Особенности языка комедии грибоедова горе от ума

Речевые характеристики героев комедии “Горе от ума” Грибоедова А.С

Современники Грибоедова восхищались языком комедии «Горе от ума». Еще Пушкин писал, что половина стихов пьесы войдет в пословицу. Затем Н. К. Пиксанов отмечал своеобразный речевой колорит комедии Грибоедова, «живость языка разговорного», характеристическую речь героев.

Каждый из персонажей «Горя от ума» наделен особой речью, характерной для его положения, образа жизни, особенностей внутреннего облика и темперамента.Так, Фамусов — это старый московский барин, государственный чиновник, защищающий в комедии жизненные ценности «века минувшего». Общественное положение Павла Афанасьевича стабильно, это человек неглупый, очень уверенный, уважаемый в своем кругу.

К его мнению прислушиваются, его часто приглашают «на именины» и «на погребенье». Фамусов незлобив по природе своей, он по-русски гостеприимен и хлебосолен, дорожит родственными связями, по-своему проницателен. Однако Павел Афанасьевич не чужд определенной корысти, при случае может и слукавить, он не прочь приволокнуться за горничной.

Обратите внимание

Социальному положению этого персонажа, его психологическому облику, его характеру и жизненным обстоятельствам соответствует в пьесе и его речь.Речь Фамусова, по замечанию А. С. Орлова, напоминает речь старомосковского дворянства, с ее народной, разговорной манерой, красочную, образную и меткую.

Павел Афанасьевич склонен к философствованию, дидактизму, остроумным замечаниям, к краткости формулировок и лаконичности. Речевая манера его необыкновенно подвижная, живая, эмоциональная, что указывает на интеллект героя, его темперамент, проницательность, определенный артистизм.

Фамусов реагирует на ситуацию мгновенно, он высказывает свое «сиюминутное мнение», а затем начинает рассуждать на данную тему более «абстрактно», рассматривая ситуацию в контексте своего жизненного опыта, знаний о человеческой природе, о светской жизни, в контексте «века» и времени. Мысль Фамусова склонна к синтезу, к философским обобщениям, к иронии.

По приезде Чацкий спрашивает, отчего Павел Афанасьевич невесел, — Фамусов тут же находит меткий ответ:Ах! батюшка, нашел загадку,Не весел я!.. В мои летаНе можно же пускаться мне в присядку!Застав ранним утром свою дочь с Молчалиным, Фамусов становится по-отцовски строг, благонамерен:

Друг, нельзя ли для прогулок

Подальше выбрать закоулок?

А ты, сударыня, чуть из постели прыг,

С мужчиной! с молодым! — Занятье для девицы!Павел Афанасьевич может и проанализировать ситуацию, проследив в ней причинно-следственные связи:

Всю ночь читает небылицы,

И вот плоды от этих книг!

А все Кузнецкий мост, и вечные французы,

Оттуда моды к нам, и авторы, и музы:

Губители карманов и сердец!В комедии герой выступает в самых различных ипостасях — заботливого отца, важного барина, старого волокиты и т.д. Поэтому интонации Павла Афанасьевича — самые разнообразные, он прекрасно чувствует своего собеседника (Н. К. Пиксанов). С Молчалиным и Лизой, слугами Фамусов разговаривает по-свойски, не церемонясь.

С дочерью он выдерживает строго-добродушный тон, в речи его появляются дидактические интонации, однако чувствуется и любовь.Характерно, что тот же самый дидактизм, родительские интонации появляются и в диалогах Павла Афанасьевича с Чацким.

За этими нравоучениями, как ни парадоксально, стоит особое, отеческое отношение к Чацкому, который вырос вместе с Софьей на глазах Фамусова. «Брат» и «друг» — именно так обращается Фамусов к своему бывшему воспитаннику. В начале комедии он искренне рад приезду Чацкого, пытается по-отечески наставлять его.

«Вот то-то, все вы гордецы! Спросили бы, как делали отцы?» — Фамусов воспринимает Чацкого не только как неопытного молодого человека, но и как сына, вовсе не исключая возможность его брака с Софьей.Фамусов часто употребляет и народные выражения: «зелье, баловница», «упал вдругорядь», «горе горевать», «ни дать ни взять».

Важно

Замечателен по своей образности и темпераментности монолог Павла Афанасьевича о Москве, его возмущение по поводу засилья всего иностранного в воспитании московских барышень:

Берем же побродяг, и в дом, и по билетам,

Чтоб наших дочерей всему учить, всему,

И танцам! и пенью! и нежностям! и вздохам!

Как будто в жены их готовим скоморохам.Множество высказываний Фамусова стали афоризмами: «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!», «Ученье — вот чума, ученость — вот причина», «Подписано, так с плеч долой».

К речи Фамусова близка речь старухи Хлестовой. Как отмечает Н. К. Пиксанов, Хлестова говорит «самым выдержанным, самым красочным языком». Речь ее образная, меткая, интонации — уверенные. В языке свояченицы Фамусова множество народных выражений: «час битый ехала», «дался ему трех сажен удалец», «от ужина сошли подачку».

Необычайно характерной является и речь Скалозуба — примитивная, отрывистая, грубая по смыслу и интонациям. В лексиконе его множество военных терминов: «фельдфебель», «дивизии», «бригадный генерал», «шеренга», «дистанции», «корпус» — которые зачастую употребляются не к месту.

Так, разделяя восхищение Фамусова Москвой, он говорит: «Дистанции огромного размера». Услышав о падении Молчалина с лошади, он заявляет:Поводья затянул. Ну, жалкий же ездок.Взглянуть, как треснулся он — грудью или в бок?

Иногда Скалозуб не понимает, о чем говорит собеседник, по-своему истолковывая услышанное.

Исчерпывающую характеристику речи героя дает Софья: «Он слова умного не выговорил сроду».

Как отмечает А. И. Ревякин, Скалозуб косноязычен. Он плохо знает русский язык, путает слова, не соблюдает нормы грамматики. Так, Фамусову он говорит: «Мне совестно, как честный офицер». Речь Скалозуба, таким образом, подчеркивает умственную ограниченность героя, его грубость и невежество, узость кругозора.Речь Молчалина также соответствует его внутреннему облику.

Основные черты этого персонажа — лесть, подхалимство, покорность. Для речи Молчалина характерны самоуничижительные интонации, слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами, подобострастный тон, преувеличенная любезность: «два-с», «по-прежнему-с», «простите, ради Бога», «личико», «ангельчик».

Совет

Молчалин в основном немногословен, «красноречие» в нем просыпается лишь в разговоре с Лизой, которой он открывает свое истинное лицо.Среди персонажей фамусовской Москвы выделяется своей колоритной речью «член тайного союза» Репетилов. Это пустой, легкомысленный, безалаберный человек, болтун, любитель выпить, завсегдатай Английского клуба.

Речь его — это бесконечные рассказы о себе, о своей семье, о «секретнейшем союзе», сопровождаемые нелепыми клятвами и уничижительными признаниями. Речевая манера героя передана лишь одной фразой: «Шумим, братец, шумим». Чацкий приходит в отчаянье от «вранья» и «вздора» Репетилова.Как отметил А. С.

Орлов, «речь Репетилова очень интересна пестротой своего состава: это смесь салонной болтовни, богемы, кружковщины, театра и просторечия, что было результатом шатания Репетилова по разным слоям общества». Этому персонажу свойственны и просторечие, и выражения высокого стиля.

Стоит отметить и своеобразие речевой манеры графини-бабушки. Как замечает В. А. Филиппов, эта героиня вовсе не косноязычна. Ее «неправильный», нерусский выговор обусловлен национальностью. Старуха Хрюмина — немка, которая так и не овладела русским языком, русским выговором.

От речи всех персонажей отличается речь Чацкого, который в определенной степени является героем-резонером, выражающим в комедии авторские взгляды. Чацкий — представитель «века нынешнего», критикующий все пороки московского общества. Он умен, образован, говорит правильным литературным языком.

Речи его свойствен ораторский пафос, публицистичность, образность и меткость, остроумие, энергичность. Характерно, что даже Фамусов восхищается красноречием Александра Андреевича: «говорит, как пишет».У Чацкого особая манера разговора, отличающаяся от манеры других персонажей. Как отметил А. С.

Орлов, «Чацкий декламирует как бы с эстрады, согласно сатирическому дидактизму автора. Выступления Чацкого принимают форму монологов даже в беседе, или выражаются кратчайшими замечаниями, как бы выстрелами в собеседника».

Нередко в речах этого персонажа звучит ирония, сарказм, пародийные интонации:

Ах! Франция! Нет в мире лучше края! —

Решили две княжны, сестрицы, повторяя

Урок, который ими с детства натвержен.Замечателен в пьесе монолог Чацкого, в котором он со всей горячностью и благородным негодованием обрушивается на общественные порядки, бюрократизм чиновников, взяточничество, крепостничество, косность взглядов современного общества, бездушие общественной морали.

Эта пылкая, свободолюбивая речь ярко характеризует внутренний облик героя, его темперамент, интеллект и эрудицию, мировоззрение. Причем речь Чацкого очень естественна, жизненно правдива, реалистична. Как писал И. А.

Гончаров, «нельзя представить себе, чтоб могла явиться когда-нибудь другая, более естественная, простая, более взятая из жизни речь».

Обратите внимание

Множество высказываний Чацкого стали афоризмами: «И дым отечества нам сладок и приятен», «Свежо предание, а верится с трудом», «Дома новы, но предрассудки стары», «А судьи кто?»Достаточно правильным литературным языком в пьесе говорит и Софья, что свидетельствует о ее хорошем образовании, начитанности, интеллекте.

Как и Фамусов, она склонна к философствованию: «Счастливые часов не наблюдают». Выражения Софьи метки, образны, афористичны: «Не человек, змея», «Герой не моего романа». Однако на речь героини очень повлиял французский язык. Как замечает Н. К. Пиксанов, в речи Софьи «есть целые тирады, реплики, изложенные неясно, тяжелым языком, с нерусским расположением членов предложения, с прямыми синтаксическими неправильностями»:

Но все малейшее в других меня пугает,

Хоть нет великого несчастья от того,

Хоть незнакомый мне, до этого нет дела.Необычайно бойким, живым языком говорит в пьесе Лиза. В нем есть и просторечие, и слова высокого стиля. Высказывания Лизы тоже метки и афористичны:

Минуй нас пуще всех печалей

И барский гнев, и барская любовь.

Комедия «Горе от ума» написана простым, легким и одновременно ярким, образным, сочным и выразительным языком. Каждое слово ее, по замечанию Белинского, дышит «комическою жизнию», поражает «быстротою ума», «оригинальностию оборотов», «поэзиею образцов».

Источник: http://lit-helper.com/p_rechevie_harakteristiki_geroev_komedii_gore_ot_uma_griboedova_a_s

Особенности поэтического языка «Горе от ума» и ее сценическая жизнь

Комедия наполнена фразами и выражениями, которые впоследствии вошли в язык как “крылатые”. Это предсказывал еще А.С. Пушкин в своих критических статьях о «Горе от ума»: он говорил, что минимум половина текста должна превратиться в пословицы и поговорки.

Люди и поныне используют грибоедовские выражения, не задумываясь даже, откуда они взялись. Например, «Счастливые часов не наблюдают», «И дым Отечества нам сладок и приятен», «Служить бы рад прислуживаться тошно!», «Что за комиссия, Создатель, быть взрослой дочери отцом!» все знают эти высказывания, и далеко не все знают их автора.

Это служит доказательством того, что комедия до сих пор не потеряла и никогда не потеряет своей актуальности, ведь в ней описаны вечные проблемы и неизменные человеческие характеры.

Все те образы, которые присутствуют в комедии, живы и сегодня, просто они немного адаптировались под современные реалии.

Грибоедову удалось идеально отразить не только всю подноготную российского общества начала XIX века, но все грани человеческой натуры.

Сценическая жизнь «Горе от ума»

Именно с этим связаны особенности сцен “Горя от ума”. В этой комедии не так важны декорации: они могут меняться, ведь это лишь фон. Главным является подбор актеров и их манера речи. Каждый актер и режиссер представляет себе героев комедии по-своему.

Софью изображают то  нежной влюбленной девушкой, то страдающей героиней, то будущей властной женой мужа-подкаблучника. Лизу – то простой веселой служанкой, то вульгарной крепостной девкой, то особой донельзя рациональной.

Читайте также:  Анализ произведения тургенева касьян с красивой мечи

Больше всего театральных споров вызывает образ Чацкого, главного героя. Кто-то изображает его немного занудным «проповедником на балу» (как назвал его критик Лотман), кто-то страдаюшим и потерянным в обществе интеллектуалом.

Очень важно проследить, чтобы герои в правильной манере произносили текст. Язык комедии «Горе от ума» таков, что его нельзя читать чрезмерно артистично или вычурно чем больше в речи актеров будет естественности, тем лучше для постановки.

Поэтому режиссеры нередко прибегают к всевозможным уловкам. Например, в одной из постановок «Горя от ума» Фамусов произносил свой знаменитый воспитательный монолог («Вот то-то, все вы гордецы…»), играя с молодыми людьми в салочки.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Антитеза как основа построения «Горя от ума»: одиночество Чацкого
Следующая тема:   Комедия Горе от ума в оценке писателей и критиков: «Мильон терзаний»

Источник: http://www.nado5.ru/e-book/yazik-scenicheskaya-zhizn-gore-ot-uma

Особенности характеров и язык комедии “Горе от ума”

Мы про­дол­жа­ем вести раз­го­вор о ко­ме­дии «Горе от ума». Вся­кий раз, когда речь за­хо­дит о языке, воз­ни­ка­ет неко­то­рое ощу­ще­ние скуки.

Дело в том, что те уроки рус­ско­го языка, ко­то­рые про­во­ди­лись в школе в про­шлые годы и про­во­дят­ся сей­час, как пра­ви­ло, на­ве­ва­ют эту самую скуку.

Но нет ни­че­го ве­се­лее, чем язык ко­ме­дии, ко­то­рый по­сто­ян­но даёт ос­но­ва­ние для смеха.

Стили речи как спо­соб ха­рак­те­ри­сти­ки

Важно

Су­ще­ству­ет до­ста­точ­но ясное объ­яс­не­ние того, как вза­и­мо­дей­ству­ют спо­со­бы сло­вес­ных вы­ра­же­ний, ко­то­рые на­зы­ва­ют­ся сти­ли­сти­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми речи. Стиль речи, глав­ным об­ра­зом, опре­де­ля­ет всё то, чего эта речь может до­стичь. Стиль – это спо­соб речи, обу­слов­лен­ный её целью.

С Гри­бо­едо­ва на­чи­на­ет­ся ис­то­рия со­вре­мен­но­го те­ат­ра в Рос­сии. Каж­дый из пер­со­на­жей его ко­ме­дии го­во­рит со­вер­шен­но осо­бым об­ра­зом, а есть пер­со­наж, ко­то­рый во­об­ще мол­чит, мол­чит, пока не за­ста­вят его что-ни­будь ска­зать, имя его Мол­ча­лин.

Каж­дый пер­со­наж ха­рак­те­ри­зу­ет­ся пол­нее всего тем сти­лем, при по­мо­щи ко­то­ро­го он стро­ит свою речь. Ли­зонь­ка, лёг­ки­ми фра­за­ми пор­ха­ю­щая от од­но­го со­бе­сед­ни­ка к дру­го­му. Софья, ко­то­рая стро­ит свою речь, как стра­ни­цу пе­ре­ве­дён­но­го с фран­цуз­ско­го языка ро­ма­на.

Чац­кий, ко­то­рый вспы­хи­ва­ет сво­и­ми ти­ра­да­ми как ора­тор, со­би­ра­ю­щий во­круг себя кру­жок на свет­ском балу. Фа­му­сов, умело со­че­та­ю­щий и свои по­уче­ния, и свои нра­во­уче­ния, и те при­ка­за­ния, ко­то­рые он от­да­ёт своим под­чи­нен­ным. У каж­до­го из них своих ин­ди­ви­ду­аль­ный стиль.

По тому, как рас­кры­ва­ет­ся ха­рак­тер каж­до­го в этих ре­пли­ках, мы можем сле­дить о це­лост­но­сти за­мыс­ла.

Су­ще­ству­ет ле­ген­да, что Гри­бо­едов про­бо­вал чи­тать свою ко­ме­дию пер­вый раз И.А. Кры­ло­ву, ко­то­рый в со­вер­шен­стве вла­дел сво­бод­ной речью, непри­нуж­дён­ной, легко со­че­тая раз­лич­ные ха­рак­те­ры.

Так вот, по этой вер­сии Гри­бо­едов до­го­во­рил­ся с Кры­ло­вым, что тот будет слу­шать столь­ко, сколь­ко за­хо­чет, в тот самый мо­мент, когда ему на­до­ест, он может встать и уйти. У Кры­ло­ва была ре­пу­та­ция гру­бо­го, пря­мо­го ста­ри­ка, ко­то­рый из­бе­гал свет­ских при­ли­чий, фор­маль­но­стей.

Кры­лов не пре­ры­вал чте­ние Гри­бо­едо­ва, а потом обнял его, рас­це­ло­вал и при­знал в нём сво­е­го пре­ем­ни­ка.

 2. Язык комедии

У од­но­го ост­ро­ум­но­го пи­са­те­ля есть очень точ­ное вы­ра­же­ние: «Смех – это раз­об­ла­че­ние чьей-то глу­по­сти». Так вот, ко­ме­дия Гри­бо­едо­ва по­стро­е­на на раз­об­ла­че­нии глу­по­сти. Язык – это глав­ное сред­ство её раз­об­ла­че­ния.

Мы го­во­рим о том смыс­ле, ко­то­рый вы­ра­жа­ет­ся в фор­мах речи. Смысл того, что де­ла­ет Гри­бо­едов, в том, что не изоб­ра­жа­ют­ся ха­рак­те­ры, а непо­сред­ствен­но вы­ра­жа­ют­ся те чув­ства, ко­то­рые несут с собой его сце­ни­че­ские пер­со­на­жи. В них узна­ют себя, своих со­вре­мен­ни­ков, зна­ко­мых и зри­те­ли и ак­тё­ры, и чи­та­те­ли.

Ко­ме­дия Гри­бо­едо­ва пе­ре­пи­сы­ва­лась мно­же­ство раз. Такой спо­соб спо­соб­ство­вал раз­ви­тию ко­ме­дии на про­тя­же­нии её су­ще­ство­ва­ния вплоть до по­ста­нов­ки на сцене в 1833 году, уже после смер­ти Гри­бо­едо­ва. Ко­ме­дия су­ще­ству­ет в уст­ном виде. Имен­но это и пред­став­лял себе А.С.

Совет

Пуш­кин, один из самых вдум­чи­вых слу­ша­те­лей, не чи­та­те­лей. В 1825 году в пись­ме Бе­с­ту­же­ву Пуш­кин пишет так: «Слу­шал Чац­ко­го, но толь­ко один раз и не с тем вни­ма­ни­ем, коего он до­сто­ин. Вот, что мель­ком успел я за­ме­тить».

Всё, что за­ме­ча­ет Пуш­кин, он за­ме­ча­ет на слух, и нам для того, чтобы по­нять и оце­нить, как при по­мо­щи языка лепит ха­рак­те­ры Гри­бо­едов, прин­ци­пи­аль­но важно услы­шать, а не уви­деть этот текст.

Как скуль­птор ру­ка­ми лепит глину, со­зда­вая то, что он хочет по­ка­зать зри­те­лю, так дра­ма­тург при по­мо­щи слов, при по­мо­щи зву­ко­вых об­ра­зов лепит то, что он хочет по­ка­зать. По­это­му, изоб­ра­жая зву­ка­ми своих ге­ро­ев, дра­ма­тург ста­вит перед нами со­вер­шен­но опре­де­лён­ную за­да­чу вос­при­я­тия.

Все дра­ма­тур­ги при­бли­зи­тель­но по од­но­му спо­со­бу со­зда­ва­ли свои дра­ма­тур­ги­че­ские про­из­ве­де­ния. «Дра­ма­ти­че­ско­го пи­са­те­ля долж­но су­дить по за­ко­нам, им самим над собою при­знан­ным» – слова, ко­то­рые Пуш­кин на­пи­сал в том самом пись­ме Бе­с­ту­же­ву, где речь шла о про­слу­ши­ва­нии Чац­ко­го.

Глав­ным ге­ро­ем для Пуш­ки­на яв­ля­ет­ся не Фа­му­сов, а Чац­кий, речь ко­то­ро­го со­дер­жит все те впе­чат­ле­ния, ко­то­рые пла­сти­че­ски хочет вы­ра­зить Гри­бо­едов. Он вы­ра­жа­ет те чув­ства, ко­то­рые раз­де­ля­ют его по­ко­ле­ние.

Ти­ра­ды Чац­ко­го

Из всех речей, ко­то­рые про­из­но­сят со сцены пер­со­на­жи Гри­бо­едо­ва, вы­ра­зи­тель­нее и от­чёт­ли­вее всего зву­чат ти­ра­ды, про­из­не­сён­ные Чац­ким. Неда­ром Пуш­кин го­во­рил, что «слу­шал Чац­ко­го». Фа­му­сов всеми сво­и­ми ре­ча­ми вы­стра­и­ва­ет трак­тат па­де­ния нра­вов со­вре­мен­ной тому вре­ме­ни Рос­сии.

Всё, что в ответ ему про­из­но­сит Чац­кий, это от­вет­ное слово о смене нра­вов, о необ­хо­ди­мо­сти пе­ре­смот­реть те по­ли­ти­че­ские, го­су­дар­ствен­ные убеж­де­ния, ко­то­рым ру­ко­вод­ство­ва­лись люди века ми­нув­ше­го.

В сущ­но­сти, спор отцов и детей, ко­то­рый потом про­дол­жит­ся во всей рус­ской ли­те­ра­ту­ре, в самом на­ча­ле до­сти­га­ет вы­со­ко­го на­пря­же­ния и пре­дель­ной остро­ты.

Обратите внимание

В ответ на мо­но­лог Фа­му­со­ва о дя­дюш­ке Мак­си­ме Пет­ро­ви­че, Чац­кий про­из­но­сит то, что несёт в себе глав­ное смыс­ло­вое от­ли­чие, про­ти­во­по­став­ле­ние того, что есть глав­ная идея века ны­неш­не­го и идея века ми­нув­ше­го. Всё, что он го­во­рит, это умно. Но нам важно не то, что он го­во­рит, а как. Тот жар, ко­то­рым из­ла­га­ет­ся вся эта по­сле­до­ва­тель­ность мыс­лей, пред­став­ля­ет­ся со­вер­шен­но осо­бый ин­те­рес.

«..И точно, начал свет глу­петь,

Ска­зать вы мо­же­те вздох­нув­ши;

Как по­срав­нить да по­смот­реть

Век ны­неш­ний и век ми­нув­ший:

Свежо пре­да­ние, а ве­рит­ся с тру­дом,

Как тот и сла­вил­ся, чья чаще гну­лась шея;

Как не в войне, а в мире брали лбом,

Сту­ча­ли об пол не жалея!

Кому нужда: тем спесь, лежи они в пыли,

А тем, кто выше, лесть, как кру­же­во, плели.

Пря­мой был век по­кор­но­сти и стра­ха,

Все под ли­чи­ною усер­дия к царю.

Я не об дя­дюш­ке об вашем го­во­рю;

Его не воз­му­тим мы праха:

Но между тем кого охота за­бе­рет,

Хоть в ра­бо­леп­стве самом пыл­ком,

Те­перь, чтобы сме­шить народ,

От­важ­но жерт­во­вать за­тыл­ком?..»

В том, как Чац­кий стро­ит пе­ри­о­ды в своей речи, видны чёт­кие следы ри­то­ри­ки той самой науки, ко­то­рую Гри­бо­едов про­хо­дил в уни­вер­си­тет­ском бла­го­род­ном пан­си­оне.

Это ри­то­ри­че­ские пе­ри­о­ды, вы­стро­е­ны в точ­ном со­от­вет­ствии с ка­но­на­ми ан­тич­ной ри­то­ри­ки. Чац­кий го­во­рит как го­су­дар­ствен­ный де­я­тель, в от­ли­чие от Фа­му­со­ва, ко­то­рый мыс­лит себя как че­ло­век слу­жи­вый.

«Слу­жить бы рад, при­слу­жи­вать­ся – тошно», го­во­рит Чац­кий.

И вот как за­вер­ша­ет Чац­кий свой мо­но­лог:

 «…Хоть есть охот­ни­ки по­под­ли­чать везде,

Да нынче смех стра­шит и дер­жит стыд в узде;

Неда­ром жа­лу­ют их скупо го­су­да­ри…»

Упо­ми­ная смех и стыд, Чац­кий во­об­ще пе­ре­во­дит спор с Фа­му­со­вым в дру­гую плос­кость. Смех оста­нав­ли­ва­ет че­ло­ве­ка перед со­вер­ше­ни­ем ка­ко­го-ни­будь по­ступ­ка, это смех, ко­то­рый мы те­перь на­зы­ва­ем об­ще­ствен­ным мне­ни­ем. Для Фа­му­со­ва та­ко­го по­ня­тия во­об­ще не су­ще­ству­ет.

Да, есть мне­ние кня­ги­ни Марьи Алек­се­ев­ны, ко­то­рая может по­вли­ять на его ре­пу­та­цию, но по­ня­тия «об­ще­ствен­ное мне­ние» у Фа­му­со­ва нет. А вот Чац­кий ру­ко­вод­ству­ет­ся имен­но таким пред­став­ле­ни­ем, он счи­та­ет, что мне­ние об­ще­ства важ­нее мне­ния от­дель­ных лиц. Также по­ня­тие стыда, ко­то­ро­го нет у Фа­му­со­ва, а для Чац­ко­го оно яв­ля­ет­ся опре­де­ля­ю­щим.

В речи пер­со­на­жей по­лу­ча­ют­ся со­вер­шен­но раз­ные уров­ни со­зна­ния.

3. Язык в нашей повседневной жизни

Устрой­ство этого языка тре­бу­ет осо­бых по­яс­не­ний. Дело в том, что в нашей по­все­днев­ной речи мы поль­зу­ем­ся язы­ком, ко­то­рый опре­де­ля­ет­ся си­ту­а­ци­ей.

Ино­гда мы го­во­рим офи­ци­аль­ным, стро­гим язы­ком, но в боль­шин­стве слу­ча­ев мы го­во­рим бы­то­вым язы­ком. Бы­то­вой язык не носит опре­де­лён­ных пра­вил, мы можем не до­го­ва­ри­вать пред­ло­же­ния, слова.

Мы можем про­сто остав­лять на­мё­ки, не рас­кры­вая свою мысль, хотя она будет ясна. Такой язык схож с язы­ком же­стов. Слова можно за­ме­нить же­ста­ми или ми­ми­кой.

Важно

Этот живой, непо­сред­ствен­ный бы­то­вой язык, со­вер­шен­но недо­пу­сти­мый в кни­гах, яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым для сце­ни­че­ской речи.

Для того, чтобы со­ста­вить пред­став­ле­ние о че­ло­ве­ке на сцене, нужно ко­рот­ки­ми штри­ха­ми, от­дель­ны­ми сло­ва­ми пе­ре­дать ощу­ще­ние от об­ще­ния с этим че­ло­ве­ком. Мы слов­но бы об­ща­ем­ся с теми пер­со­на­жа­ми, ко­то­рых вы­во­дит Гри­бо­едов на сцену.

Со­блю­ден прин­цип един­ства места: всё дей­ствие про­ис­хо­дит в одно и то же время на сцене, ко­то­рая оформ­ле­на как по­ме­ще­ние в доме Фа­му­со­вых и очень ор­га­нич­но свя­за­на с до­маш­ним те­ат­ром, где долж­на быть пред­став­ле­на ко­ме­дия Гри­бо­едо­ва.

Со­блю­ден прин­цип един­ства дей­ствия: всё, что про­ис­хо­дит в ко­ме­дии Гри­бо­едо­ва, про­ис­хо­дит нераз­рыв­но, одним кус­ком – здесь и сей­час. Дом Фа­му­со­ва ста­но­вит­ся неким по­до­би­ем того дома, в ко­то­ром рас­по­ло­жен тот до­маш­ний театр.

Един­ство вре­ме­ни, един­ство места, един­ство дей­ствия – три фор­маль­ных прин­ци­па клас­си­ци­сти­че­ской драмы для Гри­бо­едо­ва ока­зы­ва­ют­ся со­вер­шен­но дру­го­го рода при­ё­мом.

Это приём, ко­то­рый обес­пе­чи­ва­ет непо­сред­ствен­ное, есте­ствен­ное вос­при­я­тие всего того, что про­ис­хо­дит на сцене и в зри­тель­ном зале тоже.

Сцена и зри­тель­ный зал пред­став­ля­ют собой нечто общее, и фразы, зву­ча­щие со сцены, вос­при­ни­ма­ют­ся как непо­сред­ствен­ный раз­го­вор со зри­тель­ным залом. По­это­му воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние неко­е­го на­тя­ну­то­го ка­на­та.

В раз­го­во­ре двух че­ло­век воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что они по­ни­ма­ют друг друга с по­лу­сло­ва, с по­лу­взгля­да, ино­гда по­ни­ма­ют друг друга во­об­ще без слов. Также и мы по­ни­ма­ем их без слов. Те слова, ко­то­рые при этом зву­чат, слу­жат толь­ко для под­дер­жа­ния этого эмо­ци­о­наль­но­го на­пря­же­ния.

Совет

Рас­смот­рим первую сцену ко­ме­дии. Ли­зонь­ка сидит в го­сти­ной, охра­ня­ет покой Софьи и Мол­ча­ли­на, и вдруг неожи­дан­но вхо­дит барин Фа­му­сов…

То, как они пе­ре­бра­сы­ва­ют­ся в этой си­ту­а­ции фра­за­ми, вы­ра­жая те самые чув­ства, про ко­то­рые нель­зя никак ска­зать, ил­лю­стри­ру­ют наш тезис.

Вошёл барин, Ли­зонь­ка ис­пу­га­лась, сей­час барин узна­ет, что Софья в спальне на­хо­дит­ся с муж­чи­ной, и этот муж­чи­на – Мол­ча­лин, ко­то­ро­му со­всем не место в спальне ба­рыш­ни. Так вот этот испуг никак нель­зя рас­ска­зать, его можно толь­ко по­ка­зать. Вот как это про­ис­хо­дит:

Лиза

Ах! барин!

Фа­му­сов

Барин, да.

Ведь экая ша­лу­нья ты, дев­чон­ка.

Не мог при­ду­мать я, что это за беда!

Читайте также:  Анализ произведения калина красная шукшина

То флей­та слы­шит­ся, то будто фор­то­пья­но;

Для Софьи слиш­ком было б рано??

Лиза

Нет, су­дарь, я… лишь невзна­чай…

Фа­му­сов

Вот то-то невзна­чай, за вами при­ме­чай;

Так, верно, с умыс­лом.

Ой! зелье, ба­лов­ни­ца.

И тут Фа­му­сов жмёт­ся к Лизе.

По­нят­но, что слова при этом – те ре­че­вые сред­ства, пла­сти­че­ские сред­ства вы­ра­же­ния, ока­зы­ва­ют­ся в неко­ем про­ти­во­ре­чии с теми смыс­ла­ми, ко­то­рые при этом воз­ни­ка­ют.

Так вот для нас с вами важно не то, что го­во­рят в ко­ме­дии, а то, как го­во­рят пер­со­на­жи. И это имеет ре­ша­ю­щее зна­че­ние для вос­при­я­тия лю­бо­го дра­ма­ти­че­ско­го про­из­ве­де­ния.

В том, что го­во­рит каж­дый из пер­со­на­жей, можно найти и при­зна­ки ума, и при­зна­ки глу­по­сти, и при­зна­ки того ве­ли­ко­го безу­мия, ко­то­рое от­ли­ча­ет муд­ре­цов. Но каж­дый раз эти слова об­ре­та­ют ис­тин­ный смысл и зна­че­ния толь­ко тогда, когда они зву­чат вме­сте с ин­то­на­ци­ей, рит­мом речи, вме­сте с тем смыс­лом, ко­то­рый вкла­ды­ва­ет в него актёр.

Пуш­кин в уже из­вест­ном нам пись­ме Бе­с­ту­же­ву го­во­рит, что Чац­кий – это «пыл­кий, бла­го­род­ный и доб­рый малый, про­вед­ший несколь­ко вре­ме­ни с очень умным че­ло­ве­ком». По­это­му он го­во­рит очень умные вещи, но кому он го­во­рит? Го­во­рит он это ду­ра­кам.

«Стоит ли ме­тать бисер перед Ре­пе­ти­ло­вым?» – пишет Пуш­кин и про­сит пе­ре­дать это пись­мо Гри­бо­едо­ву. Со­вер­шен­но оче­вид­но, что Чац­кий – это не рупор ав­тор­ской идее, ко­то­ро­го мы при­вык­ли встре­чать на сцене в клас­си­че­ской драме. Это со­вер­шен­но са­мо­сто­я­тель­ный пер­со­наж.

А автор, Гри­бо­едов – эпи­че­ских ка­честв че­ло­век, ко­то­рый на­пи­тал его мыс­ля­ми. Точно также можно го­во­рить о каж­дом пер­со­на­же ко­ме­дии, умён он или глуп, зол он или добр, за­ви­сит от того, как это сде­ла­ет актёр. Позже это за­ви­се­ло от ре­жис­сё­ра, ко­то­рый дик­то­вал свою волю ак­тё­рам.

А как это будет вос­при­ни­мать чи­та­тель, зри­тель, слу­ша­тель за­ви­сит уже от него.

 4. Разговор актёров со зрительным залом

Язык зри­те­ля и язык ак­тё­ра в зале долж­ны сов­пасть – это очень важ­ное усло­вие. Ре­пли­ка, ко­то­рая зву­чит со сцены, долж­на вос­при­ни­мать­ся в зале, как живая, как об­ра­ще­ние к залу.

Всё, что го­во­рят пер­со­на­жи со сцены, они об­ра­ща­ют не столь­ко друг к другу, сколь­ко к зри­тель­но­му залу.

Это со­вер­шен­но осо­бый приём, приём того яр­ма­роч­но­го ба­ла­ган­но­го на­род­но­го те­ат­ра, из ко­то­ро­го вырос и ев­ро­пей­ский театр, ко­то­ро­му вско­ре под­ра­жа­ли рус­ские клас­си­ци­сты, и свой соб­ствен­ный рус­ский театр.

Обратите внимание

Но театр Гри­бо­едо­ва ори­ен­ти­ру­ет­ся не на Шекс­пи­ра, Мо­лье­ра, Шил­ле­ра, глав­ным об­ра­зом, он ори­ен­ти­ру­ет­ся на ту самую на­род­ную пе­ре­бран­ку пе­ре­бра­сы­ва­ния сло­ва­ми, ко­то­рая су­ще­ству­ет в яр­ма­роч­ном ба­ла­гане.

Пер­со­на­жи пе­ре­бра­сы­ва­ют­ся сло­ва­ми, как жон­глё­ры пе­ре­бра­сы­ва­ют­ся на арене раз­ны­ми пред­ме­та­ми. В этом смыс­ле Гри­бо­едов за­ло­жил ос­но­вы, по-ви­ди­мо­му, того те­ат­ра, ко­то­рый ещё не рож­дал­ся в то время в Ев­ро­пе. Театр, ко­то­ро­му пред­сто­ит по­явить­ся в XX веке и ко­то­рый ока­жет­ся в оче­ред­ном кри­зи­се в XXI веке. Но эта тема уже сле­ду­ю­щих наших уро­ков.

Вопросы к конспектам

1. Рас­ска­жи­те об осо­бен­но­стях ко­ме­дии «Горе от ума»2. По­че­му для Пуш­ки­на глав­ным ге­ро­ем ко­ме­дии яв­ля­ет­ся Чац­кий?3. Язык зри­те­ля и язык ак­тё­ра, в чём их осо­бен­ность?

Источник: https://100ballov.kz/mod/page/view.php?id=3465

Язык комедии Грибоедова «Горе от ума»

Язык комедии Грибоедова «Горе от ума» стал в свое время темой бурного обсуждения критиков и предметом их восхищения. Произведение, изданное в 1824 году, выглядело свежо и ново на фоне других.

Литературоведы сразу же оценили его высоко.

Сегодняшние критики называют автора «Горе от ума» одним из создателей русского литературного языка и ставят Грибоедова в этом отношении рядом с Александром Сергеевичем Пушкиным и Иваном Андреевичем Крыловом.

Анализируя язык комедии Грибоедова «Горе от ума», сочинение свое я хочу начать с того, что этому произведению мы обязаны многими фразами, ставшими «крылатыми». Например, «Счастливые часов не наблюдают».

Многие крылатые фразы прочно вошли в разговорный обиход. Люди произносят их, даже не зная, что выражения эти – из бессмертного произведения классика.

Если прочесть другие произведения этого жанра начала 19 века, на фоне них сразу бросается в глаза живость речи героев Грибоедова. Язык произведения далек от слащавости и обезличенности, что было свойственно практически всем модным комедиям тех времен. При этом в нем нет ни тени тяжеловесности, книжности, присущей религиозным произведениям, созданным современниками Грибоедова.

Драматург, стремившийся к реализму, но не признававший натурализма, свои принципы подкрепил делом. Он создал по-настоящему живых героев, которые возникают в воображении читателя с первых же минут знакомства. Язык персонажей играет в этом решающую роль. Без него создать столь колоритные образы было бы невозможно.

Когда «слышишь» речь Скалозуба, нашпигованную военными терминами, сразу понимаешь, что перед нами – самодур, стремящийся командовать всеми и вся, ни с кем не церемонящийся. То же самое касается и образов других героев. Молчалин говорит мало, вкрадчиво. В его речи много слов, выражающих почтение, заискивание.

Читателю ясно, что этот человек готов пресмыкаться ради своих корыстных целей. Для него нет таких понятий как «честь», «достоинство». Он «присасывается» к сильным мира сего, чтобы урвать от чужого величия и себе кусок. Совсем иное дело – Чацкий. Его речь проста и понятна. Говорит герой открыто, прямо. Не использует модных иностранных словечек, вполне довольствуясь богатством родного языка.

Сразу видно, что это человек передовой, честный, любящий свою Родину. Он вызывает уважение, в отличие от представителей «элитного» сословия, общающихся в своих шикарных дворцах на смеси французского и русского, часто даже не знающих, что означают произносимые ими слова.

Важно

Особенности языка комедии Грибоедова «Горе от ума» не только в том, что здесь широко представлена живая разговорная речь, как нельзя лучше характеризующая своих носителей, но и в использовании одностопного и других форм ямба наряду с традиционным шестистопным.

Это придает произведению дополнительную оригинальность, способствует более легкому восприятию. Читателю кажется, что он «поглощает» прозаический текст. На этом также акцентируют внимание критики, утверждая, что Грибоедов стал переходным звеном между поэзией и прозой в русской драматургии.

Язык в произведении «Горе от ума» – важнейшая составляющая. Без него создать столь колоритные образы, выразить идею и достучаться не только до разума читателя, но и до его сердца, было бы невозможно.

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/yazyk-komedii-griboedova-gore-ot-uma.html

Язык и стиль комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Комедия «Горе от ума» была закончена Грибоедовым  в 1824 году (за год до восстания декабристов). Сразу же запрещенная цензурой, комедия при жизни автора ни разу не появлялась ни в печати, ни на сцене. Но популярность «Горя от ума» была огромна: рукопись комедии переписывалась от руки, и списки расходились по России.

Когда были разрешены первые театральные постановки комедии по сокращенным цензурой спискам, зрители уже настолько хорошо знали оригинальный (несокращенный) текст пьесы, что поправляли актеров и упрекали их за «искаженные» реплики, за то, что они «коверкали» стихи. Уже тогда афористичная, красочная, яркая речь комедии была знакома многим представителям дворянской интеллигенция.

Автор вложил в комедию всю силу своего поэтического таланта, создав пьесу, наполненную глубоким содержанием, но необыкновенно легкую для прочтения, запоминания и восприятия зрителем.

Этим своим свойством комедия обязана остроумному и живому грибоедовскому языку. В пьесе нашла отражение эпоха, наступившая после Отечественной войны 1812 г. Грибоедов изображает московское дворянство этого периода.

И язык, и стиль пьесы отражают именно эту эпоху и это общество.

Особенности языка комедии связаны, во-первых, с новаторством метода и жанра комедии. Вспомним, что комедия в эпоху классицизма считалась низким жанром, в котором допускался сниженный до грубости разговорный язык.

Грибоедов частично сохраняет а частично нарушает эту традицию: пьеса действительно написала иным разговорным языком, но тем не менее грамотным и литературным, гармонично укладывающимся в стихотворную форму; язык не снижается до грубости и максимально приближается к литературной разговорной речи.

Язык пьесы по возможности освобожден от заимствованных иностранных слов, а также от архаизмов, церковнославянизмов, свойственных книжной речи прошедшего столетия, что заметно «облегчает» его, делает доступным и легким для восприятия.

Совет

Грибоедов перенял у Крылова опыт использования разговорной речи в поэзии. Комедия написана шестистопным ямбом, который часто перемежается строками меньшей длины, за счет чего стих теряет тяжеловесностъ и однообразность.

Грибоедов сумел в стихотворной форме передать реальный живой русский язык, которым говорило образованное общество в эпоху написания комедии.

Для передачи языка московского дворянства автор также использует словечки и термины того времени, своеобразный дворянский жаргон: «Берем учителей, и в дом, и по билетам», «вельможа в случае», «тупеем не кивнут», «аглицкий», «фармазон» (искаженное «франк-массон»), «карбонарии».

В пьесе каждый персонаж говорит своим языком, у каждого своя речевая характеристика. Основной конфликт пьесы – конфликт между передовой личностью – Чацким – и обществом, типичным представителем которого является Фамусов, Конфликт находит отражение и в речи героев.

Речь Чацкого несколько книжная («говорит как пишет»), что свидетельствует о его большой начитанности и образованности, но непрочном положении его идей в этом приземленном обществе. В синтаксическом плане речь Чацкого сложнее речи других персонажей.

Ей присущи черты публицистического стиля, особенно в его обличительных монологах, написанных как гневные сатиры.

Он использует много восклицаний и риторических вопросов, это объясняется еще и тем, что герой молод и влюблен, речь его пылкая и страстная:

Речи Чацкого больше всех свойственна афористичность и остроумие:

В отличие от Чацкого, Фамусов говорит простым языком, но степенно, с чувсвом собственного превосходства и права поучать других. В его речи чувствуется хозяин, хозяин дома, где происходит действие, и главное, хозяин в московском дворянском обществе, этакий стареющий лен, царь.

Речь Скалозуба насыщена военной терминологией:

а также несколько неграмотна («мне совестно как честный офицер»), что свидетельствует об ограниченности его интеллекта и кругозора. Даже от его шуток несет военщиной: «Дистанция огромного размера», «Мы с нею вместе не служили».

Молчалин (что соответствует его фамилии и характеру) говорит очень мало и всегда заискивающе, прибавляя в конце слов «-с»: «Я-с… С бумагами-с…», — использует деловой, канцелярский стиль речи:

Репетилов смешивает разговорный стиль с деловым, канцелярским, что создает комический эффект; неуместно употребляет слова, значение которых плохо понимает: «зови меня вандалом», «радикальные потребны тут лекарства».

Обратите внимание

В речи женских персонажей много галлицизмов, иностранных слов, которых вообще в комедия очень мало. Речь княжон и графини-внучки на балу представляет собой настоящую «смесь французского с нижегородским:

Исключение составляет только Хлестова, типичная московская барыня, ее речь состоит только из русских слов.

Софья говорит правильным литературным языком, в ее речи чувствуется влияние сентиментальных романов:

Читайте также:  Характеристика и образ старушки в рассказе старый гений лескова сочинение

В речи Лизы заметно влияние стиля речи барышни, что характерно для субретки классицистической комедии:

В ее речи заметна также лексика, характерная для прислуги (обращение во множественном числе, «-с»):

Речь Лизы также афористична, так как она — второй резонер и дает меткие характеристики персонажам.

Хотя афоризмы больше всего свойственны речи Чацкого и Лизы, они встречаются в речи почти всех персонажей и относятся скорее к авторскому стилю, чем к стилю персонажа, здесь сам Грибоедов говорит устами героев:

«Блажен, кто верует тепло ему на свете!» (Чацкий), «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!» (Фамусов), «Счастливые часов не наблюдают» (Софья), «Ах! Злые языки страшнее пистолета» (Молчалин), «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь» (Лиза),

Афористичность и «эпиграмматическая соль» (И. А. Гончаров) являются самым замечательным, на мой взгляд, качеством стиля и языка комедии. Благодаря ей язык пьесы сам в себе несет сатиру и живую мораль.

Важно

Еще не читав комедии, мы с детства узнаем эти строки, прочно вошедшие в наш язык в качестве пословиц, как и предсказывал А.С. Пушкин: «Служитъ бы рад, прислуживаться тошно», «Свежо предание, а верится с трудом», «Ба! знакомые все лица!» и множество других.

Автор играет языком, вертит его так и эдак, пользуется речевыми средствами для создания комического эффекта; например, такие две фразы: «Мой муж прелестный муж…» и «Ваш шпиц — прелестный шпиц…

» с одной стороны, смешат нас, а с другой — подчеркивают отношение Натальи Дмитриевны к своему мужу как и всех московских жен к своим мужьям.

Легкий, разговорный, остроумный язык Грибоедова подготавливал переход русской драматургии к прозаическому и реалистическому языку. Уже через 10 лет после «Горя от ума» появился «Ревизор» Гоголя, и русская прозаическая комедия утвердилась на сцене.

Пьеса «Горя от ума», созданная на стыке разных направлений, объединившая в себе черты классицизма, романтизма и реализма, вобравшая в себя все богатство разговорного русского языка, является, же сути, уникальным произведением и по праву занимает достойное место и история русской литературы.

Источник: http://www.bolshoy-beysug.ru/sochineniya/griboedov/364-yazykistilkomedii.html

Особенности языка комедии “Горе от ума” Грибоедова: художественные особенности, стиль произведения

Фамусов и Петрушка.
Художник Н. Кузьмин

Пьеса “Горе от ума” является выдающимся произведением русской классической драмы. В этой статье представлен анализ особенностей языка комедии “Горе от ума” Грибоедова: художественные особенности произведения.

Смотрите: 
Краткое содержание комедии
– Все материалы по комедии “Горе от ума”
С. Бураковский о языке пьесы “Горе от ума”:

“Литературное значение комедии Грибоедова выражается еще в ее языке и стихе.

До Грибоедова язык в русских комедиях отличался искусственностью, притом в него входило много галлицизмов, что мы видим, например, в комедии Фонвизина “Недоросль”. Язык Грибоедова, напротив, очень прост, полон замечательного остроумия и вполне соответствует каждой отдельной личности, выведенной в комедии.

Меткость и выразительность языка комедии настолько велики, что многие ее стихи и фразы сделались как бы общим достояние в литературе и жизни и обратились в пословицы… Это настоящий разговорный язык, которым из прежних наших писателей владел искусно один только Пушкин.”

(С. Бураковский, “«Горе от ума» А. С. Грибоедова. Разбор комедии для учащихся”, 1891 г.)
Н. К. Пиксанов об особенностях языка пьесы “Горе от ума”:“Выработка литературного языка была огромной проблемой для писателей декабристской эпохи. Грибоедов внес сюда большой вклад. Взамен прежней книжности в комедию врывается поток живой разговорной речи.

Речь персонажей мастерски индивидуализирована: у Скалозуба она складывается из отрывочных слов и коротких фраз, пересыпана грубыми военными словечками; Молчалин немногословен и выбирает жеманные обороты; замечательно выдержана речь Хлёстовой — большой московской барыни, умной и бывалой, но примитивной по культуре, матери-командирши в богатых барских гостиных, близкой, однако, по хозяйственным отношениям к деревне. …у Лизы немало элементов живого просторечия.

Фамусовская Москва у Грибоедова говорит бытовым языком, московским наречием. В одной стихии здесь сливаются люди разных поколений, и порой бывает трудно отличить речь барыни от речи горничной.

Речь изобилует реалиями, проста, образна, как бы материальна, повседневна.

Речи Чацкого и Софьи должны были разрешать иные задачи, выразить сложную гамму чувств, чуждых остальным персонажам: любовь, ревность, душевную боль, гражданскую скорбь, негодование, иронию, сарказм. 

В языке Софьи явственно проступают элементы психологические, этические («упреков, жалоб, слез моих не смейте ожидать, не стоите вы их», «себя я, стен стыжусь» и т. п.).  

… самой существенной особенностью речей Чацкого является социально-политическая идейность и патетика. В речах Чацкого — особый словарь («чужевластье», «слабодушие», «уничиженье»), свой строй эпитетов («разгневанный», «подлейший», «алчущий», «рабский», «величавый»), свой синтаксис — с развитыми формами предложения, простого и сложного…. 

Художник стремится выделить этих двух героев не только в образности или идейности, но и по языку, отличному от бытовой речи других персонажей, — языку, богатому инверсиями, градациями, антитезами, патетикой. В то же время язык Чацкого и Софьи обработан драматургом тоже реалистически.

Это было нелегко, здесь автора подстерегали опасности впасть в книжность (и отголоски этой книжности кое-где в тексте чувствуются).

Лирический стиль давался труднее бытового. Тем не менее и здесь огромны достижения простоты, правдивости в словесном выражении сложной психологии героев.

 

Заслугой Грибоедова было воссоздание речи дворянской интеллигенции декабристской поры. 

Как и в речах Софьи, Фамусова и Хлёстовой, у Чацкого найдутся слова и речения из простонародной и живой дворянской — московской — речи («окроме», «пуще», «ни на волос», «не вспомнюсь» и др.). Но ошибочно было бы включать речь Чацкого в огульную характеристику языка московского фамусовского общества.

 В декабристской патриотической лексике широкое распространение получили слова «отечество», «вольность», «свобода», «народ», слово «раб» — в значении политически угнетенного или развращенного человека — и производные от них. Все эти слова принадлежат к самым активным элементам лексики и в речах Чацкого.

Совет

Крупнейшей стилистической особенностью «Горя от ума» является его стиховая форма. Это как бы музыкальная драма со своим неизбежным ритмом, не допускающим произвольных остановок и пауз. Огромно значение «Горя от ума» в обновлении стихотворного языка, в культуре комедийного диалога, в обогащении литературной речи живым просторечием.” (“А. С. Грибоедов.

«Горе от ума»” под ред. Н. К. Пиксанова, серия “Литературные Памятник”, изд-во «Наука», М. 1969 г.)


Д. Благой о языке пьесы “Горе от ума”:

“Полным откровением явилось «Горе от ума» в отношении языка. около 87% словаря «Горя от ума» составляют чисто русские слова, среди которых имеется большое количество идиотизмов, элементов народного языка, живой речи.

Наоборот, недоброжелатели «Горя от ума»… именно на языке и стихе комедии сосредоточивали свои главные нападки. Так один из них усматривал в комедии «сряду тысячу дурных стихов», язык пьесы называл «наречием, которого не признает ни одна грамматика», и так далее.

Своей формой, в особенности языком, так же как своим широким социально-общественным содержанием «Горе от ума» произвело переворот в русской драматургии.

Влияние комедии вышло далеко за литературные пределы: огромное количество стихов «Горя от ума», по оправдавшемуся предсказанию Пушкина, «вошло в пословицу», большинство персонажей приобрело значение нарицательных имен.”

(Д. Благой, статья “Грибоедов” в “Литературной энциклопедии в 11 томах”, том 2, 1929 г.)


Г. О. Винокур об особенностях языка в “Горе от ума”: “В тексте «Горя от ума» … давно уже с полным правом видят один из важнейших источников для истории живого московского говора, как он сказывался в обиходе московского барского круга в начале XIX века. …«Горе от ума» … замечательный памятник истории русского литературного языка… . Наконец, «Горе от ума» есть также общепризнанный высокий образец русской художественной речи, одно из наиболее замечательных достижений русского языкового мастерства. …очевидно, что протяженность отдельных реплик, и даже отдельных систем реплик, мотивирована в “Горе от ума” характером персонажей, а также и ходом самого действия.

Не удивительно, что самые длительные реплики принадлежат в комедии Чацкому и что персонаж, реплики которого ни разу не превышают двух слогов, это Тугоуховский. С последним соперничает лишь лакей Чацкого, единственная реплика которого заключается в обрываемом на втором слоге слове “Каре..” (то есть, очевидно: “Карета Чацкого”).

Каждое из главных действующих лиц драмы естественно должно, хотя бы только в отдельных случаях, выказать свой характер в более или менее пространной реплике. … длиннее всех говорят Чацкий и Фамусов, основные антагонисты всего действия, короче всех из числа шестерых [главных героев] – Молчалин и Скалозуб…

Пространные монологи-проповеди Чацкого не только характеризуют его как пылкого оратора – моралиста и сатирика, но, сверх того, естественно проистекают из функции этого персонажа, как выразителя авторской точки зрения.

Подобные же пространные реплики Фамусова мотивированы не только его театральной маской болтуна и сплетника, но также и тем, что он излагает антагонистический автору образ мыслей… …

центральное пространство второго акта занято двукратной полемикой Фамусова и Чацкого, причем в первом случае их монологи непосредственно сменяются один другим, а во втором следуют на очень близком расстоянии. Более случаен, но все же должен быть отмечен и тот факт, что вторые монологи в точности совпадают по протяженности, занимая по 57 стихов.

Обратите внимание

C другой стороны, немногословность речей Молчалина и Скалозуба также вполне соответствует сценическим характерам этих персонажей. …Молчалин в этом смысле наиболее прозрачен.

В самом деле, есть сцены, в течение которых он вообще не произносит ни слова , а в подавляющем большинстве остальных реплики его обычно представляют неполный стих, затем один или полтора стиха, в редких случаях достигают трех стихов, один раз – шести стихов (в беседе с Чацким…) и только дважды … вырастают в небольшие монологи.

Краткость реплик Скалозуба всецело гармонирует с грубоватой отрывистостью его речи и входит как существенная подробность в его сценическую маску.

Что касается второстепенных персонажей, то краткость их не нуждается в толковании, точно так же, как пространность реплик Репетилова, очевидно, формирует весь его сценический облик.<\p>…в “Горе от ума” нет обмена длинными репликами и монологами, хотя в комедийной традиции, как русской, так и французской, это встречается…” (Г. О. Винокур, “«Горе от ума» как памятник русской художественной речи”, “Избранные работы по русскому языку”, М., 1959 г.) *** Это был анализ особенностей языка комедии “Горе от ума” Грибоедова: художественные особенности произведения.

Смотрите: Все материалы по комедии “Горе от ума”

Источник: http://www.literaturus.ru/2016/07/osobennosti-jazyka-gore-ot-uma-griboedov.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector