было бы, кажется, вспомнить о крестной дочери…” “…а младшую Анну даже крестил…”

Генерал Аносов – простой “русский мужик”, настоящий солдат:

“…В нем совмещались именно те простые, но трогательные и глубокие черты, которые даже и в его времена гораздо чаще встречались в рядовых, чем в офицерах, те чисто русские, мужицкие черты…”

“…какое свойственно мужественным и простым людям…” 

Генерал Аносов – малообразованный человек:
“…несмотря на то, что был мало образован, или, как он сам выражался, кончил только «медвежью академию»..” 

Генерал Аносов – добродушный и веселый человек. Но при этом отважный, терпеливый и выносливый:
“…черты, состоявшие из бесхитростной, наивной веры, ясного, добродушно‑веселого взгляда на жизнь, холодной и деловой отваги, покорства перед лицом смерти, жалости к побежденному, бесконечного терпения и поразительной физической и нравственной выносливости…”

Генерал Аносов – храбрый офицер. Его уважало начальство: “…Радецкий и Скобелев знали его лично и относились к нему с исключительным уважением. Именно про него и сказал как‑то Скобелев: «Я знаю одного офицера, который гораздо храбрее меня, – это майор Аносов»..”

Генерал Аносов – мужественный офицер:

“…живой свидетель его хладнокровного мужества при переправе через Дунай…”

Генерал Аносов – человечный офицер. Он никогда не бил солдат и не расстреливал пленных:

“…За всю свою службу он не только никогда не высек, но даже не ударил ни одного солдата. Во время польского мятежа он отказался однажды расстреливать пленных, несмотря на личное приказание полкового командира…”

Генерал Аносов – добросовестный офицер. Он не ленится на службе и выполняет свои обязанности: 
“…По обязанности коменданта он довольно часто, вместе со своими хрипящими мопсами, посещал главную гауптвахту Он внимательно расспрашивал каждого: «Как фамилия? Кем посажен? На сколько? За что?»..”

На войне генерал Аносов почти оглох и потерял три пальца на ноге:

“…С войны он вернулся почти оглохший благодаря осколку гранаты, с больной ногой, на которой были ампутированы три отмороженных во время балканского перехода пальца, с жесточайшим ревматизмом, нажитым на Шипке…” “…Как многие глухие, он был страстным любителем оперы…”

Генерал страдает одышкой и ревматизмом:

“…Девочки… подождите… не бранитесь, – говорил он, перемежая каждое слово вздохами, происходившими от давнишней одышки. – Честное слово… докторишки разнесчастные… все лето купали мои ревматизмы… в каком‑то грязном… киселе… ужасно пахнет… И не выпускали…”

“…с жесточайшим ревматизмом, нажитым на Шипке…”

Генерал Аносов держит двух собак – мопсов: “…и непременно в сопровождении двух ожиревших, ленивых, хриплых мопсов, у которых всегда кончик языка был высунут наружу и прикушен…”

“…дружно вслед за ним лают его мопсы…”

Генерал Аносов – одинокий человек. Он был женат когда-то давно. У него нет детей: “…Сам он был когда‑то женат, но так давно, что даже позабыл об этом. Еще до войны жена сбежала от него с проезжим актером Генерал посылал ей пенсию вплоть до самой ее смерти, но в дом к себе не пустил, несмотря на сцены раскаяния и слезные письма. Детей у них не было…”

Генерал Аносов умеет играть на скрипке:

“…когда однажды я стал играть на скрипке, то девушки тотчас нарядились и пришли танцевать…”

Генерал Аносов страстно любит оперу:“…Как многие глухие, он был страстным любителем оперы…”

Генерал любит красное вино Pommard: 

“…Перед ним стояла бутылка его любимого красного вина Pommard…”Генерал Аносов участвовал в подавлении восстания в Польше в 1863-1864 гг. и других кампаниях: Генерал Аносов участвовал в русско-турецкой войне 1877-1879 гг.:
После военных походов Аносов не уходит в отставку. Он служит комендантом в г. К. (где происходит действие повести):

Это был цитатный образ и характеристика генерала Аносова в повести “Гранатовый браслет” Куприна: описание внешности и характера генерала, портрет и образ в цитатах.

Смотрите: Все материалы по повести “Гранатовый браслет”

Источник: http://www.literaturus.ru/2016/03/general-anosov-granatovyj-braslet-harakteristika.html

Роль символических образов в повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»

/ Сочинения / Куприн А.И. / Гранатовый браслет / Роль символических образов в повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»

  Скачать сочинение

    Удивительной судьбы человеком был Александр Иванович Куприн. С широкой, доброй, отзывчивой душой. Натура сильная, кипучая. Громадная жажда жизни, стремление все знать, все уметь, все испытать самому. Огромная любовь к России, которую он пронес через всю свою жизнь, делает ему честь и как человеку и как писателю.

Многое познал он в жизни и поставил жизненный опыт на службу своему творчеству.     Талантливый писатель Александр Иванович Куприн — признанный мастер короткого рассказа, автор замечательных повестей. В них яркая, красочная картина русской жизни конца XIX и начала XX века.

    “Человек пришел в мир для безмерной свободы творчества и счастья” — эти слова из купринского очерка можно было бы взять эпиграфом ко всему его творчеству. Великий жизнелюб, он верил, что жизнь станет лучше, и мечтал, что придет время, когда все люди будут счастливы.

Мечта о счастье, мечта о прекрасной любви — эти темы вечны в творчестве писателей, поэтов, художников, композиторов.     Не обошел их и Куприн. С присущим ему высоким художественным вкусом, прекрасным языком, тонким пониманием психологии своих героев писал он о любви.

Обратите внимание

Пожалуй, самой поэтичной повестью Куприна стал “Гранатовый браслет” — о неразделенной великой любви, любви, “которая повторяется только один раз в тысячу лет”.     В “Гранатовом браслете” Куприн создает несколько символических образов, на которых строится фундамент повествования и которые несут в себе весь идейный смысл повести.

    “В середине августа, перед рождением молодого месяца, вдруг наступили отвратительные погоды, какие так свойственны северному побережью Черного моря” — начало произведения можно назвать первым символом. Описание пасмурной, сырой погоды, а потом ее внезапное изменение имеет огромное значение.

Если под “молодым месяцем” понимать главную героиню Веру Николаевну Шеину, жену предводителя дворянства, а под погодой всю ее жизнь, то получается серая, но вполне реальная картина. “Но к началу сентября погода вдруг резко и совсем неожиданно переменилась. Сразу наступили тихие, безоблачные дни, такие ясные, солнечные и теплые, каких не было даже в июле”.

Эта перемена и есть та самая возвышенная и роковая любовь, о которой идет речь в повести.     Символичен образ княгини Веры Николаевны.

Куприн описывает ее как независимую, царственно спокойную, холодную красавицу: “Вера пошла в мать, красавицу англичанку, своей высокой гибкой фигурой, нежным, но холодным лицом, прекрасными, хотя довольно большими руками, какую можно видеть на старинных миниатюрах”. Вера Николаевна, благородная, удивительная женщина — воплощение человека, достойного настоящей, “святой” любви.

    Немалое значение отводит Куприн “тучному, высокому, серебряному старцу” — генералу Аносову. Именно ему предписано заставить Веру Николаевну более серьезно отнестись к любви таинственного Г. С. Ж. Своими размышлениями о любви генерал способствует тому, чтобы его внучка могла посмотреть на свою собственную жизнь с Василием Львовичем с разных сторон.

Ему принадлежат пророческие слова: “… может быть, твой жизненный путь, Верочка, пересекла именно такая любовь, о которой грезят женщины и на которую больше неспособны мужчины”. Генерал Аносов символизирует мудрое старшее поколение.

Автор доверил ему сделать очень важный вывод, имеющий в повести огромное значение: в природе истинная, святая любовь крайне редка и доступна только немногим и только достойным ее людям. За всю жизнь Аносов не встретил ни одного подобного примера, но он продолжает верить в возвышенную любовь и передает свою уверенность Вере Николаевне.

    Причиной развязки истории, длившейся более восьми лет, стал подарок Вере Николаевне ко дню ангела. Подарком выступил новый символ той самой любви, в которую верил генерал Аносов и о которой мечтает каждая женщина, — гранатовый браслет.

Важно

Он ценен Желткову тем, что его носила его “покойная матушка”, кроме того, старинный браслет имеет свою историю: по семейному преданию, он имеет свойство сообщать дар предвидения носящим его женщинам и охраняет от насильственной смерти… И Вера Николаевна в самом деле неожиданно предсказывает: “Я знаю, что этот человек убьет себя”. Куприн сравнивает пять гранатов браслета с “пятью алыми, кровавыми огнями”, а княгиня, засмотревшись на подарок Желткова, с тревогой восклицает: “Точно кровь!”. Любовь, которую символизирует браслет, не подчиняется законам и правилам. Она может идти наперекор всем устоям общества: Желтков — только мелкий бедный чиновник, а Вера Николаевна — княгиня. Но это обстоятельство не смущает его, он по-прежнему любит ее, отдавая себе отчет только в том, что ничто, даже смерть, не заставит утихнуть его прекрасное чувство: “… Ваш до смерти и после смерти покорный слуга”. К сожалению, значение браслета Вера Николаевна поняла слишком поздно. Ее одолевает беспокойство: “И все ее мысли были прикованы к тому неведомому человеку, которого она никогда не видела и вряд ли увидит, к этому смешному “Пе Пе Же”.

    Княгиня вновь и вновь вспоминает слова генерала Аносова и мучается тяжелейшим для нее вопросом: что это было — любовь или сумасшествие? Последнее письмо Желткова ставит все на свои места. Он любит. Любит безнадежно, страстно и идет в своем чувстве до конца.

Читайте также:  Образ и характеристика кота бегемота в романе мастер и маргарита булгакова сочинение

Он принимает свою любовь как божий дар, как великое счастье: “Я не виноват, Вера Николаевна, что богу было угодно послать мне, как громадное счастье, любовь к Вам”.

И не проклинает судьбу, а уходит из жизни, уходит с великой любовью в сердце, унося с собой и говоря любимой: “Да святится имя Твое!” И остается людям только символ этой красивой любви прекрасного человека — гранатовый браслет.

19568 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Куприн А.И. / Гранатовый браслет / Роль символических образов в повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00047301184864044519

Роль символических образов в рассказе А.И. Куприна “Гранатовый браслет”

Роль символических образов в рассказе А.И. Куприна “Гранатовый браслет”

Удивительной судьбы человек был Александр Иванович Куприн. Человек широкой, доброй, отзывчивой души. Натура сильная, кипучая. Громадная жажда жизни, стремление все знать, все уметь, все испытать самому.

Огромная любовь к России, которую он пронес через всю свою жизнь, делает ему честь и как человеку, и как писателю. Многое познал он в жизни и сумел свой жизненный опыт заставить служить своему творчеству.

Талантливый был писатель Александр Иванович Куприн. Признанный мастер короткого рассказа, автор замечательных повестей. В них широкая, многообразная картина русской жизни конца прошлого века и начала нынешнего.

“Человек пришел в мир для безмерной свободы творчества и счастья”эти слова из купринского очерка можно было бы взять эпиграфом ко всему его творчеству. Великий жизнелюбец, он верил, что жизнь станет лучше, и мечтал, что придет время, когда все люди будут счастливы. Мечта о счастье, мечта о прекрасной любви эти темы вечны в творчестве писателей, поэтов, художников, композиторов.

Не обошел эти темы и Куприн. С присущим ему высоким художественным вкусом, прекрасным языком, тонким пониманием психологии своих героев он пишет о любви. Пожалуй, самой поэтичной вещью Куприна стал “Гранатовый браслет” прекрасный рассказ о неразделенной великой любви, любви, “которая повторяется только один раз в тысячу лет”.

В рассказе “Гранатовый браслет” Куприн создает несколько символических образов, на которых строится фундамент повествования и которые несут в себе весь идейный смысл рассказа.

“В середине августа, перед рождением молодого месяца, вдруг наступили отвратительные погоды, какие так свойственны северному побережью Черному моря” начала рассказа можно назвать первым символом. Описание пасмурной, сырой, в целом очень плохой погоды, а потом ее внезапное изменение в лучшую сторону, имеет огромное значение.

Если под “молодым месяцем” понимать главную героиню рассказа Веру Николаевну Шеину, жену предводителя дворянства, а под погодой всю ее жизнь, то получается серая, но вполне реальная картина. “Но к началу сентября погода вдруг резко и совсем неожиданно переменилась. Сразу наступили тихие, безоблачные дни, такие ясные, солнечные и теплые, каких не было даже в июле.

” Где эта перемена и есть та самая возвышенная и роковая любовь, о которой идет речь в рассказе.

Следующим символом следует назвать княгиню Веру Николаевну. Куприн описывает ее как независимую, царственно спокойную, холодную красавицу: “…

Вера пошла в мать, красавицу англичанку, своей высокой гибкой фигурой, нежным, но холодным лицом, прекрасными, хотя довольно большими руками, какую можно видеть на старинных миниатюрах.

” Вера Николаевна, благородная, удивительная женщина, символизирует человека, достойного настоящей, “святой” любви.

Немалое значение отводит Куприн “тучному, высокому, серебряному старцу” генералу Аносову. Именно ему представлена задача заставить Веру Николаевну отнестись к любви таинственного Г.С.Ж. более серьезно. Своими размышлениями о любви генерал способствует тому, чтобы его внучка могла с разных сторон посмотреть на свою собственную жизнь с Василием Львовичем.

Ему принадлежат пророческие слова: “…может быть, твой жизненный путь, Верочка, пересекла именно такая любовь, о которой грезят женщины и на которую больше неспособны мужчины.” Генерал Аносов символизирует мудрое старшее поколение.

Совет

Автором ему доверено сделать очень важный, имеющий огромное значение в этом рассказе вывод: в природе истинная, святая любовь крайне редка и доступна только немногим и только достойным ее людям.

За всю жизнь Аносов не встретил ни одного подобного примера, но он продолжает верить в возвышенную любовь и передает свою уверенность Вере Николаевне.

Причиной скорой развязки истории, длившейся более восьми лет, стал подарок на день рождения Вере Николаевне. В роли этого подарка выступил новый символ той самой любви, в которую верил генерал Аносов, и о которой мечтает каждая женщина, гранатовый браслет.

Он ценен Желткову тем, что его носила его “покойная матушка”, кроме того, старинный браслет имеет свою историю: по семейному преданию он имеет свойство сообщать дар предвидения носящим его женщинам и охраняет от насильственной смерти… И Вера Николаевна в самом деле неожиданно предсказывает: “Я знаю, что этот человек убъет себя.

” Куприн сравнивает пять гранатов браслета с “пятью алыми, кровавыми огнями”, а княгиня, засмотревшись на браслет, с тревогой восклицает: “Точно кровь!” Любовь, которую символизирует браслет, не подчиняется никаким законам и правилам. Она может идти наперекор всем устоям общества: Желтков только мелкий бедный чиновник, а Вера Николаевна княгиня.

Но это обстоятельство не смущает его, он по-прежнему любит ее, отдавая себе отчет только в том, что ничто, даже смерть, не заставит утихнуть его прекрасное чувство: “…Ваш до смерти и после смерти покорный слуга.” К сожалению, значение браслета Вера Николаевна поняла слишком поздно. Ее одолевает беспокойство.

“И все ее мысли были прикованы к тому неведомому человеку, которого она никогда не видела и вряд ли увидит, к этому смешному “Пе Пе Же”.

Княгиня вновь и вновь вспоминает слова генерала Аносова и мучается тяжелейшим для нее вопросом: что это было: любовь или сумашествие? Последнее письмо Желткова ставит все на свои места. Он любит. Любит безнадежно, страстно и идет в своей любви до конца.

Он принимает свое чувство как божий дар, как великое счастье: “Я не виноват, Вера Николаевна, что богу было угодно послать мне, как громадное счастье, любовь к Вам.

” И не проклинает судьбу, а уходит он из жизни, уходит с великой любовью в сердце, унося ее с собой и говоря любимой: “Да святится имя Твое!” И остается людям только символ этой прекрасной любви красивого человека гранатовый браслет…

Источник: http://MirZnanii.com/a/353765/rol-simvolicheskikh-obrazov-v-rasskaze-ai-kuprina-granatovyy-braslet

Анализ повести “Гранатовый браслет” Куприна А.И

Рассказ был опубликован в 1911 г. в альманахе “Земля” и вызвал заинтересованные отклики критиков (М. Горький, А. Горнфельд и др.). Сам Куприн назвал это произведение своей “самой целомудренной вещью” о любви.В экспозиции рассказа запечатлелась объемная перспектива природной жизни.

Картины причерноморского ландшафта предстают здесь в разноплановых психологических оттенках, сопряженных как с тревожным ощущением властной, иррациональной морской стихии (“отвратительные погоды”, “свирепый ураган”, “густой туман”, “огромная сирена на маяке ревела днем и ночью”), так и с зарисовками умиротворенной поры предосенних “тихих безоблачных дней”.

Эти контрасты природного мира предугадывают дальнейшие художественные прозрения стихий человеческой души, сокрытых за будничным течением жизни, а также становятся первоначальным фоном образа центральной героини — “княгини Веры Николаевны Шейной, жены предводителя дворянства”.

На пропущенную через грустно-элегический настрой повествователя картину мира (“еще печальнее было видеть оставленные дачи… жалкий скарб” перебиравшихся в город курортников) в экспозиции накладывается сквозной, идущий уже от мирочувст-вия Веры мотив увядания, “осени” жизни.

Обратите внимание

В призме ее восприятия здесь передаются “осенний, травянистый, грустный запах”, “высокомерная красота” садовых цветов, среди которых были “бутоны и розы, но уже измельчавшие, редкие, точно выродившиеся”.

Ho как бы в предвосхищение последующих взволнованных переживаний героини противовесом всеобщему увяданию здесь становится скрытое напоминание о грядущем цветении бытия: цветы осыпали “семена будущей жизни”.

Эти детали психологического пейзажа открывают путь к постижению душевного мира героини, где за увядшими супружескими чувствами, за всепоглощающей повседневной суетой (в день именин Веры муж уехал “по спешным делам в город”), за обытовлением жизни, знаком которого становятся подаренные мужем невыразительные серьги — “грушевидные жемчужины”, — проступает иное, одухотворенное начало внутреннего бытия Веры, овеянное “отдаленными воспоминаниями детства”, а также связанным с днем именин ожиданием “чего-то счастливо-чудесного”.Постижение тайны женской души, столь характерное для литературы Серебряного века, осуществляется у Куприна путем контрастно-сопоставительного изображения психологических портретов двух героинь — сестер Веры и Анны. “Аристократическая красота”, царственное спокойствие “холодного и гордого лица” Веры оттеняются при запечатлении загадочных наследственных сил, “монгольской крови” отца, предопределивших облик Анны. Ее погруженность в поток светской суеты парадоксально сочетается с “непонятной прелестью”, “грациозной некрасивостью”, “глубокой женственностью всех черт”, с ее “веселой безалаберностью”, “милыми противоречиями”, которые исподволь напоминают о гораздо более явной по сравнению с Верой семейной драме.

С появлением Анны в рассказе получают развитие образы таинственных стихий природного бытия. Глубоко символичен эпизод, когда Анна эмоционально реагирует на приближение к обрыву: эта власть стихии над человеческой душой, которая в начале рассказа проявилась в упоминании о гибели рыбаков в море, затем обнаружится во внезапных поворотах судьбы Веры, в истории любви и гибели Желткова, в завораживающем душу героини звучании музыки Бетховена…

Через утонченное эстетическое чувство Анны, распознающей розовые оттенки лунного света, запах резеды, присущий морской воде, в рассказе утверждается величие художественного восприятия бытия, которое со всей силой выразится в финальной части произведения.

По контрасту с поэзией природы, ее великими, щедрыми дарами (“черные обильные гроздья… тяжело свисали между темной, кое-где озолоченной солнцем зеленью”) в рассказе выведены ироничные зарисовки гостей на именинах Веры, воплощающих собой накипь светской праздности карточных игр, салонного пения, кокетства.

На фоне этой мозаики публичной жизни рельефно выделяется фигура генерала Аносова, воплощающего излюбленный у Куприна тип бывалого человека, чьи внутренние красота и достоинство прорастают из величавой простоты и мужественного взгляда на житейские невзгоды: “Te чисто русские, мужицкие черты, которые в соединении дают возвышенный образ”. В изображении этого социально-психологического характера простого русского солдата, с его “бесхитростной, наивной верой”, “ясным, добро-душно-веселым взглядом на жизнь”, значительную роль играют портретные детали (“величественная голова”, лицо, “какое свойственно мужественным и простым людям”), подробности его речевого поведения (“ласковый хриповатый… решительный бас”, “эпически спокойные, простосердечные рассказы”). Предыстория этого героя воссоздает значительный исторический пласт, связанный и с появлением фигур Радецкого, Скобелева, и с упоминанием о польском мятеже, о переправе через Дунай, об атаке Плевны, переходе через Балканы… В то же время здесь раскрылись благородство, широта народного характера, проявившиеся и в отказе Аносова расстреливать пленных во время польского мятежа, и в его душевной заботе о младших офицерах, в способности совершать подвиги “без тени вызова и рисовки”.

Особый аристократизм, “скрытая нежность” души Аносова выразились в истории его трогательной дружбы с князем Мирзой-Булат-Тугановским, в сокровенной “потребности сердечной любви”, которую он после смерти князя перенес на его дочерей.

Внутренняя, до конца не высказанная боль Аносова, сопряженная с неудачной женитьбой, где любовь оказалась подмененной дешевой сентиментальностью и растворилась в потоке повседневности, а также с последующей семейной драмой (“Жена сбежала от него с проезжим актером, пленясь его бархатной курткой и кружевными манжетами”), приводит его к пронзительным раздумьям об об-мельчании любовного чувства в современном мире. Этот мотив приоткрывает новое, бытийное измерение в центральной сюжетной линии рассказа и оказывается созвучным авторской героикоромантической концепции любви.

Завязкой стержневой в произведении любовной интриги становится эпизод получения Верой письма и браслета от Желткова.

Символическая емкость купринской предметной детализации проявилась в описании подарка Желткова. Обращает на себя внимание разительное несоответствие “низкопробного”, “очень толстого браслета” и украшающих его камней.

Этот контраст “оболочки” и внутреннего содержания проецируется на последующее изображение бедного, социально униженного “маленького” человека, таящего, однако, в себе незаурядное чувство прекрасного. При характеристике камней особенно выделяется помещенный посередине редчайший в своем роде зеленый гранат, окрашенный в цвет жизни и причастный чудесному измерению бытия.

Важно

Окружающие его пять гранатов-кабашонов — “пять алых кровавых огней” также наделены таинственной силой (“густо-красные живые огни”), но в тревожных предчувствиях Веры они ассоциируются с кровью, смертью, с роковыми поворотами жизненного пути.

Читайте также:  Сочинение по картине васнецова иван царевич на сером волке 4 класс описание

В этой символической зарисовке сведены воедины полюса человеческой судьбы, дается ключ к восприятию драмы Желткова — его любви, воплощающей высший расцвет жизни души и в то же время неизбежно обрекающей на гибель.Личность Желткова приоткрывается и через его любовное письмо.

В характеристике “великолепно-каллиграфического почерка”, которым оно написано, просматривается ассоциация с гоголевским изображением “маленького” человека в “Шинели”. В содержании и стиле письма, как и при описании браслета, на первый план выдвигается контраст в качестве главного принципа авторского видения внутренней жизни персонажа.

Сквозь униженную робость признаний Желткова в “благоговении, вечном преклонении и рабской преданности”, в словах о “верноподданическом подношении” неожиданно обнаруживается достигнутая в любовном переживании высота духа, избавляющая личность от эгоистических проявлений. В финальной же фразе (“Ваш до смерти и после смерти покорный слуга…

”) традиционная формула вежливости, видоизменяясь, наполняется бытийным смыслом и становится невольным пророчеством о трагедийной перспективе выражаемого чувства.

Особый ритм купринского повествования в центральной части рассказа обусловлен парадоксальным наложением далеких, внутренне полемичных образных рядов.

Так, на сокровенные признания Желткова, на изображение его таинственного дара накладывается калейдоскоп обезличенных светских разговоров — рассказы Анны о благотворительных мероприятиях, насмешливо трактуемые князем Василием Львовичем истории любви.

Кульминацией этих светских бесед выступает направленное на профанацию подлинного чувства повествование князя о “княгине Вере и влюбленном телеграфисте”, где происходит намеренная путаница инициалов Желткова и в сниженно-пародийном виде предвещается трагедия героя, якобы завещавшего “передать Вере две телеграфные пуговицы и флакон от духов, наполненный его слезами”. Далее подобное композиционное столкновение интимного, индивидуального и усредненно-публичного наблюдается в резкой смене этих “забавных” светских историй раздумьями Аносова, наполненными глубокими и мудрыми обобщениями о загадках человеческой судьбы.

Композиционное мастерство Куприна проявилось в том, что возникающие в процессе развертывания воспоминаний генерала “вставные” новеллы предваряют драматичную динамику судеб Желткова и Веры в финальной части рассказа, формируют необходимый контекст художественного осмысления любви “маленького” человека.

Уже на стилевом уровне обезличенной болтовне гостей противопоставляется “уютная прелесть”, “несколько книжный характер” причастного к миру высокой культуры “неторопливого и наивного повествования” Аносова.

Различные, подчас парадоксальные лики любви прорисовываются в романтической истории чувства Аносова к болгарке; в рассказе о жене полкового командира и прапорщике, который ради возлюбленной бросился под поезд, искалечил себя и впоследствии “пропал… стал попрошайкой…

Совет

замерз где-то на пристани в Петербурге”; в истории, когда капитан — “храбрый солдат” — по одному лишь слову неверной жены берег своего соперника-поручика на поле боя.

Любовное чувство, сопряженное в этих историях как с окрыленностью души, так и с роковым самоиспепелением, увидено здесь во множестве психологических оттенков, иррациональных проявлений и выводит рассказчика и автора к масштабным философским и социопсихологическим обобщениям.

Размышления о глубинах женской души, о доминировании “материнского” начала в интимном переживании побуждают Аносова с тревогой отмечать пренебрежение к этой тайне в современном мире: “Целыми поколениями не умели преклоняться и благоговеть перед любовью”.

Особой психологической достоверности автор достигает, выражая трагедийно-романтическую концепцию любовного чувства, имеющего бытийные, внесоциальные приоритеты, речами старого боевого генерала, далекого от поверхностной юношеской восторженности: “Любовь должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире! Никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы не должны ее касаться”.

Затронутая Аносовым проблема семейных отношений, вопрос о степени духовной оправданности брачного союза, подчас не сохраняющего в себе истинного чувства, вписываются в контекст тех общественно-литературных дискуссий о семье и браке, которые активно велись на рубеже XIX—XX вв. Данные споры находили свое отражение в трудах мыслителей этого времени (В. Соловьев, В. Розанов, Н. Бердяев, П.

Флоренский, И. Ильин и др.), семейные отношения получили глубокое осмысление и в литературе — в произведениях М. Горького (“Мещане”, “Детство”, “Дело Артамоновых”), С. Найденова (“Дети Ванюшина”), Е. Чирикова (“Иван Мироныч”) и др.

Созвучный проблематике купринского произведения художественный интерес к материнской ипостаси женской души особенно ярко проявился в ряде рассказов Горького 1910-х гг. из цикла “По Руси” (“Рождение человека”, “Женщина”, “Едут”, “Страсти-мордасти”).

В предварение дальнейшей сюжетной динамики рассказа Аносов делится своими соображениями и об истории Веры, воздерживаясь от однозначной оценки Желткова и допуская здесь как “ненормальность”, так и уникальное проявление “такой любви, о которой грезят женщины и на которую больше не способны мужчины”.

Обратите внимание

Сюжетным центром рассказа Куприна становится изображение судьбы “маленького” человека, история его любви. Как и в случае с “Шинелью” Гоголя, сюжет которой начинался, согласно воспоминаниям литератора П. Анненкова, с канцелярского анекдота, событийной основой повествования о Желткове также послужил анекдотический случай еще 1900-х гг. из семейной жизни знакомых Куприна — супругов Д.Н. и Л.И.

Любимовых, когда Л.И. Любимова стала предметом страстной любви телеграфного чиновника П.П. Жолтикова. При изображении Желткова, не названного по имени чиновника, который “где-то служит”, снимает комнату в доме, где “заплеванная лестница пахла мышами, кошками, керосином и стиркой”, возникают ассоциации не только с Гоголем, но и с пушкинским Евгением из “Медного всадника”.

При создании этого психологического портрета Куприн от бытового плана настойчиво устремляется к бытийному измерению личности героя.Первоначальным фоном образа Желткова становится сгущенный быт (“комната была низка… похожа на кают-компанию грузового парохода”), затушевывающий проявления его индивидуальности: “Лица хозяина сначала не было видно”.

Ho постепенно сквозь подробности неловкого, внешне заискивающего поведения Желткова в штрихах к его динамичному портрету проступают признаки душевной утонченности и артистизма: это и общий облик героя (“высок ростом, худощав, с длинными пушистыми, мягкими волосами”), и “нежное девичье лицо”, и глубина глаз, и “упрямый детский подбородок с ямочкой посредине”.

Подобное преодоление внешней униженности силой внутренней значительности будет запечатлено и в посмертном портрете Желткова, где лицо прошедшего через великую любовь и испытания “маленького” человека, который даже теперь не избежал некоторой ущемленности (“подсунули маленькую подушку”), сопоставляется, однако, с “масками великих страдальцев — Пушкина и Наполеона”.

Примечательна и речь персонажа: покорное следование сословной субординации (“ваше сиятельство”, “трудно выговорить такую фразу”) уступает место тому величавому достоинству личности, которое проявится в его последней любовной исповеди.Судьба и гибель Желткова постигаются во взаимоотражении различных, подчас внутренне полемичных ракурсов художественного изображения.

Это и “опережающие” характеристики генерала Аносова; и столкновение “прокурорского” взгляда Николая Николаевича, усматривающего в чувствах Желткова лишь “декадентство”, с вдумчивой оценкой со стороны князя Василия Львовича (“присутствую при какой-то громадной трагедии души”).

Это и официальное газетное сообщение о самоубийстве растратившего казенные средства чиновника; и исповедальное письмо самого героя, где узость его кругозора (“меня не интересует в жизни ничего”) искупается силой любви, причастной молитвенным, религиозным устремлениям души (“Да святится имя Твое”); и сочувственное отношение квартирной хозяйки, сохранившей в памяти психологические подробности состояния героя в последние часы его земной жизни (“вернулся такой веселый” после разговора с Верой).Ho итоговый и самый глубокий ракурс художественного постижения судьбы героя возникает в финальной главке, где мощным противовесом обыденному восприятию “мертвеца со смешной фамилией Желтков” становится обозначенный еще в эпиграфе развернутый музыкальный образ из Второй сонаты Бетховена. Устремление к синтезу, взаимопроникновению словесного искусства с искусством музыкальным было заветным в художественном сознании Серебряного века и в разных формах проявилось в творчестве К. Бальмонта, А. Белого, А. Блока, С. Есенина, И. Бунина, М. Цветаевой и др.

Воплощенная в возвышенном художественном слове бетховенская мелодия, сквозным мотивом которой становится молитвенное преклонение перед любимым существом (“Да святится имя Твое”), вбирает в себя исповедь героя, которая доносится уже из иного мира: “я предвижу”, “вспоминаю”, “молюсь”, “расскажу в нежных звуках свою жизнь”… Через музыкальные образы в финальной части рассказа высвечиваются грани разнонаправленных, эмоционально несхожих переживаний как Желткова, так и внимающей этим звукам Веры: радостные, молитвенные состояния души, “сладкая грусть” предвидения неизбежных страданий и смерти, ощущение неизбывной связи человеческого и природного бытия. Именно в сфере великого искусства здесь происходят сокровенная встреча и примирение “не встретившихся” в земной жизни человеческих душ, благодаря чему художественное время и пространство в заключительных картинах рассказа размыкаются в бесконечность, в область вечной красоты.

Таким образом, в рассказе “Гранатовый браслет” через существенное переосмысление классической для русской литературы темы “маленького” человека выразилась целостная авторская концепция любви.

Самобытность образных, композиционных решений в произведении Куприна соотносится с характерными для прозы начала XX в.

поисками новых выразительных возможностей слова, с творческими экспериментами в плане художественного психологизма, лейтмотивной организации повествования, усложнения структурных принципов изображения мира и человеческой души.

Источник: http://lit-helper.com/p_analiz_povesti_granatovii_braslet_kuprina_a_i_2

Тема любви в повести Куприна «Гранатовый браслет» | Инфошкола

4 Март 2018       админ      Главная страница » Характеристика героев      Просмотров:   1056

Тема любви – одна из самых главных в мировой и русской литературе с момента ее возникновения.

Это чувство имеет самые разные определения, но, пожалуй, самым всеобъемлющим является определение евангельское: “Тайна сия велика есть”.

К пониманию великой тайны Куприн и ведет читателя всей системой образов новеллы “Гранатовый браслет”.

Важно

Тайну Божьего дара любви, чистую и единственную, высокую до самопожертвования, созидающую высокую атмосферу нравственности, автор воплотил в образе “маленького человека” Желткова.

Новелла открывается описанием наступающей осени по принципу контраста. В половине августа погода “отвратительная”. Ей сопутствуют “густой туман, мелкий, как водяная пыль, дождик, превращающий глинистые дороги и тропинки в сплошную густую грязь”, свирепый ураган, “сирена на маяке ревела, точно бешеный бык”…Деревья раскачивались…, “точно волны в бурю”.

К началу сентября погода резко меняется. “Тихие безоблачные дни, такие ясные, солнечные и теплые, каких не было даже в июле. На обсохших сжатых полях, на колючей желтой щетине заблестела слюдяным блеском осенняя паутина. Успокоившиеся деревья бесшумно и покорно роняли желтые листья”.

Этот контрастный пейзаж, удручающий и радостный, как бы предваряет естественную перемену в жизни княгини Веры Николаевны Шеиной и чиновника контрольной палаты Желткова, где гармонично сольются воедино Божественная чистота и трагедия, прозрение и вера в любовь вечную, неземную. Душевное состояние Веры Николаевны автор дает через призму отношения к природной красоте, растворенной в необъятном мире бытия.

“Она очень радовалась наступившим прелестным дням, тишине, уединению, чистому воздуху, щебетанию на телеграфных проволоках ласточек…”.

От природы чуткая, она уже “давно” утратила чувство любви к мужу. Они дружили и заботились друг о друге.

Вера интуитивно ищет ответ на вопрос, есть ли любовь и как она проявляется.

Жажду любви и наивность замужних сестер автор объясняет сложившимся стереотипом во многих поколениях, где любовь подменяется привычкой, удобствами. Автор и поведет свою героиню вместе с читателем к истинной любви, на престол, на алтарь которой возложена жизнь.

На протяжении всего повествования Желтков – тайный влюбленный Веры Николаевны

Шеиной, редко напоминающий о себе письмами. Для родных Веры он представляется смешным, незначительным.

Василий Львович, муж Веры, неглупый, милосердный, много места отводит Желткову в домашнем юмористическом журнале, изображает его карикатурный воображаемый портрет.

Совет

То Желтков трубочист, то монах, то деревенская баба, то он присылает Вере флакон от духов, наполненный слезами. В такой сниженной манере Шеин изображал ущербность “маленького человека”, дерзнувшего полюбить женщину не своего круга.

Вероятно, князь Шеин в минуту встречи с Желтковым понял свое паясничанье, поскольку даже Николай Николаевич Тугановский мгновенно увидел благородство Желткова. Он всматривается в необычный облик мужчины, видит в нем внутреннюю работу души: “худые, нервные пальцы, бледный, нежное лицо, детский подбородок”.

Это внешние черты человека, утонченно воспринимающего мир, дополняются штрихами его психологических переживаний перед Василием Львовичем и Николаем Николаевичем. Желтков растерялся, губы помертвели, вскочил, дрожащие руки забегали и т.д.

Все это и характеризует человека одинокого, не привыкшего к такому общению.

В новелле слово “обрыв” имеет прямое значение и обретает смысл образа – символа. Вера живет на обрыве, перед которым бушует море. Она боится смотреть с обрыва. Желтков постоянно мысленно там, на обрыве.

Речь его перед гостями, пришедшими лишить его того, чем он живет, была прыжком в бездну с обрыва. С детской прямотой он скажет то, чем наполнена душа: “Посылка браслета была еще большей глупостью. Но…я не в силах ее разлюбить никогда… Заключить меня в тюрьму? Но я и там найду способ дать ей знать о моем существовании. Остается только одно – смерть…”

Желтков бросается с “обрыва” в небытие, когда слышит по телефону Веру: “ Ах, если бы Вы знали, как мне надоела эта история”.

Читайте также:  Сочинение на тему смысл моей жизни

Облик Желткова, речь, поведение всколыхнули Шеина. Он вдруг увидел перед собой живого человека “с невыплаканными слезами”, с “громадной трагедией души”. Шеин понял, что это не сумасшедший, а любящий человек, для которого не существовала жизнь без Веры.

Вера слышит от квартирной хозяйки полные материнской любви и скорби слова: “Если бы вы знали, пани, что за чудный человек был”. От нее Вера узнает, что гранатовый браслет он просил повесить на икону Божьей Матери.

И холодная Вера берет из рук квартирной хозяйки написанное для нее последнее письмо Желткова с нежностью, читает строчки, адресованные ей, единственной: “Я не виноват, Вера Николаевна, что Богу было угодно послать мне, как громадное счастье, любовь к Вам.

Если Вы обо мне вспомните, то сыграйте или попросите сыграть сонату D-dur № 2. ор.2 ”.

Обратите внимание

Итак, любовь Желткова, вечная и единственная, бескорыстная и самоотверженная, дар Творца, за которую он с радость идет на смерть. Любовь Желткова исцеляет Веру и двух мужчин от гордыни, душевной сухости, рождает в душах этих людей милосердие.

В семье у Веры любви между супругами не было, хотя они чувствовали себя удобно и уверенно. На любовь и не было спроса, о чем свидетельствует разговор Веры с Яковом Михайловичем Аносовым.

— Люди в наше время разучились любить. Не вижу настоящей любви. Да и в мое время не видел.

— Ну как же так, дедушка? Зачем клеветать? Вы ведь сами были женаты. Значит все-таки любили?

— Ровно ничего не значит, дорогая Верочка.

— Возьмите хоть нас с Васей. Разве можно назвать наш брак несчастливым? Аносов долго молчал. Потом протянул неохотно:

— Ну, хорошо… скажем – исключение…

Умный Аносов, любящий и Веру, и Анну, весьма сомнительно соглашается с Верочкиным понятием о счастье. Сестра Анна и вовсе мужа терпеть не могла, хотя родила двух детей.

Автор ведет читателя к пониманию того, что на любовь нет спроса, а есть спрос на удобства, что и утверждается устами доброго Аносова.

Он один среди героев повествования чувствует запах роз в этот осенний вечер: “ Как розы пахнут… Отсюда слышу”. Ему Вера вдела в петлицу генеральского пальто две розы. Первая любовь генерала Аносова связана с девушкой, перебиравшей сухие лепестки роз.

Тонкий запах роз напомнил ему случай из жизни – смешной и грустный. Это вставной рассказ в новелле “Гранатовый браслет” , с началом и концом.

“Вот иду по улице в Бухаресте. Вдруг на меня повеял сильный розовый запах… Между двух солдат стоит прекрасный хрустальный флакон с розовым маслом. Они смазали им сапоги и также оружейные замки.

— Что это у вас такое?

— Какое-то масло, Ваше высокоблагородие, клали в кашу, да не годится, так и рот дерет, а пахнет хорошо”.

Следовательно, тонкий аромат солдатам не нужен, кругозор не тот, необходимости в красоте нет. Путь к вершине духа, красоте, вершине благородства труден и длинен.

Образ розы, символ любви и трагедии, пронизывает ткань новеллы от начала до конца. Они и в виде сухих лепестков, и в виде уже изготовленного масла, несомненно, являются параллелью ко всем тем историям любви, которые рассказывает дедушка, тем, которые наблюдает сам читатель в среде действующих персонажей.

Важно

Образ розы живой, красной, как кровь, возникает как невозможное явление осенью в руках у Веры Николаевны. Она ее положила к голове умершего в знак признания его неземной любви. Такой же цвет и в гранатовом браслете, только это другой символ, символ трагедии, “точно кровь”.

Понявши силу любви Желткова, Вера прикована к музыке Бетховена. И шептали ей волшебные звуки слова восторженной любви: “Да светится имя твое”. Осознанная вина растворяется в ее обильных слезах. Душу наполняют звуки равносильные словам:

Таким образом, все художественные средства: живая речь, вставные повествования, психологические портреты, звуки и запахи, детали, символы — делают авторское повествование яркой картиной, где любовь является главным мотивом.

Куприн убеждает, что любовь у каждого своя. То она подобна осенним розам, то это подобие сухих лепестков, то любовь приняла пошлые формы и снизошла до житейского удобства и маленького развлечения.

Любовь, о которой грезят женщины, Куприн сосредоточил на образе Желткова. Его любовь – Божий дар. Его любовь преобразует мир.

Куприн убеждает читателя, что “маленький человек” может обладать богатейшей душой, способной внести благодатную лепту в совершенствование человеческой нравственности. Как важно понять это до наступления трагедии.

Источник: https://info-shkola.ru/tema-lyubvi-v-povesti-kuprina-granatovyj-braslet/

Гранатовый браслет: главные герои, проблематика, анализ

Содержание статьи

Вступление
“Гранатовый браслет” – одна из самых известных повестей русского прозаика Александра Ивановича Куприна.

Она вышла в свет в 1910 году, но для отечественного читателя по-прежнему остается символом бескорыстной искренней любви, такой, о которой грезят девушки, и той, что мы так часто упускаем. Ранее мы публиковали краткое содержание этого чудесного произведения.

В этой же публикации мы расскажем вам о главных героях, сделаем анализ произведения и поговорим о его проблематике.

События повести начинают разворачиваться в день рождения княгини Веры Николаевны Шеиной. Празднуют на даче в кругу самых близких людей. В разгар веселья виновница торжества получает подарок – гранатовый браслет.

Отправитель решил остаться неузнанным и подписал короткую записку лишь инициалами ГСЖ. Однако все сразу догадываются, что это давний поклонник Веры, некий мелкий чиновник, который вот уже много лет заваливает ее любовными письмами.

Совет

Муж и брат княгини быстро вычисляют личность докучливого ухажера и на следующий день отправляются к нему домой.

В убогой квартирке их встречает робкий чиновник по фамилии Желтков, он безропотно соглашается забрать подарок и обещает больше никогда не появляться на глаза почтенного семейства при условии, что сделает последний прощальный звонок Вере и удостоверится, что она не хочет с ним знаться. Вера Николаевна, конечно же, просит Желткова оставить ее. На следующее утро в газетах напишут, что некий чиновник свел счеты с жизнью. В прощальной записке он написал, что растратил казенное имущество.

Главные герои: характеристика ключевых образов

Куприн – мастер портрета, причем, через внешность он прорисовывает характер персонажей. Каждому герою автор уделяет много внимания, отведя добрую половину повести для портретных характеристик и воспоминаний, что также раскрывают действующие лица. Главными героями повести являются:

  • Вера Николаевна Шеина – княгиня, центральный женский образ;
  • Василий Львович Шеин – муж ее, князь, губернский предводитель дворянства;
  • Георгий Степанович Желтков – мелкий чиновник контрольной палаты, страстно влюблен в Веру Николаевну;
  • Анна Николаевна Фриессе – младшая сестра Веры;
  • Николай Николаевич Мирза-Булат-Тугановский – брат Веры и Анны;
  • Яков Михайлович Аносов – генерал, военный товарищ отца Веры, близкий друг семьи.

Вера Николаевна Шеина

Вера – идеальная представительница высшего света и во внешности, и в манерах, и в характере.

Княгиня Вера была замужем за Василием Николаевичем Шеиным. Их любовь уже давно перестала быть страстной и перешла в ту спокойную стадию взаимного уважения и нежной дружбы. Союз их был счастливым. Детей у пары не было, хотя Вера Николаевна страстно хотела малыша, а потому все свое нерастраченное чувство отдавала детям своей младшей сестры.

Вера была царственно спокойна, со всеми холодно любезна, но вместе с тем весьма смешлива, открыта и искрення с близкими людьми. Ей были не присущи такие женские уловки, как жеманство и кокетство. Несмотря на свой высокий статус, Вера была весьма благоразумна, и зная, как неудачно идут дела у ее мужа, старалась порой обделить себя, чтобы не поставить его в неудобное положение.

Василий Львович Шеин

Муж Веры Николаевны – талантливый, приятный, галантный, благородный человек. У него потрясающее чувство юмора, он блестящий рассказчик. Шеин ведет домашний журнал, в который заносятся невыдуманные истории с картинками о жизни семейства и его приближенных.

Василий Львович любит жену, возможно, не так страстно, как в первые годы брака, но кто знает, как долго на самом деле живет страсть? Супруг глубоко уважает ее мнение, чувства, личность.

Он сострадателен и милосерден к другим, даже тем, кто многим ниже его по статусу (об этом свидетельствует его встреча с Желтковым).

Шеин благороден и наделен мужеством признавать ошибки и собственную неправоту.

Георгий Степанович Желтков

С Чиновником Желтковым мы впервые встречаемся ближе к концу повести. До этого момента он присутствует в произведении незримо в гротескном образе недотепы, чудака, влюбленного дурачка. Когда долгожданная встреча наконец-то происходит мы видим перед собой человека кроткого и застенчивого, таких принято не замечать и называть “маленькими”:

Его речи, однако, лишены сумбурной блажи сумасшедшего. Он вполне отдает отчет своим словам и поступкам.

Несмотря на кажущуюся трусость, этот человек очень отважен, он смело говорит князю, законному супругу Веры Николаевны, что влюблен в нее и ничего не может с этим поделать.

Желтков не лебезит перед чином и положением в обществе своих гостей. Он покоряется, но не судьбе, а только лишь своей возлюбленной. А еще он умеет любить – беззаветно и искренне.

“Случилось так, что меня в жизни не интересует ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей – для меня жизнь заключается только в Вас. Я теперь чувствую, что каким-то неудобным клином врезался в Вашу жизнь. Если можете, простите меня за это”

Анализ произведения

Идею своего рассказа Куприн почерпнул из реальной жизни. В действительности история носила скорее анекдотический характер. Некий бедолага-телеграфист по фамилии Желтиков был влюблен в жену одного из российских генералов.

Однажды этот чудак так расхрабрился, что послал своей возлюбленной простенькую золотую цепочку с кулоном в виде пасхального яйца.

Умора да и только! Все смеялись над глупеньким телеграфистом, но пытливый писательский ум решил заглянуть дальше анекдота, ведь за видимым курьезом всегда может таиться настоящая драма.

Также и в “Гранатовом браслете” Шеины с гостями сперва потешаются над Желтковым. У Василия Львовича на этот счет есть даже забавная история в домашнем журнале под названием “Княгиня Вера и влюбленный телеграфист”.

Людям свойственно не задумываться над чужими чувствами.

Шеины не были плохими, черствыми, бездушными (это доказывает метаморфоза в них после знакомства с Желтковым), просто они не верили, что любовь, в которой признавался чиновник, может существовать..

В произведении множество символических элементов. К примеру, гранатовый браслет. Гранат – камень любви, гнева и крови. Если его возьмет в руку человек в лихорадке (параллель с выражением “любовная лихорадка”), то камень примет более насыщенный оттенок.

По словам самого Желткова, этот особый вид граната (зеленый гранат) наделяет женщин даром предвидения, а мужчин защищает от насильственной смерти. Желтков, расставшись с браслетом-оберегом, погибает, а Вера нежданно для себя предсказывает его кончину.

Обратите внимание

Еще один символичный камень – жемчуг – также фигурирует в произведении. Жемчужные сережки Вера получает в подарок от мужа утром в день именин. Жемчуг, несмотря на свою красоту и благородство, является предзнаменованием дурной вести.

Что-то плохое также пыталась предсказать погода.

Накануне рокового дня разразилась ужасная буря, но в день рождения все успокоилось, выглянуло солнце и стояла тихая погода, словно затишье перед оглушительным раскатом грома и еще более сильным штормом.

Источник: https://r-book.club/russian-classics/aleksandr-kuprin/granatovyj-braslet-glavnye-geroi.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector